Решение Верховного суда: Определение N 59-АПУ16-10 от 09.11.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №59-АПУ 16-10

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 09 ноября 2016 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Иванова Г.П.

судей Ведерниковой О.Н., Зыкина В.Я.

при секретаре Ивановой А.А рассмотрела уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Кузьмина А.В. и Додонова Д.А., защитника осужденного Додонова Д.А адвоката Степаненко Е.А., а также потерпевшей Д на приговор Амурского областного суда от 23 августа 2016 года, по которому

Кузьмин А В,

судимый 15 декабря

2014 года Благовещенским городским судом Амурской области

по п. «г» ч.2 ст. 161 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы

с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 2

года осужден по:

• пп. «ж», «к» ч.2 ст. 105 УК РФ - к лишению свободы на срок

пятнадцать лет;

• пп. «а», «г», «д» ч.2 ст.161 УК РФ - к лишению свободы на срок

четыре года;

• п. «в» ч.2 ст. 158 УК РФ - к лишению свободы на срок два года шесть

месяцев.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний назначено Кузьмину А.В. наказание в виде лишения шестнадцать лет.

В соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено Кузьмину А.В. условное осуждение по приговору Благовещенского городского суда Амурской области от 15 декабря 2014 года.

На основании ст. 70 УК РФ, по совокупности приговоров, путем частичного присоединения к назначенному наказанию неотбытой части наказания по приговору Благовещенского городского суда Амурской области от 15 декабря 2014 года, окончательно назначено Кузьмину А.В. наказание в виде лишения свободы на срок семнадцать лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Додонов Д А ,

несудимый осужден по:

• пп. «ж», «к» ч.2 ст. 105 УК РФ - к лишению свободы на срок шесть

лет;

• пп. «а», «г», «д» ч.2 ст. 161 УК РФ - к лишению свободы на срок два

года восемь месяцев.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначено Додонову Д.А. наказание в виде лишения свободы на срок восемь лет с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Гадиров А И

судимости не имеющий осужден по ч. 5 ст. 33, пп. «а», «г», «д» ч.2 ст. 161 УК РФ к лишению свободы на срок три года.

В соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное Гадирову А.И. наказание постановлено считать условным с испытательным сроком три года.

Возложены на Гадирова А.И. обязанности: по вступлении приговора в законную силу встать на учет в уголовно-исполнительной инспекции по месту жительства; два раза в месяц являться в уголовно-исполнительную инспекцию для регистрации; не менять постоянного места жительства без уведомления уголовно-исполнительной инспекции.

Таран И В,

судимости не имеющий осужден по ч. 5 ст. 33, пп. «а», «г», «д» ч.2 ст.161 УК РФ к лишению свободы на срок три года.

В соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное Тарану И.В. наказание постановлено считать условным с испытательным сроком три года.

Возложены на Тарана И.В. обязанности: по вступлении приговора в законную силу встать на учет в уголовно-исполнительной инспекции по месту жительства; два раза в месяц являться в уголовно-исполнительную инспекцию для регистрации; не менять постоянного места жительства без уведомления уголовно-исполнительной инспекции.

Взыскано с Кузьмина А.В. и Додонова Д.А. в солидарном порядке в пользу Д 70 692 (семьдесят тысяч шестьсот девяносто два) рубля 98 копеек в счет возмещения материального ущерба; взыскано в пользу Д в счет компенсации морального вреда в долевом порядке с Кузьмина А.В. 600 000 (шестьсот тысяч) рублей, с Додонова Д.А. - 400 000 (четыреста тысяч) рублей.

Заслушав доклад судьи Ведерниковой О.Н., объяснения осужденных Кузьмина А.В. и Додонова Д.А., выступления адвокатов Живовой Т.Г Кротовой СВ., Волобоевой Л.Ю. и Бондаренко В.Х., поддержавших доводы жалоб, мнение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Луканиной Я.Н полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

Кузьмин А.В. и До донов Д. А. осуждены за грабеж группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, в крупном размере, а также убийство Г группой лиц по предварительному сговору, с целью скрыть другое преступление.

Гадиров А.И. и Таран И.В. осуждены за пособничество путем предоставления транспортного средства и устранения препятствий совершению хищения чужого имущества путем грабежа группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, в крупном размере.

Кроме того, Кузьмин А.В. осужден за кражу с причинением значительного ущерба гражданину К

Преступления совершены Кузьминым А.В., Додоновым Д. А Гадировым А.И. и Тараном И.В. в г. области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним: • осужденный Кузьмин А.В. указывает, что не был ознакомлен с

материалами дела в соответствии со ст. 217 УПК РФ, чем были

нарушены его права, предусмотренные ч. 5 ст. 217 УПК РФ, судебное

следствие проходило с обвинительным уклоном. Считает, что судом

неверно установлены фактические обстоятельства дела и дана неверная

квалификация его действиям по ч. 2 ст. 105 УК РФ, поскольку

необоснованно не приняты во внимание его показания и показания

Додонова о том, что убийство потерпевшего совершил он один;

положенные в основу приговора его показания и показания Додонова

на следствии в данной части не соответствуют действительности;

мотив совершения им убийства Г судом установлен неверно, он

совершил данное преступление на почве личных неприязненных

отношений, вызванных поведением Г Полагает, что Гадиров

А.И. и Таран И.В. оговорили его в результате договоренности со

следствием, что позволило им уйти от заслуженного наказания; суд

необоснованно отклонил его ходатайство о проведении стационарной

судебно-психиатрической экспертизы; считает, что суд формально

подошел к делу, поддержал сторону обвинения. Полагает назначенное

ему наказание чрезмерно суровым, не принято во внимание активное

способствование расследованию преступления, его молодой возраст,

тяжелая жизненная ситуация; необоснованно учтены его прежние

судимости. Просит приговор отменить, вернуть дело прокурору на

основании п.1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, либо направить дело на новое

рассмотрение в тот же суд в ином составе. Также в деле есть

самостоятельная жалоба Кузьмина, в которой он выражает несогласие

с выводами амбулаторных судебно-психиатрических экспертиз,

исследованных в судебном заседании; считает, что они проводились

формально, фактически эксперты с ним не беседовали, и просит

назначить в отношении его стационарную судебно-психиатрическую

экспертизу для определения его психического состояния. • осужденный Додонов Д.А., анализируя исследованные судом

доказательства, считает приговор незаконным и необоснованным по

следующим основаниям: его действия по факту завладения

имуществом потерпевшего Г следует квалифицировать по ч. 5

ст. 33, пп. «а», «г», «д» ч.2 ст. 161 УК РФ как пособничество в грабеже,

совершенном группой лиц по предварительному сговору, с

применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, в крупном

размере. Считает, что его вина в совершении убийства не доказана,

считает исследованные судом доказательства противоречивыми и

сомнительными, при этом ссылается на то, что его признательные

показания, положенные в основу приговора, являются недопустимым

доказательством, поскольку получены с нарушением уголовно-

процессуального закона, в результате применения недозволенных

методов ведения следствия. Просит по пп. «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ

его оправдать.

• защитник осужденного Додонова Д А . адвокат Степаненко Е.А.,

считает приговор незаконным и необоснованным, постановленным с

нарушением ст.49,50 Конституции РФ, ст.75,302 УПК РФ. Считает, что

действия Додонова Д.А. по факту завладения имуществом

потерпевшего Г следует квалифицировать по ч. 5 ст. 33, пп. «а»,

«г», «д» ч.2 ст. 161 УК РФ как пособничество в грабеже, группой лиц

по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для

жизни и здоровья, в крупном размере. Полагает, что вина Додонова

Д.А. по ч. 2 ст. 105 УК РФ не доказана, считает доказательства

противоречивыми и сомнительными, при этом считает признательные

показания Додонова Д.А., положенные в основу приговора,

недопустимым доказательством, поскольку они получены с

нарушением уголовно-процессуального закона, в результате

применения недозволенных методов ведения следствия. Просит

Додонова Д.А. по пп. «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ оправдать.

• потерпевшая Д выражает несогласие с приговором в

части наказания, назначенного осужденным Гадирову А.И. и Тарану

И.В., считает его несоответствующим совершенным деяниям и

несправедливо мягким, просит в этой части приговор отменить,

постановить справедливый и более строгий приговор.

Государственный обвинитель Ильяшенко Д.С. в своих возражениях на апелляционные жалобы считает изложенные в них доводы необоснованными, просит приговор оставить без изменения, а жалобы- без удовлетворения.

Изучив материалы дела, проверив и обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Доводы осужденного Кузьмина о нарушении его прав на стадии предварительного расследования проверены и не подтвердились.

Согласно протоколу ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела в порядке ст. 217 УПК РФ от 14 апреля 2016 г защитник обвиняемого Пугачева Е В . ознакомилась с делом в полном объеме, обвиняемый Кузьмин А.В. от ознакомления с материалами дела и вещественными доказательствами, а также от подписи под указанным выше протоколом отказался, сославшись на то, что не согласен с обвинением (т. 8 л.д. 131-132).

Указанное выше не свидетельствует о нарушении прав обвиняемого Кузьмина, предусмотренных ст. 217 УПК РФ, поскольку ознакомление с материалами деля является правом обвиняемого, которым он вправе распорядиться по своему усмотрению; следователь обязан предоставить обвиняемому возможность ознакомления с материалами дела, что и было сделано.

Также, не усматривается нарушения положений ч.5 ст. 217 УПК РФ поскольку 13 апреля 2016 г. обвиняемому Кузьмину разъяснялись условия выбора порядка судопроизводства, что подтверждается соответствующим протоколом (т. 8 л.д. 121-129), который был следователем прочитан вслух поскольку обвиняемый Кузьмин от подписи под протоколом отказался, что не свидетельствует о нарушении его прав.

Оснований для возвращения дела прокурору на основании п.1 ч.1 ст.237 УПК РФ не имеется, поскольку обвинительное заключение составлено с соблюдением требований УПК РФ.

Виновность осужденных в совершении преступлений, установленных приговором, подтверждается показаниями самих осужденных, данными на предварительном следствии и в судебном заседании, показаниями потерпевших и свидетелей, протоколами следственных действий заключениями экспертов, другими доказательствами, исследованными судом и изложенными в приговоре.

Суд проанализировал все исследованные доказательства в их совокупности и дал им надлежащую правовую оценку с приведением мотивов, по которым принял во внимания одни доказательства и критически оценил другие. В основу приговора суд правильно положил лишь те показания подсудимых, которые согласуются между собой, с показаниями свидетелей, а также с другими доказательствами и не противоречат им.

Приведенные в приговоре показания потерпевших Д и Д свидетелей Ш К К Х М С С К

П П Х Г П Д Д Ч об известных им обстоятельствах, суд обоснованно признал достоверными и соответствующими фактическим обстоятельствам по делу, в части, не противоречащей иным доказательствам, поскольку они последовательны логичны, согласуются между собой и не противоречат исследованным судом письменным доказательствам.

В результате анализа содержания протоколов следственных действий с участием подсудимых Кузьмина А.В., Додонова Д.А., Гадирова А.И. и Тарана И.В. суд пришел к обоснованному выводу о том, что изложенные в них показания даны добровольно, они не только не отрицали свою причастность к содеянному, но и конкретизировали детали содеянного ими лично, а также другими соучастниками, при этом уточняли те детали и обстоятельства совершения преступлений, которые запомнились им лично.

Доводы жалоб Кузьмина А.В. и Додонова Д.А. о применении к ним недозволенных методов ведения следствия, психического и физического воздействия, рассматривались судом первой инстанции и получили оценку в приговоре как не имеющие под собой никаких оснований.

Судом в ходе судебного заседания была назначена проверка по заявлениям Кузьмина А.В. и Додонова Д.А. об оказании на них в ходе производства предварительного расследования незаконного воздействия с целью понуждения к даче определенных показаний.

В ходе проведенной проверки было установлено, что Кузьмин А.В. и Додонов Д.А. с аналогичными заявлениями по аналогичным основаниям обращались в правоохранительные органы в ходе предварительного расследования, которые уже были предметом проверки. В результате проведенной проверки заявления Кузьмина А.В. и Додонова Д.А. об оказании на них в ходе производства предварительного расследования незаконного воздействия своего подтверждения не нашли.

13 мая 2016 года следователем по особо важным делам СО по г Благовещенску СУ СК РФ по Амурской области были вынесены постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлениям Кузьмина А.В. и Додонова Д.А. о применении к ним физического и психологического воздействия со стороны сотрудников правоохранительных органов и иных лиц за отсутствием составов преступлений предусмотренных п. «а» ч. 3 ст. 286 и ч.2 ст. 302 УК РФ. Оснований подвергать сомнению выводы, приведенные следователем по особо важным делам СО по г. Благовещенску СУ СК РФ по Амурской области в указанных выше постановлениях, у суда не имелось, поэтому они обоснованно учтены судом при оценке допустимости доказательств, в том числе показаний подсудимых, данных на предварительном следствии.

Нарушений положений Конституции РФ и требований уголовно процессуального закона при производстве допросов Кузьмина А.В. и Додонова Д.А. в ходе производства предварительного расследования по материалам дела не усматривается.

Так, при проведении в отношении подсудимых всех следственных действий присутствовали профессиональные защитники - адвокаты, что исключало возможность применения недозволенных методов ведения следствия, при этом Кузьмину А.В. и Додонову Д.А. в полном объеме разъяснены предоставленные им процессуальные права, в том числе право, а не обязанность давать показания по делу, а также положения Конституции РФ о праве не свидетельствовать против себя. Об этом свидетельствуют соответствующие подписи самих Кузьмина А.В. и Додонова Д.А., их защитников, следователя. Правильность отражения хода следственных действий, а также верность изложения данных Кузьминым А.В. и Додоновым Д.А. показаний подтверждена подписями самих допрашиваемых лиц, их защитников, следователя. Замечаний и дополнений к протоколам следственных действий, а также заявлений о том, что показания даны в результате недозволенных методов ведения следствия, не поступало.

При таких обстоятельствах показания Кузьмина А.В. от 11 августа 2015 года и Додонова Д.А. от 20 августа 2015 года и собственноручно им изложенные показания на предварительном следствии правильно признаны судом допустимыми доказательствами и в совокупности с другими доказательствами, в части, не противоречащей им, положены судом в основу приговора для обоснования виновности подсудимых.

Достоверность и правдивость показаний подсудимых Гадирова А.И. и Тарана И.В., данных в ходе предварительного следствия, приведенные судом в приговоре, не вызвала у суда сомнений, поскольку они согласуются между собой и другими доказательствами по делу, в связи с чем эти показания правомерно приняты судом в качестве доказательств по делу в той части, в которой они не противоречат иным доказательствам. С учетом изложенного считать, что Гадиров А.И. и Таран И.В. оговорили Кузьмина А.В. и Додонова Д.А., оснований не имеется.

Показания Кузьмина А.В. о том, что он убил Г нанеся ему удары руками и ногами по голове, а также сведения, изложенные в его явке с повинной о том, что совершил убийство потерпевшего путем удара стеклянной бутылкой в правую часть головы, получили в приговоре оценку суда, который правильно посчитал их недостоверными, поскольку они опровергаются другими исследованными судом и изложенными в приговоре доказательствами.

Установленные судом действия подсудимого Кузьмина А.В сдавливание ремнем в течение длительного времени шеи потерпевшего Г и действия подсудимого Додонова Д.А. - удержание ног потерпевшего для подавления его сопротивления привели суд к правильному выводу о том, что подсудимые осознавали общественную опасность своих действий, предвидели неизбежность наступления общественно опасных последствий в виде смерти Г от своих действий и желали наступления этих последствий, то есть действовали с прямым умыслом на убийство потерпевшего. При этом каждый из подсудимых в отдельности осознавал конечную цель их совместных действий - причинение смерти Г который мог сообщить сотрудникам полиции об открытом хищении у него принадлежащего ему имущества.

Вывод суда о том, что между действиями Кузьмина А.В., Додонова Д.А. и смертью Г имеется прямая причинно-следственная связь мотивирован в приговоре. Поскольку Кузьмин А.В. и Додонов Д.А договорившись об убийстве, действовали в отношении Г совместно, и каждый из подсудимых, применяя физическое насилие непосредственно участвовал в процессе лишения потерпевшего жизни, суд правильно признал их соисполнителями убийства, совершенного группой лиц по предварительному сговору.

Доводы Кузьмина А.В. о том, что мотивом убийства потерпевшего с его стороны послужили личные неприязненные отношения, рассматривались судом первой инстанции, который обоснованно признал их несостоятельными, придя к правильному выводу о том, что мотивом совершения подсудимыми Кузьминым А.В. и Додоновым Д.А. убийства потерпевшего Г явилось стремление скрыть ранее совершенное в отношении него преступление, что установлено на основании исследованных судом доказательств.

Действия подсудимых получили правильную юридическую оценку соответствующую фактическим обстоятельствам и требованиям закона.

Действия Додонова Д.А. по факту завладения имуществом потерпевшего Г правильно квалифицированы по пп. «а», «г», «д» ч.2 ст. 161 УК РФ как грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества совершенное группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, в крупном размере.

По смыслу части второй статьи 35 УК РФ уголовная ответственность за грабеж, совершенный группой лиц по предварительному сговору, наступает и в тех случаях, когда согласно предварительной договоренности между соучастниками непосредственное изъятие имущества осуществляет один из них. Если другие участники в соответствии с распределением ролей совершили согласованные действия, направленные на оказание непосредственного содействия исполнителю в совершении преступления содеянное ими является соисполнительством и в силу части второй статьи 34 УК РФ не требует дополнительной квалификации по статье 33 УК РФ.

Приговором суда установлено, что в период с 28 мая 2015 года по 30 мая 2015 года Кузьмин А.В. и Додонов Д.А., при пособничестве Гадирова А.И. и Тарана И.В., с единым умыслом, группой лиц по предварительному сговору, с применением к Г насилия, не опасного для его жизни и здоровья, с его банковского счета открыто похитили денежные средства в крупном размере - на общую сумму 302 100 рублей, причинив Г имущественный ущерб на указанную сумму. С учетом изложенного выше действия Додонова по факту завладения имуществом потерпевшего Г квалифицированы верно.

Судом установлено, что Гадиров А.И. и Таран И.В. выступили в качестве пособников в открытом хищении чужого имущества, поскольку они, будучи осведомленными о целях участников хищения и роли каждого из них, не оказывая помощь Кузьмину А.В. в непосредственном применении насилия, не опасного для жизни и здоровья потерпевшего, и изъятии и удержании его имущества, оказали содействие тем, что, выполняя свою роль в группе лиц по предварительному сговору, помогли приискать соответствующий автомобильный транспорт для перемещения потерпевшего к месту совершения в отношении него преступления, Гадиров А.И. открыл дверь автомобиля для беспрепятственного помещения Кузьминым А.В потерпевшего внутрь автомобиля, а затем при поездке в автомобиле Гадиров А.И. и Таран И.В. своим присутствием обеспечивали беспрепятственное доставление потерпевшего к месту совершения преступления, и завладели денежными средствами Г распорядившись ими впоследствии по своему усмотрению.

Таким образом, с учетом мнения государственного обвинителя, в соответствии с требованиями ст. 246 УПК РФ, суд правильно квалифицировал действия Гадирова А.И. и Тарана И.В., каждого, по ч.5 ст. 33, пп. «а», «г», «д» ч. 2 ст. 161 УК РФ - как пособничество в грабеже, то есть открытом хищении чужого имущества, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, в крупном размере.

Также обоснована в приговоре квалификация содеянного Кузьминым в отношении имущества несовершеннолетнего К как кражи, с причинением значительный ущерб потерпевшему на общую сумму 12 500 рублей, что в жалобе осужденного не оспаривается.

Судом исследовано психическое состояние подсудимых, в том числе заключение комиссии экспертов по результатам амбулаторной судебно психиатрической экспертизы № от 25.09.2015 г. в отношении Кузьмина А.В. (т. 11 л.д. 82), установившее у него признаки органического расстройства личности и поведения, которые не лишали его возможности в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими (т.4 л.д.143-146).

В связи с доводами осужденного Кузьмина А.В., несогласного выводами данной экспертизы, судом апелляционной инстанции были исследованы заключения амбулаторных судебно-психиатрических экспертиз № 1112 от 25.09.2015 г. (т.4 л.д. 143-146), и № 111 от 09 ноября 2015 г. (т. 6 л.д. 181-184), на которые суд сослался в приговоре. Их содержание подтверждает обоснованность выводов суда о том, что данные экспертизы проведены в соответствии с требованиями закона высококвалифицированными специалистами, заключения комиссии экспертов являются мотивированными и основаны на полном исследовании материалов дела и сведений о личности Кузьмина А.В. Кроме этого психическая полноценность Кузьмина А.В. в судебном заседании сомнений у суда не вызвала, в связи с чем оснований для назначения стационарной судебно-психиатрической экспертизы суд не усмотрел и правомерно отказал Кузьмину в удовлетворении ходатайства о проведении в отношении его такой экспертизы (т. 11 л.д. 159-160).

У Судебной коллегии психическая полноценность Кузьмина А.В. также сомнений не вызвала, поскольку его объяснения по доводам заявленного ходатайства и апелляционных жалоб были аргументированными и разумными.

При назначении наказания Кузьмину А.В., Додонову Д.А., Гадирову А.И и Тарану И.В. суд в соответствии со ст. 6, 60 УК РФ учел характер и степень общественной опасности совершенных ими преступлений, конкретные обстоятельства дела, данные о личности виновных, влияние назначаемого наказания на исправление осужденных и на условия жизни их семей, при этом суд также учел условия жизни и воспитания Додонова Д.А., уровень его психического развития, особенности его личности, влияние на него старших по возрасту лиц, поскольку на момент совершения преступлений он являлся несовершеннолетним.

Кроме того, в соответствии с положениями ч. 1 ст. 67 УК РФ суд учел характер и степень фактического участия каждого из подсудимых в совершении преступлений, значение этого участия для достижения цели преступлений, его влияние на характер и размер причиненного вреда.

В качестве смягчающих наказание Кузьмина А.В. обстоятельств суд признал явку с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступлений (по фактам грабежа и убийства Г),

а также его молодой возраст, состояние здоровья, частичное признание вины, раскаяние в содеянном, принесение извинений потерпевшей Д Отягчающих наказание Кузьмина А.В. обстоятельств суд не установил.

С учетом изложенного суд обоснованно назначил ему наказание по ст. 158 и ст. 161 УК РФ с применением положений ч. 1 ст. 62 УК РФ.

Поскольку Кузьмин А.В.совершил преступления, за которые осужден по обжалуемому приговору, в период испытательного срока по приговору Благовещенского городского суда Амурской области от 15 декабря 2014 года, суд обоснованно отменил условное осуждении по данному приговору и назначил ему окончательное наказание на основании ст. 70 УК РФ.

В качестве смягчающих наказание Додонова Д.А. обстоятельств суд признал активное способствование расследованию преступлений изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступлений, несовершеннолетие виновного, частичное признание вины раскаяние в содеянном, принесение извинений потерпевшей Д Отягчающих наказание Додонова Д.А. обстоятельств суд не усмотрел.

При назначении Додонову Д.А. наказания, как лицу, совершившему преступления в несовершеннолетнем возрасте, суд также учел положения ст. 88 УК РФ. С учетом наличия у Додонова Д.А. смягчающих обстоятельств предусмотренных п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, отсутствия отягчающих обстоятельств суд обоснованно применил при назначении ему наказания за оба совершенных преступления положения ч. 1 ст. 62 УК РФ.

В отношении подсудимых Гадирова А.И. и Тарана И.В. суд, учитывая характер и степень общественной опасности совершенного ими преступления, личность виновных и указанные в приговоре смягчающие их наказание обстоятельства, отсутствие отягчающих обстоятельств, посчитал возможным назначить каждому наказание в виде лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно, установив испытательный срок, в течение которого осужденные должны будут доказать свое исправление, и возложил на каждого предусмотренные уголовным законом обязанности.

С учетом положений ст. 6,73 УК РФ оснований считать наказание назначенное осужденным Гадирову А.И. и Тарану И.В несоответствующим совершенным деяниям и несправедливо мягким, не имеется.

Исковые требования потерпевшей Д удовлетворены обоснованно. Несмотря на то, что потерпевшая Д родственницей Г не является, она правомерно признана по делу гражданским истцом, поскольку в материалах дела имеются данные о том, что Г,

являющийся сиротой, длительное время проживал в семье Д

состоял в фактических брачных отношениях с ее дочерью потерпевшей Д которая имеет ребенка от погибшего Г

С учетом изложенного выше суд обоснованно согласился с тем, что в связи с убийством Г потерпевшей Д причинен имущественный и моральный вред.

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения, не усматривается.

На основании изложенного, руководствуясь ст.38913, 38915, 38918, 38920 389* 38933 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Амурского областного суда от 23 августа 2016 года в отношении Кузьмина А В , Додонова Д А , Гадирова А И и Тарана И В оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:

Оригинал документа: www.vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1492244

Подборка правовых норм из судебного решения: