Актуально на:
22 февраля 2019 г.

Решение Верховного суда: Определение N 56-АПУ17-9СП от 29.05.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 56-АПУ17-9СП

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. М о с к в а 29 мая 2017 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Зеленина С Р .

судей Фроловой Л.Г. и Русакова В В .

при секретаре Карпукове АО.

с участием прокурора Курочкиной Л.А., осужденных Мильцева О.Г и Бескостова С.А., адвокатов Ананьева А.Г. и Валиулина С.А потерпевшей К и ее представителя адвоката Бородиной Л.И.,

рассмотрела в судебном заседании от 29 мая 2 0 1 7 г о д а дело по апелляционным жалобам осужденных Мильцева О.Г. и Бескостова С.А адвокатов Ананьева А.Г. и Валиулина С.А., на приговор Приморского краевого суда с участием присяжных заседателей от 25 ноября 2016 года которым

Мальцев О Г

судимый:

- 09.09.2002 приговором Фрунзенского районного суда

г.Владивостока по ст.ст. 30 ч.З, 105 ч.1; 222 ч.1 УК РФ, на

основании ст. 69 ч.З УК РФ с учетом постановления

Президиума Приморского краевого суда от 28.10.2005 к 11

годам 6 месяцам лишения свободы, освобожденный условно-

досрочно на основании постановления Партизанского

районного суда Приморского края от 24.06.2009 на неотбытый

срок - 3 года 8 месяцев 25 дней;

- 29.08.2016 приговором Ленинского районного суда г.

Владивостока по ст.ст.ЗЗО ч.2, 179 ч.2 п.«в», 179 ч.2 п.«б,в»,

179 ч.2 п. «б,в», 179 ч.2 п.«в», 33 ч.З, 111 ч.З п.«а», 69 ч.З УК

РФ к 7 годам лишения свободы с отбыванием наказания в

исправительной колонии особого режима с ограничением

свободы на 1 год,

осужден по ст. 33 ч.З, 105 ч.2 п. «з» УК РФ к 15 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год.

На основании ст.69 ч.5 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний по данному приговору и приговору Ленинского районного суда г. Владивостока от 29.08.2016, окончательно назначено Мильцеву О.Г. наказание в виде 19 лет лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев с отбыванием наказания в виде лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

В соответствии со ст.53 УК РФ Мильцеву О.Г. установлены следующие ограничения свободы: не выезжать за пределы территории муниципального образования, где осужденный будет проживать после отбывания лишения свободы, не изменять место жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, не уходить из места постоянного жительства в период с 22 часов до 06 часов и возложена обязанность являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы 2 раза в месяц для регистрации.

Бескостов С А

судимый:

- 29.09.1999 приговором Партизанского городского суда

Приморского края по ст.ст. 111 ч.4, 158 ч.2 п. «б,в,г», 161 ч.2 п.

«б,в,г,д», 162 ч.2 п. «б,в,г», 69 ч.З УК РФ к 15 годам лишения

свободы, постановлением Партизанского районного суда

Приморского края от 17.10.2013 приговор приведен в

соответствие с изменениями в уголовный закон, действия

Бескостова С.А. переквалифицированы со ст.ст. 111 ч.4, 161 ч.2

п. «в,г» УК РФ на составы этих же преступлений в редакции

ФЗ от 07.03.2011 №26-ФЗ, наказание за них снижено, на

основании ст.69 ч.З УК РФ назначено 14 лет 9 месяцев

лишения свободы, освобожден по отбытии срока наказания

08.04.2014,

осужден:

по ст. 139 ч.1 УК РФ - к 6 месяцам исправительных работ с удержанием в доход государства из заработной платы 10 % и освобожден от отбывания наказания, назначенного ему по данной статье по основанию предусмотренному ст. 24 ч.1 п.З УПК РФ - в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

- по ст. 105 ч.2 п. «з» УК РФ - к 18 годам лишения свободы с ограничением свободы на 2 года с отбыванием наказания в виде лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

В соответствии со ст.53 УК РФ Бескостову С.А. установлены следующие ограничения свободы: не выезжать за пределы территории муниципального образования, где осужденный будет проживать после отбывания лишения свободы, не изменять место жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, не уходить из места постоянного жительства в период с 22 часов до 06 часов и возложена обязанность являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы 2 раза в месяц для регистрации.

Заслушав доклад судьи Фроловой Л.Г., объяснения осужденных Мильцева О.Г. и Бескостова С.А., адвокатов Ананьева А.Г. и Валиулина С.А., в поддержание доводов апелляционных жалоб и дополнений к ним мнение прокурора Курочкиной Л.А., потерпевшей К и ее представителя адвоката Бородиной ЛИ., полагавших приговор как законный и обоснованный оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения, судебная коллегия,

УСТАНОВИЛА:

вердиктом коллегии присяжных заседателей от 30 сентября 2016 года Мильцев О.Г., признан виновным в организации убийства, то есть умышленного причинения смерти другому человеку, по найму выразившейся в приискании соучастника преступления (предложение совершить убийство Бескостову С.А. за вознаграждение), в содействии в совершении преступления путем предоставления информации о К предоставлении денежных средств для подготовки к убийству; Бескостов С.А. признан виновным в умышленном причинении смерти другому человеку - К совершенном по найму (за вознаграждение обещанное Мильцевым О.Г. и частично полученное им) и в незаконном проникновении в жилище, совершенном против воли проживающих в нем лиц, при обстоятельствах, приведенных в вердикте.

В соответствии с установленными присяжными заседателями фактическими обстоятельствами суд квалифицировал действия Мильцева О.Г. по ст.ЗЗ ч.З, 105 ч.2 п. «з» УК РФ - как соучастие в виде организации убийства, то есть умышленного причинения смерти другому человеку, по найму, а Бескостова С.А. по ст. 105 ч.2 п. «з» УК РФ - как убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, совершенное по найму и по ст. 139 ч.1 УК РФ - как незаконное проникновение в жилище совершенное против воли проживающих в нем лиц.

В апелляционных жалобах:

- осужденный Мильцев О.Г. и адвокат Ананьев А.Г. утверждают что по делу допущены существенные нарушения закона, влекущие отмену приговора, перечисляют как основания к отмене приговора, все обстоятельства, перечисленные в ст. 389-15 УПК РФ. Адвокат считает что данное дело подлежало возвращению прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ, поскольку постановление о привлечении Мильцева в качестве обвиняемого и обвинительное заключение не соответствуют требованиям ст. ст. 171, 220 УПК РФ в связи с не указанием в них мотива преступления в совершении которого обвиняется Мильцев. Полагает, что коллегия присяжных заседателей сформирована с нарушением уголовно процессуального закона, председательствующий необоснованно снял вопрос стороны защиты к кандидату в присяжные заседатели о том почему тот решил стать присяжным заседателем, необоснованно отклонил мотивированный отвод присяжному заседателю под № 5, который являлся военнослужащим и имел доступ к государственной тайне. Присяжный заседатель Л по мнению адвоката необоснованно был заменен на запасного присяжного заседателя, поскольку его госпитализация на две недели не препятствовала участию в деле. Считает, что государственный обвинитель во вступительном слове оказал незаконное воздействие на присяжных заседателей, поскольку преподнес обвинение как доказанный факт. Вопреки просьбе адвоката, председательствующий не уточнил у присяжных заседателей, ознакомились ли они со статьей в СМИ опубликованной в день начала судебного разбирательства, порочащей Мильцева, а лишь разъяснил присяжным заседателям не принимать во внимание данные о деле отраженные в газетах, журналах, Интернете и других источниках, не связанных с судебным разбирательством Утверждает, что председательствующий необоснованно отклонил заявленный ему отвод и отказал в роспуске коллегии присяжных заседателей в связи с показом по телевидению материала, касающегося Мильцева, порочащего его, с цитированием недостоверных данных о нем в том числе потерпевшей. Утверждает, что все следственные действия с Мильцевым и Бескостовым на первоначальном этапе предварительного следствия проведены с применением к ним недозволенных методов со стороны оперуполномоченных. В том числе Мильцев без оснований к тому и не уполномоченными на то лицами вывозился из следственного изолятора в ночное время, к нему применялись пытки, в результате которых были причинены телесные повреждения зафиксированные в различных документах и видимые на видеозаписи проверки его показаний на месте. В проведении следственных действий участвовал навязанный Мильцеву адвокат Чумаков. Доводы стороны защиты о применении недозволенных методов проверены формально. Неоднократно отменялись постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении должностных лиц в том числе после постановления приговора. Все полученные в указанный период времени доказательства с участием осужденных по данному делу являются недопустимыми. При этом, председательствующий, разрешив исследование этих доказательств в присутствии присяжных заседателей, в дальнейшем по собственной инициативе признал часть из них недопустимыми доказательствами и разъяснил присяжным заседателям не принимать их во внимание, однако эти доказательства уже воздействовали на присяжных заседателей, что привело к обвинительному вердикту Считает незаконным решение председательствующего о признании недопустимым доказательством заключения эксперта лишь в части содержащихся в заключении выводов. Считают, что суд назначил Мильцеву наказание с нарушением правил ст. 65 и 62 ч. 1 УК РФ, которые по мнению адвоката, суду следовало применить последовательно Максимально возможное наказание для Мильцева в виде лишения свободы с учетом указанных статей УК РФ не могло превышать 13 лет 4 месяцев Считает, что суд фактически при назначении Мильцеву наказания, не учел перечисленные в приговоре смягчающие обстоятельства, а также не учел то обстоятельство, что Мильцеву 43 года детей он не имеет и столь длительный срок лишения свободы воспрепятствует ему реализовать право иметь детей. Ссылается на нарушение закона при назначении Мильцеву вида исправительного учреждения. Просят приговор отменить дело направить на новое судебное рассмотрение. Адвокат в случае несогласия судебной коллегии с просьбой об отмене приговора, просит смягчить Мильцеву наказание - до минимально возможного;

- осужденный Бескостов С.А. и адвокат Валиулин С.А., находят приговор подлежащим отмене, также перечисляют как основания к отмене приговора, все обстоятельства, перечисленные в ст. 389-15 УПК РФ Адвокат помимо этого, ссылается на исследование в присутствии присяжных заседателей недопустимых доказательств, таких как протокол проверки показаний Бескостова на месте и видеозаписи этого следственного действия, заключения экспертизы 142 МК, вещественного доказательства - ножа. Ссылается на то, что указанные доказательства сначала были исследованы в присутствии присяжных заседателей и лишь после этого признаны председательствующим полученными с нарушением закона. Полагает, что суд был не в праве признать недопустимым доказательством лишь в части пункта № 2 указанной экспертизы, считает что такое решение председательствующего не основано на законе. Относит к недопустимым доказательствам все протоколы допросов Бескостова на первоначальном этапе предварительного следствия и протоколы других следственных действий с ним, поскольку материалами дела не опровергнуты доводы Бескостова о том, что он оговорил себя и Мильцева в результате применения к нему недозволенных методов со стороны лиц производивших расследование. Утверждает, что при демонстрации видеозаписи проверки показаний на месте Мильцева до сведения присяжных заседателей были доведены данные о личных отношениях между Мильцевым и Бескостовым, потерпевшие и их представитель в ходе прений также затрагивали данные о личности Мильцева и Бескостова, что вызвало у присяжных заседателей предубеждение. Просят об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение в ином составе суда.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Филоненко Т В . просит приговор как законный и обоснованный оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Данное дело рассмотрено судом с участием присяжных заседателей при наличии к тому законных оснований, а именно, в связи с ходатайством об этом самих осужденных.

Из материалов дела усматривается, что осужденным Мильцеву и Бескостову неоднократно, подробно и в точном соответствии с законом разъяснялись особенности рассмотрения уголовного дела судом с участием присяжных заседателей, права обвиняемого в судебном разбирательстве и порядок обжалования приговора.

Права им были понятны.

У суда не имелось оснований к возвращению данного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ, поскольку, вопреки утверждениям стороны защиты, в том числе и в апелляционных жалобах, постановление о привлечении Мильцева в качестве обвиняемого и обвинительное заключение составлены в соответствии с требованиями ст. 171 ч. 2, 220 УПК РФ. В том числе в указанных следственных документах приведен мотив действий Мильцева организовавшего убийство по найму К из неприязненных отношений сложившихся у него с К в связи с длительным рассмотрением гражданского спора Не указание конкретного гражданского спора в данных документах не свидетельствует о нарушении требований закона при их составлении.

Коллегия присяжных заседателей по делу сформирована с соблюдением положений ст. 328 УПК РФ.

Из протокола судебного заседания усматривается, что сторонам судом были предоставлены равные возможности по формированию коллегии присяжных заседателей. В том числе им предоставлялась возможность задавать кандидатам в присяжные заседатели вопросы заявить мотивированные и немотивированные отводы.

Председательствующим судьей обоснованно снят вопрос адвоката Ананьева к кандидату в присяжные заседатели: «Почему Вы решили стать присяжным заседателем?», поскольку данный вопрос не относится к обстоятельствам, подлежащим выяснению у кандидатов в присяжные заседатели, отбор которых происходил путем случайной выборки, из системы ГАС «Выборы» (т. 10 л.д. 17).

Заявленные сторонами отводы кандидатам в присяжные заседатели разрешены судом в порядке, установленном законом.

Судом обоснованно отклонен мотивированный отвод кандидату в присяжные заседатели под № 5 - в связи с тем, что он является военнослужащим. Председательствующим не установлено оснований к отводу указанного кандидата в присяжные заседатели. В том числе председательствующим учтено, что в соответствии с федеральным законом «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в РФ» от 20 сентября 2004 года, кандидаты в присяжные заседатели - военнослужащие могут быть исключены из общего и запасного списка кандидатов в присяжные заседатели только в случае подачи ими заявления. Такого заявления от кандидата в присяжные заседатели под № 5 не поступило, как председательствующему по делу так и в орган исполнительной власти, который формирует основной и дополнительный списки кандидатов в присяжные заседатели. Действие ст. 3 указанного федерального закона, которая содержит исчерпывающий перечень оснований для исключения кандидата из указанных списков, на кандидата под № 5 не распространяется.

Присяжный заседатель Л обоснованно был заменен председательствующим запасным присяжным заседателем, поскольку он в судебное заседание не явился, сообщил суду, что госпитализирован, указал время госпитализации две недели. При этом суд исходил из требований закона, о рассмотрении дела по существу без неоправданной задержки в разумные сроки (т. 10 л.д. 45-46).

По окончании формирования коллегии присяжных заседателей, на вопросы председательствующего судьи стороны заявили, что замечаний по проведенному отбору присяжных заседателей не имеют, не имеют также и заявлений о тенденциозности, предвзятости сформированной коллегии неспособности вынести объективный вердикт именно в данном составе (т. 10 л.д. 39).

Судебное следствие по делу проведено в соответствии со ст. ст. 334- 335 УПК РФ.

В присутствии присяжных заседателей исследовались только те фактические обстоятельства, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями предусмотренными ст. 334 УПК РФ.

Вопреки утверждениям в апелляционных жалобах вступительное слово к присяжным заседателям государственного обвинителя соответствует требованиям закона, процессуальному положению государственного обвинителя, не содержит высказываний, способных вызвать предубеждение у присяжных заседателей либо повлиять на их беспристрастность (т. 10 л.д.47-48).

То обстоятельство, что в присутствии присяжных заседателей были исследованы доказательства (перечисленные в апелляционных жалобах впоследствии признанные председательствующим недопустимыми не ставит под сомнение принятое по данному делу коллегией присяжных заседателей решение. Поскольку, после принятия председательствующим решения о признании указанных доказательств недопустимыми председательствующий разъяснил присяжным заседателям, что они не должны учитывать данные доказательства при вынесении решения в совещательной комнате (т. 11 л.д. 132, 150, 151).

Такие же разъяснения даны председательствующим и в напутственном слове, при этом председательствующий сообщил присяжным заседателям, что он напомнит им краткое содержание только тех доказательств, которые признаны допустимыми и могут оцениваться ими в совещательной комнате при ответах на поставленные вопросы (т. 9 л.д. 80-104).

Не свидетельствует о нарушении закона признание председательствующим недопустимым доказательством заключения эксперта № 142-МК от 14 мая 2015 года в части одного из пунктов изложенных в заключении выводов. В данном выводе отражен факт причинения колото-резаной раны на препарате кожи от трупа К представленным на исследование ножом. Однако вещественное доказательство - нож, который исследовался экспертом для ответа на указанный вопрос, был исключен председательствующим из числа допустимых доказательств. Оснований к исключению в полном объеме указанного заключения эксперта из числа допустимых доказательств, председательствующим не установлено, не усматривается таковых и судебной коллегией. При этом судебной коллегией учитывается что признание доказательства недопустимым в какой либо его части, с учетом конкретных выявленных обстоятельств, не противоречит требованиям УПК РФ.

Видеозапись проверки показаний на месте Мильцева, как это усматривается из протокола судебного заседания, была представлена коллегии присяжных заседателей в части, определенной сторонами, что не противоречит требованиям закона. В связи с воспроизведением при этом информации касающейся личности Мильцева и Бескостова председательствующий обратился к присяжным заседателям с просьбой не учитывать указанную информацию при принятии решения по делу (т. 11 л.д. 83).

Все ходатайства, поступившие от сторон, как видно из протокола судебного заседания и соответствующих постановлений, разрешены судом в установленном законом порядке, вынесенные постановления мотивированы.

Оснований сомневаться в правильности принятых председательствующим судьей решений судебной коллегией не усматривается.

Из протокола судебного разбирательства следует, что председательствующим в начале судебного разбирательства 2 марта 2016 года, как и после каждого перерыва в судебном заседании выяснялось у присяжных заседателей не было ли попыток оказать на них воздействие в связи с рассмотрением дела, не было ли получено ими какой-либо информации по делу из не процессуальных источников что может повлиять на их объективность по делу. Не потерял ли кто из присяжных заседателей объективности по каким-либо причинам в связи с рассмотрением настоящего уголовного дела. Никто из присяжных заседателей руку не поднял (т. 10 л.д. 45).

В связи с заявлением стороны защиты в этот же день о публикации в одной из газет информации порочащей Мильцева, председательствующий судья выступил с обращением к присяжным заседателям, при этом пояснил: «Сегодня в самом начале судебного заседания я разъяснила Вам что буду выяснять каждый раз после перерывов, каждый день, получали ли Вы сведения, связанные с настоящим уголовным делом из не процессуальных источников. Не процессуальные источники - это телевидение, Интернет, газеты, журналы, публикации, содержание которых не должно повлиять на Вашу объективность. Если Вы что-то узнаете по данному делу, эта информация не должна повлиять на вердикт который Вам придется выносить. При формировании коллегии присяжных заседателей я Вам также разъясняла положения ст. 333 ч. 2 УПК РФ, в которой указаны требования закона, предъявляемые к Вам .... Вы также не вправе собирать сведения по уголовному делу вне судебного заседания, о чем Вам разъяснено, то есть из не процессуальных источников...».

Разъяснения председательствующего присяжным заседателям были понятны (т. 10 л.д. 52).

С учетом проведенного председательствующим комплекса мер направленного на разъяснение присяжным заседателям перечисленных требований закона, выяснения того, не стало ли присяжным заседателям что либо по делу известно из СМИ, ответов присяжных заседателей на эти вопросы, у него не имелось оснований выяснять у присяжных заседателей дополнительно не ознакомились ли они с конкретной публикацией, на которую ссылался адвокат Ананьев.

В установленном законом порядке председательствующим рассмотрено заявление адвоката Ананьева об отводе председательствующего и ходатайство о роспуске коллегии присяжных заседателей по основаниям утраты ими объективности, в том числе в связи показом 10 июля 2016 года по телевидению передачи о Мильцеве, носящей негативный характер и высказываний в этой передаче потерпевшей публично высказавшей недоверие председательствующему.

Председательствующим обоснованно данное ходатайство отклонено с приведением убедительных мотивов принятого решения в постановлении (т.8 л.д. 179-180).

Председательствующим тщательно проверены и обоснованно отклонены ходатайства стороны защиты о признании недопустимыми доказательствами протоколов допросов Мильцева и Бескостова в качестве подозреваемых, проверки этих показаний на месте (1-2 апреля 2015 года видео материалов и показаний Бескостова в качестве обвиняемого от 21 апреля 2015 года, в которых зафиксированы признания Мильцева и Бескостова в том, что Мильцев организовал, а Бескостов исполнил убийство К , - по мотивам самооговора Мильцева и Бескостова и оговора ими друг друга, результате применения физического и психологического принуждения со стороны оперативных сотрудников.

Для проверки этих доводов, судом исследовались все данные о задержании Бескостова, порядке назначения ему и Мильцеву адвокатов проверялись порядок проведения следственных действий с Мильцевым и Бескостовым, при этом исследовались форма и содержание протоколов следственных действий, просматривалась видеозапись, зафиксировавшая проверку показаний Бескостова и Мильцева на месте происшествия исследовалось также постановление следователя, вынесенное по результатам проверки аналогичных доводов об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников полиции, а также значимые для разрешения указанного вопроса копии материалов доследственнои проверки (19 документов) аналогичных доводов стороны защиты и сообщения оперуполномоченного П от 1 апреля 2015 года, об оказании Мильцевым сопротивления сотрудникам полиции, нанесении им самому себе телесных повреждений и применении к нему в связи с этим спец. средств. В том числе исследовались данные о времени вывоза из СИЗО Мильцева для проведения с ним следственных действий обнаружения у него телесных повреждений, характере повреждений, а также об отсутствии у Бескостова телесных повреждений в указанный период времени (т. 8 л.д. 14-32, т. 11 л.д. 69).

Из материалов дела судом установлено, что следственные действия с Мильцевым и Бескостовым проводились в установленном законом порядке, в том числе на первоначальном этапе следствия с участием адвокатов, о назначении которых они просили в своих заявлениях (т. 1 л.д. 90, 156, 188), протоколы составлены надлежащим образом, подписаны всеми участниками следственных действий, никто из которых не делал замечаний, как по процедуре проведения следственных действий, так и по содержанию показаний Мильцева и Бескостова.

При этом Мильцеву и Бескостову разъяснялись предусмотренные уголовно-процессуальным законом права в соответствии с их процессуальным положением, они предупреждались о том, что их показания могут быть использованы в качестве доказательств, в том числе и при последующем отказе от данных показаний, разъяснялось также право, предусмотренное ст. 51 Конституции РФ, не свидетельствовать против самих себя. Перед допросами у Мильцева и Бескостова выяснялось хорошо ли они себя чувствуют, желают ли давать показания. В отношении Мильцева имелись медицинские документы, из которых следовало, что при наличии выявленных у него повреждений он практически здоров.

Председательствующий обоснованно указал в постановлении, что адвокат Чумаков участвовал в проведении следственных действий с Мильцевым по назначению следователя и в отсутствие возражений самого Мильцева в соответствии с требованиями ст. 50 УПК РФ, которая не содержит требований для следователя, руководствоваться решениями Адвокатской Палаты Приморского края о порядке участия адвокатов Оснований для приглашения или назначения Мильцеву адвокатов Мельника, Колесниковой у следователя не имелось, так как согласно соглашениям с данными защитниками, они принимали на себя полномочия по осуществлению защиты Мильцева по другому уголовному делу. Сам Мильцев не ходатайствовал об их приглашении либо участии другого адвоката.

Более того, ходатайство Мильцева в дальнейшем, 9 апреля 2015 года о допуске к его защите адвоката по соглашению Мельника, было в тот же день следователем удовлетворено. Мильцев в своем заявлении не высказывал претензий по поводу качества защиты, предоставленной адвокатом Чумаковым (т. 1 л.д. 115-118).

При этом из материалов дела усматривается, что в ходе допроса в качестве обвиняемого 9 апреля 2015 года с участием адвоката по соглашению - Мельника, Мильцев в полном объеме признал свою вину в организации убийства К подтвердил показания, данные им 2 апреля 2015 года в качестве подозреваемого, на применение пыток к нему в этот период времени (т. 1 л.д. 125-128), а также и в дальнейшем, после изменения своих показаний и отрицания организации им убийства потерпевшего, - не ссылался (т. 1 л.д. 142-149), ходатайствовал совместно с адвокатом Мельником о заключении с ним - Мильцевым досудебного соглашения о сотрудничестве (т. 1 л.д. 129).

Помимо этого в своих обращениях на имя начальника УМВД России по Приморскому краю и прокурора Приморского края, Мильцев сообщил об его избиении в целях получения показаний о причастности к преступлениям Г а не в отношении себя и Бескостова по совершению убийства К

В ходе проверки показаний на месте, Мильцев пояснял, что имеющиеся у него телесные повреждения не связаны с настоящим уголовным делом, получены самостоятельно.

С учетом совокупности всех установленных данных, в том числе данных, необходимых для разрешения указанного вопроса, из материалов доследственнои проверки, председательствующий пришел к обоснованному выводу о несостоятельности доводов стороны защиты о самооговоре Мильцева и Бескостова и оговоре ими друг друга на предварительном следствии из-за применения к ним незаконных методов расследования и следовательно о недопустимости перечисленных доказательств по указанным мотивам.

Судебной коллегией отмечается, что в дальнейшем председательствующий судья установил иные обстоятельства свидетельствующие о получении протокола проверки показаний на месте Бескостова и видеозаписи к нему и ряда других доказательств с нарушением закона и по этим основаниям, исключил эти доказательства из числа допустимых.

То, что исследованное в судебном заседании постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении должностных лиц от 9 июня 2016 года было отменено и проводились дополнительные проверки доводов стороны защиты о применении к Мильцеву недозволенных методов допроса, не ставят под сомнение выводы суда, изложенные в указанных постановлениях председательствующего и в приговоре поскольку по результатам дополнительных проверок 29 января 2017 года вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении указанных должностных лиц по тем же основаниям, которые были указаны в постановлении от 9 июня 2016 года.

Из протокола судебного заседания следует, что стороне защиты и стороне обвинения были предоставлены равные права по представлению доказательств.

В случаях попытки сторонами озвучить обстоятельства, которые в соответствии с требованиями закона не могут обсуждаться в присутствии присяжных заседателей, в том числе потерпевшей в прениях сторон председательствующий судья обоснованно прерывал их, давал соответствующие разъяснения присяжным заседателям, напомнил в напутственном слове, что присяжные заседатели не должны принимать во внимание такую информацию.

Таким образом, из дела видно, что председательствующим судьей создавались необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и, осуществления предоставленных им прав, принимались все предусмотренные законом меры по обеспечению состязательности и равноправия сторон.

Осужденные Мильцев и Бескостов их защитники в присутствии присяжных заседателей активно обосновывали занятую ими позицию о непричастности Мильцева к убийству потерпевшего и его убийстве Бескостовым при отсутствии намерения к таковому.

Из дела усматривается, что присяжные заседатели выслушали доводы стороны обвинения и стороны защиты в условиях состязательности и вынесли свой вердикт.

При таких данных следует признать несостоятельными доводы апелляционных жалоб о нарушении прав стороны защиты на представление доказательств, исследовании в присутствии присяжных заседателей недопустимых доказательств, необъективности председательствующего судьи, нарушении прав Мильцева и Бескостова на защиту.

Судебное следствие по делу завершено с учетом мнения сторон, не имевших ходатайств и дополнений.

Из протокола судебного заседания следует, что сторона обвинения как и сторона защиты в прениях давали исследованным в судебном заседании доказательствам оценку, в соответствии с их процессуальным положением, что не противоречит требованиям закона и не может быть отнесено к незаконному воздействию на присяжных заседателей.

Нарушения требований закона при формулировании вопросов подлежащих разрешению присяжными заседателями, не допущено.

Вопросный лист соответствует требованиям ст. 339 УПК РФ сформулированные вопросы соответствуют объему предъявленного Мильцеву и Бескостову обвинения и не выходят за его рамки, то есть вопросный лист сформулирован председательствующим судьей с учетом предъявленного осужденным обвинения, результатов проведенного судебного следствия, позиций сторон в прениях, высказанных замечаний.

В том числе из протокола судебного заседания усматривается, что председательствующим судьей был оглашен проект вопросного листа, его копия вручена сторонам.

Напутственное слово председательствующего соответствует положениям ст. 340 УПК РФ. Содержание напутственного слова не дает оснований для вывода о нарушении председательствующим судьей принципа объективности и беспристрастности. Возражений в связи с содержанием напутственного слова сторонами заявлено не было.

На замечания стороны защиты о том, что председательствующим не в полном объеме воспроизведены показания свидетелей председательствующий разъяснил, что привел краткое содержание показаний допрошенных лиц, как того и требует закон.

В том числе не нарушен председательствующим судьей закон при разъяснении присяжным заседателям юридических терминов.

Председательствующим судьей, как того требует закон, разъяснены присяжным заседателям также правила оценки доказательств.

Из протокола судебного заседания следует, что присяжным заседателям поставленные перед ними вопросы и напутственное слово понятны, заявлений от присяжных заседателей не поступало.

Вердикт коллегии присяжных заседателей постановлен с соблюдением положений ст. 343 УПК РФ, он является ясным и непротиворечивым.

У председательствующего судьи не имелось оснований к действиям предусмотренным ч.5 ст. 348 УПК РФ.

Не допущено нарушений закона также при обсуждении последствий вердикта.

Приговор постановлен в соответствии с вердиктом, в том числе правильно установлены и указаны в приговоре обстоятельства совершенных Мильцевым и Бескостовым преступлений.

Юридическая квалификация действиям осужденных дана судом правильная, наличие квалифицирующих признаков мотивировано.

Доводы апелляционных жалоб, связанные с доказанностью обвинения, не могут рассматриваться как апелляционный повод к пересмотру приговора, поскольку разрешение вопроса о доказанности обвинения и оценка исследованных судом доказательств являются, в силу ст. 334 УПК РФ, исключительной компетенцией коллегии присяжных заседателей. При этом законом запрещается ставить вердикт под сомнение.

При назначении Мильцеву и Бескостову наказания судом, в соответствии с требованиями закона, учтены характер и степень общественной опасности совершенных ими преступлений, конкретные обстоятельства дела, данные о личности каждого из них, которым дана объективная оценка, смягчающие, а в отношении Бескостова за совершенное им убийство и отягчающее обстоятельство, то, что присяжными заседателями они признаны заслуживающими снисхождения Мильцев по ст. 33 ч. 3, 105 ч. 2 п. «з» УК РФ, Бескостов по ст. 139 ч. 1 УК РФ.

Оснований к назначению осужденным Мильцеву и Бескостову наказания с применением правил ст. ст. 64, 73, УК РФ, также как и к изменению категорий совершенных ими преступлений на менее тяжкие судом не установлено, не усматривается таких оснований и судебной коллегией.

При назначении наказания Мильцеву по ст. 33 ч. 3, 105 ч. 2 п. «з» УК РФ а Бескостову по ст. 139 ч. 1 УК РФ суд обоснованно учел положения ч.1ст.65УКРФ.

Выводы суда по каждому из перечисленных обстоятельств назначения Мильцеву и Бескостову наказания, в приговоре убедительно мотивированы.

Назначенное осужденным Мильцеву и Бескостову наказание соответствует требованиям закона, оснований к его смягчению не имеется.

Ссылки в жалобах на необходимость назначения Мильцеву наказания путем последовательного применения правил ч. 1 ст. 65 и ч. 1 ст. 62 УК РФ не основаны на законе.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора по данному делу не допущено.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 389-13, 389-20, 389-28, 389-33 УПК РФ, судебная коллегия

I

17

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Приморского краевого суда с участием присяжных заседателей от 25 ноября 2016 года в отношении Мильцева О Г и Бескостова С А оставить без изменения апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...