Актуально на:
18 октября 2019 г.

Решение Верховного суда: Определение N 203-АПУ17-21 от 31.08.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 203-АПУ17-21

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Москва 31 августа 2017 г.

Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Крупнова И.В.,

судей Воронова А.В. и Дербилова О.А.

при секретаре Жиленковой Т.С с участием военного прокурора управления Главной военной прокуратуры Мацкевича Ю.И., осужденных Сабирова М.Х., Зарипова Р.Н., Ситдикова А.Р Галеева А.А., Мартьянова М.М., Гафурова Р.А., Танеева Д.Р Трофимчика С.Ф., Абитова Р.Р. - путем использования систем видеоконференц связи, их защитников - адвокатов Чекунова В.В., Урсула В.Н., Тинькова Ю.Н Снурникова С.Н., Дойникова В.И., Восковцева Н.П., Кострицы И.В Максимова ВВ., Дружинина Г.А., защитников Жуковой А.Р., Абитова Р.Р рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных и защитников - адвокатов Маслова Б.В Гафурова А.З., Нафиковой Г.М., Яркаевой А.М., Никитина Д.В Ахкамовой Л.Н., Шакировой Э.Ф., Гараева Р.Р., защитников Жуковой АР Каримовой Р.Н., Мартьянова В.М., Гафуровой Л.Ш., Абитова Р.Р. на приговор Приволжского окружного военного суда от 23 марта 2017 г., по которому

Сабиров М Х

судимый 6 мая 2011 г. Алексеевским районным

судом Республики Татарстан по ч. 1 ст. 186 УК РФ

к лишению свободы сроком на 1 год 2 месяца осужден к лишению свободы за совершение преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 210 УК РФ (в ред. Федерального закона от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ) - сроком на 15 лет с ограничением свободы сроком на 1 год; ч. 1 ст. 2054 УК РФ (в ред. Федерального закона от 2 ноября 2013 г. № 302-ФЗ) - сроком на 15 лет с ограничением свободы сроком на 1 год; ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 205 УК РФ (вред. Федерального закона от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ) - сроком на 10 лет с ограничением свободы сроком на 1 год; п. «а» ч. 2 ст. 205 УК РФ (в ред Федерального закона от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ) - сроком на 13 лет с ограничением свободы сроком на 1 год; п. «а» ч. 3 ст. 205 УК РФ (в ред Федерального закона от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ) - сроком на 19 лет с ограничением свободы сроком на 1 год; п. «а» ч. 2 ст. 205 УК РФ (в ред Федерального закона от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ) - сроком на 13 лет с ограничением свободы сроком на 1 год; п. «а» ч. 2 ст. 205 УК РФ (в ред Федерального закона от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ) - сроком 13 лет с ограничением свободы сроком на 1 год; ч. 3 ст. 223 УК РФ (в ред Федерального закона от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ) - сроком на 6 лет; ч. 3 ст. 222 УК РФ (в ред. Федерального закона от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ) - сроком на 6 лет; п. «а» ч. 2 ст. 171 УК РФ (в ред. Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ) - сроком на 4 года; п. «а» ч. 4 ст. 174* УК РФ (в ред. Федерального закона от 28 июня 2013 г. № 134-ФЗ) - сроком на 4 года и на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности совершенных преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний к 24 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 2 года, с установлением ограничений и возложением обязанностей, указанных в приговоре,

Зарипов Р Н,

судимый 2 февраля 2009 г.

Димитровградским городским судом Ульяновской

области по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 159 УК РФ к лишению

свободы сроком на 3 года 2 месяца на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ освобожден от назначенного наказания за совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 214 УК РФ (в ред Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ), и осужден к лишению свободы за совершение преступлений, предусмотренных: ч. 1 ст. 210 УК РФ (вред. Федерального закона от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ) - сроком на 14 лет с ограничением свободы сроком на 1 год; ч. 1 ст. 2054 УК РФ (в ред Федерального закона от 2 ноября 2013 г. № 302-ФЗ) - сроком на 14 лет с ограничением свободы сроком на 1 год; ч. 3, ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 205 УК РФ (вред. Федерального закона от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ) - сроком на 10 лет с ограничением свободы сроком на 1 год; п. «а» ч. 2 ст. 205 УК РФ (в ред Федерального закона от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ) - сроком на 13 лет с ограничением свободы сроком на 1 год; п. «а» ч. 3 ст. 205 УК РФ (в ред Федерального закона от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ) - сроком на 19 лет с ограничением свободы сроком на 1 год; п. «а» ч. 2 ст. 205 УК РФ (в ред Федерального закона от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ) - сроком на 13 лет с ограничением свободы сроком на 1 год; п. «а» ч. 2 ст. 205 УК РФ (в ред Федерального закона от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ) - сроком на 13 лет с ограничением свободы сроком на 1 год; ч. 3 ст. 223 УК РФ (в ред Федерального закона от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ) - сроком на 6 лет; ч. 3 ст. 222 УК РФ (в ред. Федерального закона от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ) - сроком на 6 лет и на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности совершенных преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний к 23 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 2 года, с установлением ограничений и возложением обязанностей, указанных в приговоре,

Ситдиков А Р

судимый 6 мая 2011 г. Алексеевским

районным судом Республики Татарстан

за совершение двух преступлений, предусмотренных

ч. 1 ст. 186 УК РФ, к лишению свободы сроком на 2

года; этим же районным судом 1 ноября 2011 г. по ч.

2 ст. 318 УК РФ к лишению свободы сроком на 1 год

и на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к лишению свободы

сроком на 2 года 5 месяцев осужден к лишению свободы за совершение преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 210 УК РФ (в ред. Федерального закона от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ) - сроком на 8 лет с ограничением свободы сроком на 1 год; ч. 2 ст. 2054 УК РФ (в ред. Федерального закона от 2 ноября 2013 г. № 302-ФЗ) - сроком на 8 лет; п. «а» ч. 3 ст. 205 УК РФ (в ред. Федерального закона от 27 декабря 2009 г. № 377- ФЗ) - сроком на 15 лет с ограничением свободы сроком на 1 год; ч. 3 ст. 223 УК РФ (в ред. Федерального закона от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ) - сроком на 6 лет ч. 3 ст. 222 УК РФ (в ред. Федерального закона от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ сроком на 6 лет; п. «а» ч. 2 ст. 171 УК РФ (в ред. Федерального закона от 7

1 декабря 2011 г. № 420-ФЗ) - сроком на 3 года; п. «а» ч. 4 ст. 174 УК РФ (в ред Федерального закона от 28 июня 2013 г. № 134-ФЗ) - сроком на 4 года с ограничением свободы сроком на 1 год; ч. 3 ст. 205' УК РФ (в ред Федерального закона от 9 декабря 2010 г. № 352-ФЗ) - сроком на 10 лет и на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности совершенных преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний к 19 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 2 года, с установлением ограничений и возложением обязанностей указанных в приговоре,

Галеев А А

I

4

судимый 5 ноября 2003 г.

Чистопольским городским судом Республики

Татарстан по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 2 ст. 158, ст. 319

УК РФ к 1 году 1 месяцу исправительных работ, 4

октября 2004 г. этим же судом по п. «б, в, д» ч. 2

ст. 131, п. «б, в, д» ч. 2 ст. 132 УК РФ с применением

ч. 5 ст. 69 УК РФ к лишению свободы сроком на срок

6 лет 1 месяц осужден к лишению свободы за совершение преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 210 УК РФ (в ред. Федерального закона от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ) - сроком на 9 лет с ограничением свободы сроком на 1 год; ч. 2 ст. 2054 УК РФ (в ред. Федерального закона от 2 ноября 2013 г. № 302-ФЗ) - сроком на 9 лет; ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 205 УК РФ (в ред. Федерального закона от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ) - сроком на 10 лет с ограничением свободы сроком на 1 год п. «а» ч. 2 ст. 205 УК РФ (в ред. Федерального закона от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ) - сроком на 13 лет с ограничением свободы сроком на 1 год; п. «а» ч. 2 ст. 205 УК РФ (в ред. Федерального закона от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ сроком на 13 лет с ограничением свободы сроком на 1 год; п. «а» ч. 2 ст. 205 УК РФ (в ред. Федерального закона от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ) - сроком на 13 лет с ограничением свободы сроком на 1 год; ч. 3 ст. 223 УК РФ (в ред Федерального закона от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ) - сроком на 6 лет; ч. 3 ст. 222 УК РФ (в ред. Федерального закона от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ) - сроком на 6 лет и на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности совершенных преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний к 18 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 2 года, с установлением ограничений и возложением обязанностей, указанных в приговоре,

Мартьянов М М

несудимый осужден к лишению свободы за совершение преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 210 УК РФ (в ред. Федерального закона от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ) - сроком на 6 лет с ограничением свободы сроком на 1 год; ч. 2 ст. 2054 УК РФ (в ред. Федерального закона от 2 ноября 2013 г. № 302-ФЗ) - сроком на 6 лет; п. «а» ч. 2 ст. 205 УК РФ (в ред. Федерального закона от 27 декабря 2009 г. № 377- ФЗ) - сроком на 13 лет с ограничением свободы сроком на 1 год; п. «а» ч. 2 ст. 205 УК РФ (в ред. Федерального закона от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ сроком на 13 лет с ограничением свободы сроком на 1 год; п. «а» ч. 2 ст. 205 УК РФ (в ред. Федерального закона от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ) - сроком на 13 лет с ограничением свободы сроком на 1 год; ч. 3 ст. 205' УК РФ (в ред Федерального закона от 9 декабря 2010 г. № 352-ФЗ) - сроком на 10 лет и на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности совершенных преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний к 16 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 2 года, с установлением ограничений и возложением обязанностей указанных в приговоре,

Гафуров Р А

судимый 1

ноября 2007 г. Нурлатским районным судом

Республики Татарстан за два преступления по п. «г»

ч. 2 ст. 161 УК РФ, два преступления по ч. 3 ст. 30 п.

«а» ч. 3 ст. 158 УК РФ, два преступления по п. «а» ч. 3

ст. 158 УК РФ к лишению свободы сроком на 2 года 6

месяцев на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ освобожден от назначенных наказаний за совершение преступлений, предусмотренных: ч. 1 ст. 282 УК РФ (в ред Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ); ч. 2 ст. 2822 УК РФ (в ред Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ), и осужден к лишению свободы за совершение преступлений, предусмотренных: ч. 2 ст. 210 УК РФ (вред. Федерального закона от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ) - сроком на 8 лет с ограничением свободы сроком на 1 год; ч. 2 ст. 2054 УК РФ (в ред Федерального закона от 2 ноября 2013 г. № 302-ФЗ) - сроком на 8 лет; п. «а» ч. 2 ст. 205 УК РФ (в ред. Федерального закона от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ сроком на 13 лет с ограничением свободы сроком на 1 год; ч. 3 ст. 222 УК РФ (вред. Федерального закона от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ) - сроком на 6 лет; ч. 1 ст. 2052 УК РФ (в ред. Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ сроком на 4 года; ч. 1 ст. 2052 УК РФ (в ред. Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ) - сроком на 4 года и на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности совершенных преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний к 17 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев, с установлением ограничений и возложением обязанностей, указанных в приговоре,

Танеев Д Р

несудимый осужден к лишению свободы за совершение преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 210 УК РФ (в ред. Федерального закона от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ) - сроком на 8 лет с ограничением свободы сроком на 1 год; ч. 2 ст. 2054 УК РФ (в ред. Федерального закона от 2 ноября 2013 г. № 302-ФЗ) - сроком на 8 лет; ч. 3 ст. 223 УК РФ (в ред. Федерального закона от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ сроком на 6 лет; ч. 3 ст. 222 УК РФ (в ред. Федерального закона от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ) - сроком на 6 лет; ч. 3 ст. 205' УК РФ (в ред. Федерального

закона от 9 декабря 2010 г. № 352-ФЗ) - сроком на 10 лет; ч. 1 ст. 205' УК РФ

ред. Федерального закона от 9 декабря 2010 г. № 352-ФЗ) - сроком на 6 лет; ч. 1

ст. 30, ч. 2 ст. 205 УК РФ (в ред. Федерального закона от 7 декабря 2011 г. №

420-ФЗ) - сроком на 2 года и на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности

совершенных преступлений путем частичного сложения назначенных

наказаний к 18 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого

режима с ограничением свободы сроком на 1 год, с установлением ограничений

и возложением обязанностей, указанных в приговоре,

Трофимчик С Ф

судимый 8 ноября 2012 г. Чистопольским городским

судом Республики Татарстан по п. «а» ч. 3 ст. 158

УК РФ к обязательным работам сроком на 300 часов,

осужден к лишению свободы за совершение преступлений, предусмотренных:

ч. 2 ст. 210 УК РФ (в ред. Федерального закона от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ)

- сроком на 6 лет с ограничением свободы сроком на 1 год; ч. 2 ст. 2054 УК РФ

(в ред. Федерального закона от 2 ноября 2013 г. № 302-ФЗ) - сроком на 6 лет; п.

«а» ч. 2 ст. 205 УК РФ (в ред. Федерального закона от 27 декабря 2009 г. № 377-

ФЗ) - сроком на 13 лет с ограничением свободы сроком на 1 год; п. «а» ч. 2 ст.

205 УК РФ (в ред. Федерального закона от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ) -

сроком на 13 лет с ограничением свободы сроком на 1 год; ч. 3 ст. 2051 УК РФ

(в ред. Федерального закона от 9 декабря 2010 г. № 352-ФЗ) - сроком на 10 лет;

п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ (в ред. Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-

ФЗ) сроком на 2 года и на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности

совершенных преступлений путем частичного сложения назначенных

наказаний к 16 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого

режима с ограничением свободы сроком на 2 года, с установлением

ограничений и возложением обязанностей, указанных в приговоре,

Абитов Р Р

несудимый осужден к лишению свободы за совершение преступлений, предусмотренных: ч. 2 ст. 210 УК РФ (в ред. Федерального закона от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ сроком на 6 лет с ограничением свободы сроком на 1 год; ч. 2 ст. 2054 УК РФ (вред. Федерального закона от 2 ноября 2013 г. № 302-ФЗ) - сроком на 6 лет; п. «а ч. 3 ст. 205 УК РФ (в ред. Федерального закона от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ сроком на 15 лет с ограничением свободы сроком на 1 год; ч. 3 ст. 223 УК РФ (вред. Федерального закона от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ) - сроком на 6 лет; ч. 3 ст. 222 УК РФ (в ред. Федерального закона от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ) - сроком на 6 лет; ч. 3 ст. 205* УК РФ (в ред. Федерального закона от 9 декабря 2010 г. № 352- ФЗ) - сроком на 10 лет и на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности совершенных преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний к 19 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев, с установлением ограничений и возложением обязанностей, указанных в приговоре.

Судом решены вопросы о мере пресечения, процессуальных издержках судьбе вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Дербилова О.А., объяснения осужденных Сабирова М.Х., Зарипова Р.Н Ситдикова А.Р., Галеева А.А., Мартьянова М.М., Гафурова Р.А., Танеева Д.Р Трофимчика С.Ф., Абитова Р.Р. и их защитников-адвокатов Чекунова ВВ Урсула В.Н., Тинькова Ю.Н., Снурникова С.Н., Дойникова В.И., Восковцева Н.П Кострицы И.В., Максимова ВВ., Дружинина Г.А., защитников Жуковой А.Р Абитова Р.Р. в обоснование и поддержку доводов апелляционных жалоб, мнение прокурора Мацкевича Ю.И., полагавшего необходимым приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы без удовлетворения, Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации

установила согласно приговору признаны виновными:

Сабиров М.Х. - в создании преступного сообщества (преступной организации) в целях совместного совершения тяжких и особо тяжких преступлений, руководстве входящим в него структурным подразделением координации преступных действий, создании устойчивых связей между различными самостоятельно действующими организованными группами разработке планов и создании условий для совершения преступления такими группами, участии в собрании организаторов, руководителей (лидеров) и иных представителей организованных групп в целях совершения преступлений совершенных в 2013 году по 14 ноября; в руководстве структурным подразделением террористического сообщества в период с 14 ноября 2013 г. по 3 декабря 2013 г.; в покушении на террористический акт, совершенный организованной группой в период с сентября по октябрь 2013 г.; в трех террористических актах, совершенных организованной группой 30 октября и 17 ноября 2013 г.; в террористическом акте, совершенном организованной группой сопряженном с посягательством на объекты использования ядовитых отравляющих, токсичных, опасных химических веществ; в незаконных передаче хранении, перевозке, ношении огнестрельного оружия и боеприпасов совершенных организованной группой, совершенном 15 ноября 2013 г.; в незаконных изготовлении огнестрельного оружия, взрывчатых веществ и взрывных устройств, совершенных организованной группой в ноябре 2013 года; в осуществлении в период с августа 2012 года по декабрь 2013 года предпринимательской деятельности без регистрации и без лицензии в случаях когда такая лицензия обязательна, совершенном организованной группой; в совершении в период с августа 2012 года по октябрь 2013 года финансовых операций с денежными средствами, приобретенными лицом в результате совершения им преступления, в целях придания правомерного вида владению пользованию и распоряжению указанными денежными средствами, совершенном организованной группой;

Зарипов Р.Н. - в руководстве входящим в преступное сообщество (преступную организацию) структурным подразделением, координации преступных действий, создании устойчивых связей между различными самостоятельно действующими организованными группами, совершенными в 2013 году до 14 ноября; в руководстве входящим в террористическое сообщество структурным подразделением в период с 14 ноября по 5 декабря 2013 г.; в покушении на террористический акт, совершенный организованной группой в период с сентября по октябрь 2013 года; в трех террористических актах совершенных организованной группой 30 октября и 17 ноября 2013 г.; в террористическом акте, совершенном 15 ноября 2013 г. организованной группой сопряженном с посягательством на объекты использования ядовитых отравляющих, токсичных, опасных химических веществ; в вандализме совершенном по мотивам религиозной ненависти и вражды; в незаконном изготовлении взрывчатых веществ и взрывных устройств, совершенных организованной группой в период сентября - октября 2013 года; в незаконных хранении, перевозке, ношении взрывчатых веществ и взрывных устройств совершенных организованной группой в ноябре 2013 года;

Ситдиков А.Р. - в участии в 2013 году по 14 ноября в преступном сообществе (преступной организации); в участии в террористическом сообществе в период с 14 ноября до 3 декабря 2013 г.; в террористическом акте, совершенном 15 ноября 2013 г. организованной группой, сопряженном с посягательством на объекты использования ядовитых, отравляющих, токсичных, опасных химических веществ; в незаконном изготовлении взрывчатых веществ и взрывных устройств совершенных организованной группой в ноябре 2013 года; в незаконных хранении, перевозке, ношении взрывчатых веществ и взрывных устройств совершенных организованной группой в ноябре 2013 года; в пособничестве период 2012 - 2013 годов в совершении преступления, предусмотренного ст. 205 УК РФ; в осуществлении предпринимательской деятельности без регистрации и без лицензии в случаях, когда такая лицензия обязательна, совершенном организованной группой в период с августа 2012 года по декабрь 2013 года; в совершении финансовых операций с денежными средствами, приобретенными лицом в результате совершения им преступления, в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами, совершенном организованной группой в период с августа 2012 года по октябрь 2013 года;

Галеев А.А. - в участии в 2013 году по 14 ноября в преступном сообществе (преступной организации); в участии в террористическом сообществе в период с 14 ноября до 11 декабря 2013 г.; в покушении на террористический акт совершенном организованной группой в сентябре - октябре 2013 года; в незаконном изготовлении взрывчатых веществ и взрывных устройств совершенных организованной группой в сентябре - октябре 2013 года; в незаконном хранении, перевозке, ношении взрывного устройства, совершенном организованной группой в сентябре - октябре 2013 года; в трех террористических актах, совершенных организованной группой 30 октября и 17 ноября 2013 г.;

Мартьянов М.М. - в участии в 2013 году по 14 ноября в преступном сообществе (преступной организации); в участии в террористическом сообществе в период с 14 ноября до 9 декабря 2013 г.; в трех террористических актах совершенных организованной группой 30 октября и 17 ноября 2013; в пособничестве в совершении преступления, предусмотренного ст. 205 УК РФ совершенном в 2012 - 2013 годах;

Абитов Р.Р. - в участии в 2013 году по 14 ноября в преступном сообществе (преступной организации); в участии в террористическом сообществе в период с 14 ноября до 24 декабря 2013 г.; в террористическом акте, совершенном 15 ноября 2013 г. организованной группой, сопряженном с посягательством на объекты использования ядовитых, отравляющих, токсичных, опасных химических веществ; в незаконном изготовлении взрывчатых веществ и взрывных устройств совершенных организованной группой в ноябре 2013 года; в незаконных хранении, перевозке, ношении взрывчатых веществ и взрывных устройств совершенных организованной группой в ноябре 2013 года; в пособничестве в 2012-2013 годах в совершении преступления, предусмотренного ст. 205 УК РФ;

Танеев Д.Р. - в участии в 2013 году по 14 ноября 2013 г. в преступном сообществе (преступной организации); в участии в террористическом сообществе в период с 14 ноября 2013 г. до 6 марта 2014 г.; в незаконной переделке огнестрельного оружия, совершенной организованной группой с июня 2011 года по декабрь 2012 года; в незаконных приобретении, хранении огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенных организованной группой с сентября 2004 года по 1 января 2005 г.; в пособничестве в 2012 - 2013 годах в совершении преступления, предусмотренного ст. 205 УК РФ; в финансировании терроризма совершенном в 2011 - 2013 годах; в приготовлении к публичным призывам к осуществлению террористической деятельности и публичному оправданию терроризма с использованием средств массовой информации, совершенном в период с декабря 2013 года по март 2014 года;

Трофимчик С.Ф. - в участии в 2013 году по 14 ноября в преступном сообществе (преступной организации); в участии в террористическом сообществе в период с 14 ноября до 11 декабря 2013 г.; в двух террористических актах совершенных организованной группой 30 октября и 17 ноября 2013 г.; в пособничестве в 2012 - 2013 годах в совершении преступления предусмотренного ст. 205 УК РФ; в тайном хищении чужого имущества совершенном с незаконным проникновением в жилище 15 марта 2009 г.;

Гафуров Р.А. - в участии в 2013 году по 14 ноября в преступном сообществе (преступной организации); в участии в террористическом сообществе в период с 14 по 30 ноября 2013 г.; в террористическом акте, совершенном организованной группой 17 ноября 2013 г.; в незаконных передаче, хранении, перевозке, ношении огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенных организованной группой в ноябре 2013 года; в участии в период с 2010 года по 14 ноября 2013 г. в деятельности организации, в отношении которой судом принято вступившее в законную силу решение о запрете деятельности в связи с осуществлением экстремисткой деятельности; в публичных призывах к осуществлению террористической деятельности и публичном оправдании терроризма совершенных в 2012 году; в действиях, направленных на возбуждение ненависти и вражды, а также на унижение достоинства человека и группы лиц по признакам национальности, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенных публично с марта по 22 ноября 2012 г.

В апелляционных жалобах осужденные и их защитники, подробно анализируя все исследованные окружным военным судом доказательства, в том числе показания потерпевших, свидетелей, подсудимых, давая им собственную оценку, утверждают о незаконности, необоснованности и несправедливости приговора. По мнению авторов жалоб, выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным в ходе судебного разбирательства. При вынесении приговора судом допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона и неправильно применен уголовный закон.

Кроме того, в обоснование жалоб Абитов и другие осужденные заявляют об их продолжительном содержании под стражей, применении к ним, а также ряду свидетелей, в том числе осужденных по другим уголовным делам, показания которых положены в основу приговора, пыток и недозволенных методов ведения следствия со стороны правоохранительных органов, что привело к использованию судом в приговоре показаний осужденных и свидетелей, полученных незаконным путем.

По мнению осужденного Абитова и его защитника, суд необоснованно его действия, связанные с незаконным оборотом взрывчатых веществ и взрывных устройств, одновременно квалифицировал по ч. 3 ст. 223 и ч. 3 ст. 222 УК РФ Абитов настаивает на недоказанности совершения им незаконных изготовления ношения, хранения, перевозки взрывчатых веществ и взрывных устройств, в связи с чем делает вывод о незаконности его осуждения по п. «а» ч. 3 ст. 205, ч. 3 ст. 223 и ч. Зет. 222 УК РФ.

Анализируя показания Г Ш , а также иные исследованные доказательства, авторы жалоб настаивают на том, что последний оговорил Абитова при обвинении в содействии терроризму.

Трофимчик и другие осужденные, выражая несогласие с приговором называют обвинение сфальсифицированным.

Сабиров, Мартьянов и другие осужденные, а также их защитники просят отменить приговор и оправдать осужденных, поскольку судебное решение построено на недопустимых доказательствах. Во время судебного разбирательства в нарушение уголовно-процессуального закона стороне защиты отказано в удовлетворении многочисленных ходатайств. Сабиров и его защитник адвокат Маслов настаивают на том, что Сабиров не совершал преступлений, за исключением незаконной предпринимательской деятельности, которую осуществлял самостоятельно. При этом судом неверно определен размер полученного им дохода от указанной деятельности. Совершение Сабировым преступлений, предусмотренных ст. 171 и 174 УК РФ, в том числе в составе организованной группы, по мнению авторов апелляционных жалоб, не доказано.

Ссылаясь на детализацию телефонных соединений свидетеля Ша также содержание его показаний при судебном разбирательстве дела, Сабиров и адвокат Маслов заявляют о ложности показаний данного свидетеля в отношении осужденных, поскольку они получены под влиянием пыток и иных незаконных мер воздействия.

Кроме того, Сабиров возражает против доводов апелляционной жалобы адвоката Никитина, в которой со ссылкой на показания свидетеля Г утверждается об отказе Сабирова выполнить просьбу М по ведению «джихада».

Защитники, а также осужденные выражают несогласие с произведенной в приговоре оценкой доказательств по делу, при этом заявляют о недопустимости и ложности показаний Мартьянова, данных им в ходе предварительного следствия а также показаний свидетеля И (псевдоним).

Гафуров заявляет, что в приговоре ему вменен в вину террористический акт в отношении часовни-купели, хотя обвинение предъявлялось по поводу поджога церкви в городе Чистополе по ул. д.

В связи с исключением из объема обвинения ч. 1 ст. 2055 УК РФ Гафуров просит признать за ним право на реабилитацию.

Также Гафуров, другие осужденные и их защитники заявляют о том, что признательные показания Ситдикова, Мартьянова, а также показания свидетелей Ш ,К , Г М иГ о преступной деятельности осужденных получены с использованием пыток и других незаконных методов ведения следствия, при этом органы следствия не установили личность А в ходе обращений которого неизвестное лицо берет на себя ответственность за пуски самодельных ракет по Нижнекамскому заводу.

Гафуров выражает несогласие с описанием в приговоре его преступной деятельности, в том числе связанной с размещением определенных видеозаписей в информационно-телекоммуникационной сети Интернет. По мнению осужденного, его фотографии с флагом на голове, фотоснимки горящих церквей ряд других фотографий, публикации в социальных сетях не свидетельствуют о виновности осужденных в поджогах церквей, а также в их участии в преступном и террористическом сообществах. Ссылаясь на свои критические выступления статьи и заметки в социальных сетях в отношении террористической организации «Хизб-ут Тахрир аль Ислами», отдельных религиозных деятелей Республики Татарстан, Гафуров заявляет о своей правозащитной деятельности и просит

2 оправдать его в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 205 , ч. 2

2 ст. 282 УК РФ. Обращая внимание на показания многочисленных свидетелей, в том числе Х и З , допрошенных по делу, на организационную систему «Хизб-ут Тахрир аль Ислами», не соглашаясь с выводами религиоведческих экспертных заключений, а также выводами суда в приговоре Гафуров отрицает свою и других осужденных террористическую деятельность на территории Республики Татарстан, а также принадлежность к запрещенной на территории Российской Федерации партии «Хизб-ут Тахрир аль Ислами» и «Чистопольскому Джамаату» и просит исключить из его обвинения п. «а» ч. 2 ст. 205 УК РФ.

Уничтожение огнестрельного оружия и боеприпасов при производстве по уголовным делам в отношении С и Х , содержание детализации телефонных соединений между Гафуровым, Сабировым Х иС отсутствие на оружии их отпечатков пальцев, а также не обнаружение на предметах их одежды следов пороховых газов, по мнению адвоката Маслова, осужденных Сабирова и Гафурова, свидетельствует о невиновности последних в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 222 УК РФ.

Отсутствие на одежде следов калиевой и аммиачной селитры, алюминиевой пудры, детализация его телефонных соединений, по мнению Гафурова подтверждают его невиновность в совершении террористического акта.

Осужденный заявляет, что на экспертное исследование были представлены три видеозаписи, которые не были обнаружены 22 ноября 2012 г. на его персональной странице в социальной сети.

Ссылаясь на свои отказы от услуг адвокатов по назначению, нахождение на его иждивении малолетнего ребенка, а также низкий размер заработной платы жены, Гафуров просит отменить решение суда в части возложения на него обязанности по возмещению процессуальных издержек.

Зарипов, а также другие осужденные заявляют о несоответствии выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела в отношении экспертных заключений, показаний свидетелей К ,С и других доказательств. По утверждению осужденных суд в приговоре не произвел оценку всех исследованных по делу доказательств.

Анализируя исследованные судом доказательства, в том числе детализацию телефонных соединений, давая им собственную оценку, Мартьянов, Зарипов Сабиров и другие осужденные выражают несогласие, как с содержанием, так и оценкой в приговоре показаний Х К Ш Г К , М , Г М Кроме того осужденные оспаривают произведенную в приговоре оценку показаний многочисленных свидетелей, представленных стороной защиты.

Сабиров, Ситдтиков, Зарипов, а также другие осужденные заявляют, что в нарушение уголовно-процессуального закона они с постановлениями о назначении экспертиз были ознакомлены несвоевременно и лишь при знакомстве с экспертными заключениями.

По мнению адвокатов Маслова, Яркаевой, осужденных Сабирова, Зарипова и других, осужденные подлежат оправданию в совершении преступлений предусмотренных ст. 210 и 2054 УК РФ, в связи с недоказанностью цели получения осужденными материальной выгоды от преступной деятельности, не подтверждением сплоченности, устойчивости и организованности их группы, а также на основании ст. 10 УК РФ, согласно которой уголовный закон устанавливающий уголовную ответственность, обратной силы не имеет.

Ссылаясь на показания специалиста П и другие доказательства, в том числе экспертные заключения, Сабиров, Зарипов, Ситдиков, а также другие осужденные заявляют о недоказанности события преступления, связанного с запуском ракет по заводу.

Давая собственную оценку исследованным судом доказательствам осужденные, в том числе Сабиров, Зарипов и Ситдиков, настаивают на недоказанности совершения ими и иных преступлений.

Также осужденные Сабиров, Зарипов и Ситдиков утверждают о нарушении их права на защиту, не обеспечении их в ходе предварительного следствия квалифицированной юридической помощью, необоснованном отказе судом в удовлетворении ходатайств стороны защиты, в том числе о назначении многочисленных экспертиз, допросе специалиста П . Адвокаты Никитин Ахкамова, Шарипова, Шатруков, защищавшие в ходе судебного разбирательства подсудимых Мартьянова, Танеева и Сабирова, ранее оказывали юридическую помощь Ситдикову, показания которого, данные под принуждением в ходе предварительного следствия, противоречат показаниям указанных подсудимых Адвокат Соколова в ходе предварительного следствия защищала подозреваемого Абитова, а также представляла интересы обвиняемого Х при проверке его показаний на месте. Адвокат Габдрахманова 1 октября 2015 г защищала интересы обвиняемого Зарипова при продлении ему меры пресечения а до этого она представляла интересы Ш , осужденного приговором Верховного Суда Республики Татарстан от 26 декабря 2014 г. Адвокат Шакирова сначала оказывала юридическую помощь Сабирову, а затем Трофимчику.

Адвокат Маслов заявляет, что суд необоснованно не освободил от участия в деле адвоката Шарипову, несмотря на отказ Сабирова от ее услуг, продолжил рассмотрение уголовного дела, не предоставив возможности адвокату Маслову тщательным образом ознакомиться с материалами дела и подготовиться к участию в его рассмотрении.

Также Зарипов, Сабиров, Ситдиков, Галеев и другие осужденные, адвокат Маслов утверждают о том, что суд при отсутствии на то законных оснований рассмотрел дело в закрытом судебном заседании, поскольку заявления М об угрозах в ее адрес не были подтверждены какими-либо доказательствами.

Со ссылкой на показания свидетелей З З осужденный Зарипов заявляет о незаконной конфискации судом автомобиля принадлежащего З и при отсутствии доказательств о приобретении автомобиля на денежные средства, добытые преступным путем.

При осуждении по ст. 210 и 2054 УК РФ суд вышел за пределы предъявленного обвинения, в котором указано о существовании «Чистопольского джамаата» с 2013 года, а суд в приговоре отметил о его создании в 2012 году.

Судом нарушен срок изготовления протокола судебного заседания.

Также Зарипов, Ситдиков, Галеев и другие осужденные ссылаются на неудовлетворительные условия их содержания в карцере ИВС г. Нижнекамска, в СИЗО г. Казани, в Казанском гарнизонном военном суде, многократные случаи перемещения их в различные следственные изоляторы, в которых были невыносимые условия содержания, и выражают несогласие с возложением на них процессуальных издержек в связи с отказом от услуг адвокатов по назначению.

В жалобе осужденный Танеев заявляет о фальсификации уголовного дела, о его оговоре лицами, заключившими досудебное соглашение о сотрудничестве со следствием, а также Г на почве неприязненных отношений, о подмене патронов, изъятых у него по месту жительства, о необоснованном возбуждении в отношении него второго уголовного дела, о ложности показаний свидетеля Г , а также о предвзятом к нему отношении со стороны правоохранительных органов и суда.

Танеев настаивает на том, что не оказывал помощи М в сокрытии от правоохранительных органов.

Вину в совершении приготовления к публичным призывам к осуществлению террористической деятельности и публичному оправданию терроризма с использованием средств массовой информации осужденный отрицает, поскольку после написания хотел уничтожить подготовленный им текст, но забыл о нем.

Танеев заявляет о недоказанности финансирования им терроризма, поскольку денежные средства передавал М вынужденно, под влиянием его угроз и не в интересах террористической деятельности, а для поддержки иных осужденных, находящихся в местах лишения свободы.

Осужденный Танеев, ссылаясь на трудное материальное положение его семьи, связанное с пожилым возрастом матери, пребыванием супруги на учете по безработице, нахождением на их иждивении четверых несовершеннолетних детей, просит освободить его от уплаты процессуальных издержек. Также Танеев выражает несогласие с судебным решением об отклонении его замечаний поданных на протокол судебного заседания.

В заключение жалобы осужденный Танеев просит приговор отменить и переквалифицировать его действия с ч. 3 на ч. 1 ст. 222 УК РФ.

В апелляционной жалобе осужденный Ситдиков заявляет, что суд в приговоре оценил не все исследованные доказательства, не указал, по каким основаниям принял одни доказательства и отверг другие. Суд необоснованно отказал стороне защиты в удовлетворении многочисленных ходатайств, в том числе связанных с производством экспертиз, допросом свидетелей, потерпевших экспертов и специалистов.

Также Ситдиков заявляет о нарушении его права на защиту, в связи с назначением ему следователем адвоката по назначению Шакировой после отказа от услуг адвоката Ахметова.

Ситдиков, Мартьянов и другие осужденные выражают несогласие с произведенной судом оценкой доказательств по делу, поскольку считают ее тенденциозной. По их мнению показания Х Ш ,КШ К , С о деятельности осужденных являются недопустимыми доказательствами, так как они непоследовательны противоречивы, основаны на слухах и домыслах. Суд неверно оценил показания Г И , И Г С Д Х Г и не произвел оценку всех исследованных доказательств.

В связи с отсутствием каких-либо требований к властям или должностным лицам Ситдиков, Сабиров и другие осужденные заявляют об отсутствии в их действиях признаков террористического акта.

Также Ситдиков утверждает, что в связи с нахождением до августа 2012 года в местах лишения свободы его действия по оказанию помощи Мингалееву совершившему террористический акт в июле 2012 года, в сокрытии от правоохранительных органов подлежат переквалификации с ч. 3 ст. 205* на ст. 316 УК РФ.

Показания Ш С К о преступной деятельности осужденных, а также его собственные признательные показания являются ложными и недопустимыми доказательствами.

Судом дана неверная оценка детализации телефонных соединений между осужденными и местам их нахождения при телефонных разговорах.

Ситдиков, а также другие осужденные и их защитники выражают несогласие с отказом суда в удовлетворении многочисленных ходатайств стороны защиты, в том числе о назначении экспертиз, а также заявляют, что ознакомление с постановлениями о назначении экспертиз происходило несвоевременно при знакомстве с уже исполненными экспертными заключениями.

В отношении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 4 ст. 174* УК РФ Ситдиков выражает несогласие с редакцией примененного уголовного закона от 28 июня 2013 г. № 134, поскольку автомобиль Газель был приобретен Сабировым в январе 2013 года. В связи с этим Ситдиков полагает, что он подлежит оправданию за совершение преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 2 ст. 171 и п. «а» ч. 4 ст. 1741 УК РФ, так как в соответствии с прежней редакцией уголовного закона ответственность наступала лишь за совершение финансовых операций в размере свыше шести миллионов рублей.

По мнению осужденного Ситдикова судебное решение о взыскании с него процессуальных издержек по делу не мотивировано и при его принятии суд не учел нахождение у него на иждивении троих малолетних детей, престарелых родителей, являющихся инвалидами.

В заключение жалобы Ситдиков просит отменить приговор и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В апелляционной жалобе и дополнении к ней осужденный Галеев полагает что суд в приговоре не мотивировал надлежащим образом выводы о его виновности, а также не оценил в установленном законом порядке его доводы приведенные в свою защиту. Положенный в основу приговора протокол его опознания потерпевшим К является недопустимым доказательством в связи с тем, что до проведения указанного следственного действия потерпевшему предъявлялась его фотография.

Также, по мнению осужденных Галеева и Ситдикова, суд вышел за пределы предъявленного им обвинения, поскольку по ч. 2 ст. 210 УК РФ им вменялся в вину период совершения преступления с мая 2013 года по 14 ноября 2013 г., а суд в приговоре признал их виновным в совершении данного преступления в период с 2012 года по 14 ноября 2013 г.

Анализируя показания свидетелей М С , М К Г И И Г , З Г З Х С , У , С К а также других допрошенных лиц, экспертное заключение и давая им собственную оценку, ссылаясь на осуществление административного надзора за Галеевым, а также на детализацию его телефонных соединений, адвокат Яркаева настаивает на недоказанности вины Галеева в совершенных преступлениях.

В апелляционных жалобах осужденные, защитники-адвокаты Никитин Гараев, Нафикова, Маслов, Шакирова, защитники Жукова, Гафурова утверждают о недоказанности исследованными доказательствами вины всех осужденных в совершении преступлений, в том числе связанных с организацией С преступного и террористического сообществ, руководством Зариновым структурным подразделением сообществ, с участием остальных осужденных в указанных сообществах. Доводы обвинения в этой части являются голословными и бездоказательными. Совместное участие осужденных в богослужениях и мусульманских обрядах, общение между собой, по мнению стороны защиты, не свидетельствуют об их преступной деятельности. Сторона защиты настаивает на том, что в материалах уголовного дела отсутствуют доказательства свидетельствующие о наличии в действиях осужденных квалифицирующих признаков участия в преступном сообществе (преступной организации).

Помимо этого защитник-адвокат Шакирова заявляет, что Ш З ,М оговорили осужденных, в том числе Трофимчика, с целью смягчить свое наказание. Участие Трофимчика в преступном сообществе созданном в целях совершения тяжких и особо тяжких преступлений, в установленном законом порядке не доказано. Признательные показания в ходе предварительного следствия Трофимчик дал под влиянием пыток и недозволенных методов ведения следствия. В ходе расследования дела не доказано, что поджог церкви являлся устрашающим актом для жителей города Чистополя Республики Татарстан.

Адвокат Никитин и осужденный Мартьянов оспаривают доказанность участия Мартьянова в совершении трех террористических актов, а также наличие в действиях осужденных цели воздействия на принятие решений органами власти или международными организациями.

По мнению осужденного и защитника, протоколы осмотра места происшествия, автомобилей Мартьянова и Зарипова, матерчатых перчаток и емкостей из автомобиля Мартьянова, показания потерпевших и М признательные показания Мартьянова, данные им под воздействием пыток со стороны правоохранительных органов и при недобросовестной защите его интересов адвокатами по назначению Валиевой и Морозова, не свидетельствуют о виновности Мартьянова в поджоге купели на роднике в с Новошешминского района Республики Татарстан.

Анализируя показания осужденного Мартьянова, его родителей и супруги экспертные заключения, показания свидетеля З при судебном разбирательстве, адвокат Никитин и осужденный заявляют, что следы аммиачной и калиевой селитры в автомобиле и на предметах одежды Мартьянова

Защитник Нафикова и осужденный Ситдиков заявляют о недопустимости показаний лиц, ранее осужденных по другим уголовным делам, а иных доказательств о причастности Ситдикова к преступлениям не добыто.

Адвокат и осужденный полагают неопровергнутым алиби Ситдикова в отношении обстоятельств и времени его перемещения на автомобиле Газель утром 15 ноября 2013 г., а результаты следственного эксперимента противоречат показаниям Ситдикова, детализации его телефонных соединений, а также сведениям, полученным его супругой в результате организованного ею эксперимента.

Исследованная в судебном заседании видеозапись ввиду низкого качества не свидетельствует о виновности Ситдикова.

Показания свидетелей обвинения Ш ,С иК не соответствуют действительности и опровергаются показаниями осужденных и других свидетелей.

Показания Ситдикова от 26 декабря 2013 г. являются недопустимыми поскольку они были получены в другой день и при отсутствии защитника адвоката.

Адвокат Гафуров в обоснование невиновности осужденного Зарипова заявляет о несоответствии выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела. По утверждению защитника суд лишил сторону защиты возможности доказать непричастность Зарипова к совершению преступлений Уголовное дело расследовано и рассмотрено судом с обвинительным уклоном, с нарушением принципов состязательности сторон, презумпции невиновности уважения чести и достоинства лица, привлекаемого к уголовной ответственности.

Обвинение, предъявленное Зарипову, по мнению защитника, является надуманным, необоснованным и не подтвержденным какими-либо допустимыми и достаточными доказательствами.

Защитник Жукова в апелляционной жалобе в интересах осужденного Зарипова заявляет о незаконности и несправедливости приговора. По мнению Жуковой обвинение в отношении всех осужденных сформулировано в неконкретном и неопределенном виде, в приговоре в отношении Сабирова и Зарипова отсутствует указание на то, какие их действия относятся к созданию преступного сообщества, а какие к руководству им. Суд в нарушение принципов законности при производстве по уголовному делу, состязательности сторон при рассмотрении дела выступил на стороне обвинения. Исследованными доказательствами не подтвержден факт вступления Зарипова в преступное сообщество, а также его руководство структурным подразделением данного сообщества. В приговоре отсутствуют доказательства, подтверждающие общение Сабирова и Зарипова с М при создании преступного сообщества. Не доказано общение Зарипова с осужденными Трофимчиком, Танеевым Гафуровым, Ситдиковым. Зарипов общался лишь с Галеевым и Мартьяновым в связи с совместной трудовой деятельностью. Показания засекреченных свидетелей, а также лиц, заключивших досудебное соглашение о сотрудничестве на которых построен обвинительный приговор, основаны на домыслах и догадках. По мнению защитника, прекращение уголовного дела в отношении образовались вследствие транспортировки им удобрений З Показания же осужденной М в подтверждение версии обвинения являются недопустимыми.

Процедура опознания Мартьянова свидетелем Б проведена с нарушением УПК РФ, поскольку свидетель до проведения указанного следственного действия опознал Мартьянова по фотографии, а статист под № 3 значительно превосходил его в росте и был старше по возрасту.

Б и другие свидетели представили различное описание Абитова якобы договаривавшегося с Б о покупке гаража.

Содействие Мартьянова террористической деятельности не подтверждено, в том числе показаниями свидетелей Ш не сообщившего о противоправной деятельности осужденного, а также К , который не смог назвать источник своей осведомленности об участии Мартьянова в поджогах церквей.

Свидетели Г И , И , Г З Г , З ,Х , С ,У , С при судебном следствии не подтвердили свои показания, данные в ходе предварительного следствия, о причастности Мартьянова к террористической деятельности. Не свидетельствовали об этом и свидетели Ш , К а бывший сотрудник полиции К в показал, что не располагал сведениями о преступной деятельности осужденных.

Адвокат Никитин и осужденный Мартьянов полагают, что показаниями свидетелей Г родителей и супруги Мартьянова подтверждена невозможность совершения Мартьяновым террористического акт в ночь с 16 на 17 ноября 2013 г.

Показаниями родственников Мартьянова и других свидетелей установлено что Мартьянов перевозил в своем автомобиле бензин в пластиковой таре из-за проблем с запуском двигателя автомобиля, а не с целью совершения террористических актов.

Время возгорания церкви на улице г. Чистополя, указанное свидетелями и в обвинительном заключении, не соответствует сведениям представленным службой спасения Татарстана.

В признан потерпевшим необоснованно, поскольку согласно его показаниям молельный дом, родник и закрашенная табличка-указатель не находятся на балансе сельского поселения.

В заключение жалоб осужденный Мартьянов и адвокат Никитин просят приговор отменить, при этом адвокат предлагает оправдать Мартьянова, а осужденный - направить дело на новое рассмотрение.

Помимо этого адвокат Нафикова ссылается на то, что обнаружение в автомобиле и на рабочей одежде Ситдикова следов взрывчатых веществ опровергается первоначальными экспертными исследованиями по делу.

Из показаний Сабирова и Ситдикова следует, что у них не было совместного бизнеса, а Ситдиков трудился за определенную плату в интересах Сабирова. Автомобиль Газель был приобретен на денежные средства Сабирова и оформлен на него главного организатора преступного сообщества М , а также не возбуждение в отношении последнего уголовного дела по ст. 210 УК РФ свидетельствует о незаконности предъявленного осужденным обвинения в создании и участии в преступном сообществе. Кроме того, защитник заявляет о нарушении права Зарипова на заявление ходатайств во время предварительного слушания, возражает против рассмотрения дела в закрытом судебном заседании обращает внимание на несвоевременное ознакомление осужденных с постановлениями о назначении экспертиз, а также о нарушении права на защиту в связи с назначением Зарипову судом адвоката Смирнова, от услуг которого по соглашению осужденный отказался. Помимо этого защитник заявляет о незаконном участии при проведении отдельных следственных действий адвокатов Валиевой, Ахметовой и Миннегулова при защите интересов Мартьянова Ситдикова, Трофимчика, поскольку ранее они защищали лиц, осужденных по другим уголовным делам, интересы которых противоречат интересам указанных осужденных.

Адвокат Ахкамова, обращая внимание на показания иных осужденных отрицающих знакомство с Танеевым, заявляет в жалобе, что следствием не представлены доказательства об участии Танеева в преступном сообществе (преступной организации). Свидетель Г не подтвердила свои показания данные ею в ходе предварительного следствия, а показания свидетелей Ш ,Г являются недостоверными из-за противоречивости и желания Г оговорить Танеева для облегчения своей участи по уголовному делу. Обнаружение в автомобиле, ранее принадлежавшем Танееву следов аммиачной и калийной селитры, защитник объясняет перевозкой в автомобиле ячменя в мешках из-под минеральных удобрений. Денежные средства Мингалееву Танеев передавал не с целью финансирования терроризма, а под влиянием угрозы в расправе над ним и членами его семьи. Оказание Танеевым помощи М в сокрытии от правоохранительных органов не доказано поскольку показания свидетеля М непоследовательны и ничем не подтверждены. Приготовление Танеева к публичным призывам к осуществлению террористической деятельности и публичному оправданию терроризма с использованием средств массовой информации не подтверждено, поскольку он хотел уничтожить подготовленный им текст, но забыл о нем. Ссылаясь на содержание показаний осужденного Танеева, обвиняемых по другим уголовным делам Г , Х , заключение криминалистической экспертизы и протоколы осмотра мест происшествия от 24 марта 2014 г., адвокат утверждает что Танеев приобрел у Г уже переделанный под боевой пистолет «ИЖ-71».

В заключение жалобы, обращая внимание на наличие у Танеева на иждивении четверых детей, просит приговор отменить и переквалифицировать действия осужденного с ч. 3 на ч. 1 ст. 222 УК РФ.

Осужденный Абитов, защитник-адвокат Гараев и защитник Абитов Р.Р. в апелляционных жалобах и дополнениях к ним называют приговор незаконным необоснованным и несправедливым. По мнению авторов жалоб, обвинение не подтверждено исследованными по делу доказательствами, а суд в нарушение уголовно-процессуального закона выступил на стороне обвинения.

В деле отсутствуют и в приговоре не приведены доказательства создания преступного сообщества, а также доказательства, свидетельствующие о наличии в действиях осужденного Абитова признаков состава преступления предусмотренного ч. 2 ст. 210 УК РФ, который в соответствии с исследованной судом детализацией телефонных сообщений не общался с другими осужденными и не поддерживал с ними какую-либо связь.

Мартьянов на допросах показал, что с Абитовым знаком не был, а впервые увидел его в следственном изоляторе. Большинство осужденных также показали что познакомились между собой лишь в ходе предварительного следствия.

В отношении Абитова и других осужденных в ходе предварительного следствия использовались незаконные методы, связанные с лишением сна и применением электричества.

К , Ш М Г и М оговорили Абитова и других осужденных, при этом показания К иШ непоследовательны и противоречивы.

Свидетели Ш Г С А Н , А показали, что никогда не видели в кругу общения Абитова других осужденных, охарактеризовали его положительно, сообщив, что Абитов никогда не поддерживал идеологию радикального и нетрадиционного ислама. Об этом же свидетельствуют характеристики Абитова, подписанные имамами мечетей города Чистополя, а также его соседями и односельчанами.

В ходе обысков по месту проживания Абитова литература радикального толка обнаружена не была.

Свидетель И опроверг показания, данные им в ходе предварительного следствия в отношении Абитова.

Сотрудники полиции К и Ф заявили, что не располагали какой-либо негативной информацией в отношении Абитова, в том числе о его причастности к экстремистской деятельности.

Показания осужденного Абитова, результаты обыска в его жилище, а также показания свидетеля А свидетельствуют о непричастности Абитова к преступной деятельности.

Ссылаясь на показания Г , М , Ш детализацию телефонных соединений последнего, защитники утверждают о недоказанности содействия Абитова террористической деятельности М .

В соответствии с исследованной судом детализацией телефонных соединений с номера, принадлежащего Абитову, последний не вел телефонных разговоров с Танеевым, Ситдиковым, Зариновым, Галеевым, Гафуровым Трофимчиком, Мартьяновым.

Обращая внимание на показания свидетеля К Абитова М.Р., на содержание справок «Гимназии № » Чистопольского муниципального района Республики Татарстан, а также на детализацию телефонных соединений осужденного Абитова, защитники заявляют, что последний не мог в указанное в обвинении время совершать преступные действия, связанные с незаконным изготовлением взрывчатых веществ.

По утверждению защитников, следы аммиачной селитры на личных вещах Абитова могли образоваться в результате его профессиональной деятельности по ремонту легковых автомобилей.

Обыски в домах Абитова произведены с нарушением уголовно процессуального закона. Результаты изъятия и упаковки предметов одежды Абитова, отраженные в протоколах обыска, не соответствуют сведениям изложенным в экспертном заключении.

Процедура опознания Абитова свидетелем Б проведена с нарушением УПК РФ, поскольку следователь перед опознанием продемонстрировал фотографии лиц для опознания.

При назначении Абитову наказания не учтены его положительные характеристики, тяжелые условия жизни его многодетной семьи, что он воспитал четверых детей и у него на иждивении находится малолетний ребенок.

По мнению защитника Абитова Р.Р., суд необоснованно отказал стороне защиты в удовлетворении ходатайств о привлечении к участию в деле специалистов в области террористической деятельности, а также о назначении технических экспертиз.

Адвокат Маслов просит признать незаконными определения Приволжского окружного военного суда от 1 ноября 2016 г. (о рассмотрении дела в закрытом судебном заседании), от 6, 23 декабря 2016 г., от 11 января, 7 февраля, 1 и 3 марта 2017 г. (об отказе в удовлетворении ходатайств стороны защиты о признании доказательств недопустимыми и назначении судебных экспертиз).

По мнению Маслова, суд в приговоре произвел неправильную оценку показаний Х Ш а, Г К , Г М в отношении действий Сабирова и его роли при совершении преступлений. Суд не дал оценку всем исследованным доказательствам.

Подробно анализируя исследованные судом доказательства, в том числе показания потерпевших, свидетелей, подсудимых, специалистов П А , заключение специалиста А протоколы осмотра мест происшествия, экспертные заключения, детализацию телефонных соединений адвокат Маслов заявляет о недоказанности вины Сабирова и других осужденных не установлении событий, в том числе времени совершения ими преступлений.

В заключение апелляционных жалоб их авторы просят приговор отменить и оправдать осужденных.

В возражениях на апелляционные жалобы осужденных и их защитников государственный обвинитель Маданов просит оставить их без удовлетворения, а приговор окружного военного суда суда без изменения.

Рассмотрев материалы уголовного дела и обсудив доводы апелляционных жалоб, выслушав стороны, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Как следует из материалов дела, предварительное расследование и судебное разбирательство проведены в соответствии с требованиями уголовно процессуального закона, всесторонне и полно с соблюдением принципов состязательности и равноправия сторон.

Вопреки утверждениям в жалобах, в приговоре, как это предусмотрено требованиями ст. 307 УПК РФ, содержится описание преступных действий каждого из осужденных с указанием места, времени, способа их совершения формы вины и мотивов, изложены доказательства виновности по каждому подтвержденному в суде обвинению, приведены основания, по которым одни доказательства признаны достоверными, а другие отвергнуты судом сформулированы выводы о квалификации действий осужденных, а также по другим вопросам, подлежащим разрешению при постановлении обвинительного приговора.

Суд проверил версии в защиту осужденных, в приговоре каждой из них дана правильная, основанная на анализе исследованных доказательств, оценка.

Из протокола судебного заседания усматривается, что все ходатайства сторон обвинения и защиты, в том числе о признании ряда доказательств недопустимыми, о производстве экспертиз, допросе потерпевших, свидетелей экспертов, специалистов судом разрешены после выяснения мнений участников судебного разбирательства и исследования фактических обстоятельств дела относящихся к данным вопросам. Решения суда по этим ходатайствам являются мотивированными и сомнений в своей законности и обоснованности не вызывают. Право стороны защиты на представление доказательств при судебном разбирательстве дела судом не нарушено.

Позиция подсудимых и их защитников как по делу в целом, так и по отдельным деталям обвинения и обстоятельствам доведена до сведения суда с достаточной полнотой и определенностью. Она получила объективную оценку в приговоре, как и доказательства, представленные стороной защиты. Содержание показаний подсудимых, потерпевших, свидетелей и других исследованных доказательств изложено в приговоре в соответствии с протоколом судебного заседания без каких-либо искажений в сторону ухудшения положения осужденных.

Утверждения стороны защиты, повторяемые в апелляционных жалобах, об отсутствии в деле доказательств вины осужденных в преступлениях, за совершение которых они осуждены, опровергаются совокупностью доказательств, непосредственно исследованных в судебном заседании.

Данных о том, что предварительное следствие и судебное разбирательство проводились предвзято либо с обвинительным уклоном, а суд отдавал предпочтение какой-либо из сторон, из материалов уголовного дела не усматривается.

В судебном заседании всесторонне, полно и объективно исследовались показания потерпевших, свидетелей, подсудимых, а также выяснялись причины противоречий в показаниях допрошенных лиц, их взаимоотношения.

Выводы суда первой инстанции о виновности осужденных в совершении инкриминированных им преступлений (за исключением преступлений совершенных Сабировым, Танеевым и связанных с незаконным оборотом огнестрельного оружия и боеприпасов), вопреки утверждениям авторов апелляционных жалоб об обратном, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на согласующихся и взаимно дополняющих друг друга показаниях потерпевших, свидетелей, протоколах следственных действий заключениях экспертов и иных допустимых и достоверных доказательствах исследованных в судебном заседании, которые подробно приведены в приговоре.

Положенные в основу приговора доказательства (за исключением заключений психофизиологических судебных экспертиз с использованием полиграфа в отношении показаний Ш К Х и С ) были получены в установленном законом порядке, всесторонне, полно и объективно исследованы в судебном заседании, с соблюдением требований ст. 88 УПК РФ оценены в приговоре и сомнений в своей достоверности не вызывают.

Каких-либо существенных противоречий в этих доказательствах, которые могли бы повлиять на решение вопроса о виновности осужденных в содеянном Судебная коллегия не усматривает, а утверждения авторов апелляционных жалоб об обратном расценивает как несостоятельные.

Несогласие осужденных и их защитников с положенными в основу приговора доказательствами, как и с их оценкой в приговоре, не может свидетельствовать о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела, установленным в ходе судебного заседания, недоказанности виновности осужденных и мотивов содеянного ими, непричастности последних к инкриминированным им деяниям, неправильном применении уголовного закона как и об обвинительном уклоне суда.

Виновность осужденных подтверждена в приговоре следующими доказательствами:

- Сабирова в создании преступного сообщества (преступной организации а также в руководстве структурным подразделением террористического сообщества; Зарипова в руководстве входящим в преступное сообщество (преступную организацию) структурным подразделением, а также в руководстве входящим в террористическое сообщество структурным подразделением Галеева, Гафурова, Ситдикова, Танеева, Мартьянова, Трофимчика, Абитова в участии в преступном сообществе (преступной организации), а также в участии в террористическом сообществе - показаниями свидетелей Х К М (псевдоним) о деятельности осужденных, носящей преступный и радикальный характер и противоречащей, в том числе традиционному исламу при этом Сабиров и Зарипов являлись организаторами и лидерами преступной организации; З о действиях осужденных, которые под руководством, в том числе Сабирова, пропагандировали радикальный ислам и призывали к войне с «неверными»; И (псевдоним) о том, что Сабиров при их содержании в следственном изоляторе сообщил ему о совершении им совместно с Мартьяновым, Зариновым, Ситдиковым и иными лицами поджогов церквей в различных районах Республики Татарстан, запуска ракет по объектам завода в городе Нижнекамске, об участии Мартьянова в установке взрывного устройства в пос. Билярске с целью подрыва «святых» камней, о роли Гафурова в деятельности организации и в распространении в сети Интернет информации пропагандирующей идеологию партии «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами», а также о принимаемых ими мерах конспирации; Ш иГ об участии Зарипова, Сабирова, Ситдикова, Галеева, Мартьянова и других лиц в организованном в городе Чистополе «джамаате» и пропаганде ими радикальных взглядов; Ш об организаторской и руководящей роли Сабирова и Зарипова в объединении лиц, придерживающихся радикальных взглядов, а также о роли и действиях каждого из осужденных при совершении конкретных преступлений; М Г , сообщивших о преступных действиях каждого из осужденных, в том числе Сабирова, Зарипова, Ситдикова при запуске ракет по Нижнекамскому заводу, о роли Танеева в финансировании терроризма Сабирова, Танеева и Мартьянова в содействии в террористической деятельности М подробно описавшего действия каждого из осужденных при совершении преступлений, связанных с поджогом церквей, других святых мест протоколами обыска по месту жительства Сабирова, Ситдикова, Галеева Зарипова, Гафурова, М осмотра изъятых в ходе обысков предметов, а также другими нижеперечисленными доказательствами;

- Сабирова, Зарипова и Галеева в покушении на совершение в составе организованной группы террористического акта в архитектурно-культовом комплексе «Святой ключ» на территории «Билярского государственного историко-археологического и природного музея-заповедника» - показаниями свидетелей К , Ч , Л П об обстоятельствах обнаружения 12 ноября 2013 г. самодельного взрывного устройства на территории музея; К , подробно описавшего обнаруженное на территории музея взрывное устройство; К об обстоятельствах подготовки Сабирова Галеева, Зарипова к совершению террористического акта в Билярском музее заповеднике с использованием самодельного взрывного устройства М , М , И (псевдоним), Г о действиях Сабирова, Галеева, Зарипова при совершении покушения на террористический акт, протоколами осмотра места происшествия, заключением специалиста экспертными заключениями и другими доказательствами;

- Сабирова, Зарипова, Галеева, Мартьянова, Трофимчика в совершении в составе организованной группы террористического акта, связанного с поджогом 30 октября 2013 г. часовни-купели в с. Новошешминского района Республики Татарстан - показаниями потерпевших В К свидетелей А ,И об обстоятельствах поджога часовни, И (псевдоним), М , о действиях осужденных при поджоге часовни-купели 30 октября 2013 г., протоколом осмотра места происшествия, экспертными заключениями, протоколом осмотра предметов, изъятых в жилище Гафурова показаниями М , данными им в ходе предварительного следствия, а также другими доказательствами;

- Сабирова, Зарипова, Галеева, Гафурова, Мартьянова, Трофимчика в совершении организованной группой 17 ноября 2013 г. террористического акта связанного с поджогом церкви в городе Республики Татарстан показаниями потерпевшего К свидетелей З Ф В К ,Ч об обстоятельствах поджога и тушения церкви А о выезде пожарной команды для тушения церкви, М И (псевдоним) о конкретных действиях осужденных при поджоге церкви в городе 17 ноября 2013 г., С (псевдоним) о нахождении автомобиля ВАЗ 2114 с регистрационным знаком «»

в районе церкви города при ее поджоге, С о фотографировании Зариновым в августе 2013 года церкви города Ч протоколами опознания Зарипова свидетелями С и С протоколами осмотра места происшествия, экспертными заключениями показаниями Трофимчика и Мартьянова, данными ими в ходе предварительного следствия, а также иными доказательствами;

- Сабирова, Зарипова, Галеева, Мартьянова в совершении организованной группой террористического акта, связанного с поджогом 17 ноября 2013 г молельного дома в с. Новошешминского района Республики Татарстан, а также Зарипова в совершении вандализма - показаниями потерпевших Веретенникова, Колясева, свидетелей Арбузова, Вавиловой об обстоятельствах обнаружения поджога молельного дома ночью 17 ноября 2013 г., а также закрашивания черной краской таблички с названием родника именем святого показаниями И о выезде пожарной команды и тушении пожара И (псевдоним), М , Мартьянова (данными им в ходе предварительного следствия) об определенных действиях осужденных при совершении данного террористического акта, протоколами осмотра места происшествия и предметов, экспертными заключениями, а также иными доказательствами;

- Сабирова, Зарипова, Ситдикова, Абитова в террористическом акте совершенном организованной группой, сопряженном с посягательством 15 ноября 2013 г. на объекты использования ядовитых, отравляющих, токсичных, опасных химических веществ ОАО Нижнекамский «Нефтехим» - показаниями свидетелей С о действиях осужденных при подготовке к совершению террористического акта, в том числе связанных с изготовлением ракет, И об обнаружении им на территории лечебно-исправительного учреждения ракеты Ш ,А ,Г Т о том, что утром 15 ноября 2013 г. во время дежурства они слышали звуки, похожие на запуск ракет, а затем увидели на территории лечебно-исправительного учреждения обломки ракеты; Г З , Т , слышавших утром 15 ноября 2013 г. хлопки, похожие на скрежет и удар металла; С , видевшего полет со стороны автомобильной заправки «Татнефть» и падение нескольких ракет; Ч ,М ,Р подробно описавших особенности объектов Нижнекамского завода «Нефтехим К , Ш , Г М С (псевдоним И а (псевдоним), С А Н , Ситдикова (данными им в ходе предварительного следствия) о конкретных действиях осужденных при подготовке и совершении террористического акта, показаниями специалиста П , протоколами осмотра места происшествия, автомобилей и следственных экспериментов, экспертными заключениями, детализацией телефонных соединений осужденных, а также иными доказательствами;

- Сабирова, Зарипова, Ситдикова, Галеева, Гафурова, Танеева, Абитова в совершении в составе организованной группы преступлений, связанных соответственно с незаконным оборотом огнестрельного оружия, боеприпасов взрывчатых веществ и взрывных устройств - показаниями свидетелей Х иС (данными ими в ходе предварительного следствия К Ф И (псевдоним), Г , Г о конкретных действиях осужденных, экспертными заключениями, протоколами осмотра мест происшествия, обысков (выемки), показаниями Танеева, а также иными доказательствами;

- Мартьянова, Абитова, Ситдикова и Танеева в содействии террористической деятельности - показаниями свидетелей Ш ,М ,Г Г о конкретных действиях осужденных при совершении преступления Б об обстоятельствах приобретения у него гаража двумя лицами протоколами опознания Абитова и Мартьянова свидетелем Б как лиц участвовавших в приобретении у него гаража, показаниями Абитова и Ситдикова данными ими в ходе предварительного следствия, об определенных действиях осужденных при совершении данного преступления, а также другими доказательствами;

- Трофимчика в содействии террористической деятельности - показаниями свидетеля М протоколом проверки показаний М на месте протоколами обыска и осмотра предметов, а также показаниями Мартьянова и Трофимчика, данными ими в ходе предварительного следствия, об определенных действиях Трофимчика по содействию террористической деятельности, а также другими доказательствами;

- Танеева в финансировании терроризма - показаниями свидетелей Г , Ш , Г М о действиях Танеева по передаче им денежных средств для финансирования терроризма, а также иными доказательствами;

- Сабирова и Ситдикова в незаконном предпринимательстве в составе организованной группы, а также в легализации денежных средств, приобретенных в результате совершения ими преступления, в составе организованной группы показаниями свидетелей С , Г , П П К о незаконной предпринимательской деятельности осужденных связанной с оборотом лома черного и цветного металлов, подсудимых Сабирова и Ситдикова, расходно-кассовыми ордерами организаций, сообщением ОАО «Сбербанк России», экспертным заключением и иными доказательствами;

- Танеева в приготовлении к публичным призывам к осуществлению террористической деятельности и публичному оправданию терроризма показаниями свидетелей И (псевдоним), Г о действиях Танеева по приготовлению к опубликованию в сети Интернет исполненных им записей, призывающих к террористической деятельности и оправдывающих терроризм; протоколом обыска в жилище Танеева, в ходе которого изъяты рукописные записи; экспертным заключением, оценившим содержание рукописных записей осужденного, и показаниями Танеева, данными им в ходе предварительного следствия;

- Трофимчика в совершении 15 марта 2009 г. кражи с незаконным проникновением в жилище - показаниями потерпевшего К об обстоятельствах тайного хищения принадлежащего ему имущества, подсудимого Трофимчика, протоколами опознания похищенных предметов потерпевшим;

- Гафурова: в участии в деятельности организации, в отношении которой судом принято вступившее в законную силу решение о запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности; в публичных призывах к осуществлению террористической деятельности и публичном оправдании терроризма; в действиях, направленных на возбуждение ненависти и вражды, а также на унижение достоинства человека и группы лиц по признакам национальности, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенных публично - показаниями свидетелей И , Г А (псевдоним), Т (псевдоним), М (псевдоним), Г Д ХА , К о конкретных действиях Гафурова, связанных с его участием в деятельности экстремистской и террористической организациях протоколами осмотра предметов, документов, экспертными заключениями, в том числе заключением комплексной психолого-лингвистической экспертизы показаниями свидетелей Х и С данными ими в ходе предварительного следствия, об определенных и активных действиях Гафурова в интересах «Партии исламского освобождения», показаниями подсудимого Гафурова, а также иными исследованными доказательствами.

Заявления в жалобах о применении к осужденным и ряду допрошенных свидетелей недозволенных методов ведения следствия своего подтверждения не нашли и противоречат материалам дела.

Данная версия тщательно проверялась судом и отвергнута как несостоятельная, обусловленная избранным подсудимыми способом защиты и желанием избежать уголовной ответственности за совершенные преступления Обоснованные выводы об этом, с которыми Судебная коллегия соглашается мотивированы в приговоре.

Приведенная стороной защиты собственная оценка доказательств по делу обусловлена их позицией, которая не подтверждается материалами дела.

Так, из протокола судебного заседания следует, что по ходатайствам сторон в судебном заседании были оглашены показания Х ЗИ (псевдоним), Ш ,Г , К ,Ш М , М Г С а (псевдоним), Г С , С , Х С К , И (псевдоним), З которые они дали во время предварительного следствия, будучи допрошенными в качестве свидетелей, подозреваемых и обвиняемых по другим уголовным делам, выделенным в отдельное производство.

В соответствии с материалами дела упомянутым лицам перед допросами было разъяснено право не свидетельствовать против себя и своих близких, они были предупреждены о том, что при согласии дать показания эти их показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе при последующем отказе от них.

Показания на предварительном следствии Мартьянов, Ситдиков Трофимчик, Абитов, Танеев, К , М Г , М Ш давали, в том числе в присутствии своих защитников-адвокатов, и эти их показания нашли свое процессуальное закрепление в протоколах следственных действий, проводимых с их участием, после прочтения которых участвующие лица никаких заявлений и замечаний, в том числе о применении к ним недозволенных мер воздействия или нарушении закона не сделали, заявив о том что показания они давали добровольно и без какого-либо воздействия на них удостоверив правильность зафиксированных в этих протоколах сведений своими подписями.

Таким образом, показания указанных выше лиц на предварительном следствии, вопреки утверждениям стороны защиты об обратном, были получены с соблюдением требований уголовно - процессуального закона.

Допрашивать соучастников по выделенному уголовному делу в отношении других соучастников преступления, как и при наличии предусмотренных УПК РФ оснований оглашать их показания в связи с существенными противоречиями действующий уголовно-процессуальный закон не запрещает. Поэтому у суда не имелось оснований для отказа в удовлетворении ходатайств об оглашении показаний названных лиц как допустимых доказательств по делу.

В связи с изложенным суд правомерно положил в основу приговора показания названных выше лиц, в том числе подсудимых, данные ими на предварительном следствии, и критически отнесся к показаниях подсудимых и отдельных свидетелей в судебном заседании о непричастности подсудимых к инкриминируемым преступлениям, а свое решение об этом, с которым Судебная коллегия соглашается, подробно мотивировал в приговоре.

Порядок производства допросов свидетелей И , М С , С , И , А Т М с сохранением в тайне данных об их личностях в интересах безопасности, в том числе допросы в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля другими участниками судебного разбирательства, произведены судом с соблюдением положений, предусмотренных ч. 3 ст. 11, ч. 9 ст. 166, ч. 5 ст. 278 и ст. 2781 УПК РФ, на основании заявлений указанных лиц и при наличии достаточных данных об угрозе их безопасности и с вынесением соответствующих определений. Оценка показаний свидетелей, данные о личности которых сохранены в тайне, разрешалась судом первой инстанции после выяснения мнений участников судебного разбирательства и исследования фактических обстоятельств дела. При этом в ходе судебного разбирательства во время допроса указанных свидетелей суд обеспечил возможность сторонам обвинения и защиты допросить их. По завершении допросов каждого из названных свидетелей стороны к ним вопросов больше не имели и полагали возможным освободить свидетелей от дальнейшего участия в деле.

Оснований не соглашаться с произведенной судом в приговоре оценкой показаний указанных свидетелей не имеется. Суд указал, по каким основаниям он положил в основу приговора данные доказательства. При осуществлении указанной оценки суд правильно учитывал сведения о преступной деятельности осужденных, представленные в других доказательствах.

Отрицание Гафуровым своей вины в совершении преступлений, связанных с публичными призывами к осуществлению террористической деятельности и публичным оправданием терроризма, обоснованным не является и противоречит

?

29

содержанию исследованных судом и положенных в основу приговора

доказательств, из содержания которых, в том числе экспертных заключений,

усматривается, что в размещенных им на своей странице в социальной сети,

доступной неограниченному кругу лиц, определенных видеозаписях содержатся

призывы к осуществлению террористической деятельности и оправдание

терроризма.

Вопреки утверждению осужденного, содержание фотоснимков горящих

церквей и ряда других фотографий, обнаруженных в ходе предварительного

следствия у Гафурова, не противоречит предъявленному осужденным обвинению

и согласуется с положенными в основу приговора доказательствами об их

виновности.

Заявление Гафурова со ссылкой на определенные видеозаписи в социальной

сети о якобы его правозащитной деятельности не опровергает выводы суда о его

виновности, основанные на совокупности допустимых и достоверных

доказательств.

Показания свидетелей защиты, в том числе Х и З

допрошенных по делу, вопреки мнению Гафурова, Зарипова и других

осужденных, получили в приговоре надлежащую мотивированную оценку с

учетом совокупности иных исследованных доказательств. При осуществлении

указанной оценки суд учел, в том числе и уровень их отношений с осужденными,

а также иные установленные по делу обстоятельства. Произведенная окружным

военным судом оценка показаний свидетелей защиты является правильной и

основанной на материалах дела.

Несмотря на возражения Гафурова, показания С и Х ,

данные ими в ходе предварительного расследования уголовного дела и

свидетельствующие о виновности Гафурова в незаконном обороте огнестрельного

оружия и боеприпасов, обоснованно положены в приговор после их проверки и

сопоставления с иными доказательствами по делу: показаниями свидетеля

Ф , отрицающего применение к С и Х незаконных

методов воздействия при расследовании уголовного дела, протоколами очных

ставок С и Х с Сабировым, Гафуровым и между собой,

экспертными заключениями, оценившими огнестрельное оружие и боеприпасы,

протоколами проверок показаний С и Х на месте,

протоколом осмотра места хранения Х пистолета и патронов.

Необнаружение на огнестрельном оружии отпечатков пальцев осужденных,

а также на предметах их одежды следов пороховых газов, не опровергает и не

свидетельствует о недопустимости иных доказательств по делу,

свидетельствующих об их виновности в незаконном обороте огнестрельного

оружия и боеприпасов.

Отсутствие на одежде Гафурова следов калиевой и аммиачной селитры не

свидетельствует о его невиновности в совершении террористического акта,

связанного с поджогом церкви в городе Чистополе, поскольку она установлена

совокупностью иных исследованных судом и положенных в основу приговора

доказательств: показаниями потерпевшего К , свидетелей З ,

Ф К В , Ч А С (псевдоним), С , М экспертными заключениями, показаниями осужденных Трофимчика и Мартьянова, данными ими в ходе предварительного следствия, а также иными доказательствами.

Вопреки мнению Гафурова, при производстве религиоведческой экспертизы экспертной оценке подверглись видеозаписи, обнаруженные на его персональной странице в социальной сети.

Несогласие осужденных с содержанием показаний свидетелей К и С , подробно описавших и подтвердивших преступную деятельность осужденных, связанную, в том числе с террористической деятельностью, не свидетельствует об их недопустимости либо недостоверности. Как усматривается из приговора, показания названных лиц, детально описавших незаконные действия осужденных, подверглись тщательной проверке и оценке, и лишь после сопоставления их с иными исследованными судом доказательствами они на законном основании положены в основу приговора. Произведенная в приговоре оценка показаний названных лиц Судебной коллегией признается правильной.

Заявления осужденного Танеева о фальсификации уголовного дела, его оговоре лицами, заключившими досудебное соглашение о сотрудничестве со следствием, о ложности показаний Г ,Г , о подмене патронов изъятых у него по месту жительства, а также о предвзятом к нему отношении со стороны правоохранительных органов и суда являются несостоятельными, не подтверждены объективными данными и опровергаются содержанием материалов дела.

Оказание Танеевым содействия в террористической деятельности, а также финансирование им терроризма подтверждены показаниями свидетелей Г , Ш , Г М а также другими доказательствами. При этом показания указанных лиц о преступной деятельности Танеева, положенные в основу приговора, получены с соблюдением требований УПК РФ, согласуются между собой и дополняют друг друга в деталях. Позиция Танеева, связанная с отрицанием своей вины, в приговоре получила правильную оценку.

Отрицание Танеевым финансирования терроризма, а также его заявление о вынужденной передаче денежных средств получили в приговоре верную оценку и обоснованно признаны несостоятельными. При осуществлении данной оценки суд правильно сослался, в том числе на показания свидетелей Ш Г М , согласно которым Танеев, систематически и добровольно передавая денежные средства М , осознавал, что они предназначены для совершения преступлений террористического характера.

Заявление Танеева о том, что подготовленный им текст с публичными призывами к осуществлению террористической деятельности и публичным оправданием терроризма он хотел уничтожить, но забыл о нем, вывод суда о его виновности в приготовлении к совершению соответствующего преступления не опровергает, поскольку в основу приговора положены показания свидетелей И (псевдоним), Г протоколы обыска в жилище Танеева экспертное заключение и показания Танеева, данные им в ходе предварительного следствия, свидетельствующие о наличии в его действиях состава преступления.

I

31

Утверждение осужденного Талеева о том, что до производства его опознания потерпевшим К последнему предъявлялась его фотография состоятельным не является и противоречит содержанию материалов дела, из которых усматривается, что следственное действие по опознанию Талеева потерпевшим Колясевым проведено с соблюдением положений ст. 193 УПК РФ при этом данные о повторном опознании Талеева одним опознающим в материалах дела отсутствуют.

Ссылка защитника-адвоката Шакировой об оговоре осужденных, в том числе Трофимчика, Ш З иМ с целью смягчить свое наказание является несостоятельной и не подтверждена объективными данными.

Несмотря на возражения адвоката Никитина, непосредственное участие Мартьянова в совершении трех террористических актов подтверждено исследованными судом доказательствами, в том числе признательными показаниями самого Мартьянова, подробно и в деталях описавшего свою роль при совершении террористических актов.

Вопреки утверждению защитника, показания Мартьянова, его родителей и супруги, свидетелей З Г экспертные заключения в отношении природы происхождения обнаруженных в автомобиле и на предметах одежды Мартьянова следов аммиачной и калиевой селитры, обстоятельств перевозки в автомобиле бензина в пластиковой таре, невозможности совершения Мартьяновым террористического акта в ночь с 16 на 17 ноября 2013 г. получили в приговоре правильную, основанную на совокупности исследованных доказательств оценку. При ее осуществлении суд правильно учел родство и уровень отношений свидетелей с Мартьяновым, а также содержание иных доказательств по делу, в том числе показаний М и других свидетелей признательных показаний самого Мартьянова, свидетельствующих о том, что 17 ноября 2013 г. он принимал непосредственное участие в совершении террористических актов, а обнаруженные следы аммиачной и калиевой селитры бензина имеют непосредственное отношение к преступной деятельности осужденных, в том числе Мартьянова.

Содействие Мартьянова террористической деятельности подтверждено показаниями свидетелей Ш М , Г , Г Б , протоколами опознания Абитова и Мартьянова свидетелем Б , показаниями Абитова и Ситдикова, данными ими в ходе предварительного следствия, а также другими доказательствами. Оценка указанных доказательств судом произведена с соблюдением положений ст. 88 УПК РФ.

Как усматривается из протоколов следственных действий, процедура опознания Мартьянова и Абитова свидетелем Б проведена с соблюдением требований ст. 193 УПК РФ. Статисты, принимавшие участие в опознании Мартьянова и Абитова, по внешнему виду значительно от них не отличались. Предъявление свидетелю Б до проведения указанных следственных действий фотографий Мартьянова и Абитова материалами дела не подтверждается.

Судом в приговоре произведена надлежащая оценка времени совершения поджога церкви на улице города Чистополя, а также сведений представленных службой спасения Татарстана о времени поступления сообщения о пожаре. При этом суд обоснованно принял во внимание сообщение 67 пожарно спасательной части ФГКУ «15 отряд ФПС по Республике Татарстан» от 30 июня 2016 г., сообщение начальника штаба ОВД по Чистопольскому району от 9 декабря 2016 г., а также показания свидетелей А К ,Ф В ,Ч .

Признание главы сельского поселения В потерпевшим по уголовному делу в связи с совершением террористического акта - поджога молельного дома, расположенного на территории подведомственного ему сельского поселения, положениям УПК РФ не противоречит и прав сторон при производстве по уголовному делу не нарушает.

Несмотря на возражения адвоката Нафиковой, сведения об обнаружении в автомобиле и на рабочей одежде Ситдикова следов взрывчатых веществ получили при рассмотрении уголовного дела правильную оценку, основанную на совокупности представленных в деле и исследованных судом доказательств.

Заявления защитника об отсутствии у Сабирова и Ситдикова совместного бизнеса, о приобретении автомобиля Газель на денежные средства Сабирова и оформлении на него данного автомобиля, а также утверждения Сабирова Ситдикова и адвоката Маслова о недоказанности виновности осужденных не свидетельствуют об отсутствии в их действиях признаков составов преступлений связанных с незаконным предпринимательством и легализацией денежных средств, приобретенных в результате совершения преступления, в составе организованной группы.

Показаниями свидетелей С , Г П ,П К , подсудимых Сабирова и Ситдикова, расходно-кассовыми ордерами организаций, сообщением ОАО «Сбербанк России», экспертным заключением и иными доказательствами подтверждена деятельность осужденных без регистрации и лицензии по обороту лома черного и цветного металлов, получение от ее осуществления определенных доходов, а также приобретение за счет денежных средств, добытых преступным путем, определенного имущества в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанным имуществом.

Несогласие Ситдикова с редакцией примененного уголовного закона в

1 отношении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 4 ст. 174 УК РФ обоснованным не является, поскольку им совместно с Сабировым совершено продолжаемое преступление по легализации денежных средств, приобретенных в результате совершения ими преступления, которое началось в январе и окончилось в октябре 2013 года, а поэтому суд на законном основании применил редакцию уголовного закона от 28 июня 2013 г. № 134 - ФЗ.

Заявление Ситдикова в отношении обстоятельств и времени его перемещения на автомобиле Газель утром 15 ноября 2013 г., а также результаты организованного супругой Ситдикова эксперимента, вопреки заявлению адвоката Нафиковой, отвергнуты в приговоре в результате надлежащей мотивированной оценки, правильность которой у Судебной коллегии сомнений не вызывает поскольку она основана на совокупности относимых, допустимых и достаточных доказательств, в том числе результатах следственного эксперимента проведенного в ходе предварительного следствия, которые свидетельствуют о виновности Ситдикова в совершенном 15 ноября 2013 г. террористическом акте.

Несмотря на возражения осужденного Зарипова, адвоката Нафиковой материалы дела свидетельствуют о том, что показания Ш ,С Х , Ш ,Г К ,Г , М , в том числе данные ими в ходе предварительного следствия, о преступной деятельности осужденных получили правильную проверку и оценку с учетом сведений, представленных в иных доказательствах по делу, и на законном основании положены в основу приговора.

Судом обоснованно учтено, что Ш ,Г ,М показания в отношении осужденных давали в присутствии защитников, что исключало применение к ним недозволенных мер воздействия. Правильность сведений отраженных в протоколах, соблюдение процедуры следственных действий Ш , С , Х Ш Г К Г иМ удостоверили собственноручными записями. Указанным лицам разъяснялись процессуальные права, включая право не свидетельствовать против себя. Каждый из них предупреждался о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу также и при последующем отказе от этих показаний. При этом они самостоятельно рассказывали об обстоятельствах дела, протоколы составлялись в ходе производства следственных действий, замечаний у участников не имелось.

Каких-либо данных, свидетельствующих о наличии у названных лиц причин для оговора осужденных, что при даче показаний они находились в состоянии когда не могли должным образом оценивать смысл и значение поставленных перед ними вопросов и ответов на эти вопросы, в материалах уголовного дела не имеется.

Признавая достоверность сведений, сообщенных этими лицами, суд верно исходил из того, что каждый из них сообщил источник своей осведомленности, их допросы произведены с соблюдением уголовно-процессуального закона, а показания, взятые в основу приговора, взаимно дополняют друг друга и согласуются с совокупностью других доказательств по делу.

Ссылка защитника на то, что протокол допроса Ситдикова от 26 декабря 2013 г. является недопустимым доказательством, поскольку показания были даны в другой день и при отсутствии защитника-адвоката, не подтверждена объективными данными и противоречит содержанию протокола следственного действия. Из протокола усматривается, что он оформлен следователем Т 26 декабря 2013 г., при допросе Ситдикова в качестве защитника принимал участие адвокат Пронина О.В., содержание показаний Ситдикова, а также иных сведений, изложенных в протоколе, удостоверены подписями участвовавших в допросе лиц. Содержание протокола допроса соответствует положениям ст. 190, 160 и 167 УПК РФ, а поэтому оснований для признания его недопустимым доказательством не имеется.

Вопреки мнению защитника Жуковой, прекращение уголовного дела в отношении М - основного организатора преступного сообщества в связи со смертью, а также не возбуждение в отношении него уголовного дела по ст. 210 УК РФ не свидетельствует о незаконности предъявленного осужденным обвинения в создании и участии в преступном и террористическом сообществе поскольку производство по уголовному делу в отношении каждого из них осуществлялось с соблюдением положений УПК РФ, а приговор о признании их виновными в совершении преступлений, в том числе связанных соответственно с организацией и участием в преступном и террористическом сообществах вынесен по результатам оценки непосредственно исследованных судом доказательств.

Утверждение адвоката Ахкамовой об отсутствии доказательств свидетельствующих о виновности Танеева в участии в преступном и террористическом сообществе, обоснованным не является и опровергается содержанием материалов дела, из которого усматривается, что выводы суда о виновности Танеева в совершении преступлений подтверждены согласующимися между собой и дополняющими друг друга в деталях показаниями свидетелей М , Г , Ф , И (псевдоним), Г Ш , протоколом обыска по месту жительства Танеева, экспертными заключениями, а также частичными признательными показаниями самого Танеева. Содержанием указанных доказательств установлены действия Танеева связанные с незаконным оборотом огнестрельного оружия и боеприпасов пособничеством в совершении преступления, предусмотренного ст. 205 УК РФ финансированием терроризма, приготовлением к публичным призывам к террористической деятельности и публичному оправданию терроризма, и соответственно с его участием в преступном и террористическом сообществах.

Вопреки заявлению А версии, выдвинутые Танеевым в свою защиту, в том числе сведения об обнаруженных в автомобиле, ранее принадлежавшем ему, следов аммиачной и калийной селитры, получили при судебном разбирательстве дела правильную, мотивированную оценку с учетом совокупности исследованных доказательств.

Заявления защитника-адвоката Гараева и защитника Абитова Р.Р. об отсутствии в приговоре доказательств создания преступного сообщества, а также о наличии в действиях осужденного Абитова признаков состава преступления предусмотренного ч. 2 ст. 210 УК РФ, состоятельными не являются и противоречат содержанию материалов дела.

Исследованными судом и приведенными в приговоре вышеназванными доказательствами установлены и описаны конкретные действия осужденного Абитова, свидетельствующие о доказанности его участия в преступном и террористическом сообществах, а также в совершении других, вмененных ему в вину преступлений.

Несмотря на возражения авторов жалоб, исследованная судом детализация телефонных соединений между осужденными и свидетелями получила в приговоре правильную оценку, основанную на сведениях, представленных в доказательствах по делу. При осуществлении указанной оценки суд обоснованно учел информацию о том, что осужденные при подготовке и совершении преступлений применяли строгие меры конспирации, зачастую старались не брать с собой мобильные телефоны, либо выключали их при осуществлении преступной деятельности.

Заявления осужденных о том, что они познакомились между собой лишь в ходе предварительного следствия, состоятельными не являются и противоречат содержанию материалов уголовного дела.

Утверждения защитников Гараева и Абитова об оговоре их подзащитного и других осужденных К Ш и М , а также о непоследовательности и противоречивости показаний К иШ содержанию материалов дела не соответствуют и не подтверждены конкретными сведениями. Напротив, материалы дела свидетельствуют о том, что суд показания указанных лиц положил в основу приговора лишь после надлежащей их проверки оценки и сопоставления с иными исследованными доказательствами, в том числе с характеризующими осужденного Абитова данными.

Вопреки заявлениям осужденного и его защитников, участие Абитова в незаконных изготовлении, хранении, перевозке и ношении взрывчатых веществ и самодельных взрывных устройств в составе организованной группы подтверждено показаниями К , С , С ,Ш Г , протоколом обыска в жилище Абитова, экспертными заключениями, а также совокупностью иных доказательств по делу.

Мнение защитников о том, что следы селитры на личных вещах Абитова могли образоваться в результате его профессиональной деятельности по ремонту легковых автомобилей, не основано на материалах дела и противоречит положенным в основу приговора доказательствам.

Обыски по местам жительства осужденных, в ходе которых были изъяты определенные предметы, проведены на основании судебных постановлений, либо в исключительных случаях, не терпящих отлагательства, на основании постановлений следователя с последующим признанием судом законности произведенного следственного действия, уполномоченным должностным лицом в присутствии понятых, собственников квартир с соблюдением положений ст. 182, 165 УПК РФ и оформлением протоколов в соответствии со ст. 166 и 167 УПК РФ.

При таких данных, свидетельствующих о том, что обнаружение и изъятие определенных предметов, в том числе одежды Абитова и других осужденных, и закрепление их в качестве доказательств произведены надлежащим образом заявленные в апелляционных жалобах требования о признании протоколов указанных следственных и процессуальных действий недопустимыми доказательствами по делу являются безосновательными.

Утверждения в жалобах о недопустимости экспертных заключений положенных в основу приговора, материалами дела не подтверждаются.

Как видно из исследованных протоколов обыска, осмотра, постановлений о назначении экспертиз, а также экспертных заключений, все предметы, изъятые у осужденных и из жилых помещений, в которых они проживали, в неизменном виде поступили на экспертные исследования и в соответствующих заключениях получили надлежащую научную оценку.

Суд привел в приговоре мотивы, по которым согласился с заключениями экспертиз и признал их допустимыми доказательствами. Такая оценка соответствует материалам уголовного дела, оснований не согласиться с ней из дела не усматривается.

Нарушений правовых норм, регулирующих основания и порядок производства экспертизы по уголовному делу, а также правила проверки и оценки оспариваемых стороной защиты экспертиз, которые бы могли повлечь недопустимость заключений экспертов, не допущено.

Суд обоснованно учел, что экспертизы произведены на основании постановлений следователя, вынесенных в соответствии с положениями уголовно-процессуального закона.

В производстве экспертиз участвовали эксперты, имеющие соответствующее образование и определенный стаж экспертной деятельности по различным специальностям.

Проведение исследований с привлечением этих экспертов, компетентность которых не вызывает сомнений, соответствует положениям ч. 2 ст. 195, п. 60 ст. 5 УПК РФ. В деле отсутствуют какие-либо основанные на фактических данных сведения о наличии предусмотренных ст. 70 УПК РФ обстоятельств для отвода экспертов, участвовавших в производстве экспертиз.

Заключения экспертов отвечают требованиям ст. 204 УПК РФ, содержат полные ответы на все поставленные вопросы, ссылки на примененные методики и другие необходимые данные, в том числе заверенные подписями экспертов записи, удостоверяющие то, что им разъяснены права и обязанности предусмотренные ст. 57 УПК РФ, и они предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных заключений. Представленные на исследование материалы дела были достаточны для ответов на поставленные перед экспертами вопросы.

Суд оценивал результаты экспертных заключений во взаимосвязи с другими фактическими данными, что в совокупности позволило правильно установить виновность осужденных.

Основанные на предположениях заявления в жалобах о том, что на экспертные исследования поступили предметы, не относящиеся к обстоятельствам дела, опровергаются содержанием процессуальных документов исследованных судом первой инстанции.

Что касается исследованного в суде заключения специалиста А на которое имеются ссылки в апелляционных жалобах, то в приговоре объективно изложены и правильно оценены фактические обстоятельства, в связи с которыми данное заключение не опровергает совокупность доказательств предъявленных стороной обвинения и получивших надлежащую оценку суда.

С учетом изложенного при принятии решения по делу суд правильно принял во внимание выводы оспариваемых стороной защиты экспертиз и отказал стороне защиты в удовлетворении ходатайств об исключении заключений экспертов из числа доказательств.

Не свидетельствуют о нарушении уголовно-процессуального закона влекущего признание актов проведенных по делу экспертиз недопустимыми доказательствами, также ссылки авторов жалоб на то, что с постановлениями следователя о назначении судебных экспертиз сторона защиты была ознакомлена после их проведения. В тех случаях, когда постановления о назначении экспертиз были предъявлены осужденным после окончания их производства (одновременно с актами экспертиз), осужденным и их защитникам была обеспечена возможность реализовать процессуальные права, предусмотренные п. 11 ч. 4 ст. 47, ст. 198 УПК РФ, в том числе заявить ходатайства о проведении дополнительных и повторных экспертиз, о постановке вопросов перед экспертами. Все ходатайства осужденных и их защитников следователем были рассмотрены, по ним приняты процессуальные решения. При таких обстоятельствах доводы жалоб о нарушении прав осужденных на защиту в связи с несвоевременным ознакомлением с постановлениями о назначении экспертиз не могут явиться поводом к отмене приговора.

Результаты экспертных исследований, подтвердившие наличие на предметах, принадлежащих Сабирову, Зарипову, Галееву, Ситдикову, Абитову в различном количестве и сочетании следов аммиачной и калиевой селитры, в том числе Галееву - серной кислоты, Сабирову и Ситдикову - микрочастиц алюминия использующихся при изготовлении самодельных взрывчатых веществ и взрывных устройств, опровергают заявления стороны защиты о непричастности осужденных к преступлениям, в том числе связанным с совершением террористических актов и незаконным оборотом взрывчатых веществ и взрывных устройств.

В силу ч. 3 и 5 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным организованной группой, если умысел на преступление реализовывался устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими подлежит уголовной ответственности за их организацию и руководство ими в

4 1 случаях, предусмотренных ст. 205 , 208, 209, 210 и 282 настоящего Кодекса, а также за все совершенные организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) преступления, если они охватывались его умыслом Другие участники организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) несут уголовную ответственность за участие в них в случаях, предусмотренных ст. 2054, 208, 209, 210 и 2821 настоящего Кодекса, а также за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, судом на основе исследованных доказательств сделан обоснованный и правильный вывод о виновности осужденных в совершении преступлений в составе организованной группы, а также: Сабирова - в создании преступного сообщества (преступной организации в руководстве структурным подразделением террористического сообщества Зарипова - в руководстве входящим в преступное сообщество (преступную организацию) структурным подразделением, в руководстве входящим в террористическое сообщество структурным подразделением; Талеева, Гафурова Ситдикова, Танеева, Мартьянова, Трофимчика, Абитова - в участии в преступном сообществе (преступной организации), а также в участии в террористическом сообществе.

При этом в основу данного вывода положены установленные по делу обстоятельства, связанные с объединением осужденных под руководством, в том числе Сабирова и Зарипова (по отношению к структурным подразделениям) на основе единства радикальных взглядов, направленных на изменение государственного строя в Российской Федерации путем устрашения населения дестабилизации деятельности органов власти и воздействия на принимаемые ими решения, оправдывающих насилие, экстремизм и терроризм в отношении людей другой веры, длительным периодом их общения и совместной деятельностью сплоченностью и устойчивостью группы, состав которой не менялся продолжительное время, наличием единого преступного умысла предварительным планированием и подготовкой преступных действий, четким распределением ролей, подготовкой средств и орудий преступлений, наличием руководителей, подчинением групповой дисциплине, технической оснащенностью группы, а также наличием в их распоряжении огнестрельного оружия, боеприпасов и самодельных взрывных устройств.

Содержание приговора, вопреки заявлениям осужденных и их защитников содержит описание преступных деяний в соответствии с совершением ими преступлений, в том числе террористической направленности. Все признаки данных преступлений в приговоре указаны согласно диспозиции уголовно правовых норм. В судебном решении на основе исследованных доказательств отмечено, что целями совершения преступлений террористической направленности являлись деятельность органов власти и воздействие на принятие ими решений. Данный вывод судом правильно сделан с учетом объединения осужденных в запрещенную преступную, а затем террористическую организацию не признающую светские законы и институты гражданского общества угрожающую межнациональной и межконфессиональной стабильности в российском обществе и территориальной целостности Российской Федерации Объективный характер действий осужденных, в том числе объем арсенала огнестрельного оружия, боеприпасов, самодельных взрывных устройств подготовленных и находящихся в их распоряжении, планы террористических актов и другие обстоятельства совершения преступлений подтверждают направленность действий осужденных на деятельность органов власти и воздействие на принятие ими решений.

При этом следует отметить, что осужденные признаны виновными не за совместное участие в богослужениях и мусульманских обрядах, как утверждают авторы жалоб, а за незаконные действия, ответственность за совершение которых предусмотрена УК РФ.

Ссылка осужденного Гафурова о необоснованности его осуждения за совершение террористического акта в отношении часовни-купели в с. Ленино Новошешминского района Республики Татарстан состоятельной не является поскольку в приговоре указано о совершении им 17 ноября 2013 г. поджога церкви в городе Чистополе по ул. д. что полностью соответствует предъявленному ему обвинению и подтверждается исследованными доказательствами.

Исключение судом из объема обвинения Гафурова ч. 1 ст. 2055 УК РФ, как ошибочно вмененной, основанием для признания за ним права на реабилитацию не является, поскольку действия Гафурова, квалифицированные по указанной правовой норме, оценены в качестве преступных по ч. 2 ст. 2822 УК РФ.

Заявление Ситдикова о том, что его действия по оказанию помощи М , совершившему террористический акт в июле 2012 года, в сокрытии от правоохранительных органов подлежат переквалификации с ч. 3 ст. 205 * на ст. 316 УК РФ, обоснованным не является, поскольку с учетом участия осужденных в преступном и террористическом сообществах, уровня их взаимоотношений между собой, а также их единства в достижении общих преступных целей, оказание помощи М на определенном этапе совершения им террористического акта правильно расценено как содействие террористической деятельности.

Утверждения осужденных о выходе суда за пределы предъявленного обвинения при осуждении их по ст. 210 УК РФ состоятельными не являются и противоречат содержанию приговора, из которого усматривается, что при квалификации действий осужденных по указанной норме уголовного закона суд исключил из их обвинения период с 2007 по 2012 годы, как не нашедший своего подтверждения в ходе судебного следствия.

Вопреки утверждениям в апелляционных жалобах, выводы окружного военного суда не содержат каких-либо предположений, в том числе относительно конкретных действий осужденных, на которые имеются ссылки в жалобах Содержащиеся в апелляционных жалобах заявления о фальсификации уголовного дела не подтверждаются объективными сведениями и Судебной коллегией признаются безосновательными.

Заявление защитника Жуковой о нарушении права Зарипова на заявление ходатайств во время предварительного слушания основанием для отмены приговора не является, поскольку, как видно из материалов уголовного дела Зарипов правом на заявление ходатайств во время судебного разбирательства уголовного дела воспользовался в полной мере.

Ссылки жалоб на незаконное участие при производстве по уголовному делу защитников-адвокатов Никитина, Ахкамовой, Шариповой, Шатрукова Соколовой, Габдрахмановой, Валиевой, Ахметовой и Миннегулова состоятельными не являются.

В ст. 72 УПК РФ определены обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу защитника, в том числе в п. 3 ч. 1 данной статьи указано, что защитник не вправе участвовать в производстве по уголовному делу если он оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им подозреваемого, обвиняемого.

Как усматривается из материалов уголовного дела, защитники-адвокаты Никитин и Шатруков представляли интересы подсудимого Мартьянова, адвокат Ахкамова защищала интересы подсудимого Танеева, адвокат Шарипова представляла интересы подсудимого Сабирова, Ситдикова защищали адвокаты Шакирова И.И., Савчукова и Нафикова, интересы Трофимчика представляли адвокаты Шакирова Э.Ф., Хуснимарданова, Хамматова и Ахметшина. Адвокаты Соколова, Валиева, Ахметова, Миннегулов и Габдрахманова при судебном разбирательстве уголовного дела участия не принимали. Вопреки заявлениям Зарипова и его защитника Жуковой, осужденному Ситдикову при его допросах в ходе предварительного следствия юридическую помощь оказывали иные адвокаты - Пронина и Миннегулов, а осужденному Абитову - адвокаты Кузнецова, Рыкова, Владимирова.

При этом подсудимые, в том числе Мартьянов, Танеев, Сабиров, Ситдиков Трофимчик не отказывались от услуг соответственно адвокатов Никитина Шатрукова, Ахкамовой, Шариповой, Шакировой И.И., Савчуковой, Нафиковой Шакировой Э.Ф., Хуснимардановой, Хамматовой и Ахметшиной, а какие-либо данные, которые могли бы указывать на недобросовестное исполнение ими и другими адвокатами профессиональных обязанностей при осуществлении защиты осужденных, в деле отсутствуют.

При таких обстоятельствах, а также с учетом отсутствия в уголовном деле сведений о том, что защитники-адвокаты в нарушение положений ст. 72 УПК РФ оказывали юридическую помощь своим подзащитным, оснований для вывода о нарушении права осужденных на защиту не имеется.

Несмотря на заявление адвоката Маслова, материалы уголовного дела свидетельствуют о том, что участие в судебном заседании адвоката Шариповой наряду с адвокатом Масловым право Сабирова на защиту никоим образом не нарушило, а возможность адвокату Маслову ознакомиться с материалами дела и подготовиться к участию в его рассмотрении судом была обеспечена в установленном законом порядке.

Назначение судом подсудимому Зарипову адвоката Смирнова право на защиту Зарипова не нарушает, поскольку, как усматривается из протокола судебного заседания, отказ от услуг адвоката был обусловлен окончанием срока действия соглашения, заключенного между родителями Зарипова и адвокатом Смирновым, и незаключением нового соглашения в связи с трудным материальным положением, а не из-за качества оказываемых адвокатом услуг.

Вопреки мнению осужденного Зарипова, его защитника Жуковой, других осужденных и их защитников, суд, руководствуясь положениями ст. 241 УПК РФ в интересах обеспечения безопасности свидетелей и иных участников судебного разбирательства на основании мотивированного определения рассмотрел уголовное дело в закрытом судебном заседании с соблюдением всех норм уголовного судопроизводства. При этом, как усматривается из материалов дела каких-либо нарушений прав участников уголовного судопроизводства судом не допущено.

Поскольку, как видно из материалов дела, все ходатайства стороны защиты в том числе о признании экспертных заключений и ряда других доказательств недопустимыми, о производстве экспертиз, допросе свидетелей, экспертов специалистов, о рассмотрении дела в закрытом судебном заседании судом разрешены с соблюдением положений ст. 256 УПК РФ после выяснения мнений участников судебного разбирательства и исследования фактических обстоятельств дела, относящихся к данным вопросам, решения суда по этим ходатайствам являются мотивированными и сомнений в своей законности и обоснованности не вызывают, оснований для признания незаконными определений Приволжского окружного военного суда от 1 ноября 2016 г. (о рассмотрении дела в закрытом судебном заседании), от 6, 23 декабря 2016 г., от 11 января, 7 февраля, 1 и 3 марта 2017 г. (об отказе в удовлетворении ходатайств стороны защиты о признании доказательств недопустимыми и назначении судебных экспертиз), вопреки мнению адвоката Маслова, не имеется.

Ссылки Зарипова и других осужденных на якобы неудовлетворительные условия их содержания в карцере ИВС г. Нижнекамска, в СИЗО г. Казани других следственных изоляторах и в Казанском гарнизонном военном суде не свидетельствует о незаконности либо необоснованности вынесенного в отношении осужденных приговора.

Заявления осужденных о неознакомлении их с материалами уголовного дела, а также с протоколами судебных заседаний состоятельными не являются.

Как усматривается из дела, осужденные неоднократно и продолжительное время знакомились с материалами уголовного дела на различных стадиях производства по делу, в том числе при окончании предварительного расследования, на стадии предварительного слушания, при подготовке к рассмотрению уголовного дела в суде, а также в течение нескольких месяцев участвовали в непосредственном исследовании всех доказательств при рассмотрении дела окружным военным судом. После вынесения приговора осужденные и их защитники, обратившиеся в суд с заявлениями, ознакомлены с протоколами судебных заседаний, в том числе путем направления осужденным копий протоколов судебных заседаний, на которые ими поданы многочисленные замечания, которые рассмотрены окружным военным судом в установленном законом порядке путем вынесения соответствующих постановлений.

Кроме того, как видно из содержания многочисленных и объемных апелляционных жалоб осужденных на приговор, они подробно и со ссылкой на конкретные материалы уголовного дела оспаривают все доказательства положенные в основу судебного решения.

При таких обстоятельствах, а также с учетом принципа, определяющего необходимость осуществления уголовного судопроизводства в разумный срок, в удовлетворении ходатайств осужденных об очередном ознакомлении с материалами уголовного дела и протоколами судебных заседаний окружным военным судом отказано на законном основании. Судебная коллегия также не усматривает оснований для удовлетворений подобных ходатайств, заявленных при апелляционном рассмотрении дела.

Окружным военным судом при рассмотрении уголовного дела доказательства, представленные сторонами обвинения и защиты непосредственно исследованы с соблюдением положений уголовно процессуального закона, все ходатайства сторон разрешены в установленным законом порядке путем вынесения обоснованных и надлежащим образом мотивированных решений, неполноты судебного разбирательства не допущено при этом судом вынесен приговор на основе относимых, допустимых достоверных и в своей совокупности достаточных доказательств.

Поэтому оснований для удовлетворения ходатайств осужденных и защитника Жуковой, заявленных при апелляционном рассмотрении уголовного дела и связанных, в том числе с исследованием всех доказательств по делу допросом потерпевших, свидетелей, экспертов, специалистов, назначением дополнительных и повторных экспертных исследований по различным вопросам признанием недопустимыми доказательствами заключений экспертиз, протоколов следственных действий, вещественных доказательств, а также истребованием новых доказательств, не имеется.

Вместе с тем, Судебная коллегия полагает необходимым изменить приговор и исключить из описательно-мотивировочной части приговора ссылку на заключения психофизиологических судебных экспертиз с использованием полиграфа № 217-ПИУ13 от 30 декабря 2013 г., № 05-ПИ/14 от 27 января 2014 г., № 76-ПИ/14 от 19 мая 2014 г., № 82-ПИ/14 от 9 июня 2014 г. по следующим основаниям.

Приняв решение об исследовании заключений указанных экспертов которые по своей сути дали оценку доказательствам по делу - показаниям Ш ,К Х иС , в частности, высказались об их достоверности, суд нарушил положения ст. 17 УПК РФ, которые наделяют правом оценивать доказательства только судью, прокурора, следователя и дознавателя. Кроме того, суд, оценивая заключения экспертов как допустимые доказательства, не убедился в том, насколько данные экспертами заключения отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам, существуют ли для подобных исследований утвержденные методики, а также имеют ли достаточное научное обоснование данные экспертами выводы.

Судебная коллегия отмечает, что исключение из приговора указания на данные заключения экспертов не влияет на оценку совокупности исследованных судом доказательств, как достаточных для вывода о виновности осужденных в инкриминируемых им деяниях.

Кроме того, Судебная коллегия приходит к выводу о необходимости внесения изменений в приговор в отношении Сабирова и Танеева по следующим основаниям.

Согласно ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния признанного судом доказанным, с указанием места времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления.

Между тем данные требования закона при оценке действий осужденного Сабирова по ч. 3 ст. 223 УК РФ (в ред. Федерального закона от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ) судом нарушены.

Как установлено судом в приговоре, Сабиров незаконно изготовил огнестрельное оружие путем переделки газового пистолета «ИЖ-76» и охотничьего ружья «ИжК в неустановленное время при неустановленных обстоятельствах.

Таким образом, поскольку судом не установлено время изготовления огнестрельного оружия осужденным Сабировым, что не позволяет определить срок давности уголовного преследования за данное преступление, то следует исключить осуждение Сабирова по ч. 3 ст. 223 УК РФ (в ред. Федерального закона от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ) за незаконное изготовление огнестрельного оружия.

Танеев признан виновным и осужден, в том числе за незаконное приобретение в период с сентября 2004 года по 1 января 2005 г. огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенное организованной группой.

Это преступление квалифицировано судом первой инстанции по ч. 3 ст. 222 УК РФ (в ред. Федерального закона от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ) и относится в соответствии со ст. 15 ч. 4 УК РФ к категории тяжких.

Срок давности привлечения к уголовной ответственности за это преступление, предусмотренный ст. 78 ч. 1 п. «в» УК РФ, составляет 10 лет и истек 1 января 2015 г. (до направления уголовного дела в суд).

Данные об уклонении Танеева от следствия и суда в уголовном деле отсутствуют.

Танеев и на следствии и в суде признавал себя виновным в совершении указанного преступления и не возражал в суде против прекращения дела, в связи с чем основания для непрекращения уголовного дела отсутствовали.

В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 24, п. 1 ст. 254 УПК РФ истечение срока давности уголовного преследования, при согласии на то подсудимого, являлось основанием для прекращения уголовного дела, а непрекращение уголовного дела судом при наличии оснований, предусмотренных ст. 254 УПК РФ, в силу п. 1 ч. 2 ст. 38917 УПК РФ является безусловным основанием для отмены приговора.

Поэтому приговор в отношении Танеева в части его осуждения по ч. 3 ст. 222 УК РФ (в ред. Федерального закона от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ) за незаконное приобретение в период с сентября 2004 года по 1 января 2005 г огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенное организованной группой подлежит отмене с прекращением уголовного преследования Танеева в силу п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

Внесение Судебной коллегией указанных изменений в приговор влечет смягчение осужденным Сабирову и Танееву наказания.

С учетом изложенного Судебная коллегия приходит к выводу, что действия осужденных в остальной части квалифицированы окружным военным судом правильно, свои выводы суд надлежащим образом мотивировал в приговоре, не согласиться с ними у Судебной коллегии нет оснований.

Квалификация действий осужденного Абитова с учетом принципа реальной совокупности преступлений по ч. 3 ст. 223 (в ред. Федерального закона от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ) и ч. 3 ст. 222 УК РФ (в ред. Федерального закона от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ) является правильной, поскольку ч. 3 ст. 222 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за незаконные хранение, перевозку и ношение взрывчатых веществ и взрывных устройств, а ч. 3 ст. 223 УК РФ за незаконное изготовление взрывчатых веществ и взрывных устройств.

Оценивая доводы осужденных и их защитников о несправедливости приговора вследствие его суровости, а также о том, что судом не учтены обстоятельства, смягчающие наказание осужденных и характеризующие их данные, Судебная коллегия исходит из следующего.

В соответствии с ч. 2 ст. 38918 УПК РФ несправедливым является приговор по которому было назначено наказание, не соответствующее тяжести преступления, личности осужденного, либо наказание, которое хотя и не выходит за пределы, предусмотренные соответствующей статьей Особенной части УК РФ но по своему размеру является несправедливым как вследствие чрезмерной мягкости, так и вследствие чрезмерной суровости.

Вопреки утверждениям авторов жалоб, при назначении наказания суд обоснованно признал в качестве обстоятельств, смягчающих наказание в отношении всех осужденных их положительные характеристики нахождение на иждивении: у Сабирова - двоих малолетних детей, у Ситдикова, Танеева и Талеева - троих малолетних детей, у Трофимчика четверых малолетних детей, у Мартьянова и Гафурова по одному малолетнему ребенку, у Абитова - несовершеннолетнего ребенка; явки с повинной Трофимчика по поводу кражи, а Танеева в отношении финансирования терроризма и приготовления к публичным призывам к осуществлению террористической деятельности и публичному оправданию терроризма, а также их активное способствование раскрытию и расследованию указанных преступлений; в отношении Мартьянова Ситдикова и Трофимчика их активное способствование раскрытию и расследованию, изобличению и уголовному преследованию других соучастников по всем вмененным в вину преступлениям.

Кроме того, суд принял во внимание болезненное состояние здоровья Гафурова, а также уровень имущественного положения всех осужденных.

Были известны суду и иные характеризующие личность осужденных сведения, в том числе упомянутые авторами апелляционных жалоб, как и обстоятельства совершения преступлений, роли каждого в выполнении объективной стороны составов этих преступлений, которые суд правильно учел при назначении наказания каждому из осужденных, приняв во внимание характер и степень общественной опасности совершенных ими преступлений, тяжесть наступивших последствий, влияние назначенного наказания на исправление и условия жизни их семей.

Правильно признал суд в качестве обстоятельств, отягчающих наказание, в отношении: Сабирова, Зарипова, Ситдикова, Талеева и Гафурова - опасный рецидив преступлений; Трофимчика - рецидив преступлений (за исключением кражи).

Каких-либо исключительных обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности совершенных преступлений, судом не установлено. Не усматривает таких обстоятельств и Судебная коллегия.

Наказание осужденным (за исключением Сабирова и Танеева), как за каждое преступление, так и по их совокупности назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом установленных обстоятельств дела, характера и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств и данных об их личности.

Иных оснований для признания приговора несправедливым вследствие чрезмерной суровости не имеется.

Как усматривается из материалов дела, суд в приговоре при разрешении вопроса о взыскании процессуальных издержек правильно руководствовался положениями ст. 132 УПК РФ, в том числе ч. 4 этой статьи, согласно которой в случае отказа подозреваемого, обвиняемого от защитника, но отказ не был удовлетворен и защитник участвовал в уголовном деле по назначению, то расходы на оплату труда адвоката возмещаются за счет средств федерального бюджета. Оснований для отмены решения суда о взыскании с осужденных процессуальных издержек не имеется.

Довод осужденного Зарипова о неверном разрешении судом вопроса о судьбе вещественного доказательства - автомобиля ВАЗ-2114 с государственным регистрационным знаком принадлежащего его отцу, является несостоятельным.

В соответствии с п. 1 ч. 3 ст. 81 УПК РФ при вынесении приговора, а также определения или постановления о прекращении уголовного дела должен быть решен вопрос о вещественных доказательствах.

Согласно п. «в» ч. 1 ст. 104* УК РФ деньги, ценности и иное имущество используемые или предназначенные для финансирования терроризма экстремистской деятельности, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации), подлежат конфискации на основании обвинительного приговора.

Учитывая, что указанной автомобиль использовался осужденным Зариновым при совершении террористических актов в составе организованной группы и террористического сообщества, суд принял правильное решение о его конфискации.

Нарушений норм уголовно-процессуального и уголовного законов которые повлекли бы отмену приговора, в ходе предварительного расследования и при судебном разбирательстве в суде первой инстанции не допущено.

Вместе с тем приговор подлежит изменению, так как при назначении в соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ дополнительного наказания в виде ограничения свободы суд ошибочно указал на запрет осужденным выезжать за пределы территории конкретных муниципальных образований поскольку из положений ч. 3 ст. 47.1 УИК РФ следует, что наименование муниципального образования определяется той уголовно-исполнительной инспекцией, в которой осужденный должен будет встать на учет после отбывания лишения свободы.

Руководствуясь п. 1 ч. 1 ст. 38920, ст. 38913, 389", 38923, 38926, 38928и 38933 УПК РФ, Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации

определила приговор Приволжского окружного военного суда от 23 марта 2017 г. в отношении Танеева Д Р в части осуждения по ч. 3 ст. 222 УК РФ (в ред. Федерального закона от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ) за незаконное приобретение в период с сентября 2004 года по 1 января 2005 г. огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенное организованной группой, отменить уголовное преследование Танеева Д.Р. прекратить на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с истечением срока давности уголовного преследования.

Этот же приговор в отношении Сабирова М Х Зарипова Р Н , Ситдикова А Р , Талеева А А Мартьянова М М , Гафурова Р А Танеева Д Р , Трофимчика С Ф , Абитова Р Р изменить:

- исключить из описательно-мотивировочной части приговора ссылки на заключения психофизиологических судебных экспертиз с использованием полиграфа № 217-ПИ/13 от 30 декабря 2013 г., № 05-ПИ/14 от 27 января 2014 г., № 76-ПИ/14 от 19 мая 2014 г., № 82-ПИ/14 от 9 июня 2014 г. в отношении показаний Ш ,К ,Х иС

- исключить осуждение Сабирова М.Х. по ч. 3 ст. 223 УК РФ (в ред Федерального закона от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ) за незаконное изготовление огнестрельного оружия, совершенное организованной группой;

- смягчить назначенное Сабирову М.Х. наказание по ч. 3 ст. 223 УК РФ (вред. Федерального закона от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ) до 5 лет 9 месяцев лишения свободы;

- на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных ч. 1 ст. 210 УК РФ (в ред. Федерального закона от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ), ч. 1 ст. 2054 УК РФ (в ред. Федерального закона от 2 ноября 2013 г. № 302-ФЗ), ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 205 УК РФ (в ред. Федерального закона от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ), п. «а» ч. 2 ст. 205 УК РФ (в ред Федерального закона от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ), п. «а» ч. 3 ст. 205 УК РФ (вред. Федерального закона от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ), п. «а» ч. 2 ст. 205 УК РФ (в ред. Федерального закона от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ), п. «а» ч. 2 ст. 205 УК РФ (в ред. Федерального закона от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ), ч. 3 ст. 223 УК РФ (в ред. Федерального закона от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ), ч. 3 ст. 222 УК РФ (в ред. Федерального закона от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ), п. «а ч. 2 ст. 171 УК РФ (в ред. Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ),

1 п. «а» ч. 4 ст. 174 УК РФ (в ред. Федерального закона от 28 июня 2013 г. № 134-ФЗ), путем частичного сложения назначенных наказаний назначить Сабирову М.Х. 23 года 10 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 2 года, с установлением ограничений свободы: после отбытия наказания в виде лишения свободы без разрешения специализированного государственного органа не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования и не менять место жительства, с возложением обязанности трижды в месяц являться для регистрации в специализированный государственный орган по месту постоянного проживания;

- смягчить назначенное Танееву Д.Р. наказание по ч. 3 ст. 222 УК РФ (в ред Федерального закона от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ) до 5 лет 9 месяцев лишения свободы;

- на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных ч. 2 ст. 210 УК РФ (в ред. Федерального закона от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ), ч. 2 ст. 2054 УК РФ (в ред. Федерального закона от 2 ноября 2013 г. № 302-ФЗ), ч. 3 ст. 223 УК РФ (в ред. Федерального закона от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ), ч. 3 ст. 222 УК РФ (в ред. Федерального закона от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ), ч. 3 ст. 205* УК РФ (в ред. Федерального закона от 9 декабря 2010 г. № 352-ФЗ), ч. 1 ст. 205' УК РФ (в ред. Федерального закона от 9 декабря 2010 г. № 352-ФЗ), ч. 1 ст. 30, ч. 2 ст. 2052 УК РФ (в ред. Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ), путем частичного сложения назначенных наказаний назначить Танееву Д.Р. 17 лет 10 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 1 год, с установлением ограничений свободы: после отбытия наказания в виде лишения свободы без разрешения специализированного государственного органа не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования и не менять место жительства, с возложением обязанности трижды в месяц являться для регистрации в специализированный государственный орган по месту постоянного проживания.

- исключить из резолютивной части приговора в отношении Зарипова Р.Н Ситдикова А.Р., Талеева А.А., Мартьянова М.М., Гафурова Р.А Трофимчика С.Ф., Абитова Р.Р. указание на запрет выезжать за пределы территории конкретного муниципального образования - Чистопольского района Республики Татарстан.

В остальном приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденных и защитников - адвокатов Маслова Б.В., Гафурова А.З Нафиковой Г.М., Яркаевой А.М., Никитина Д.В., Ахкамовой Л.Н Шакировой Э.Ф., Гараева Р.Р., защитников Жуковой АР., Каримовой Р.Н Мартьянова В.М., Гафуровой Л.Ш., Абитова Р.Р. - без удовлетворения Председательствующий И.В. Крупное

Судьи: А.В. Воронов

О.А. Дербилов

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...