Актуально на:
22 октября 2019 г.

Решение Верховного суда: Определение N 11-АПУ16-11СП от 10.08.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №11-АПУ 16-11СП

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 10 августа 2016 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего судьи Смирнова В.П.,

судей Романовой Т.А. и Таратута И.В.

с участием осужденных Зарипова А.Г., Гайнуллина И.И., Гарипзанова М.Х., Мирзагалямова Р.Ф., Зиновьева О.В., Рахимзянова Р.Р., Фомина Н.И. (в режиме видеоконференц-связи), адвокатов Хикматуллина А.И Шаповаловой Н.Ю., Мисаилиди О.С., Лунина Д.М., Жуковой И.Г., Фишман В.Н., Сакмарова П.В. и прокурора Титова Н.П.

при ведении протокола секретарем Мамейчиком М.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя Ахметшина А.М. и апелляционным жалобам осужденных Зарипова А.Г., Зиновьева О.В Гайнуллина И.И., Гарипзанова М.Х., Мирзагалямова РФ., Рахимзянова Р.Р Фомина Н.И. и адвокатов Жуковой И.Г., Фишман В.Н., Маслова Б.В Хикматуллина А.И., Замятиной М.В., Горовец Г.И. и Закирова Г.А. на приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 21 октября 2015 г., по которому

ЗАРИПОВ А Г,

осужден по ч. 1 ст. 209 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ) к 14 годам лишения свободы,

по п.п. «а», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 73-ФЗ) к пожизненному лишению свободы,

по ч. 3 ст. 30 и п.п. «а», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 73-ФЗ) к 12 годам лишения свободы,

по ч. 3 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ) к 6 годам лишения свободы,

по п.п. «а», «н» ст. 102 УК РСФСР (в редакции Закона РФ от 29 апреля 1993 г. № 4901-1) к 14 годам лишения свободы,

по ч. 2 ст. 15 и п.п. «а», «н» ст. 102 УК РСФСР (в редакции Закона РФ от 29 апреля 1993 г. № 4901-1) к 9 годам лишения свободы с освобождением от наказания на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, в связи с истечением срока давности,

а по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 209, п.п. «а», «ж», «з» ч. 2 ст. 105, ч. 3 ст. 30 и п.п. «а», «ж», «з» ч. 2 ст. 105, ч. 3 ст. 222 УК РФ, п.п. «а», «н» ст. 102 УК РСФСР, определяемой по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ, путем поглощения менее строгого наказания более строгим - к пожизненному лишению свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима;

ГАЙНУЛЛИН И И ,

осужден по ч. 2 ст. 209 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ) с применением ст. ст. 64, 65 УК РФ к 7 годам лишения свободы,

по п.п. «а», «н» ст. 102 УК РСФСР (в редакции Закона РФ от 29 апреля 1993 г. № 4901-1) с применением ст.ст. 64, 65 УК РФ к 7 годам лишения свободы,

а по совокупности преступлений, определяемой по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний - к 10 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

ГАРИПЗАНОВ М Х

осужден по ч. 2 ст. 209 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ) с применением ст. 65 УК РФ к 8 годам лишения свободы с освобождением от наказания на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, в связи с истечением срока давности,

по п.п. «а», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 73-ФЗ) с применением ст. 65 УК РФ к 12 годам лишения свободы,

по ч. 3 ст. 30 и п.п. «а», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 73-ФЗ) с применением ст. 65 УК РФ к 8 годам лишения свободы,

а по совокупности преступлений, предусмотренных п.п. «а», «ж», «з» ч. 2 ст. 105, ч. 3 ст. 30 и п.п. «а», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, определяемой по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний - к 12 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

МИРЗАГАЛЯМОВ Р Ф ,,

осужден по ч. 2 ст. 209 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ) к 11 годам лишения свободы,

по п.п. «а», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 73-ФЗ) к 18 годам лишения свободы,

по ч. 3 ст. 30 и п.п. «а», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 73-ФЗ) к 12 годам лишения свободы,

а по совокупности преступлений, определяемой по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний - к 23 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

ЗИНОВЬЕВ О В ,

осужден по ч. 2 ст. 209 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ) с применением ст. 65 УК РФ к 9 годам лишения свободы,

по п.п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 73-ФЗ) с применением ст. 65 УК РФ к 14 годам лишения свободы,

по ч. 3 ст. 30 и п.п. «а», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 73-ФЗ) с применением ст. ст. 66 и 65 УК РФ к 9 годам лишения свободы,

а по совокупности преступлений, определяемой по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний - к 16 годам 5 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

РАХИМЗЯНОВ Р Р ,,

осужден по ч. 2 ст. 209 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ) к 10 годам лишения свободы,

по п.п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 73-ФЗ) к 15 годам лишения свободы,

а по совокупности преступлений, определяемой по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний - к 18 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

ФОМИН Н И

осужден по п.п. «а», «н» ст. 102 УК РСФСР (в редакции Закона РФ от 29 апреля 1993 г. № 4901-1) с применением ст. ст. 64, 65 УК РФ к 7 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено исчислять начало срока наказания всех осужденных с 21 октября 2015 г., с зачетом времени предварительного содержания Зарипова А.Г. под стражей с 20 февраля 2012 г., Гайнуллина И.И. - с 12 марта 2012 г Гарипзанова М.Х. с 20 февраля 2012 г., Мирзагалямова Р.Ф. - с 20 февраля 2012 г., Зиновьева О.В. - с 24 февраля 2012 г., Рахимзянова Р.Р. - с 6 августа 2012 г., Фомина Н.И. - с 7 марта 2012 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Смирнова В.П. о содержании приговора, существе апелляционных жалоб дополнений к ним и возражений на них, выступления осужденных Зарипова А.Г., Гайнуллина И.И., Гарипзанова М.Х., Мирзагалямова Р.Ф., Зиновьева О.В., Рахимзянова Р.Р. и Фомина Н.И., поддержавших доводы апелляционных жалоб, поданных в их интересах, адвоката Хикматуллина А.И. в защиту осужденного Зарипова А.Г., адвоката Мисаилиди ОС. в защиту осужденного Гайнуллина И.И., адвоката Шаповаловой НЮ. в защиту осужденного Гарипзанова М.Х., адвоката Фишман В.Н. в защиту осужденного Мирзагалямова РФ., адвоката Жуковой И.Г. в защиту осужденного Зиновьева О.В., адвоката Лунина Д.М. в защиту осужденного Рахимзянова Р.Р., адвоката Сакмарова П.В. в защиту осужденного Фомина Н.И., мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Титова Н.П., поддержавшего апелляционное представление и полагавшего апелляционные жалобы не подлежащими удовлетворению, Судебная коллегия

установила на основании вердикта коллегии присяжных заседателей Зарипов А.Г осужден за создание в конце 1994 году в г. устойчивой вооруженной группы (банды) под названием « » и за руководство ею, а Гайнуллин И.И., Гарипзанов М.З., Мирзагалямов РФ., Зиновьев О.В. и Рахимзянов Р.Р. осуждены за участие в банде, созданной и руководимой Зариповым А.Г.

Кроме того, перечисленные выше лица, а также Фомин Н.И., признаны виновными в том, что:

Зарипов А.Г., Гайнуллин И.И. и Фомин Н.И. по предварительному сговору, из корыстных побуждений 16 марта 1994 г. совершили умышленное убийство А

Зарипов А.Г. в составе организованной группы 22 октября 1996 г покушался на умышленное убийство Х

Зарипов А.Г., Гарипзанов М.Х., Мирзагалямов Р.Ф. и Рахимзянов Р.Р. в составе организованной группы примерно 27 января 1999 г. совершили умышленное убийство М

Зарипов А.Г., Гарипзанов М.Х., Мирзагалямов Р.Ф. и Зиновьев О.В. в составе организованной группы 9 сентября 1999 г. совершили умышленное убийство С и покушались на умышленное убийство Б

Зарипов А.Г. 14 июля 2004 г. покушался на умышленное убийство Г иЗ

Зарипов А.Г. совершил незаконные действия с огнестрельным оружием и боеприпасами.

В своем апелляционном представлении государственный обвинитель Ахметшин А.М. просит приговор изменить, смягчить наказание, назначенное Зарипову А.Г. по п.п. «а», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, заменив пожизненное лишение свободы лишением свободы на срок 19 лет 6 месяцев лишения, и по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ назначить ему 24 года 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. В обоснования своей просьбы государственный обвинитель ссылается на то, что суд, назначив Зарипову А.Г. по п. п. «а», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ наказание в виде пожизненного лишения свободы, не учел истечение сроков давности привлечения к уголовной ответственности за убийство М совершенное 27 января 1999 г., за убийство С и за покушение на убийство Б совершенные 9 сентября 1999 г., исключающего в силу закона назначение наказания такого вида.

В апелляционных жалобах и в дополнениях к ним:

- осужденный Зарипов А.Г. считает приговор незаконным и необоснованным. Указывает, что преступлений, за которые осужден, он не совершал, судебное разбирательство проведено с нарушением уголовно процессуального закона, с обвинительным уклоном и нарушением принципа состязательности, в присутствии присяжных заседателей исследовались недопустимые доказательства; ходатайства стороны защиты об исследовании доказательств оставлены без удовлетворения. Вместе с тем полагает, что назначенное ему наказание в виде пожизненного лишения свободы за преступления, по которому истекли сроки давности, не соответствует требованиям закона. Просит приговор отменить, а дело прекратить;

- адвокаты Маслов Б.В. и Хикматуллин А.И. в интересах осужденного Зарипова А.Г. указывают на то, что дело не могло быть рассмотрено по существу и подлежало возвращению прокурору, поскольку Зарипову А.Г предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 222 УК РФ, а также в убийстве С и в покушении на убийство Б с нарушением уголовно-процессуального закона; изложенные в обвинении Зарипова А.Г. обстоятельства не соответствуют обстоятельствам установленным по приговору в отношении другого лица. Утверждают, что в присутствии присяжных заседателей исследовались недопустимые доказательства, а именно представлено оружие и боеприпасы, изъятие которых произведено с нарушением закона, заключения экспертов, протокол проверки показаний П на месте происшествия; ходатайства стороны защиты об исследовании доказательств председательствующим судьей оставлены без удовлетворения. Считают, что уголовное дело по факту убийства А подлежало прекращению в связи с истечением сроков давности, а по покушениям на убийство Х З

и Г подлежало прекращению в связи с нарушением органами предварительного следствия уголовно-процессуального закона Полагают, что председательствующим неверно дана оценка вердикту присяжных заседателей о существовании банды и руководстве ею Зариновым А.Г. с начала 1999 года по июль 2005 года. Кроме того защитники считают что в нарушение требований ч. 4 ст. 78 УК РФ суд незаконно назначил Зарипову А.Г. пожизненное лишение свободы.

В дополнениях к совместной жалобе, ссылаясь на заключение специалиста, адвокаты Маслов Б.В. и Хикматуллин А.И. ставят под сомнение выводы суда о том, что смерть М а также убийство С и ранение Б произошли при обстоятельствах, изложенных в приговоре. Также указывают на допущенные нарушения уголовно-процессуального закона органами предварительного следствия при вынесении постановлений о приостановления и возобновлении предварительного следствия по делу, выделении материалов дела по факту убийства С и ранения Б Полагают, что при произнесении напутственного слова председательствующим нарушены требования ст. 340 УПК РФ, поскольку он ссылался на доказательства, в частности на показания, которые не исследовались в судебном заседании. Кроме того указывают на нарушения права на защиту Зарипова А.Г. в связи с тем, что в ходе предварительного следствия его защиту осуществляли адвокаты Сафина А.И. и Аширов М.А которые защищали интересы других осужденных по делу - Фомина Н.И. иЗ интересы которых противоречат друг другу. Просят приговор отменить, а дело направить на новое судебное разбирательство;

- осужденный Мирзагалямов РФ., выражая несогласие с приговором считает его незаконным и необоснованным. Указывает, что судебное разбирательство проведено с нарушением уголовно-процессуального закона с обвинительным уклоном и нарушением принципа состязательности, в присутствии присяжных заседателей исследовались недопустимые доказательства, ходатайства стороны защиты об исследовании доказательств оставлены без удовлетворения. Полагает, что указанные нарушения уголовно-процессуального закона являются существенными, повлиявшими на содержание данных присяжными заседателями ответов на поставленные перед ними вопросы, а вынесенный ими вердикт нельзя признать законным Просит приговор отменить, а его оправдать;

- адвокат Фишман В.Н. в интересах осужденного Мирзагалямова Р.Ф считает, что по делу имеются обстоятельства, препятствующие для рассмотрения дела судом, а именно, предъявленное Мирзагалямову Р.Ф обвинение в участии в банде носит неконкретный характер, изложенные обстоятельства не соответствуют обстоятельствам, установленным по приговору другого суда, полагает, что постановление о возбуждении уголовного дела по факту убийства С составлено с нарушением требований закона, постановление о выделении материалов в отдельное производство сфальсифицировано, в связи с чем считает, что все письменные доказательства по делу являются недопустимыми. Указывает что в присутствии присяжных заседателей исследовались недопустимые доказательства, так оглашались показания З иП данные на предварительном следствии, заключения экспертов, протоколы проверки показаний на месте; сторона обвинения задавала свидетелям вопросы, выходящие за рамки предъявленного подсудимым обвинения председательствующий ограничил сторону защиты при исследовании доказательств; председательствующий судья судебное разбирательство проводил необъективно, с обвинительным уклоном, ходатайства стороны защиты оставлял без удовлетворения, нарушив принцип состязательности сторон. При этом защитник приводит показания потерпевших, свидетелей анализирует их и дает свою оценку. Полагает, что вопросный лист сформулирован неправильно, поставленные в нем вопросы громоздки и сложны для восприятия, напутственное слово председательствующим произнесено односторонне, только с изложением доказательств обвинения По ее мнению, вердикт присяжных заседателей является неясным и противоречивым. Просит обвинительный приговор отменить, постановить в отношении Мирзагалямова Р.Ф. оправдательный приговор;

- осужденный Гарипзанов М.Х. считает приговор несправедливым и чрезмерно суровым. По его мнению, судебное разбирательство проведено с нарушением уголовно-процессуального закона, суд не учел обстоятельства которые могли существенно повлиять на выводы суда, при назначении ему наказания не учел признание вины, раскаяние в содеянном, явку с повинной и активное способствование раскрытию преступлений и изобличению соучастников, что с момента совершения преступлений прошло более 15 лет Просит приговор изменить, в срок отбытия наказания зачесть содержание его под стражей по приговору от 1993 года, а также в период с 30 сентября 1999 года по 6 марта 2000 года и снизить ему наказание;

- адвокат Замятина М.В. в интересах осужденного Гарипзанова М.Х считает, что назначенное Гарипзанову М.Х. наказание является чрезмерно суровым. Указывает, что Гарипзанов М.Х. признал вину, раскаялся в содеянном, явился с повинной и активно способствовал раскрытию преступлений и изобличению соучастников, с момента совершения преступлений прошло более 15 лет, в течение которых характеризуется положительно, правонарушений не совершал. Просит приговор изменить и зачесть в срок отбытия наказания Гарипзановым М.Х. содержание его под стражей в период с 30 сентября 1999 г. по 1 марта 2000 г., а также снизить назначенное Гарипзанову наказание, применив положения ст. 62, ст. 64 и ст. 65 УК РФ;

- осужденный Фомин Н.И. и его защитник - адвокат Горовец Г.И выражая несогласие с приговором, указывают на то, что поскольку уголовное дело по преступлению, за которое осужден Фомин Н.И., возбуждено по ст. 103 УК РСФСР, то его возобновление в 2012 году, после истечения сроков давности, является незаконным, поэтому все доказательства, собранные после возобновления дела являются недопустимыми и не могли быть исследованы в присутствии присяжных заседателей. Считают, что при указанных обстоятельствах Фомин Н.И. мог быть осужден только по ст. 103 УК РСФСР, а отбытие лишения свободы ему следовало определить в колонии общего режима. По их мнению, выводы суда о наличии у Фомина Н.И. смягчающих обстоятельств для применения ст. ст. 64, 65 УК РФ противоречат его же выводу об отсутствии оснований для изменения категории преступлений на менее тяжкую; при назначении наказания суд не учел, что Фомин Н.И. ранее не судим, мнение потерпевшей об освобождении Фомина Н.И. от уголовной ответственности и назначил ему чрезмерно суровое наказание. Просят приговор изменить, освободить Фомина Н.И. от уголовной ответственности и наказания в связи с истечением сроков давности, либо назначить наказание с применением ст. 73 УК РФ;

- осужденный Зиновьев О.В. и его защитник - адвокат Жукова И.Г считают приговор постановленным с нарушениями уголовно процессуального закона. Зиновьев О.В. утверждает, что инкриминированных ему преступлений он не совершал, просит приговор отменить, а его оправдать. Адвокат Жукова И.Г. считает, что по делу имеются обстоятельства, препятствующие для рассмотрения дела судом, а именно предъявленное Зиновьеву О.В. обвинение об участии в банде носит неконкретный характер; изложенные обстоятельства не соответствуют обстоятельствам, установленным по приговору в отношении другого лица С постановление о возбуждении уголовного дела по факту убийства С составлено с нарушением требований закона постановление о выделении материалов в отдельное производство сфальсифицировано, в связи с чем считает, что все письменные доказательства по делу являются недопустимыми; в присутствии присяжных заседателей исследовались недопустимые доказательства, так оглашались показания З П данные на предварительном следствии, заключения экспертов, протоколы проверки показаний на месте сторона обвинения задавала свидетелям вопросы, выходящие за рамки предъявленного подсудимым обвинения; председательствующий ограничил сторону защиты при исследовании доказательств, судебное разбирательство проводил необъективно, с обвинительным уклоном, ходатайства стороны защиты оставлял без удовлетворения, нарушая принцип состязательности сторон. Кроме того защитник приводит показания потерпевших, свидетелей анализирует их и дает свою оценку. Полагает, что вопросный лист сформулирован не правильно, поставленные в нем вопросы громоздки и сложны для восприятия, напутственное слово председательствующим произнесено односторонне, только с изложением доказательств стороны обвинения. По ее мнению, вердикт присяжных заседателей является неясным и противоречивым, а назначенное Зиновьеву О.В. наказание является несправедливым, не соответствует тяжести содеянного и данным о его личности. Просит приговор отменить, а дело возвратить прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом;

- осужденный Гайнуллин И.И., не оспаривая факт своей причастности к убийству А считает неправильным вывод суда о корыстном мотиве преступления, полагает, что назначенное ему наказание является чрезмерно суровым. Просит приговор в части его осуждения по ч. 2 ст. 209 УК РФ отменить и дело прекратить, переквалифицировать его действия с п.п. «а», «н» ч. 2 ст. 102 УК РСФСР на ст. 103 УК РСФСР и снизить ему наказание.

В дополнениях к своей апелляционной жалобе осужденный Гайнуллин И.И. указывает, что предварительное следствие проведено с нарушением уголовно-процессуального закона, поскольку дело по факту убийства А в марте 1994 года было возбуждено по ст. 103 УК РСФСР, сроки давности по которому истекли, то его осуждение за данное преступление по п.п. «а», «н» ст. 102 УК РСФСР является незаконным, его осуждение возможно только по ст. 103 УК РСФСР. Кроме того в ответе на вопрос 1.5 по эпизоду убийства А присяжные заседатели признали отсутствие у него корыстного мотива. Полагает, что его вина в участии в банде не подтверждается материалами дела, ссылаясь на показания свидетелей и материалы дела, дает свою оценку вердикту коллегии присяжных заседателей. Просит приговор в части его осуждения по ч. 2 ст. 209 УК РФ и п.п. «а», «н» ст. 102 УК РСФСР отменить и дело прекратить;

- осужденный Рахимзянов Р.Р. и его защитник - адвокат Закирова Г.А считают приговор несправедливым, а назначенное Рахимзянову Р.Р наказание чрезмерно строгим. Указывают, что согласно вердикту присяжных заседателей Рахимзянов Р.Р. состоял в банде в период с 1995 года по июнь 2005 года и в составе банды в январе 1999 года совершил убийство М Поскольку по эпизодам вымогательства в 2001 году у М и в 2005 году у Гайнуллина И.И. Рахимзянов Р.Р оправдан, то фактически его участие в банде закончилось в январе 1999 года Рахимзянов Р.Р. утверждает, что вывез на автомобиле М совместно с другими лицами, но непосредственного участия в его убийстве не принимал, смерть М наступила от действий других лиц.

По мнению Рахимзянова Р.Р., изложенному в дополнениях, судебное разбирательство проведено с нарушением уголовно-процессуального закона председательствующий в напутственном слове занял обвинительный уклон вопросный лист сформулирован неправильно, поставленные перед присяжными заседателями вопросы запутанны и сложны для восприятия, что затруднило коллегии присяжных дать однозначные ответы, и привело к необоснованному вердикту. Приводит анализ исследованных доказательств цитируя показания других осужденных, свидетелей, и дает им свою оценку утверждая, что его вина в участии в банде не доказана и отсутствует состав данного преступления, к смерти М не причастен и должен нести ответственность лишь за незаконное лишение свободы.

Просят приговор изменить, переквалифицировать действия Рахимзянова Р.Р. с п.п. «а», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 3 ст. 127 УК РФ и освободить его от уголовной ответственности в связи с истечением срока давности.

Государственные обвинители Ахметшин А.М. и Андронов А.В принесли письменные возражения на апелляционные жалобы, кроме жалоб в отношении осужденного Зарипова А.Г. в части назначения ему пожизненного лишения свободы.

Изучив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и дополнений к ним, Судебная коллегия пришла к следующим выводам.

Помимо апелляционных жалоб адвокаты Хикматуллин А.И. и Маслов Б.В. принесли жалобы на постановления Верховного Суда Республики Татарстан от 10 декабря 2015 г. и от 29 февраля 2016 г. об ограничении осужденного Зарипова А.Г. в ознакомлении с материалами уголовного дела (л.д. 232, 250 т. 57).

В подготовительной части заседания суда апелляционной инстанции осужденный Зарипов А.Г. и его защитник вопрос о незаконном и необоснованном ограничении Зарипова А.Г. в ознакомлении с материалами уголовного дела не ставили, ходатайство о дополнительном ознакомлении с материалами уголовного дела не заявили. Согласно же материалам настоящего уголовного дела после провозглашения приговора, а также после вынесения судьей постановлений от 10 декабря 2015 г. и от 29 февраля 2016 г. все осужденные и их защитники имели достаточное время для ознакомления с материалами дела. В связи с чем Судебная коллегия не находит оснований для отмены указанных выше постановлений судьи.

Анализ материалов дела показывает, что право осужденного Зарипова А.Г. на защиту нарушено не было. В ходе предварительного следствия и судебного разбирательства он пользовался услугами нескольких адвокатов по соглашению. Адвокаты Сафина А.И. и Аширов М.А. одновременно защиту Зарипова А.Г., Фомина Н.И. и Замалиева А.Н. не осуществляли.

По ходатайству осужденных настоящее уголовное дело было рассмотрено с участием коллегии присяжных заседателей, законность избрания которой в целом и каждого присяжного заседателя в отдельности стороной защиты в апелляционных жалобах не оспаривается. А как видно из протокола судебного заседания по настоящему уголовному делу формирование коллегии присяжных заседателей было проведено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, в результате чего участники судебного разбирательства со стороны обвинения и со стороны защиты в полной мере реализовали свои права, предусмотренные ст. 328 УПК РФ (л.д. 13-37 т. 52).

В силу ч. 1 ст. 330 УПК РФ до приведения присяжных заседателей к присяге стороны вправе заявить, что вследствие особенностей рассматриваемого уголовного дела образованная коллегия присяжных заседателей в целом может оказаться неспособной вынести объективный вердикт и требовать ее роспуска. Данным правом никто из участников судебного разбирательства со стороны обвинения и со стороны защиты по настоящему уголовному делу не воспользовался (л.д. 37 т. 52).

Вопреки доводам апелляционных жалоб судебное разбирательство по настоящему уголовному делу проведено полно и всесторонне, с соблюдением принципа состязательности сторон и с учетом требований ст. 335 УПК РФ, определяющей его особенности рассмотрения в суде с участием присяжных заседателей: в ходе судебного следствия в присутствии присяжных заседателей исследовались только те фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, предусмотренными ст. 334 УПК РФ.

Согласно ст. 334 УПК РФ в ходе судебного разбирательства присяжные заседатели разрешают только вопросы, предусмотренные п.п. 1, 2 и 4 ч. 1 ст. 299 УПК РФ (доказано ли, что имело место деяние, в совершении которого обвиняется подсудимый; доказано ли, что деяние совершил подсудимый виновен ли он в совершении этого преступления), и при признании подсудимого виновным - вопрос о том заслуживает ли он снисхождения Вопросы, не указанные выше, разрешаются председательствующим судьей единолично без участия присяжных заседателей.

Все ходатайства сторон были разрешены председательствующим судьей в соответствии с требованиями главы 15 УПК РФ. При этом в отсутствии присяжных заседателей каждое заявленное ходатайство обсуждалось тщательным образом со сторонами, а при необходимости проводились соответствующие проверочные действия.

Так, прежде чем принять решение по ходатайствам адвокатов Жуковой И.Г. и Фишман В.Н. о признании недопустимыми ряда доказательств по обвинению в убийстве С и в покушении на убийство Б судом были допрошены сотрудники следственных органов А и А что позволило суду принять по заявленному ходатайству обоснованное решение об отсутствии существенных нарушений уголовно-процессуального закона при выделении уголовного дела (л.д. л.д. 36-44 т. 53).

У Судебной коллегии нет никаких оснований ставить под сомнение правильность выводов суда первой инстанции, тем более, что А подтвердил в судебном заседание вынесение им в 2000 году постановления о выделении уголовного дела из уголовного дела в отношении С (л.д. 114-117 т. 53). При таких обстоятельствах суд обоснованно отклонил ходатайство стороны защиты и о назначении почерковедческой экспертизы (л.д. 45 т. 53).

Мотивированно суд отклонил и ходатайство адвокатов о возвращении уголовного дела прокурору (л.д. 113-114 т. 44, л.д. 46, т. 53).

Доводы апелляционных жалоб осужденных о том, что приговор в отношении С осужденного по приговору Верховного Суда Республики Татарстан от 28 апреля 2000 г. за убийство С и за покушение на убийство Б имеет преюдициальное значение были предметом обсуждения суда первой инстанции и отклонены как несостоятельные (л.д. 113-114 т. 44). Судебная коллегия разделяет данную точку зрения, поскольку анализ приговора в отношении С (л.д. 3-7 т. 5) позволяет сделать вывод о том, что положения ст. 90 УПК РФ по данному делу нарушены не были. В силу данной статьи обстоятельства установленные вступившим в законную силу приговором, признаются судом без дополнительной проверки. То обстоятельство, что С являлся исполнителем совершения преступления, не противоречит обвинению предъявленному Зарипову А.Г., Гарипзанову М.Х., Мирзагалямову Р.Ф. и Зиновьеву О.В. Другие же обстоятельства дела, установленные после осуждения С не могут служить препятствием для привлечения перечисленных выше лиц к уголовной ответственности.

В ходе судебного разбирательства председательствующий судья принимал меры к тому, чтобы до присяжных заседателей не была доведена недопустимая информация, а если такая информация все же до них доводилась, то он давал присяжным заседателям соответствующие разъяснения на этот счет.

Вместе с тем, вопреки доводам апелляционных жалоб из протокола судебного заседания видно, что все осужденные имели возможность довести до присяжных заседателей свое отношение к предъявленному обвинению (л.д. 47 т. 52) и дать по нему подробные показания.

Кроме того, в присутствии присяжных заседателей были допрошены потерпевшие А Х М Г

С свидетели Х Х Х

Х З Х М А М Ч М П

С М Ш М Л Т Г Т Т З С Ш М

Г А А и другие лица, а также исследованы протоколы следственных действий.

При этом противоречия в показаниях потерпевших и свидетелей выяснялись в присутствии присяжных заседателей. Так, например, адвокатам Жуковой И.Г. и Бочкареву А.В. была предоставлена возможность огласить показания П Г и З имеющие противоречия с другими их показаниями (л.д. 213 т. 52).

Доводы апелляционных жалоб о том, что показания ряда свидетелей являются недопустимыми, поскольку основаны на слухах, являются несостоятельными: как следует из показаний свидетелей З С и других, указывая на осужденных как на членов преступной группировки, они показали, что сами входили в ее состав.

П не был допрошен в суде в связи с тяжелым заболеванием, подтвержденным справкой МСЧ- УФСИН РФ, то есть в соответствии с требованиями ст. 281 УПК РФ. Доводы стороны защиты о недоверии к сведениям, содержащимся в медицинской справке, суд отклонил правильно (л.д. 198, 203-204 т. 52).

Свидетели, о допросе которых ходатайствовала сторона защиты, были допрошены в отсутствии присяжных заседателей. Мотивы, по которым суд отказал стороне защиты в допросе в присутствии присяжных заседателей тех же свидетелей, а также С отражены в протоколе судебного заседания (л.д. 158, 161, 166 т. 53).

Постановление о привлечении Зиновьева О.В. в качестве обвиняемого и обвинительное заключение составлены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Поскольку протокол явки Зиновьева О.В. с повинной был признан судом в установленном законом порядке допустимым доказательством председательствующий судья, соблюдая процедуру выбранной осужденным формы судопроизводства, в соответствии с требованиями ст. ст. 334, 335 УПК РФ запрещал Зиновьеву О.В. и его защитнику доводить до присяжных заседателей информацию относительно порядка и условий дачи осужденным показаний, зафиксированных в данном протоколе. Вместе с тем, Зиновьев О.В. неоднократно, давая показания и выступая в прениях, сообщал присяжным заседателям о наличии у него алиби в виде наличия в инкриминируемый период серьезных телесных повреждений.

Всем участникам судебного разбирательства по настоящему уголовному делу со стороны обвинения и со стороны защиты суд предоставил возможность выступить перед коллегией присяжных заседателей в прениях, с репликами, а осужденным еще и с последним словом.

Мирзагалямов Р.Ф. во время выступления в прениях не подчинялся распоряжениям председательствующего судьи. В связи с чем на основании ч. 3 ст. 258 УПК РФ он был удален из зала судебного заседания.

Вопросный лист по настоящему уголовному делу сформулирован в соответствии со ст. 338 УПК РФ, а вопросы, подлежавшие разрешению присяжными заседателями, соответствуют требованиям ст. 339 УПК РФ. Они составлены с учетом обвинения, предъявленного органами предварительного следствия и поддержанного государственными обвинителями, результатов судебного следствия, прений сторон, после обсуждения их со сторонами, в ясных и понятных выражениях.

Напутственное слово председательствующим судьей подготовлено в письменном виде и произнесено им перед коллегией присяжных заседателей в соответствии с требованиями ч.ч. 2-4 ст. 340 УПК РФ (л.д. 204-222 т. 51).

В силу ч. 6 ст. 340 УПК РФ стороны вправе заявить в судебном заседании возражения в связи с содержанием напутственного слова председательствующего судьи по мотивам нарушения им принципа объективности и беспристрастности.

Как видно из протокола судебного заседания правом предусмотренным ч. 6 ст. 340 УПК РФ, воспользовались только адвокаты Горовец Г.И., Жукова И.Г., Фишман В.Н. и осужденный Мирзагалямов Р.Ф При этом только адвокат Фишман В.Н. объяснила в присутствии коллегии присяжных заседателей, в чем именно она видит нарушения принципа беспристрастности и объективности. Остальные выступавшие в основном касались содержания вопросного листа, юридической квалификации и полноты напутственного слова. Так, Мирзагалямов Р.Ф. обратил внимание коллегии присяжных заседателей на то, что председательствующий судья не указал об обнаружении на месте происшествия рации, на которой отсутствуют отпечатки пальцев, принадлежащие кому-либо из обвиняемых по настоящему уголовному делу (л.д. 259-260 т. 55).

Председательствующий судья обоснованно отклонил все возражения и в частности, указал, что закон не обязывает его дословно приводить доказательства, исследованные в судебном заседании. Судебная коллегия разделяет данную точку зрения, поскольку считает, что доведение до присяжных заседателей полной, по их мнению, информации об исследованных доказательствах, подкрепленной собственной аргументацией стороны дают в судебных прениях, что собственно и было сделано по настоящему уголовному делу.

Доводы апелляционных жалоб осужденных и их адвокатов в части оспаривания участия в совершении тех или иных преступлений не могут быть предметом обсуждения Судебной коллегии, поскольку фактические обстоятельства дела, установленные вердиктом коллегии присяжных заседателей, являются обязательными для всех и никем не могут быть поставлены под сомнение.

Действиям всех осужденных по настоящему делу дана правильная юридическая оценка. Вопреки доводам апелляционных жалоб признаки банды как вооруженной организованной преступной группы объединившейся для нападений на граждан, по делу имеются. Они подробно и убедительно мотивированы в приговоре.

В этой связи Судебная коллегия не может согласиться с доводами апелляционных жалоб осужденного Рахимзянова Р.Р. и его защитника в части переквалификации действий Рахимзянова Р.Р. на ст. 127 УК РФ поскольку при совершении преступления организованной группой разновидностью которой является банда, не имеет значение то, какую роль в момент совершения преступления выполнял каждый член банды. В силу ч. 2 ст. 33 УК РФ в этих случаях действия всех соучастников должны оцениваться как соисполнительство, то есть как непосредственное совершение преступления.

Судебная коллегия не может согласиться и с доводами апелляционной жалобы адвоката Жуковой И.Г. о том, что обвинение Зиновьева О.В. в банде является противоречивым, поскольку по ст. 222 УК РФ уголовное дело в отношении Зиновьева О.В. было прекращено за отсутствием состава преступления: участие в банде и незаконные действия с оружием являются самостоятельными преступлениями и не требуют обязательной совокупной квалификации.

Доводы апелляционных жалоб о необходимости квалификации действий Фомина Н.И. и Гайнуллина И.И. по ст. 103 УК РСФСР не основаны на уголовно-процессуальном законе. Корыстный мотив в их действиях следует из формулировки вопроса, на который коллегия присяжных заседателей дала утвердительный ответ.

При таких обстоятельствах, Судебная коллегия не может согласиться с доводами апелляционных жалоб о том, что уголовное дело расследовано соответствующими органами и рассмотрено судом с нарушениями уголовно процессуального закона.

Наказания, назначенные осужденным Гайнуллину И.И., Гарипзанову М.Х., Мирзагалямову Р.Ф., Зиновьеву О.В., Рахимзянову Р.Р. и Фомину Н.И за каждое преступление в отдельности и по их совокупности, определены в соответствии с требованиями ст. 6 и 60 УК РФ, то есть с учетом всех обстоятельств, смягчающих их наказания, в том числе и тех, на которые имеются ссылки в апелляционных жалобах.

Вместе с тем приговор в отношении всех осужденных подлежит изменению на основании п. 1 ч. 1 ст. 389 18 УПК РФ, в связи с нарушениями судом требований Общей части УК РФ, выразившимися в следующем.

Как видно из вердикта коллегии присяжных заседателей на ее разрешение был поставлен вопрос № 9 о доказанности существования устойчивой вооруженной группы, которая «за период своего существования с 1994 по июль 2005 года» совершила следующие нападения:

«16 марта 1994 года лишен жизни А при обстоятельствах описанных в вопросе № 1;

22 октября 1996 года предпринята попытка лишения жизни Х при обстоятельствах, описанных в вопросе № 2;

примерно 27 января 1999 года лишен жизни . М при обстоятельствах, описанных в вопросе № 3;

09 сентября 1999 года лишен жизни С и предпринята попытка лишения жизни Б при обстоятельствах, описанных в вопросе № 4;

в середине сентября 2001 года совершено посягательство на имущество

М при обстоятельствах, описанных в вопросе № 5;

в июле 2005 года совершено посягательство на имущество Г при обстоятельствах, описанных в вопросе № 7?»

На данный вопрос коллегией присяжных заседателей был дан ответ: «Да, доказано, единодушно. За исключением: «в середине сентября 2001 года совершено посягательство на имущество М при обстоятельствах, описанных в вопросе № 5; в июле 2005 года совершено посягательство на имущество И.И. Гайнуллина при обстоятельствах описанных в вопросе № 7» (л.д. 20 т. 56). На вопросы № 5 и № 7 присяжные заседатели тоже ответили: «Нет, не доказано, единодушно» (л.д. 12, 15 т. 56).

Суд указал в приговоре, что коллегия присяжных заседателей признала существование банды, созданной и руководимой Зариновым А.Г., с 1994 года по июль 2005 года и данное обстоятельство обсуждению не подлежит Однако этот вывод суда первой инстанции является ошибочным.

Как видно из предъявленного обвинения и сформулированного на его основе вопроса № 9 момент окончания существования банды, созданной и руководимой Зариновым А.Г., непосредственно связан с последним нападением, которое по версии органов предварительного следствия было совершено участниками этой банды: последнее нападение было совершено в июле 2005 года; эти же месяц и год являются датой окончания существования банды. При такой конструкции обвинения и формулировки вопросного листа, очевидно, что непризнание коллегией присяжных заседателей доказанными совершение осужденными двух последних преступлений, вмененных им в вину, автоматически сдвинуло срок существования банды до октября 1999 года. Иное толкование вопроса № 9 и данного на него ответа противоречило бы фактическим обстоятельствам дела, установленным коллегией присяжных заседателей, и положениям ч. 4 ст. 14 УПК РФ о недопустимости постановления обвинительного приговора на предположениях.

Указанное выше обстоятельство имеет существенное значение по настоящему уголовному делу, поскольку согласно п. «г» ч. 1 ст. 78 УК РФ если со дня совершения особо тяжкого преступления (за исключением преступления, наказуемого пожизненным лишением свободы), к каковым в силу ч. 5 ст. 15 УК РФ относятся ч. 1 и ч. 2 ст. 209 УК РФ, истекло 15 лет, то лицо его совершившее, освобождается от уголовной ответственности.

С октября 1999 года по день постановления приговора 15-летний срок истек. По вине осужденных Зарипова А.Г., Гайнуллина И.И., Мурзагалямова РФ., Зиновьева О.В. и Рахимзянова Р.Р. он не прерывался. Следовательно данные осужденные подлежат освобождению от уголовной ответственности по ст. 209 УК РФ на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с истечением срока давности.

Поскольку все перечисленные выше лица обвинение по ст. 209 УПК РФ не признали, в соответствии с положениями ч. 8 ст. 302 УПК РФ освобождение их от уголовной ответственности должно быть произведено путем освобождения от наказаний.

Санкция ч. 2 ст. 105 УК РФ предусматривает за оконченное преступление пожизненное лишение свободы. Со дня совершения осужденными данного преступления тоже истекли 15 лет. На основании ч. 4 ст. 78 УК РФ суд обоснованно не применил за это преступление срок давности в отношении всех осужденных. Вместе с тем, назначая наказание Зарипову А.Г., он нарушил положение этой же статьи УК РФ, согласно которому, если суд не сочтет возможным освободить виновное лицо от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности, то пожизненное лишение свободы не применяется.

При таких обстоятельствах наказание, назначенное Зарипову А.Г. по п.п. «а», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, подлежит смягчению, а наличие по делу апелляционного представления, подлежащего удовлетворению, на основании ч. 1 ст. 38924 УПК РФ позволяет Судебной коллегии применить к нему при назначении наказания по совокупности преступлений вместо принципа поглощения менее строгого наказания более строгим наказанием принцип частичного сложения наказаний.

В силу ч. 1 ст. 10 УК РФ уголовный закон каким-либо образом ухудшающий положение лица обратной силы не имеет. Суд назначил Фомину Н.И. исправительную колонию строгого режима на основании ст. 58 УК РФ. Тогда как согласно ст. 24 УК РСФСР, действовавшей на момент совершения Фоминым Н.И. преступления, мужчинам, осужденным впервые к лишению свободы за умышленные тяжкие преступления на срок свыше 5 лет (за исключением преступлений, предусмотренных ст. ст. 64-73 УК РФ отбывание наказания назначалось в исправительно-трудовых колониях общего режима. Согласно той же статьи в зависимости от характера и степени общественной опасности совершенного преступления, личности виновного и иных обстоятельств дела судом, с указанием мотивов принятого решения, таким мужчинам могло быть назначено отбывание лишения свободы и в колонии строгого режима.

Суд никак не мотивировал в приговоре назначение Фомину Н.И колонию строгого режима, а с учетом того, что он применил к нему положения ст. 64 УК РФ можно сделать вывод об отсутствии каких-либо причин для назначения Фомину Н.И. колонии такого режима.

В связи с освобождением Гайнуллина И.И. от наказания по ч. 2 ст. 209 УК РФ по тем же основаниям вид режима исправительной колонии подлежит замене и в отношении его - со строгого на общий.

Доводы апелляционной жалобы осужденного Гарипзанова М.Х. о зачете в срок назначенного наказания 3 лет 6 месяцев лишения свободы отбытых им по приговору от 25 января 1993 г., нельзя признать состоятельными, так как согласно фактическим обстоятельствам дела банда в которую вошел Гарипзанов М.Х., была создана Зариновым А.Г. в конце 1994 года, то есть после совершения Гарипзановым М.Х. преступления, за которое он был осужден указанным выше приговором. В связи с чем к нему не могут быть применены правила ч. 5 ст. 69 УК РФ.

Вместе с тем, просьба, содержащаяся в апелляционных жалобах Гарипзанова М.Х. и его защитника, о зачете времени содержания Гарипзанова М.Х. под стражей с 30 сентября 1999 г. по 1 марта 2000 г основана на материалах уголовного дела (л.д. 163, 170, 196 т. 4) и поэтому она подлежит удовлетворению.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. 38920, 38928 УПК РФ Судебная коллегия

определила приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 21 октября 2015 г. в отношении ЗАРИПОВА А Г ГАЙНУЛЛИНА И И ГАРИПЗАНОВА М Х , МИРЗАГАЛЯМОВА Р Ф , ЗИНОВЬЕВА О В , РАХИМЗЯНОВА Р Р и ФОМИНА Н И изменить:

освободить Зарипова А.Г. от наказания, назначенного по ч. 1 ст. 209 УК РФ, а Гайнуллина И.И., Мирзагалямова РФ., Зиновьева О.В. и Рахимзянова Р.Р. освободить от наказаний, назначенных по ч. 2 ст. 209 УК РФ, на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности;

смягчить наказание, назначенное Зарипову А.Г. по п. п. «а», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, до девятнадцати лет шести месяцев лишения свободы;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных п.п. «а», «ж», «з» ч. 2 ст. 105, ч. 3 ст. 30 и п.п. «а», «ж», «з ч. 2 ст. 105, ч. 3 ст. 222 УК РФ, п.п. «а», «н» ст. 102 УК РСФСР, путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначить Зарипову А.Г. наказание в виде лишения свободы на срок двадцать четыре года с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

исключить назначение Гайнуллину И.И. наказания на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений и считать его осужденным по п.п. «а», «н» ст. 102 УК РСФСР с применением ст. ст. 64, 65 УК РФ к семи годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных п.п. «а», «ж», «з» ч. 2 ст. 105, ч. 3 ст. 30 и п.п. «а», «ж», «з ч. 2 ст. 105 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначить Мирзагалямову Р.Ф. наказание в виде лишения свободы на срок двадцать один год с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных п.п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105, ч. 3 ст. 30 и п.п. «а», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначить Зиновьеву О.В. наказание в виде лишения свободы на срок пятнадцать лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

исключить назначение Рахимзянову Р.Р. наказания на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений и считать его осужденным по п.п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 73-ФЗ) к пятнадцати годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

назначить Ф местом отбывания лишения свободы исправительную колонию общего режима;

зачесть в срок наказания Гарипзанова М.Х. время его предварительного содержания под стражей с 30 сентября 1999 г. по 1 марта 2000 г.

В остальном этот же приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...