Актуально на:
28 октября 2020 г.

Решение Верховного суда: Определение N 19-АПУ13-26СП от 31.10.2013 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 19-АПУ13-26СП

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 31 октября 2 0 1 3 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Шишлянникова В.Ф.

судей Каменева Н.Д. и Шамова А.В.

при секретаре Рудновой А.О.

с участием прокурора Прониной Е.Н., адвокатов Кржечковского Р.Г. и Тиняковой Н.В., осужденной Резниковой С В . рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Тимофеева В В . и Резниковой СВ., адвокатов Кржечковского Р.Г., Чуденцевой А.А. и Тиняковой Н.В. на приговор Ставропольского краевого суда с участием присяжных заседателей от 9 апреля 2013 года, которым

Тимофеев В В

осужден по п. «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ (в ред. Федерального закона от 21.11.2011 N 329-ФЗ) с применением ст. 64 УК РФ к лишению свободы сроком на 5 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с лишением права занимать должности в государственных органах, связанные с выполнением организационно-распорядительных и административно хозяйственных функций сроком на 3 года, со штрафом в размере 42 000 000 рублей.

Он же оправдан по обвинению в совершении преступления предусмотренного ч. 3 ст. 138 УК РФ (в ред. Федерального закона от 22.12.2008 N 272-ФЗ) в связи с отсутствием в его деянии состава преступления, на основании оправдательного вердикта, вынесенного присяжными заседателями т.е. на основании п.п. 3, 4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ;

Резникова С В

осуждена по п. «б» ч. 3 ст. 291.1 УК РФ (в редакции ФЗ от 04.05.2011 № 97-ФЗ) с применением ст. 64 УК РФ к лишению свободы сроком на 3 года с отбыванием в исправительной колонии общего режима, с лишением в соответствие со ст. 47 УК РФ права занимать должности в государственных органах, связанные с выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций сроком на 3 года, со штрафом в размере 42 000 000 рублей.

По делу разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Шишлянникова В.Ф. об обстоятельствах дела, доводах апелляционных жалоб и возражений, выступления осужденной Резниковой СВ., адвокатов Тиняковой Н.В. и Кржечковского Р.Г., поддержавших апелляционные жалобы об отмене обвинительного приговора, мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Прониной Е.Н., полагавшей оставить приговор без изменения, судебная коллегия,

УСТАНОВИЛА:

в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей Тимофеев ВВ. оправдан по предъявленному ему обвинению в том, что он в период с 18.08.2010 г. до 03.10.2011 г. на территории Российской Федерации, в нарушение установленных правил, приобрел специальное радиотехническое средство с логотипом фирмы « », предназначенное для негласного получения и регистрации акустической информации, то есть в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 138 УК РФ (в ред. Федерального закона от 22.12.2008 N 272-ФЗ) в связи с отсутствием в его деянии состава преступления.

Он же признан виновным в том, что являясь должностным лицом первым заместителем прокурора города , 03.10.2011 в помещении своего служебного кабинета № прокуратуры г. получил от Д часть оговоренной взятки в крупном размере в сумме

рублей за непринятие мер по внесению представления в администрацию города-курорта о принятии мер к сносу дома возведенного Д в нарушение установленных правил.

Резникова СВ. признана виновной в том, что являясь должностным лицом - старшим помощником прокурора города , способствовала Тимофееву В.В. и Д в достижении и реализации соглашения между ними о получении и даче взятки, то есть, совершила посредничество во взяточничестве в крупном размере, с использованием своего служебного положения.

Преступления совершены при обстоятельствах указанных в приговоре.

В апелляционной жалобе осужденный Тимофеев ВВ., не соглашаясь с приговором, считает его необоснованным и несправедливым, при этом указывает, что председательствующим судьей, в нарушение требований ч. 2 ст. 338 УПК РФ, при окончательном формулировании вопросов в совещательной комнате, в вопросный лист внесены вопросы, которые не были предметом обсуждения с участием сторон. В нарушение статей 343-344 УПК РФ присяжные заседатели приступили к формулированию ответов на поставленные вопросы до истечения трех часов.

В жалобе осужденный высказывает несогласие с квалификацией его действий, при этом указывает, что не имел полномочий по внесению представления с требованием о сносе домовладения Д , поскольку не обладал материалами, свидетельствующими о нарушении застройщиком Д градостроительного законодательства. Его умысел был направлен на завладение денежными средствами путем обмана Д Считает, что его действия следовало квалифицировать по ч. 3 ст. 30 и ч.З ст. 159 УК РФ как покушение на мошенничество. Просит изменить обвинительный приговор, переквалифицировать его действия на указанные статьи и смягчить наказание, а оправдательный приговор оставить без изменений.

Адвокат Кржечковский Р.Г. в апелляционной жалобе и дополнениях в защиту осужденного Тимофеева ВВ., считает приговор незаконным и необоснованным, постановленным с существенным нарушением уголовно процессуального и неправильным применением уголовного законов.

По мнению адвоката, присяжные заседатели, в нарушение требований ст. 343 УПК РФ, приступили к голосованию по трем вопросам вопросного листа до истечения трех часов нахождения в совещательной комнате, при этом адвокат указывает, что первоначально присяжные ответили на вопрос № 1 «Да виновен-6», «Нет, не виновен-6», что означало принятие оправдательного вердикта в отношении Тимофеева по предъявленному обвинению, а по позиции защиты на вопрос № 7 был получен ответ «Да, виновен», что означало виновность Тимофеева в совершении преступления, предусмотренного ст. 159 УК РФ. Однако председательствующий необоснованно признал вердикт неясным и противоречивым и возвратил присяжных заседателей в совещательную комнату, где они находились менее трех часов, при этом вынесли вердикт путем голосования, не достигнув единодушного решения, что по мнению адвоката, является нарушением ч. 3 ст. 343 УПК РФ. Не согласен адвокат и с тем, что председательствующий при окончательном формулировании вопросного листа соединил в одном вопросе о виновности три основных вопроса. Все это повлияло на ответы присяжных заседателей на поставленные перед ними вопросы.

Кроме того, адвокат считает, что председательствующий неправильно квалифицировал действия осужденных. По мнению адвоката, Тимофеев не имел полномочий вносить представление в администрацию города о принятии мер к сносу жилого дома, возведенного Д Он пытался ввести Д в заблуждение относительно своих полномочий и таким образом получить от него деньги, поэтому содеянное Тимофеевым, как полагает адвокат, следовало квалифицировать по ч. 3 ст. 159 УК РФ. Просит отменить приговор в отношении Тимофеева и направить дело на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства, либо отменить приговор и вынести новый приговор, квалифицировав действия Тимофеева по ч. 3 ст. 159 УК РФ.

Осужденная Резникова СВ. в апелляционной жалобе и дополнениях к ней, считает приговор незаконным ввиду допущенных судом существенных нарушений уголовно-процессуального закона, принципов состязательности и равенства прав сторон, неправильного применения уголовного закона повлекших за собой несправедливость приговора.

В жалобах указывается, что при составлении списков кандидатов в присяжные заседатели и последующей процедуре формирования коллегии присяжных заседателей были допущены нарушения, ограничившие права участников процесса.

Существенные нарушения уголовно-процессуального закона были допущены и при формулировании вопросов в вопросном листе Председательствующий по своему усмотрению объединил в один вопрос каждый из трех основных вопросов, содержащихся в проекте вопросного листа в отношении каждого из подсудимых. В вопросе № 7 неправильно указаны инициалы Д что, по мнению автора жалобы, ввело в заблуждение присяжных заседателей при обсуждении поставленных перед ними вопросов. Вопросный лист имеет многочисленные зачеркивания и исправления, в том числе результатов голосования, что делает вердикт неясным и противоречивым. Из вердикта не следует, что ей было известно что-либо о соглашении, достигнутом между Тимофеевым и Д по передаче денежных средств, о сумме денежных средств, о причинной связи между ее действиями и указанным соглашением, а первоначальный ответ присяжных заседателей на вопросы № 1 и 7 давал основание для вынесения в отношении нее оправдательного приговора. У нее не было умысла на совершение действий по способствованию взяткодателю и (или) взяткополучателю в достижении либо реализации соглашения между ними о получении и даче взятки. По мнению Резниковой, вердиктом не установлен факт совершения ею посредничества во взяточничестве ни в значительном, ни в крупном размере тогда как наличие данных обстоятельств является обязательным для квалификации действий по ст. 291.1 УК РФ. Таким образом, по мнению осужденной, она необоснованно осуждена по указанной статье при отсутствии субъективной и объективной сторон данного состава преступления.

В ходе рассмотрения уголовного дела был допущен ряд грубых нарушений ее права на защиту. Так, председательствующий удовлетворил ее ходатайство об освобождении от участия в деле одного из двух ее защитников Тинякову Н.В., не выяснив истинные причины отказа от защитника. Во время болезни адвоката Чуденцевой, суд по своей инициативе без ее согласия назначил ей защитника - адвоката Есько Л.И., которая формально осуществляла возложенные на нее обязанности защитника, однако суд не удовлетворил ее ходатайство об отводе данного защитника. Сторона защиты была необоснованно ограничена в праве предоставления доказательств. В частности было отказано в приобщении к материалам дела копий приложений к договору подряда ремонта ее служебного кабинета, а выполненные ею фототаблицы данного кабинета возвращены ей без указания оснований принятого решения Ходатайство стороны защиты об оглашении приказа прокурора Ставропольского края № 837-о о ее отпуске, оставлено без удовлетворения. В ходе рассмотрения уголовного дела были допущены факты незаконного воздействия на свидетелей защиты М и А . При произнесении напутственного слова председательствующим были допущены нарушения принципа беспристрастности и объективности, напутственное слово имело обвинительный уклон.

Кроме того, в жалобе и дополнениях осужденная указывает, что суд не обсудил с участниками процесса вопрос о допуске средств массовой информации на оглашение приговора, в результате чего представители пяти телевизионных каналов без соответствующего разрешения суда производили видеосъемку и трансляцию видеороликов по телевидению, что повлекло нарушение ее конституционных прав на защиту. Оглашенный текст приговора не соответствует письменному тексту. При оглашении приговора не была озвучена фамилия защитника Тиняковой, реквизиты ее удостоверения и ордера а также ссылка на ст. 47 УК РФ, в то время как в письменном экземпляре приговора эти данные имеются. В приговоре отсутствует мотивировка необходимости назначения дополнительного наказания.

Постановлением от 25.07.2013 года председательствующий необоснованно удовлетворил замечания на протокол судебного заседания поданные государственным обвинителем и отказал в удовлетворении замечаний, поданных ею и адвокатом Тиняковой Н.В. Считает, что в протоколе судебного заседания содержатся сведения, не отражающие действительный ход судебного разбирательства. Судом систематически нарушались ее права на защиту, в том числе на составление в кротчайшие сроки мотивированной дополнительной апелляционной жалобы, нарушено требование ст. 389.7 УПК РФ. Просит отменить приговор и вынести оправдательный приговор, либо прекратить в отношении нее уголовное дело за отсутствием состава преступления и признать за ней право на реабилитацию, либо направить дело на новое рассмотрение с момента, следующего за провозглашением вердикта, а также отменить постановления суда, вынесенные по результатам рассмотрения замечаний на протокол судебного заседания, поданных государственным обвинителем, ею и ее адвокатом Тиняковой Н.В., а также постановление судьи об отказе в приобщении к материалам уголовного дела двух ОУО дисков с аудиозаписью фиксации ею хода судебного разбирательства.

Адвокат Тинякова Н.В. в апелляционной жалобе и дополнениях в защиту осужденной Резниковой СВ. считает приговор незаконным необоснованным и несправедливым вследствие допущенных существенных нарушений уголовно-процессуального закона и неправильного применения уголовного закона, при этом указывает, что председательствующий нарушил порядок судебного заседания, объявив состав суда и разъяснив процессуальные права адвокату Тиняковой после начала судебного следствия и выступления со вступительными заявлениями государственного обвинителя и защитников Адвокату Тиняковой не был вручен список кандидатов в присяжные заседатели и председательствующий отказал ей в праве постановки перед присяжными заседателями вопросов, ограничив ее в возможности выяснить обстоятельства которые могли препятствовать участию присяжных заседателей в рассмотрении уголовного дела. Председательствующий грубо нарушил принципы объективности и беспристрастности, состязательности и равноправия сторон создавал предубежденность у присяжных заседателей к высказываниям стороны защиты, давал оценку качеству работы адвокатов, чем поставил под сомнение весомость представляемых ими доказательств, прервал вступительное заявление защитника Тиняковой, сделав замечание по содержанию и объему вступительной речи, что могло оказать негативное воздействие на присяжных заседателей.

Государственный обвинитель во вступительном слове допустил комментарии обстоятельств, изложенных в постановлениях о привлечении Тимофеева и Резниковой в качестве обвиняемых, не называл имена и отчества братьев Д чем умышленно вводил в заблуждение присяжных заседателей относительно личности свидетелей. Председательствующий не реагировал на это и сам не называл имен свидетелей Д

Вердикт является неясным и противоречивым, в нем имеются зачеркивания и неоговоренные исправления.

В жалобах адвокат высказывает несогласие с квалификацией действий Резниковой по п. «б» ч. 3 ст. 291.1 УК РФ, полагает, что в ее действиях отсутствуют субъективная и объективная стороны преступления, утверждает что Тимофеев не посвящал Резникову в свои планы.

Не согласна адвокат и с назначенным Резниковой наказанием, считает что судом не в полной мере учтены степень тяжести совершенного преступления, личность осужденной, смягчающие наказание обстоятельства, не приведены основания и мотивы решения о необходимости назначения Резниковой наказания в виде лишения свободы. Судом не учтены положительные характеристики личности осужденной, не обсуждался вопрос о применении ст. 73 УК РФ. При назначении дополнительного наказания в виде штрафа нарушены требования ч. 3 ст. 46 УК РФ, не учтено имущественное положение осужденной и ее семьи.

Кроме того, адвокат оспаривает обоснованность постановления краевого суда от 25.07.13 в части отказа в удостоверении ее замечаний на протокол судебного заседания, считает, что судом были нарушены требования ч. 4 ст. 353 УПК РФ о необходимости точного фиксирования хода судебного процесса указывает на несоответствие сведений, изложенных в протоколе судебного заседания фактическим обстоятельствам, просит отменить вышеназванное постановление суда и удовлетворить правильность замечаний, а также отменить приговор в отношении Резниковой и вынести оправдательный приговор или отменить приговор и прекратить уголовное дело, либо направить дело на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания или с момента, следующего за провозглашением вердикта.

Адвокат Чуденцева О.А. в своей апелляционной жалобе и дополнениях в защиту интересов осужденной Резниковой С В . считает приговор незаконным, необоснованным и несправедливым вследствие допущенных существенных нарушений уголовно-процессуального закона и неправильного применения уголовного закона, повлекшими за собой несправедливость приговора.

Адвокат указывает, что ни в ходе судебного следствия, ни при вынесении вердикта не установлено, что Резникова способствовала в достижении соглашения между Д и Тимофеевым В В . о передаче последнему денег в значительном, либо крупном размерах. Следовательно, в ее действиях отсутствует объективная сторона преступления. Кроме того, по мнению адвоката, в судебном заседании не был установлен умысел у Резниковой на совершение инкриминированного ей преступления, то есть отсутствует и субъективная сторона преступления. Не установлено судом и причинной связи между действиями Резниковой и соглашением, достигнутым между Тимофеевым и Д

Таким образом, адвокат считает, что приговор противоречит вердикту. В действиях Резниковой С В . отсутствует состав инкриминированного ей преступления, просит отменить приговор в отношении Резниковой С В . и дело производством прекратить за отсутствием в ее действиях состава преступления.

В возражениях на апелляционные жалобы осужденных и их защитников государственный обвинитель Золотовский Т С . не согласен с изложенными в жалобах доводами, просит оставить их без удовлетворения, а приговор без изменения.

В возражениях на апелляционную жалобу Тимофеева В В . осужденная Резникова С В . не согласна с тем, что Тимофеев называет Д взяткодателем, при этом неправильно указывает его инициалы.

В возражениях на дополнения к жалобе адвоката Кржечковского Р.Г осужденная Резникова указывает на неточности в изложении адвокатом ее инициалов, ошибочную ссылку на вопросы № 8 и 3, вместо вопросов № 7 и 5.

Проверив материалы дела и обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений, судебная коллегия не находит оснований для отмены приговора.

Утверждения в апелляционных жалобах осужденных и их защитников о нарушениях уголовно-процессуального законодательства и прав участников процесса несостоятельны, они противоречат материалам дела.

Вопреки доводам апелляционной жалобы адвоката Тиняковой Н.В формирование коллегии присяжных заседателей проведено в соответствии с требованиями ст. 328 УПК РФ. Все кандидаты в присяжные заседатели правдиво ответили на задаваемые им вопросы и представили необходимую информацию о себе и отношениях с другими участниками уголовного судопроизводства.

В соответствии с законом сторонам была предоставлена возможность за­

явления мотивированных и немотивированных отводов кандидатам в присяжные заседатели. Обстоятельств, препятствующих отобранным присяжным заседателям участвовать в судопроизводстве по данному делу, установлено не было.

После формирования коллегии присяжных заседателей, заявлений о ее тенденциозности от участников судопроизводства не поступило (т. 20 л.д. 37).

Доводы адвоката Тиняковой Н.В. о том, что председательствующий нарушил порядок судебного заседания, объявив состав суда и разъяснив ей процессуальные права после начала судебного следствия и выступления сторон со вступительными заявлениями, ей не был вручен список кандидатов в присяжные заседатели и председательствующий отказал ей в праве постановки перед присяжными заседателями вопросов, ограничив ее в возможности выяснить обстоятельства, которые могли препятствовать участию присяжных заседателей в рассмотрении уголовного дела, являются несостоятельными.

Как видно из протокола судебного заседания, адвокат Тинякова Н.В которая наряду с адвокатом Чуденцевой О.А. защищала Резникову СВ., не участвовала в подготовительной части судебного заседания, при этом она по факсимильной связи просила суд сформировать коллегию присяжных заседателей в ее отсутствие (т. 20 л.д. 3).

По вступлении в процесс на второй день судебного разбирательства (19.09.2012), когда коллегия присяжных заседателей была уже сформирована адвокату Тиняковой Н.В. было предоставлено право заявить мотивированный отвод присяжным заседателям и выступить перед присяжными заседателями со вступительным заявлением.

Поскольку возможность выступить перед присяжными заседателями со вступительным заявлением адвокату Тиняковой Н.В. была предоставлена до разъяснения ей процессуальных прав, в том числе права на отвод составу суда (т. 20 л.д. 48-51), то председательствующий, после этого, объявив указанному адвокату состав суда, и разъяснив ей ее процессуальные права, повторно предоставил ей возможность выступить перед присяжными заседателями со вступительным заявлением (т. 20 л.д. 53).

Доводы адвоката Тиняковой Н.В. о том, что председательствующий грубо нарушил принципы объективности и беспристрастности, состязательности и равноправия сторон, прервал ее вступительное заявление перед присяжными заседателями, сделав замечание по содержанию и объему вступительной речи являются несостоятельными, так как противоречат протоколу судебного заседания, не содержащему сведений о совершении председательствующим вышеуказанных действий и возражений стороны защиты (т. 20 л.д. 48,53).

Таким образом, судебная коллегия считает, что нарушений закона, а также прав адвоката Тиняковой Н.В., вопреки доводам ее жалоб, в подготовительной части судебного разбирательства, в том числе при формировании коллегии присяжных заседателей, судом допущено не было.

Несостоятельными являются доводы адвоката Тиняковой Н.В. и о нарушении закона государственным обвинителем, который во вступительном слове, якобы, допустил личные комментарии обстоятельств, изложенных в постановлениях о привлечении Тимофеева и Резниковой в качестве обвиняемых.

Эти доводы адвоката также противоречат протоколу судебного заседания из которого видно, что вступительное заявление государственного обвинителя в котором он изложил существо предъявленного обвинения и предложил порядок исследования представленных им доказательств, соответствовало требованиям ч. 2 ст. 335 УПК РФ, что подтверждается отсутствием возражений стороны защиты по поводу нарушения государственным обвинителем закона при произнесении им вступительного заявления (т. 20 л.д.46).

Судебное следствие, как об этом свидетельствует протокол судебного заседания, проведено в соответствии с требованиями закона, с учетом особенностей, предусмотренных для суда с участием присяжных заседателей Председательствующий судья, сохраняя объективность и беспристрастие обеспечил, вопреки доводам жалоб осужденной Резниковой С В . и ее защитника Тиняковой Н.В., равенство прав сторон, соблюдение принципа состязательности, создав все необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела, обоснования позиций сторонами перед присяжными заседателями на всех стадиях судебного следствия (во вступительных заявлениях, в ходе представления и исследования доказательств, прениях сторон). Требования председательствующего к сторонам полностью соответствовали положениям ст.ст. 334-337 УПК РФ, а его действия отвечали требованиям ст.ст. 252,335 УПК РФ о пределах судебного разбирательства и особенностях судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей.

Доводы жалоб Резниковой С В . и Тиняковой Н.В. о нарушении принципа состязательности и равноправия сторон в судебном следствии, о необоснованном отклонении ходатайств стороны защиты, являются несостоятельными, поскольку противоречат материалам дела, из которых видно, что все заявленные сторонами ходатайства обсуждались с участниками процесса, после чего судом принимались по ним мотивированные решения законность и обоснованность которых не вызывает сомнений.

Создавая необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела, председательствующий не препятствовал сторонам в предоставлении доказательств и реагировал в соответствии с требованиями закона лишь в случаях, когда стороны пытались донести до присяжных заседателей информацию, не имеющую отношения к данному уголовному делу, либо неподлежащую исследованию с участием присяжных заседателей.

Несостоятельны доводы осужденной Резниковой С В . о нарушении ее права на защиту председательствующим, который удовлетворил ее ходатайство об освобождении от участия в деле защитника Тинякову Н.В., не выяснив истинные причины отказа от защитника, а также без ее согласия назначил ей защитника - адвоката Есько Л.И., которая формально осуществляла возложенные на нее обязанности защитника.

Как видно из материалов дела, защиту осужденной Резниковой С В . в судебном заседании осуществляли два адвоката: Чуденцева О.А. и Тинякова Н.В.

Поскольку адвокат Тинякова Н.В. в связи с длительной болезнью не смогла продолжить осуществление своих профессиональных обязанностей, а осужденная Резникова СВ. не приняла мер к приглашению иного защитника суд назначил ей защитником адвоката Есько Л.И., которая стала защищать Резникову СВ. вместе с адвокатом по соглашению Чуденцевой О.А. При этомРезникова СВ., как это видно из протокола судебного заседания, не заявила отвод адвокату Есько Л.И. (т. 22, л.д. 97-98).

При таких обстоятельствах нет оснований считать, что судом было нарушено право Резниковой СВ. на защиту.

Данных о том, что адвокат Есько Л.И. недобросовестно либо непрофессионально исполняла возложенные на нее обязанности защитника, в материалах дела нет.

Несостоятельными являются доводы жалоб и о нарушениях председательствующим судьей уголовно-процессуального закона при постановке вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, в том числе о, якобы, необоснованном соединении трех основных вопросов.

Согласно ст.ст. 338-339 УПК РФ, судья с учетом результатов судебного следствия, прений сторон формулирует в письменном виде вопросы подлежащие разрешению присяжными заседателями, зачитывает их и передает сторонам.

Стороны вправе высказать свои замечания по содержанию и формулировке вопросов и внести предложения о постановке новых вопросов При этом судья не вправе отказать подсудимому или его защитнику в постановке вопросов о наличии по уголовному делу фактических обстоятельств, исключающих ответственность подсудимого за содеянное или влекущих за собой его ответственность за менее тяжкое преступление.

С учетом замечаний и предложений сторон судья в совещательной комнате окончательно формулирует вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, и вносит их в вопросный лист, который подписывается им.

По каждому из деяний, в совершении которых обвиняется подсудимый ставятся три основных вопроса:

1) доказано ли, что деяние имело место;

2) доказано ли, что это деяние совершил подсудимый;

3) виновен ли подсудимый в совершении этого деяния.

В вопросном листе возможна также постановка одного основного вопроса о виновности подсудимого, являющегося соединением вышеназванных трех вопросов.

Указанные требования закона были выполнены судом в полном объеме.

Как видно из материалов дела, вопросы в вопросном листе сформулированы председательствующим судьей с учетом предъявленного осужденным обвинения, результатов судебного следствия, прений сторон и с учетом замечаний и предложений сторон. При этом в вопросный лист был внесен вопрос стороны защиты о наличии по уголовному делу фактических обстоятельств, влекущих за собой ответственность за менее тяжкое преступление ( вопрос №7, т. 22 л.д. 202-208, т.23 л.д. 33-39).

Постановка одного основного вопроса о виновности подсудимых являющегося соединением трех вопросов, также соответствовала требованиям закона (ч. 2 ст. 339 УПК РФ).

Таким образом, судебная коллегия считает, что председательствующим судьей не было допущено нарушений уголовно-процессуального закона при постановке вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями Вопросный лист был сформулирован в соответствии с требованиями ст.ст. 334, 338, 339 УПК РФ.

Напутственное слово, с которым председательствующий судья обратился к присяжным заседателям, соответствует требованиям ст.340 УПК РФ

В напутственном слове председательствующий привел содержание предъявленного Тимофееву ВВ. и Резниковой СВ. обвинения, сообщил содержание уголовного закона, предусматривающего ответственность за совершение деяния, в котором обвиняются осужденные, напомнил об исследованных в суде доказательствах, не выражая при этом своего отношения к этим доказательствам и не делая выводов из них, изложил позиции государственного обвинителя и защиты, разъяснил присяжным заседателям основные правила оценки доказательств в их совокупности; сущность принципа презумпции невиновности; положение о толковании неустраненных сомнений в пользу подсудимого; положение о том, что их вердикт может быть основан лишь на тех доказательствах, которые непосредственно исследованы в судебном заседании, никакие доказательства для них не имеют заранее установленной силы, их выводы не могут основываться на предположениях, а также на доказательствах, признанных судом недопустимыми, обратил внимание коллегии присяжных заседателей на то, что отказ подсудимого от дачи показаний или его молчание в суде не имеют юридического значения и не могут быть истолкованы как свидетельство виновности подсудимого разъяснил порядок совещания присяжных заседателей, подготовки ответов на поставленные вопросы, голосования по ответам и вынесения вердикта Завершая свое напутственное слово, напомнил присяжным заседателям содержание данной ими присяги и обратил их внимание на то, что в случае вынесения обвинительного вердикта они могут признать подсудимого заслуживающим снисхождения.

Полный текст напутственного слова отражен в протоколе судебного заседания (т.22, л.д. 208-240).

Возражений в связи с содержанием напутственного слова председательствующего по мотивам нарушения им принципа объективности и беспристрастности сторонами не сделано (т. 22 л.д. 240-243). Замечания сделанные адвокатами Кржечковским Р.Г., Чуденцевой О.А., Есько Л.И осужденными Тимофеевым В.В. и Резниковой СВ. не свидетельствуют о необъективности и предвзятости председательствующего при произнесении напутственного слова (т. 22 л.д. 240-243).

Совещание коллегии присяжных заседателей проходило в соответствии с требованиями ст. ст. 341-345 УПК РФ.

Доводы жалоб осужденного Тимофеева ВВ. и его защитника Кржечковского Р.Г. о том, что председательствующий необоснованно признал вердикт неясным и противоречивым и возвратил присяжных заседателей в совещательную комнату, где они находились менее трех часов, при этом вынесли вердикт путем голосования, не достигнув единодушного решения что, по мнению осужденного и его защитника является нарушением ч. 3 ст. 343 УПК РФ, несостоятельны.

В соответствии с ч. 2 ст. 345 УПК РФ, председательствующий, найдя вердикт неясным или противоречивым, указывает на его неясность или противоречивость коллегии присяжных заседателей и предлагает им возвратиться в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист, что и было сделано по настоящему делу.

Как видно из протокола судебного заседания (т. 22 л.д. 244-245), председательствующий, найдя вердикт неясным и противоречивым, в том числе при наличии противоречий между вопросами № 1 и № 3, а также между вопросами № 5 и № 6, предложил присяжным заседателям возвратиться в совещательную комнату и устранить имеющиеся противоречия, при этом судья не подсказывал присяжным заседателям какие им нужно дать ответы на поставленные перед ними вопросы.

Доводы осужденного Тимофеева ВВ. и адвоката Кржечковского Р.Г. о том, что присяжные заседатели приступили к голосованию до истечения трех часов нахождения их в совещательной комнате, не основаны на материалах дела. Из протокола судебного заседания видно, что присяжные заседатели удалились в совещательную комнату для вынесения вердикта в 14 часов 37 минут 05 марта 2013 года, вердикт был провозглашен по выходу присяжных из совещательной комнаты после 18 часов 54 минуты того же дня (т. 22 л.д. 245).

Несостоятельными и не основанными на требованиях закона являются доводы адвоката Кржечковского Р.Г. о том, что присяжным заседателям после удаления в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист необходимо было приступить к голосованию по истечении трех часов.

Изложенное в жалобе адвоката Кржечковского Р.Г. сомнение в способности коллегии присяжных заседателей вынести вердикт по делу в указанное в протоколе судебного заседания время, является всего лишь его субъективным мнением.

Вердикт коллегии присяжных заседателей соответствуют требованиям ст.ст. 252, 343 УПК РФ, он является ясным и непротиворечивым. Имеющиеся в нем исправления оговорены и заверены подписью старшины присяжных заседателей.

Приговор отвечает требованиям ст. 351 УПК РФ, он соответствует вердикту коллегии присяжных заседателей.

Юридическая квалификация действий осужденных дана судом правильно, в соответствии с фактическими обстоятельствами совершенных ими преступлений, так как они были установлены в вердикте коллегии присяжных заседателей.

Доводы жалобы адвоката Кржечковского Р.Г. о том, что Тимофеев В.В не обязан был вносить представление в администрацию города-курорта

о нарушениях застройщиками Д градостроительного законодательства, поскольку в суде на рассмотрении находился иск Д о признании права собственности на строящийся дом, являются несостоятельными.

Имевшийся в производстве суда иск Д о признании права собственности на строящийся дом, в период переговоров и передачи взятки, не препятствовал и не освобождал Тимофеева В.В. от исполнения своих служебных обязанностей по внесению представления в администрацию города-курорта об устранении нарушений градостроительного законодательства по факту самовольной застройки Д

Доводы осужденной Резниковой С В . и ее защитников о невиновности осужденной, являются несостоятельными. Вина Резниковой установлена вердиктом коллегии присяжных заседателей при ответе на вопрос № 3. Ее действия как посредника, оказавшего иное способствование взяткодателю и взяткополучателю в достижении и реализации соглашения между ними о получении и даче взятки в крупном размере, полностью описаны и установлены ответом на этот же вопрос. Оспаривать обоснованность выводов присяжных заседателей в вердикте, согласно ч. 4 ст. 347 УПК РФ, сторонам запрещено.

Наказание осужденному Тимофееву В.В. назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного им преступления, данных о личности виновного и всех смягчающих обстоятельств, с учетом влияния назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи, а также с учетом признания его заслуживающим снисхождения и с применением ст. 64 УК РФ Оно соразмерно содеянному и является справедливым. Оснований для его смягчения не имеется.

Что касается наказания Резниковой СВ., то судебная коллегия считает что судом не в полной мере учтены степень тяжести совершенного Резниковой преступления, роль осужденной в содеянном, ее личность, состояние здоровья и другие смягчающие наказание обстоятельства, хотя суд и сослался на них в приговоре, применив к Резниковой действие ст. 64 УК РФ.

Вместе с тем, суд не указал в приговоре, почему исправление осужденной невозможно без изоляции от общества.

Судебная коллегия, принимая во внимание все имеющиеся по делу смягчающие обстоятельства, положительные характеристики осужденной, ее менее значительную роль в содеянном, состояние здоровья осужденной состояние здоровья ее матери, считает возможным применить ст. 73 УК РФ и назначенное Резниковой С В . наказание в виде трех лет лишения свободы считать условным.

Дополнительное наказание в виде штрафа назначено обоим осужденным в минимальном размере, предусмотренном санкциями уголовного закона, по которому они осуждены, и оснований для уменьшения размера штрафа судебная коллегия не находит.

Что касается доводов осужденной Резниковой СВ. и адвоката Тиняковой Н.В. о несоответствии действительности сведений, изложенных в протоколе судебного заседания, необоснованном удовлетворил замечаний на протокол судебного заседания, поданных государственным обвинителем и отказе в удовлетворении замечаний, поданных ею и адвокатом Тиняковой Н.В., то эти доводы не могут быть приняты во внимание, поскольку все поданные замечания на протокол судебного заседания были рассмотрены председательствующим судьей в соответствии с требованиями закона. При этом часть замечаний, в том числе поданных стороной защиты, была удовлетворена, что свидетельствует об объективности их рассмотрения Оснований к отмене постановлений судьи, вынесенных по итогам рассмотрения замечаний на протокол судебного заседания, указанных в апелляционных жалобах осужденной Резниковой СВ. и адвоката Тиняковой Н.В., не имеется.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. ст. 38913, 38920, 38928', 38933 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Ставропольского краевого суда с участием присяжных заседателей от 9 апреля 2013 года в отношении Резниковой С В изменить, назначенное ей наказание по п. «б» ч. 3 ст. 291.1 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ в виде 3 (трех) лет лишения свободы считать, в соответствии со ст. 73 УК РФ, условным с испытательным сроком на 3 (три года, с возложением обязанности не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного.

Меру пресечения в отношении Резниковой СВ. в виде домашнего ареста отменить.

В остальном этот же приговор в отношении Резниковой С В и Тимофеева В В оставить без изменения, а апелляционные жалобы, - без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...