Актуально на:
29 января 2020 г.

Решение Верховного суда: Определение N 66-О13-31СП от 15.05.2013 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №66-013-31 СП

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 15 м а я 2 0 1 3 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Боровикова В.П.,

судей Фетисова СМ. и Ермолаевой Т.А.

при секретаре Юрьеве А.В.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам осужденного Григорчука А.Н., адвокатов Горяиновой Т.Е. и Раимовой Т.Л. на приговор Иркутского областного суда от 31 октября 2012 года с участием присяжных заседателей, которым

Григорчук А Н,

не судимый

- осужден к лишению свободы

по ч.З ст.ЗЗ - п.«б» ч.2 ст. 105 УК РФ (в ред. ФЗ №73 от 21.07.2004 г.) с применением ч.1 ст.62 УК РФ - на 13 (тринадцать) лет,

по ч.1 ст.222 УК РФ (в ред. ФЗ №73 от 21.07.2004 г.) с применением ч.1 ст.62 УК РФ - 2 (два) года.

В соответствии с ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем полного сложения наказаний окончательно назначено - 15 (пятнадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено - срок наказания Григорчуку А.Н. исчислять с 31 октября 2012 г. Зачесть в срок наказания время содержания его под стражей с 28 мая 2011г. по 31 октября 2012г.

Поляков С А,

не судимый

- осужден по ч.1 ст. 105 УК РФ (в редакции ФЗ №64 от 13.06.1996 г.) с применением ч.1 ст.62 УК РФ на 10 (десять) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Фетисова СМ., выступления осужденных Полякова С.А. и Григорчука А.Н., адвокатов Бондаренко В.Х. и Раимовой Т.Л., поддержавших кассационные жалобы, мнение прокурора Кузнецова С В . об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

установила:

на основании вердикта присяжных заседателей от 19 октября 2012 года признаны виновными и осуждены:

Григорчук А.Н. - за незаконное хранение огнестрельного оружия в период с 2002 года до 14 октября 2010 года в д района области и организацию убийства П в связи с осуществлением потерпевшим служебной деятельности;

Поляков С.А. - за убийство П

Судом установлено, что организация убийства и убийство П совершены в период с 1 января по 14 февраля 2007 года при обстоятельствах изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах:

- осужденный Григорчук А.Н. и адвокат Раимова Т.Л. просят приговор отменить, уголовное дело направить на новое судебное разбирательство. В обоснование они указывают, что вердикт коллегии присяжных заседателей вынесен с нарушением норм уголовно-процессуального права, так как председательствующий судья необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства, заявленного адвокатом 17 октября 2012 г. об исследовании доказательств защиты, в том числе заключения видео - психологического исследования специалистом показаний свидетеля Ш чем ограничил сторону защиты в представлении доказательств.

При этом судом не учтено, что указанное заключение экспертным не является, приобщено следователем к материалам дела, недопустимым доказательством не признано, предусмотрено п.З ч.2 ст.74 УПК РФ Согласно выводам специалиста по характеру ответов свидетеля на вопросы касающиеся отношений с Григорчуком А.Н. и его роли в преступлении обнаруживаются признаки сознательного обмана.

- адвокат Раимова Т.Л., кроме того, ссылается на то, что органы следствия и суд не проверили новую версию, заявленную в судебном заседании 15 октября 2012 г. Поляковым С.А. о том, что заказчиком (организатором) совершенного им преступления является не Григорчук А.Н а Ш В нарушение ч.5 ст.339 УПК РФ перед присяжными заседателями в вопросе №2 были поставлены вопросы, требующие от них собственно юридической оценки: «доказано ли, что .... совершение указанных действий организовал Григорчук А.П., П в силу осуществления своей служебной деятельности препятствовал организации Григорчуком А.Н. хищения, Григорчук с целью облегчения совершения убийства П ..., дал указание совершить убийство П Постановка указанных вопросов с юридическими терминами требовала от присяжных заседателей юридической оценки об умысле Григорчука А.Н. на совершение преступного деяния, его мотиве, что не относится к их компетенции и могло повлиять на их ответ о доказанности совершения Григорчуком А.Н. организации убийства П и правильность применения уголовного закона. Формулировка вопроса №2 несет в себе заведомо обвинительный вердикт. Вопрос №2 не ясен, так как не конкретизирован мотив совершения преступления - не указано, каким способом Григорчук А.Н. организовывал хищение нефтепродукции с территории ОАО « ». Вердикт является незаконным, поскольку были нарушены требования уголовно-процессуального закона действиями председательствующего, выдавшего новый вопросный лист и не признавшего прежний неясным по причине множества исправлений. Вопрос о замене вопросного листа с участниками процесса не обсуждался напутственное слово по этому поводу не произносилось, судья в совещательную комнату не удалялся. В деле отсутствуют сведения о причине замены всего вопросного листа, а не страниц 2, 3 и 6, имевших исправления Коллегией присяжных заседателей обсуждались два вопросных листа, ни один из которых старшиной присяжных не был признан недействительным Несмотря на то, что некоторые ответы на вопросы не были приняты единодушно, в нарушение ч.1 ст.343 УПК РФ после замены вопросного листа присяжные заседатели в совещательной комнате находились менее 3-х часов т.е. приступили к голосованию до истечения трех часов, не пытаясь прийти к

единодушному решению. Присяжный заседатель К скрыла

информацию о том, что знакома со свидетелем Григорчуком Н.А. (сыном

подсудимого), с подсудимым Григорчуком А.Н., и была свидетелем

задержания последнего. Это обстоятельство повлияло на формирование

объективной и беспристрастной коллегии присяжных заседателей, так как у

К уже было предубеждение, что Григорчук А.Н. является

преступником, а сторона защиты была лишена права на мотивированный или

немотивированный отвод указанному кандидату. Вердикт был вынесен

незаконным составом суда, поскольку в нарушение ч.1 ст.4 и п. 13 ст.5

Федерального закона от 20 августа 2004г. №113-Ф3 «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» исполнительно-распорядительный орган Ангарского муниципального образования после 2009г. списки кандидатов в присяжные заседатели не проверял, не изменял и не дополнял, что видно из ответа администрации указанного образования от 19.12.2012г. Кроме того, в судебном заседании, в том числе при вынесении вердикта, в качестве присяжного заседателя принимала участие гражданка П не имевшая полномочий на участие в судебном разбирательстве, так как не была включена в список кандидатов в присяжные заседатели для Иркутского областного суда на 2009-2012 годы. Судом не были проверены ложные и недопустимые показания свидетеля К о том, что в мае 2012г. в судебном заседании по уголовному делу в отношении Л подсудимый Григорчук А.Н. показывал в качестве свидетеля, что он организовал убийство П по указанию Л иШ они рассматривали фотографию убитого, обведенную в кружок. В нарушение ст. 252, ст.334, ч.ч.7, 8 ст.335 УПК РФ в присутствии присяжных заседателей исследовались сведения о том, что Григорчук А.Н. ранее работал в органах МВД, о наличии у него определенного имущества и большом количестве случаев нападений на иных сотрудников ОАО « », которые ему не вменялись. Неоднократно указывая на ОПТ « », сторона обвинения выходила за рамки предъявленного Григорчуку обвинения. В прениях государственный обвинитель сослался на показания свидетеля Ч (т. 13 л.д.87-90), которые в судебном следствии не оглашались, и сообщил как на установленные обстоятельства, что после убийства П Григорчук уехал на охоту со С хотя таких показаний никто из свидетелей не давал. В репликах государственный обвинитель вышла за рамки предъявленного обвинения, указав о способе организации хищения Григорчуком А.Н. нефтепродуктов с территории ОАО бензовозами, и о том, что он был рядом с лидером преступной группировки

у которого и были эти бензовозы, хотя в судебном следствии эти обстоятельства не выяснялись. Председательствующий не реагировал на указанные нарушения, не остановил государственного обвинителя, не разъяснил присяжным заседателям, что они не должны это учитывать при

вынесении вердикта. В нарушение ст. 15, 335 УПК РФ

председательствующий задавал Григорчуку вопросы о личности, что вызвало

у присяжных заседателей к нему предубеждение. Из этого следует, что суд

умышленно формировал мнение коллегии присяжных заседателей о

виновности Григорчука А.П. в совершении преступления. В нарушение ч.5

ст.292 УПК РФ председательствующий остановил ее в прениях и допустил

некорректные высказывания в ее адрес. Указанные обстоятельства могли

вызвать у присяжных заседателей предубеждение, повлиять на их

беспристрастность и содержание ответов на поставленные вопросы. В

напутственном слове председательствующий, в нарушение ч.7 ст.335 УПК

РФ сообщил о постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Григорчука А.Н. от 27.01.2012г. по хищению нефтепродуктов с»

с формулировкой, что не проведен опрос Григорчука, чем поставил под сомнение указанное доказательство, так как основанием для отказа в возбуждении уголовного дела послужило отсутствие состава преступления высказав при этом фактически свое мнение об оценке данного доказательства. Кроме того, в нарушение п.5 ч.З ст.340 УПК РФ председательствующий не разъяснил присяжным заседателям, что их вердикт может быть основан лишь на тех доказательствах, которые непосредственно исследованы в судебном заседании, никакие доказательства для них не имеют заранее установленной силы. Срок наказания Григорчуку в приговоре исчислен неправильно - не учтено, что фактически он задержан 27 мая 2011г.

Постановление суда от 29 ноября 2012 года об отказе в удовлетворении ее замечаний на протокол судебного заседания является незаконным, так как замечания ее по содержанию протокола, которые она приводит в жалобе соответствуют действительности. Они подтверждаются аудиозаписью и стенограммой, сделанной ею в судебном заседании 19.10.2012 г. Отказ суда приобщить к материалам дела 3 объяснения, стенограммы судебного заседания от 19.10.2012 г. и компакт-диска с тремя аудиозаписями является необоснованным и противоречит пункту 16 Постановления Верховного Суда РФ №35 от 13.12.2012г. «Об открытости и гласности судопроизводства и о доступе к информации о деятельности судов», согласно которому участники процесса вправе заявить ходатайство о приобщении к делу материалов полученных в результате фиксации хода судебного разбирательства, из чего по мнению адвоката следует, что выполненные участниками судебного заседания аудиозаписи судебного заседания не могут не иметь официального значения.

Является незаконным постановление Иркутского областного суда от 29 марта 2013 г. об отклонении ее замечаний на протокол судебного заседания (напутственное слово председательствующего), поскольку не выполнено кассационное определение ВС РФ от 13 февраля 2013г., отменившее постановление Иркутского областного суда от 17 декабря 2012 г. Указанные замечания на напутственное слово (на 26 л.) 8 февраля 2013г. были ей возвращены (т.27 л.д.44-45). Суд рассматривал их копии, которые к делу не относимы, так как не получены законным способом. Не известно, с каким оригиналом копии были сверены. Рассмотрением замечаний было нарушено право Григорчука А.Н. на защиту, поскольку она была лишена возможности представить замечания на напутственное слово и дополнительные доказательства, подтверждающие позицию защиты. Адвокат приводит доводы суда, изложенные в обжалуемом постановлении, указывая также, что

ссылка суда на стенограмму является незаконной, поскольку она к

материалам уголовного дела не приобщена. Суд неправильно отклонил ее

замечания, в том числе о том, что в протоколе отсутствуют сведения о

сообщении председательствующим в напутственном слове, что П Григорчук и многие свидетели были сотрудниками милиции, обладали в отношении друг друга определенной информацией, касающейся существа дела, а эти обстоятельства связаны с доказыванием виновности либо невиновности подсудимых. Не учтено, что заявление возражения стороны в связи с содержанием напутственного слова председательствующего по мотивам нарушения им принципа объективности и беспристрастности в соответствии с ч.б ст.340 УПК РФ является правом, а не обязанностью Поэтому, если сторона не заявила указанные возражения в судебном заседании, это не лишает ее права на внесение замечаний.

- адвокат Горяинова Т.Е., считая его несправедливым вследствие чрезмерной суровости, просит приговор в отношении Полякова С.А изменить - снизить назначенное ему наказание до минимально возможного Она указывает, что суд мог применить к Полякову правила ст.64 УК РФ однако не в полной мере учел его личность и совокупность смягчающих вину Полякова С.А. обстоятельств, а также его поведение в ходе предварительного расследования и в судебном разбирательстве, ходатайство о сотрудничестве с органами предварительного расследования, незаконно отвергнутое судом как явка с повинной.

В своем заявлении в суд кассационной инстанции, названном им «явкой с повинной» осужденный Поляков С.А. указывает о непричастности Григорчука к убийству П

В возражениях государственный обвинитель Музыкова О.В. просит кассационные жалобы осужденного Григорчука А.Н., защитников Раимовой Т.Л. и Горяиновой Г.Е. оставить без удовлетворения.

С учетом того, что доводы кассационной жалобы адвоката Раимовой о противоправности постановлений Иркутского областного суда от 29 ноября 2012г. и от 29 марта 2013 г. об отказе в удовлетворении ее замечаний на протокол судебного заседания касаются оценки законности обжалованного приговора, Судебная коллегия считает необходимым рассмотреть их одновременно с остальными доводами кассационной жалобы.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб Судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

В соответствии со ст.381 УПК РФ основаниями отмены судебного решения судом кассационной инстанции являются такие нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных уголовно-процессуальным законом прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судебного разбирательства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора. Таких нарушений закона по данному уголовному делу не имеется.

Процессуальные особенности и юридические последствия рассмотрения дела с участием присяжных заседателей, предусмотренные УПК РФ, осужденным разъяснялись. В предварительном слушании Григорчук А.Н. сам ходатайствовал о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей (т.23 л.д.233-235).

Формирование коллегии присяжных заседателей проведено в соответствии с требованиями ст.328 УПК РФ. Данных о том, что в коллегию присяжных заседателей вошли лица, которые в силу ст.З Федерального закона «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» не могли быть присяжными, из материалов дела не усматривается.

Не свидетельствует об этом и ответ администрации Ангарского муниципального образования от 19.12.2012 г. о том, что списки кандидатов в присяжные заседатели от указанного образования, сформированные в 2008 году на период работы в 2009-2012 годах, после июля 2009 года не проверялись и не корректировались.

Распоряжением Правительства Иркутской области № 21-рп от 05.11.2008г. гражданка П включена в запасной список кандидатов в присяжные заседатели на 2009 - 2012 г.г.

Обстоятельств, указанных в ст. 61 УПК РФ и препятствующих участию К в рассмотрении уголовного дела в качестве присяжного заседателя, не имелось. Она не является свидетелем незаконного хранения огнестрельного оружия, организации убийства П в связи с осуществлением служебной деятельности, в совершении которых обвиняется Григорчук А.Н., а также убийства потерпевшего П Данных о том что она лично, прямо или косвенно была заинтересована в исходе данного уголовного дела - не установлено.

Вопреки доводам адвоката, с подсудимым Григорчуком А.Н. К.

не знакома. Данных об этом не имеется и защитником не представлено Объяснение обстоятельств встречи К с сыном подсудимого Григорчуком Н.А., изложенное в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела по его заявлению по факту обстрела автомобиля, также не свидетельствует об их знакомстве.

Списки кандидатов в присяжные заседатели, которые были вручены сторонам до начала формирования коллегии присяжных, содержат достаточные сведения о каждом из кандидатов. Стороне защиты была представлена возможность провести опрос кандидатов в присяжные заседатели с целью выяснения сведений, необходимых для заявления мотивированных или немотивированных отводов. Отводов кандидату в присяжные заседатели К заявлено не было.

Заявлений о тенденциозности коллегии присяжных заседателей стороны не заявляли. Сведений о необъективности и небеспристрастности коллегии присяжных заседателей в материалах дела не содержится.

Учитывая изложенное, доводы кассационной жалобы адвоката о том что кандидат в присяжные заседатели №17 К неправдиво ответила на поставленные вопросы, что лишило сторону защиты возможности заявить ей отвод в связи с обстоятельствами, препятствующему ее участию в качестве присяжного заседателя, не могут быть признаны состоятельными.

Данных об исследовании судом с участием присяжных заседателей недопустимых доказательств или об отказе в исследовании допустимых доказательств - не имеется.

Вопреки доводам стороны защиты в судебном заседании 17 октября 2012г. суд частично разрешил заявленные адвокатом Раимовой Т.Л ходатайства.

В удовлетворении ее ходатайства об осмотре в суде с участием присяжных заседателей ксерокопии фотографии группы людей приобщенной к протоколу допроса Григорчука А.Н. от 11.05.2012 г. (т.22 л.д.173) судом было отказано обоснованно, поскольку адвокатом предлагалось осмотреть ксерокопию фотоснимка, дата и год изготовления которого не были установлены.

В соответствии с ч.1 ст.58 УПК РФ специалист - лицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном УПК РФ, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию.

Из указанных положений закона следует, что оценка показаний свидетелей в компетенцию специалиста не входит.

Как следует из материалов (т.22 л.д.175-187), объектом исследования специалиста Б указаны показания свидетеля Ш что противоречит ч.1 ст.58 УПК РФ.

В силу ч.2 ст.58 УПК РФ вызов специалиста и порядок его участия в уголовном судопроизводстве определяются статьями 168 и 270 УПК РФ. В отношении Б положения указанных норм закона не выполнены.

В связи с изложенным в оглашении заключения видео психологического исследования специалистом Б от 03.05.2012г видеозаписей допроса свидетеля Ш выполненного по просьбе адвоката (т.22 л.д.175-187), было отказано также правомерно.

В соответствии со ст. 17 УПК РФ оценка доказательств по уголовному делу относится исключительно к компетенции судьи, присяжных заседателей, а также прокурора, следователя и дознавателя, которые оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью. Никакие доказательства не имеют заранее установленной силы.

Поэтому не могут быть приняты во внимание ссылки адвоката Р на то, что в показаниях свидетеля Ш обнаруживаются признаки обмана, и не проверены ложные показания свидетеля К

Кроме того, оснований для признания недопустимыми показаний указанных свидетелей у суда не имелось.

Вопросный лист сформулирован в соответствии с требованиями ст.338 УПК РФ, с учетом предъявленного осужденным обвинения, результатов судебного следствия и прений сторон.

Указанные в вопросе № 2 формулировки не в полной мере соответствуют требованиям ч.5 ст.339 УПК РФ. Вместе с тем Судебная коллегия считает, что они не повлияли и не могли повлиять на вынесение присяжными заседателями обвинительного вердикта.

В то же время он соответствует положению п.2 ч.1 ст.339 УПК РФ согласно которому на разрешение суда присяжных ставится вопрос: доказано ли, что деяние, в котором он обвиняется, совершил Григорчук, в связи с чем ссылки адвоката на обвинительный характер вопроса №2 являются несостоятельными.

Неясности вопрос №2 не содержит. Не заявляли об этом и присяжные заседатели. Доводы адвоката о том, что в данном вопросе не указано - каким способом Григорчук А.Н. организовывал хищение нефтепродукции противоречат положениям ст.252 ич.1 ст.339 УПК РФ.

Напутственное слово судьи соответствует требованиям ст.340 УПК РФ Согласно его содержанию председательствующий, в том числе, разъяснил присяжным заседателям правила оценки доказательств, сущность принципа презумпции невиновности, положения о толковании неустранимых сомнений в пользу подсудимого, о том, что их вердикт может быть основан лишь на тех доказательствах, которые непосредственно исследованы в судебном заседании, никакие доказательства для них не имеют заранее установленной силы, их выводы не могут основываться на предположениях.

Сторонам предоставлялось право заявить возражения на напутственное слово судьи по мотивам нарушения принципа объективности и беспристрастности, таких возражений от участников процесса не поступило.

Как видно из копии постановления, причиной отказа в возбуждении уголовного дела по рапорту об организации Григорчуком А.Н. теневой схемы хищения нефтепродуктов с АНХК являлось то обстоятельство, что в виду отсутствия опроса гр-на Григорчука А.Н. принять правовое решение по материалу в то время не представилось возможным (т.20 л.д.39).

В связи с этим доводы кассационной жалобы адвоката Раимовой Т.Л. о том, председательствующий в напутственном слове, напомнив присяжным заседателям о данном документе, изложив обоснование указанного решения исказил и поставил его под сомнение, являются несостоятельными.

Вердикт ясен и непротиворечив. Ответ присяжных заседателей на вопрос №7 о недоказанности того, что указанные в вопросе №1 действия Поляков совершил по указанию другого лица, соответствует их ответу на вопрос №6 о доказанности совершения Поляковым тех же действий по указанию Григорчука А.Н. при изложенных в вопросах обстоятельствах.

Обвинительный приговор в отношении Григорчука А.Н. и Полякова С.А. постановлен в соответствии с требованиями ст.ст.348, 350, 351 УПК РФ на основании вердикта присяжных заседателей, который для председательствующего обязателен.

В силу ст.252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению.

Из протокола судебного заседания видно, что в судебном заседании с участием присяжных заседателей обвиняемый Поляков дал иные показания нежели показания во время предварительного следствия, указав о непричастности обвиняемого Григорчука к убийству П

В соответствии с действующим законодательством сторонам, в том числе осужденным, запрещается ставить под сомнение правильность вердикта, вынесенного присяжными заседателями.

С учетом указанных обстоятельств доводы защитника о том, что органы следствия и суд не проверили версию Полякова о непричастности Григорчука к убийству П и аналогичное заявление Полякова в суд кассационной инстанции не могут быть признаны состоятельными.

К обстоятельствам дела, как они были установлены вердиктом коллегии присяжных заседателей, уголовный закон в отношении осужденных применен правильно.

Юридическая оценка действиям осужденных судом дана верная, в соответствии с доказанными вердиктом обстоятельствами.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, в том числе ст.ст.15, 335 УПК РФ, не усматривается.

Председательствующий судья создал сторонам все необходимые условия для исполнения ими процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. При этом сторона защиты активно пользовалась правами, предоставленными законом, в том числе исследуя доказательства и участвуя в разрешении процессуальных вопросов. Заявленные сторонами ходатайства были разрешены в соответствии с требованиями уголовно процессуального закона. Основанные на законе мнения и возражения стороны защиты судом принимались во внимание.

Поэтому доводы стороны защиты об ограничении в представлении доказательств, нарушении принципа состязательности и права обвиняемого Григорчука на защиту, признаются несостоятельными.

Доводы о неоднократных ссылках на неисследованные доказательства и действиях стороны обвинения, ставящих под сомнение законность полученных доказательств, об исследовании данных, способных вызвать предубеждение присяжных в отношении подсудимых, материалами дела не подтверждаются.

Григорчуку А.Н. предъявлено обвинение в том, что он, стремясь к извлечению неконтролируемого государством дохода и незаконному обогащению путем организации хищения нефтепродукции с территории ОАО компания» организовал убийство П

- начальника сектора внутренней безопасности Службы безопасности этого предприятия, в связи со служебной деятельностью потерпевшего препятствующей исполнению хищений продукции компании.

С учетом корыстного мотива и квалификации действий подсудимого вытекающих из данного обвинения, сведений о том, что Григорчук А.Н. и потерпевший являлись бывшими сотрудниками органов внутренних дел исходя из показаний свидетеля Ш о том, что Григорчук был принят на работу в качестве начальника его личной безопасности именно потому что тот ранее работал на соответствующих должностях в указанных органах Судебная коллегия не может согласиться с доводами защитника о нарушении положений ст.ст.252, 334, 335 УПК РФ тем, что с участием присяжных заседателей были исследованы сведения о предыдущей работе Григорчука А.Н. в органах МВД и его совместной работе с Ш имевшим в собственности, в том числе и бензовозы, появлении у Григорчука А.Н определенного имущества, угрозах и нападениях на сотрудников службы безопасности ОАО « » членами различных группировок.

Ошибочная ссылка государственного обвинителя в прениях на показания свидетеля Ч в ходе предварительного следствия не является нарушением, в силу ст.381 УПК РФ влекущим отмену приговора.

Коллегия учитывает, что протокол, содержащийся в т. 13 л.д.87-90, на который при этом сослался государственный обвинитель, а источником изложенных в нем сведений является другое лицо, в судебном следствии в присутствии присяжных заседателей оглашался. В соответствии со ст.ЗЗЗ УПК РФ присяжные заседатели вправе вести собственные записи и пользоваться ими при подготовке в совещательной комнате ответов на поставленные перед ними вопросы. В ходе судебных прений и реплик у стороны защиты имелась возможность указать свидетеля, фактически показавшего сведения, изложенные в т. 13 на л.д.87-90 - этого сделано не было.

То обстоятельство, что в ходе судебных прений государственный обвинитель указал, что после убийства потерпевшего Григорчук выехал на охоту, не содержит отрицательной характеристики обвиняемого и не влияет на оценку принятого в отношении него решения относительно предъявленного обвинения.

Ссылки адвоката Раимовой Т.Л. на неправомерное ограничение ее в прениях и некорректные высказывания в ее адрес противоречат протоколу судебного заседания, который таких сведений не содержит.

При таких обстоятельствах доводы стороны защиты о том, что судом умышленно формировалось мнение присяжных заседателей о виновности Григорчука А.П. в совершении преступления, что могло повлиять на содержание ответов присяжных заседателей на поставленные перед ними вопросы, нельзя признать состоятельными.

Согласно протоколу судебного заседания, по выходу коллегии присяжных заседателей из совещательной комнаты председательствующий судья в соответствии с положениями ст.345 УПК РФ указал на несоответствие ответа на вопрос №3 содержанию вопроса и предложил присяжным пройти в совещательную комнату для устранения указанных неточностей. По выходу коллегии из совещательной комнаты председательствующий сообщил присяжным о необходимости вернуться и продолжить обсуждение поставленных перед ними вопросов в связи с тем что единодушного решения они не приняли и находились в совещательной комнате менее 3-х часов. Кроме того, председательствующий указал, что замечание по вопросу №3 не было устранено, ответ на него ошибочно внесен в вопрос №2, что привело к еще одной неточности в ответе на этот вопрос По просьбе старшины председательствующий передал ему новый вопросный лист вместо испорченного.

В первом экземпляре вопросного листа, приобщенного к материалам уголовного дела, в ответах на вопросы №№ 2, 3, 11, 12 находятся многочисленные исправления и перечеркивания, не позволяющие понять их ясно и непротиворечиво. Имеется запись: «Испорченный вопросный лист Выдан новый в 15.44 19.10.2012г.», удостоверенная подписью судьи (т.24 л.д.106-111).

Вопросы, изложенные в вердикте присяжных заседателей, идентичны вопросам, находящимся в испорченном вопросном листе (т.24 л.д.112-117).

С учетом его тождества с ранее выданным, те обстоятельства, что замена вопросного листа в судебном заседании не обсуждалась напутственное слово по этому поводу не произносилось, а судья не удалялся в совещательную комнату, не свидетельствуют о нарушении прав участников процесса и закона.

Сложившиеся обстоятельства не обязывали председательствующего повторно обсуждать поставленные перед присяжными заседателями вопросы, так как он выполнил техническую работу по замене одного документа на другой аналогичного характера.

При таких обстоятельствах доводы адвоката Раимовой Т.Л. о том, что при вынесении вердикта были нарушены положения уголовно процессуального закона, что председательствующий не признал вердикт неясным по причине множества исправлений, об отсутствии сведений о причине замены вопросного листа и обсуждении коллегией присяжных заседателей двух вопросных листов, не признанных недействительными нельзя признать состоятельными.

Положения ч.1 ст.343 УПК РФ судом соблюдены - решение присяжными заседателями по поставленным перед ними вопросам было принято в период времени более трех часов (т.26 л.д.178-179).

Протокол судебного заседания соответствует требованиям ст.259 УПК РФ. В нем отражен ход судебного заседания, действия и показания участников судопроизводства, заявленные ходатайства и результаты их разрешения. Протокол подписан председательствующим судьей и секретарем судебного заседания. Замечания на протокол судебного заседания, включая напутственное слово, рассмотрены в установленном ст.260 УПК РФ порядке с приведением соответствующих мотивов, сомнений не вызывающих.

Поэтому доводы адвоката о неточности протокола и неправильности отклонения замечаний, признаются несостоятельными.

Вопреки доводам защитника, указания, содержащиеся в определении суда кассационной инстанции от 13 февраля 2013 года судом выполнены замечания, в их копиях, судом рассмотрены. Указанные копии заверены секретарем суда. Из них усматривается, что они выполнены способом ксерокопирования, содержат печатный текст с особенностями авторского начертания с подчеркиванием его части и заверением текста каждой из 26 страниц подписью адвоката Раимовой Т.Л. (т.27 л.д.52-64). Соответствие копий подлиннику сомнений у коллегии не вызывает и потому, что часть изложенных в них замечаний содержится в кассационной жалобе адвоката и дополнениях к ней. Со дня заседания кассационной инстанции, когда адвокату Раимовой Т.Л. стало известно об указании суду первой инстанции до дня рассмотрения замечаний прошло длительное время, однако адвокатом подлинник замечаний и дополнительные доводы в подтверждение своей позиции представлены не были.

С учетом изложенного нельзя признать состоятельными доводы защитника на лишение возможности представить замечания на напутственное слово и дополнительных обоснований ее позиции.

Поэтому оснований для отмены постановлений Иркутского областного суда от 29 ноября 2012 года и 29 марта 2013 г. об отказе в удовлетворении замечаний адвоката Раимовой Т.Л. на протокол судебного заседания Судебная коллегия не усматривает.

Утверждение адвоката Раимовой Т.Л. об официальном значении представленных аудиозаписи и стенограммы противоречит содержанию п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 13 декабря 2012 г. № 35 «Об открытости и гласности судопроизводства и о доступе к информации о деятельности судов».

Заявленное адвокатом ходатайство о приобщении аудиозаписей и стенограммы к материалам дела в соответствии со ст.ст. 119-122 УПК РФ судом рассмотрено.

Поскольку в соответствии с ч.5 ст.259 УПК РФ решение о производстве в ходе судебного разбирательства аудиозаписи и стенографирования не принималось, аутентичность представленных адвокатом аудиозаписей и их стенограммы надлежащим образом не проверена - суд обоснованно отказал в удовлетворении указанного ходатайства.

Наказание Полякову С.А. и Григорчуку А.Н. назначено справедливое в соответствии с требованиями закона, с учетом целей наказания установленных ч.2 ст.43 УК РФ, данных о личности подсудимых, влияния назначенного наказания на их исправление, смягчающих наказание обстоятельств, в том числе указанных в кассационной жалобе адвоката Горяиновой Т.Е., и отсутствия отягчающих наказание обстоятельств.

Вопреки доводам адвоката, оснований для применения к Полякову ст.64 УК РФ у суда не имелось. Суд мотивированно отверг предложение защитника о признании в качестве явки Полякова С.А. с повинной его ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве от 24.10.2011г. (т. 16 л.д.70), поскольку до этого тот уже неоднократно давал показания об обстоятельствах совершенного им и другими лицами преступления, указывая на роли каждого соучастника, в связи с чем органами следствия было обоснованно отказано в заключении досудебного соглашения о сотрудничестве (т. 16 л.д.72-73).

Вместе с тем, как следует из постановления следователя, Григорчук А.Н. фактически был задержан 27 мая 2011 года (т. 14 л.д.5-6).

Поэтому приговор в его отношении в части зачета времени содержания под стражей до судебного разбирательства подлежит изменению - следует зачесть осужденному в срок наказания время содержания его под стражей с 27 мая 2011 г. по 31 октября 2012 г.

!

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

приговор Иркутского областного суда с участием присяжных заседателей от 31 октября 2012 года в отношении Григорчука А Н изменить - зачесть ему в срок наказания время содержания под стражей с 27 мая 2011 г. по 31 октября 2012 г.

В остальном этот же приговор в отношении Григорчука А.Н., а также Полякова С А оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного Григорчука А.Н., адвокатов Раимовой Т.Л. и Горяиновой Т.Е. - без удовлетворения Председательствующий

Судь

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...