Актуально на:
26 марта 2019 г.

Решение Верховного суда: Определение N 5-АПУ17-44СП от 03.08.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

дело№5-АПУ17-44СП

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 3 августа 2017 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Земскова Е.Ю.,

судей ЗателепинаОК., Шмотиковой С.А.

при секретаре Табашовой О.Е.

рассмотрела в судебном заседании дело по апелляционным жалобам осужденных Бахтина А.Р., Ожиганова О.В., адвокатов Ларина Д.А Краснова ВВ., Калыгиной Н.А., Пичугина В.Г., Гамазова АО. на приговор Московского городского суда с участием присяжных заседателей от 26 декабря 2016 г., по которому

Бахтин А Р,

несудимый,

осужден по ст. 33 ч. 3, ст. 30 ч. 3, ст. 126 ч. 2 п. «а» УК РФ к лишению свободы на 8 лет и 6 месяцев в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы сроком на 2 года;

Ожиганов О В

несудимый

осужден по ст. 30 ч. 3, ст. 126 ч. 2 п.п. «а,з» УК РФ к лишению свободы на 5 лет и 6 месяцев в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы сроком на 1 год и 6 месяцев;

Овчинников Н В,

несудимый,

- осужден по ст. 30 ч. 3, ст. 126 ч. 2 п.п. «а», «в», «з» УК РФ к лишению свободы на 5 лет и 6 месяцев с ограничением свободы сроком на 1 год и 6 месяцев;

- по ст. 105 ч. 2 п. «в» УК РФ к лишению свободы на 17 лет с ограничением свободы сроком на 1 год и 6 месяцев.

На основании ст. 69 ч.ч. 3,4 УК РФ, по совокупности указанных преступлений, окончательно назначено Овчинникову наказание в виде лишения свободы сроком на 19 лет в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы сроком на 2 года.

Чаниев Б Г

несудимый,

оправдан по обвинению в совершении преступления предусмотренного ст. 105 ч. 2 п.п. «в», «ж» УК РФ на основании пп. 2 и 4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, с признанием за ним права на реабилитацию;

осужден по ст. 30 ч. 3, ст. 126 ч. 2 п.п. «а,з» УК РФ, по которой назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 5 лет и 6 месяцев в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы сроком на 2 года;

при назначении наказания в виде ограничения свободы судом установлены ограничения из числа предусмотренных ст. 53 УК РФ указанные в приговоре.

Заслушав доклад судьи Земскова Е.Ю., выступление осужденных Бахтина А.Р., Ожиганова О.В., Овчинникова Н.В., Чаниева Б.Г., адвокатов Шаповаловой Н.Ю., Пичугина В.Г., Ларина Д.А., Краснова ВВ., Гамазова АО., поддержавших доводы, изложенные в апелляционных жалобах, мнение представителя Генеральной прокуратуры РФ Самойлова И В . и представителя потерпевшей адвоката Мкртычяна Г.Л. об отсутствии оснований для изменения приговора, Судебная коллегия

установила:

в соответствии с вердиктом присяжных заседателей признаны виновными:

Бахтин АР. в организации покушения на похищение человека совершенное группой лиц по предварительному сговору, при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от него обстоятельствам;

Ожиганов О.В. в покушении на похищение человека, совершенное группой лиц по предварительному сговору, из корыстных побуждений, при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от него обстоятельствам;

Чаниев Б.Г. в покушении на похищение человека, совершенное группой лиц по предварительному сговору, из корыстных побуждений, при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от него обстоятельствам;

Овчинников Н.В. в покушении на похищение человека, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия опасного для жизни, из корыстных побуждений, при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от него обстоятельствам, а также в убийстве, то есть умышленном причинении смерти другому человеку сопряженном с похищением человека.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним:

осужденный Бахтин ссылается на нарушение в ходе судопроизводства принципа состязательности и права на защиту, ограничение в исследовании доказательств невиновности, на ограничение в возможности выступить с последним словом, поскольку он был два раза удален из зала судебного заседания во время произнесения последнего слова; ссылается на нарушение принципа объективности судопроизводства, поскольку большинство ходатайств стороны обвинения удовлетворялось, а стороны защиты отклонялось; перед присяжными заседателями не ставился вопрос о его виновности в организации похищения потерпевшего;

приговор не соответствует вердикту, согласно которому присяжные заседатели установили, что в его действиях отсутствовал план вывоза потерпевшего на дачу, умысел на его похищение, что, как указывает автор жалобы, свидетельствует об отсутствии состава преступления предусмотренного ст. 126 УК РФ; считает, что его действия были ошибочно квалифицированы по ч.З ст.ЗЗ, ч.З ст.30, ч.2 ст. 126 УК РФ председательствующий должен был прекратить уголовное дело, что им сделано не было; судом нарушены требования ст.252 УПК РФ, поскольку Бахтину не вменялось принятие решения захватить Б ; ссылается на наличие у свидетеля К психического заболевания и на недопустимость его показаний (т.5 л.д.111-113); высказывает несогласие с решением председательствующего по его ходатайствам об исследовании в присутствии присяжных заседателей материалов уголовного дела, вызове для допроса в зале суда свидетелей и другим ходатайствам, которые им заявлялись; указывает, что был ограничен в допросе лиц, свидетельствующих в его пользу, суд огласил без его согласия показания неявившихся свидетелей; считает недопустимыми доказательствами записи с камер видеонаблюдения, изъятые у потерпевшей Л ссылается на недопустимость показаний и заключений экспертов, которые основаны на предположениях (т.4 л.д.216-219, т.5 л.д. 2-14); ссылается на нарушение уголовно-процессуального закона при оглашении в открытом судебном заседании личной переписки с потерпевшим; ссылается на нарушение его прав в связи с отказом суда предоставить время для подготовки к прениям указывает, что в связи со смертью потерпевшего в квартире отсутствует объективная сторона похищения человека; ссылается на нарушения требований УПК РФ при проведении следственных действий, на представление присяжным заседателям доказательств, полученных с нарушением закона; в частности протокола очной ставки от 7 июня 2016 года между ним и свидетелем К (т.4 л.д. 100 - 108); судом не была проверена информация о получении его показаний под пытками, о его незаконном лишении свободы сотрудниками уголовного розыска в период с 9 по 12.11.2015 года, его ходатайства по указанным вопросам были отклонены, а заявления о совершении преступлений сотрудниками правоохранительных органов остались без рассмотрения; следователь отказал в его ходатайстве о выемке электронного письма об отсутствии Б в что должно было подтвердить его невиновность в организации похищения; указывает, что по вине следователя со счета и из кассы ИП Бахтин были похищены крупные денежные суммы; ссылается на рейдерский захват его бизнеса; следователь отказал в проведении его дополнительного допроса, о чем он ходатайствовал (т.6 л.д. 164-165,171-172), в удовлетворении других ходатайств о собирании доказательств (т.6 л.д. 159,164-165,171-172); ссылается на нарушение порядка предъявления обвинения 23.09.2016 года в отсутствие его защитников Бабина, Лазарева Кудрявцева (т.5 л.д. 188- 221) и проведение при этом допроса в ночное время считает незаконным получение информации о телефонных соединениях без составления протоколов выемки (т.5 л.д. 249-261, 262-263, , т.6 л.д. 5-20, 21- 22, 27-31, 32-33, 42-52, 66-71, 72,-73, 78-96, 97-98); ввиду многочисленных процессуальных нарушений считает следователя заинтересованным в деле, в связи с чем тот не мог подписывать обвинительное заключение; при ознакомлении с материалами уголовного дела они не были подшиты и пронумерованы, и не было обеспечено участие защитников, в юридической помощи которых он нуждался; утверждает, что протокол ознакомления с делом сфальсифицирован; ссылается на то, что предварительное следствие было неполным и к материалам дела не были приобщены ряд заявлений и ходатайств, о чем он заявлял на предварительном слушании; высказывает несогласие с отказом суда в удовлетворении ходатайства о возвращении уголовного дела прокурору; апелляционная жалоба на данное решение суда ему была возвращена без рассмотрения; не согласен с датой зачета времени содержания под стражей с 10.11.2015 года, поскольку был задержан 9.11.2015 года (т.1 л.д. 198); излагает замечания на протокол судебного заседания и высказывает несогласие с результатом их рассмотрения указывает, что после приговора не был ознакомлен с материалами дела содержащими в томах с 9 по 11, относящимися к стадии судебного разбирательства;

осужденный Ожиганов указывает, что присяжными заседателями из вопросного листа была исключена фраза, доказывающая его причастность к преступлению, а именно слова «вывезти его на дачу», в связи с чем полагает что его действиям дана неверная правовая оценка, просит приговор отменить и оправдать его за непричастностью к преступлению;

адвокаты Краснов и Ларин указывают, что исходя из ответа присяжных заседателей, исключивших цель захвата потерпевшего Б в виде его перемещения в другое место - на дачу, в действиях Ожиганова не усматривается состава преступления, предусмотренного ст. 126 УК РФ (похищение человека); при квалификации действий осужденного в приговоре суд, излагая причины, по которым преступление не было доведено до конца отступил от причин, указанных в обвинительном заключении (смерть потерпевшего), указав в качестве такой причины сопротивление потерпевшего, в связи с чем считают, что судом нарушены требования ст.252 УПК РФ; кроме того считают чрезмерно суровым назначенное наказание с учетом незначительной роли Ожиганова и данных о его личности; просят отменить обвинительный приговор и вынести в отношении Ожиганова оправдательный приговора либо изменить приговор, смягчив назначенное наказание;

адвокат Калыгина в защиту осужденного Бахтина ссылается на лишение его судом права выступления в прениях и с последним словом ввиду его удаления из зала судебного заседания; исходя из ответов присяжных заседателей о доказанных действиях Бахтина, с учетом исключения части обстоятельств в относящемся к нему вопросе, им выполнена роль не организатора преступления, а пособника, в связи с чем его действия могли быть квалифицированы лишь по ч.5 ст.33 ст. 126 УК РФ с назначением более мягкого наказания; кроме того отвечая на второй вопрос присяжные заседатели исключили стремление Бахтина получать прибыль от совместной с Б деятельности, что указывает на отсутствие у Бахтина мотива и цели преступления и субъективной стороны преступления в связи с чем просит приговор отменить и передать уголовное дело на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции со стадии подготовки к судебному заседанию;

адвокат Пичугин в интересах Овчинникова указывает, что суд в приговоре неточно изложил решение присяжных заседателей, в связи с чем ошибочно квалифицировал действия Овчинникова по п. «в» ч.2 ст. 105 УК РФ, поскольку присяжные заседатели при ответе на вопрос № 8 посчитали доказанным факт нанесения тяжкого вреда здоровью потерпевшего повлекшего его смерть, но посчитали недоказанным «возможность наступления которой он предвидел и относился безразлично»; таким образом присяжные заседатели установили, что Овчинников не предвидел наступления смерти, что суд проигнорировал и неправильно квалифицировал действия Овчинникова, просит переквалифицировать действия Овчинникова нач.4ст.1П УК РФ;

адвокат Гамазов в интересах Чаниева считает чрезмерно суровым назначенное наказание, не согласен с выводом суда о невозможности применения ст.64,73 УК РФ, просит приговор изменить, назначить Чаниеву менее строгое наказание.

По делу поступили возражения государственного обвинителя Розановой Е.Д., в которых она просила в удовлетворении апелляционных жалоб отказать.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, содержащиеся в апелляционных жалобах осужденных и их защитников, а также в возражениях государственного обвинителя, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Доводы осужденного Бахтина о том, что протокол судебного заседания содержит недостоверные сведения, являются неубедительными.

Как следует из протокола судебного заседания, в нем нашли отражение все этапы судебного разбирательства. Содержание исследованных судом доказательств изложено последовательно и во взаимосвязи друг с другом вопросы лицам, которые допрашивались, и их ответы имеют смысловую взаимосвязь. В протоколе отражены ходатайства сторон, их обсуждение и принятые решения, отражены другие процессуальные действия. При таких обстоятельствах оснований считать, что поданные на протокол судебного заседания замечания осужденного Бахтина рассмотрены неправильно и частично отклонены необоснованно, не имеется.

С доводами о неполноте протокола судебного заседания, искажении в нем хода судебного разбирательства Судебная коллегия согласиться не может, поскольку протокол в предусмотренной законом процедуре проверен председательствующим с учетом поданных на него замечаний, по которым приняты мотивированные решения.

В связи с изложенным Судебная коллегия при проверке выводов суда в приговоре по доводам апелляционных жалоб исходит из содержания протокола судебного заседания с учетом замечаний на протокол правильность которых удостоверена председательствующим.

Согласно ст. 324 УПК РФ производство в суде с участием присяжных заседателей ведется в общем порядке с учетом особенностей предусмотренных главой 42 УПК РФ.

В соответствии со ст.38927 УПК РФ основаниями отмены или изменения судебных решений, вынесенных с участием коллегии присяжных заседателей, являются основания, предусмотренные пунктами 2 - 4 статьи 389 15 УПК РФ, к которым относятся существенное нарушение уголовно процессуального закона, неправильное применение уголовного закона несправедливость приговора.

Вопреки доводам жалоб по делу не усматривается существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые повлияли на итоговое решение.

Предварительное расследование проведено в установленные законом сроки, уполномоченным должностным лицом, обвинительное заключение утверждено прокурором, в полномочия которого входило принятие данного процессуального решения.

Доводы Бахтина о нарушении в ходе предварительного следствия права на защиту материалами дела не подтверждается.

Бахтину, как и другим осужденным, была обеспечена квалифицированная юридическая помощь, в лице адвокатов, полномочия которых подтверждаются ордерами, имеющимися в материалах дела.

Адвокаты присутствовали при предъявлении обвинения и при выполнении других следственных действий с участием подзащитных.

Вопреки доводам жалобы предъявление обвинения Бахтину 21 сентября 2016 года соответствует требованиям закона. Отсутствие при допросе защитников Бабина, Лазарева, Кудрявцевой, не свидетельствует о нарушении права на защиту Бахтина, поскольку при допросе обвиняемого присутствовал адвокат Федотов. Обвиняемому была обеспечена возможность дать показания по предъявленному обвинению, которые подробно отражены в протоколе, наряду с ходатайствами о проверке версии стороны защиты.

Вопреки доводам жалобы допрос Бахтина начат до наступления ночного времени в 20.45 минут, при этом согласно протоколу в ходе следственного действия Бахтин и его защитник ходатайств о прекращении допроса не заявляли и замечания относительно порядка следственного действия либо нарушения их процессуальных прав в протоколе допроса ими отражены не были.

Являются также неосновательными доводы Бахтина о нарушении права на защиту при ознакомлении с материалами дела

Согласно протоколу от 10 октября 2016 года Бахтин был ознакомлен с материалами уголовного дела в 6-ти томах совместно с защитниками Бабиным М.Ю. и Федотовым А.В. (т.7 л.д.56-62). Возможность ознакомления с вещественными доказательствами - носителями цифровой информации которые хранятся при материалах дела, следователем была обеспечена.

В отношении автомобиля, признанного вещественным доказательством и переданного на ответственное хранение, следователем вынесено постановление о непредъявлении его для ознакомления в связи с нахождением обвиняемых в следственном изоляторе. Ходатайств об ознакомлении с вещественными доказательствами Бахтин и его защитники в ходе выполнения ст.217 УПК РФ не заявляли.

Таким образом, нарушений требований ст.217 УПК РФ при ознакомлении с делом допущено не было.

Вопреки доводам жалобы Бахтин и его защитники не ограничивались во времени ознакомления с делом, о чем в протоколе имеется собственноручная запись защитников осужденного и аналогичное заявление самого Бахтина занесенное в протокол следователем, которое Бахтин отказался подписать без объяснения причин (т.7 л.д.57-58).

Доводы о том, что протокол ознакомления с делом сфальсифицирован являются необоснованными, поскольку протокол подписан двумя адвокатами, а отказ от подписи протокола самим Бахтиным, зафиксирован в протоколе следователем в соответствии с требованиями ч. 1 ст. 167 УПК РФ Сомневаться в подлинности данного процессуального документа Судебная коллегия оснований не усматривает.

Осужденному Бахтину также было представлено достаточно времени для подготовки к защите, после передачи уголовного дела в суд. Он неоднократно доставлялся в Московский городской суда для дополнительного ознакомления с материалами уголовного дела.

Доводы о необъективности предварительного следствия, в связи с тем что следственный орган не согласился с версией Бахтина, не прекратил уголовное дело в отношении него, несмотря на имеющееся ходатайство, не являются основанием для удовлетворения жалобы, поскольку следователь и сторона обвинения в целом не связаны доводами обвиняемого и вправе принимать процессуальные решения, основываясь на собственной оценке собранных доказательств и установленных обстоятельств дела.

Доводы Бахтина о личной заинтересованности следователя в исходе дела, поскольку им допущены нарушения уголовно-процессуального закона являются надуманными. Данные утверждения не имеют под собой никаких реальных оснований. Вопрос об отводе следователя в ходе предварительного следствия не ставился, что также подтверждает отсутствие оснований для этого и указывает на несвоевременность постановки данного вопроса в стадии судопроизводства, когда предварительное следствие уже окончено.

В связи с этим является безосновательным и довод о том, что следователь не имел права составлять обвинительное заключение.

Доводы о том, что следователем отказано в удовлетворении ходатайств стороны защиты, не свидетельствуют о нарушении закона, поскольку ходатайства были рассмотрены и мотивированно отклонены, а сторона защиты и в том числе осужденный Бахтин не были лишены возможности оспаривать действия следователя и стороны обвинения в целом, а также предоставлять доказательства в судебном разбирательстве.

Вопросы, связанные с доводами Бахтина о нарушении закона в стадии предварительного следствия, были предметом его ходатайств о возвращении уголовного дела прокурору, в стадии предварительного слушания и судебного разбирательства, по которым судом (председательствующим приняты мотивированные и взвешенные решения об отсутствии процессуальных оснований для удовлетворения указанных ходатайств осужденного.

Соблюдение требований уголовно-процессуального закона в стадии предварительного следствия при собирании доказательств было проверено в судебном разбирательстве применительно к вопросу о допустимости доказательств по ходатайствам сторон, перед тем как доказательства были представлены коллегии присяжных заседателей.

Как следует из материалов дела, его рассмотрение судом с участием присяжных заседателей было обусловлено ходатайствами осужденных Овчинникова и Чаниева, при отсутствии возражений осужденных Бахтина и Ожиганова; при этом всем осужденным были разъяснены их процессуальные права, особенности судопроизводства с участием присяжных заседателей пределы обжалования приговора, постановленного на основании вердикта присяжных заседателей.

Законность состава суда, рассмотревшего дело, в апелляционных жалобах не оспаривается. Отводы председательствующему и государственному обвинителю правильно отклонены ввиду отсутствия предусмотренных законом оснований для их удовлетворения.

Коллегия присяжных заседателей сформирована в соответствии с требованиями ст. 328 УПК РФ. Отводов присяжным заседателям, а равно заявлений о роспуске всей коллегии по мотивам тенденциозности ее состава осужденными и их защитниками заявлено не было.

Уголовное дело рассмотрено в пределах предъявленного обвинения.

Вопреки доводам жалоб предъявленное обвинение содержало утверждение о том, что преступный план, разработанный Бахтиным, был направлен на похищение партнера по бизнесу Б с последующим удержанием его на садовом участке с целью получения от него согласия на прекращение совместной предпринимательской деятельности. Бахтин предоставил своему знакомому информацию о дате и времени нахождения Б в квартире, лично передал ключи от двери подъезда. Его знакомый согласно отведенной ему Бахтиным роли, должен был привлечь исполнителей похищения, которые должны были непосредственно похитить Б из квартиры, посадить его в автомобиль, на котором проехать на дачу (т.7л.д.99-100).

В связи с изложенным доводы о нарушении судом требований ст.252 УПК РФ являются несостоятельными.

Судебное следствие соответствует требованиям ст.335 УПК РФ.

Сторона защиты не была ограничена в возможности представлять доказательства и оспаривать доказательства, представленные стороной обвинения. Суд перешел к прениям после исследования представленных сторонами доказательств и разрешения ходатайств сторон при отсутствии возражений участников судебного разбирательства против окончания судебного следствия (с.278 протокола с\з, т. 11 л.д.42).

Все ходатайства сторон, которые относились к предмету судебного разбирательства, и разрешение которых относилось к полномочиям суда были рассмотрены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Как следует из протокола судебного заседания, решения по ходатайствам сторон являются мотивированными и принимались председательствующим исходя из обоснованности ходатайств и их соответствия требованиям ст.252, 334, 335 УПК РФ, а не в зависимости от процессуального статуса лиц, заявивших ходатайства.

Ходатайства по вопросам, которые не относились к судебному разбирательству с участием присяжных заседателей, в частности касались вопросов переписки Бахтина с правоохранительными органами, условий его содержания в следственном изоляторе, касались его утверждений о рейдерском захвате бизнеса, о непринятии мер к сохранности его имущества что повлекло его хищение и т.п. обоснованно отклонены.

Вопреки доводам жалоб нарушений требований состязательности сторон, а также объективности и справедливости судебного разбирательства допущено не было.

Недопустимые доказательства в присутствии присяжных заседателей не исследовались.

Возражения стороны защиты против исследования доказательств представленных стороной обвинения, и соответствующие этим возражениям встречные ходатайства стороны защиты о признании доказательств недопустимыми, правильно разрешены председательствующим с приведением в каждом случае мотивов принятого решения.

В частности председательствующим правильно оставлено без удовлетворения ходатайство осужденного Бахтина и его защитника о признании недопустимыми доказательствами показаний Бахтина от 12.11.2015 и 17.11.2015 года (т. 1 л.д. 203-207, 241 -249), показаний Бахтина на очной ставке с К (т.4 л.д. 100-108), поскольку суд установил, что при получении показаний Бахтина нарушений уголовно-процессуального закона допущено не было. Вопреки доводам Бахтина в допросе участвовал его защитник, а осужденный предупреждался о возможности не свидетельствовать против себя и о правовых последствиях использования его показаний в качестве доказательств. Председательствующим рассматривались доводы Бахтина о получении его показаний под пытками, в результате применения насилия. В связи с указанными доводами государственный обвинитель предъявил суду постановление от 18 ноября 2016 года следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела (т.9 л.д.214-215), из которого следует, что факты принуждения Бахтина к даче показаний в результате применения физической силы со стороны сотрудников уголовного розыска ОМВД парк, в ходе проверки своего подтверждения не получили.

Таким образом доводы Бахтина о нарушении уголовно процессуального закона при получении его показаний в досудебном производстве были опровергнуты стороной обвинения и обоснованно признаны несостоятельными председательствующим по результатам рассмотрения ходатайства осужденного.

Председательствующим также правильно разрешен вопрос по ходатайству защитника осужденного Ожиганова - адвоката Краснова об исследовании показаний К , которые были получены на очной ставке с Бахтиным 07.06.2016 г (том № 4 л.д. 100-108), а также показаний К полученных при его допросах в качестве подозреваемого и обвиняемого 05.04.2016 г. (том № 2 л.д. 166-172, л.д. 177-179).

Доводы апелляционной жалобы Бахтина о недопустимости показаний К в связи с его психическим расстройством, рассматривались в суде первой инстанции, где было установлено, что вышеуказанные показания К относятся к периоду с 5.04.2016 по 07.06.2016 года и являются допустимыми, поскольку К согласно заключению экспертизы признан вменяемым в отношении инкриминируемого ему деяния и в указанный период времени осознавал характер и степень своих действий и мог давать показания по обстоятельствам настоящего уголовного дела.

Доводы о том, что К не был допрошен в суде в присутствии Бахтина, не свидетельствуют о недопустимости использования показаний К , которому Бахтин имел возможность задать вопросы и оспорить его показания в период досудебного производства.

Установив, что показания Бахтина и К на предварительном следствии относятся к числу допустимых доказательств, и имеются уголовно-процессуальные основания для их оглашения, обусловленные противоречиями в показаниях осужденного Бахтина на предварительном следствии и в суде, и невозможностью явки К в суд для допроса в связи с его психическим расстройством, председательствующий пришел к правильному выводу о необходимости исследования данных доказательств так как в противном случае были бы нарушены процессуальные права вышеуказанных участников судопроизводства на представление доказательств.

В судебном заседании проверена также допустимость таких доказательств как протокол проверки показаний обвиняемого Овчинникова протокол выемки от 12.11.2015 г. и протокол осмотра предметов от 28.03.2016 г., протоколы допросов эксперта З от 12.01.2016 г. и 05.07.2016 г. о разъяснении экспертных заключений, копия договора займа от 07.03.2015 г., информация о телефонных соединениях (с.263-266 протокола с\з) правомерность использования которых в доказывании и представлении их присяжным заседателям оспаривалась Бахтиным в суде первой инстанции и оспаривается в его апелляционной жалобе. Постановления, вынесенные по результатам рассмотрения ходатайств о признании доказательств недопустимыми мотивированы, а выводы суда об отсутствии нарушений порядка собирания указанных доказательств соответствуют уголовно процессуальному закону.

Таким образом, обоснованность решений председательствующего по ходатайствам участников судопроизводства подтверждается уголовно процессуальными основаниями, которые усматриваются в материалах дела.

Вопреки доводам осужденного Бахтина по основаниям предусмотренным ч.1 ст.281 УПК РФ, при наличии на то возражений других участников процесса, показания свидетелей не оглашались. Что касается оглашения показаний по основаниям, предусмотренным чч.2,3 ст.281 УПК РФ, то в этом случае показания свидетелей и потерпевших могут оглашаться по ходатайству одной из сторон при отсутствии согласия другой стороны.

При выслушивании прений сторон председательствующим обеспечено соблюдение требований, предусмотренных ст.336 УПК РФ, и ограничений установленных ст.334, 335 УПК РФ. Подсудимым была обеспечена возможность выступить перед присяжными заседателями в прениях и с последним словом. Для подготовки к прениям председательствующим было предоставлено время, достаточность которого предварительно была согласована со сторонами в судебном заседании 13.12.2016 года.

Бахтину также была предоставлена возможность довести свою позицию по делу до коллегии присяжных заседателей в своих показаниях в судебном следствии, при выступлении в прениях сторон и в последнем слове.

При этом, как следует из протокола судебного заседания, осужденному Бахтину неоднократно разъяснялись особенности судопроизводства с участием присяжных заседателей, недопустимость доведение до присяжных заседателей сведений по обстоятельствам, установление которых не относится к компетенции присяжных заседателей. Из реплик Бахтина на разъяснения председательствующего следует, что указанные разъяснения ему были понятны, но он был с ними не согласен и сознательно их игнорировал.

Действуя вопреки требованиям уголовно-процессуального закона которые ему были понятны, Бахтин последовательно и систематически после неоднократных замечаний председательствующего о нарушении им уголовно-процессуального закона и после предупреждений о возможном удалении из зала судебного заседания, злоупотребляя своими процессуальными правами, продолжил свои противоправные действия предпринимал попытки довести до присяжных заседателей информацию относительно обстоятельств, установление которых не относится к их компетенции в соответствии со ст.334, 252 УПК РФ, что могло вызвать предубеждение коллегии присяжных заседателей и привести к вынесению неправосудного вердикта.

В такой ситуации, учитывая особенности рассмотрения уголовных дел с участием присяжных заседателей, которые устанавливают лишь фактические обстоятельства уголовного дела, председательствующий по делу судья вправе и обязан был исключить возможность оказания какого либо воздействия на присяжных заседателей, не допуская к исследованию не относящиеся к компетенции присяжных заседателей обстоятельства дела, в том числе, исключая возможность предоставления информации, ставящей под сомнение допустимость исследованных в судебном заседании доказательств.

При выступлении с последним словом в стадии обсуждения последствий вердикта Бахтин также игнорировал неоднократные замечания председательствующего о недопустимости ставить под сомнение вердикт присяжных заседателей, утверждая, что он вынесен на основании недопустимых доказательств, нарушал порядок в судебном заседании вступил в полемику с председательствующим, указывал на сомнения в компетентности председательствующего, при этом неоднократно предупреждался о возможности удаления из зала суда, однако продолжил нарушение порядка судебного заседания.

При таких обстоятельствах решения председательствующего об удалении Бахтина из зала судебного заседания во время его выступления с последним словом перед присяжными заседателями, а также при обсуждении последствий вердикта являются обоснованными, отвечающими требованиям СТ.258УПКРФ.

В связи с этим доводы Бахтина о том, что он незаконно был лишен права на защиту и на доступ к правосудию лишены оснований.

Вопросный лист соответствует положениям ст. 338 и 339 УПК РФ При его обсуждении председательствующим были рассмотрены замечания сторон и по их существу принято правильное решение.

Напутственное слово председательствующего соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ. Председательствующий, не выражая в какой либо форме своего мнения по вопросам, поставленным перед коллегией присяжных заседателей, напомнил присяжным заседателям обстоятельства перечисленные в ч.З ст.340 УПК РФ.

Возражений и замечаний по мотивам нарушения председательствующим требований объективности и беспристрастности при произнесении напутственного слова стороны не заявили (с.360 протокола с\з, т. 11 л.д. 124).

Каких-либо нарушений закона при постановлении вердикта допущено не было. Вердикт коллегии присяжных заседателей является ясным и непротиворечивым.

Процедура обсуждения последствий вердикта соответствует требованиям уголовно-процессуального закона.

Оснований для отмены приговора по доводам жалоб о нарушении процедуры судебного разбирательства с участием присяжных заседателей Судебная коллегия не усматривает.

При вынесении приговора председательствующим, исходя из содержания вердикта правильно, с учетом требований ст.252 УПК РФ квалифицированы действия осужденных в части похищения Б

Довод о том, что при вынесении вердикта присяжные заседатели отвечая на вопросы о совершении деяния Бахтиным, Ожигановым исключили из обстоятельств похищения доставление Б на дачу («вывезти его на дачу») не свидетельствует об отсутствии состава преступления, предусмотренного ст. 126 УК РФ, как об этом ставит вопрос сторона защиты.

Как следует из вердикта присяжных заседателей, потерпевший с применением физической силы был захвачен в квартире, где он проживал После причинения ему смерти, что осужденные не осознавали, считая, что потерпевший находится без сознания, его тело было вынесено из квартиры и помещено в автомобиль, на котором, как следует из ответа на вопрос № 1 участники захвата стали перевозить потерпевшего, но осознав, что он умер переместили его труп к дому № по улице в городе

Таким образом выводы присяжных заседателей указывают на совершенные осужденными действия по захвату и перемещению Б против его воли из квартиры в автомобиль с последующей поездкой на нем до дома № по улице я в городе

Тот факт, что осужденным вменялось конкретное место, в которое должен был быть доставлен осужденный (дача) и это признано недоказанным, не свидетельствует о том, что действия признанные доказанными не содержат состава покушения на похищение человека. Для правовой оценки действий осужденных не имеет значения, была ли этим местом дача либо какое-либо иное место, где предполагалось добиться от потерпевшего согласия на требования похитителей.

Доводы стороны защиты о том, что исходя из обстоятельств установленных вердиктом, участие Бахтина в похищении Б не может быть признано организацией похищения человека, на содержании вердикта не основаны.

Поэтому указанные доводы не свидетельствует об ошибочности квалификации действий осужденных по похищению Б

Что касается квалификации действий Овчинникова как убийства Б то есть умышленного причинения ему смерти, то в этой части Судебная коллегия находит выводы суда ошибочными.

Согласно ч.З ст.348 УПК РФ председательствующий квалифицирует содеянное подсудимым в соответствии с обвинительным вердиктом, а также установленными судом обстоятельствами, не подлежащими установлению присяжными заседателями и требующими собственно юридической оценки.

Согласно ст. 25 УК РФ преступление признается совершенным умышленно, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления либо не желало но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично.

Как следует из фактических обстоятельств обвинения и вердикта присяжных заседателей осужденные, в том числе Овчинников, при перемещении тела Б из квартиры в автомобиль, не осознавали факт наступления смерти потерпевшего.

Из этого следует, что умыслом Овчинникова не охватывалось наступление последствий в виде причинения смерти Б , что по смыслу закона является необходимым условием для вывода о наличии умысла на лишение жизни в действиях Овчинникова.

Более того, указанные обстоятельства были включены в вопрос о содержании действий Овчинникова, отвечая на который присяжные заседатели признали недоказанным, что при удушении Б Овчинников предвидел возможность наступления смерти и отнесся безразлично.

При таких обстоятельствах, Судебная коллегия считает, что действия Овчинникова свидетельствуют о наличии у него умысла на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего, который фактически и был причинен с учетом выводов судебно-медицинской экспертизы. При этом наступления смерти потерпевшего в результате своих действий Овчинников не предвидел хотя при должной осмотрительности и внимательности, мог и должен был предвидеть. Следовательно, его отношение к смерти Б является неосторожным, в связи с чем Судебная коллегия считает необходимым переквалифицировать действия Овчинникова с п. «в» ч.2 ст. 105 УК РФ на ч.4 ст. 111 УК РФ как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью опасного для жизни человека, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего.

При назначении наказания суд учел все обстоятельства, имеющие значение в соответствие со ст.6,60 УК РФ, в том числе все, из числа предусмотренных ч.1 ст. 61 УК РФ, смягчающие обстоятельства, которые усматриваются в материалах дела.

Наказание за неоконченное похищение человека осужденным назначено справедливо, оснований для его смягчения Судебная коллегия не усматривает.

В связи с переквалификацией действий Овчинникова на ч.4 ст. 111 УК РФ, наказание, назначенное ему за причинение смерти потерпевшему подлежит смягчению, с учетом правил предусмотренных ст. 65 УК РФ.

Вопросы возмещения ущерба судом разрешены правильно, исходя из установленных фактических обстоятельств дела и в соответствии с требованиями ст. 1064, 151 ПС РФ.

Вопрос о взыскании компенсации морального вреда правильно разрешен в приговоре, с учетом обстоятельств дела и причиненного вреда требований разумности и справедливости, в соответствии со ст. 151 ГК РФ Оснований для увеличения либо уменьшения взысканных сумм, в том числе в связи с переквалификацией действий осужденного Овчинникова, Судебная коллегия не усматривает.

Вопрос о зачете времени содержания под стражей осужденных в срок лишения свободы судом разрешен правильно, исходя из сведений имеющихся в материалах уголовного дела, в связи с чем и в этой части оснований для изменении приговора Судебная коллегия не усматривает.

Вопреки доводам жалоба Бахтина из письма, на которое он ссылается (т.1 л.д. 198), не следует, что судом неправильно определена дата его задержания.

Руководствуясь ст.38915,38918,38920,38926,38928, 389 33 УПК РФ, Судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Московского городского суда с участием присяжных заседателей от 26 декабря 2016 года в отношении Овчинникова Н В изменить, переквалифицировать его действия с п. «в» ч.2 ст. 105 УК РФ на ч.4 ст. 111 УК РФ, по которой назначить наказание в виде лишения свободы на срок 9 лет 10 месяцев с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев.

На основании ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных ч.4 ст. 111 и ч.З ст.30, пп. «а», «в», «з» ч.2 ст. 126 УК РФ путем частичного сложения назначить Овчинникову лишение свободы на срок 15 лет в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 2 года, с установлением на основании ст. 53 УК РФ следующих ограничений: не менять постоянного места жительства (пребывания) и не выезжать за пределы соответствующего муниципального образования по месту проживания осужденного без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы; не покидать место постоянного жительства (пребывания) ежедневно с 22 часов до 6 часов; в пределах соответствующего муниципального образования не посещать места общественного питания (рестораны, кафе, бары, рюмочные и т.д.), в которых разрешено потребление алкогольной продукции, а также места проведения всех массовых мероприятий и не участвовать в них, с возложением обязанности два раза в месяц являться на регистрацию в указанный орган.

В остальном приговор в отношении Овчинникова Н.В и этот же приговор в отношении Бахтина А Р , Ожиганова О В Чаниева Б Г оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденных Бахтина А.Р., Ожиганова О.В адвокатов Ларина Д.А., Краснова ВВ., Калыгиной, Пичугина В.Г., Гамазова АО. - без удовлетворения.

Председательствующий:

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...