Актуально на:
17 сентября 2021 г.

Решение Верховного суда: Определение N АПЛ17-281 от 19.09.2017 Апелляционная коллегия, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № АЛЛ 17-281

А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е О П Р Е Д Е Л Е Н И Е г. Москва 19 сентября 2017 г.

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Манохиной Г.В.,

членов коллегии Горчаковой Е.В.,

Меркулова В.П.

при секретаре Горбачевой Е.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению Министерства юстиции Российской Федерации о ликвидации Общероссийской общественной организации «ВСЕРОССИЙСКИЙ АЗЕРБАЙДЖАНСКИЙ КОНГРЕСС»

по апелляционной жалобе Общероссийской общественной организации «ВСЕРОССИЙСКИЙ АЗЕРБАЙДЖАНСКИЙ КОНГРЕСС» на решение Верховного Суда Российской Федерации от 15 мая 2017 г., которым заявленное требование удовлетворено.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Манохиной Г.В., объяснения представителей Общероссийской общественной организации «ВСЕРОССИЙСКИЙ АЗЕРБАЙДЖАНСКИЙ КОНГРЕСС адвокатов Качаевой И.В., Мирзоева Г.Б., Гаджиева И.Г.оглы Курбанова Ф.С.оглы, поддержавших доводы апелляционной жалобы возражения против доводов апелляционной жалобы представителей Министерства юстиции Российской Федерации Фаддеевой Н.В., Соловых О.Г.,

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

установила:

5 марта 2001 г. на учредительном съезде создана Общероссийская общественная организация «ВСЕРОССИЙСКИЙ АЗЕРБАЙДЖАНСКИЙ КОНГРЕСС» (далее - Организация).

31 мая 2001 г. Организация зарегистрирована в Министерстве юстиции Российской Федерации, учетный номер 4043 (0012010301).

15 декабря 2002 г. сведения об Организации внесены в Единый государственный реестр юридических лиц (далее также - ЕГРЮЛ) за основным государственным регистрационным номером 1027739771047.

Устав, утвержденный на учредительном съезде, действует с учетом изменений и дополнений, внесенных 25 ноября 2006 г. решением внеочередного Съезда Организации (далее - Устав).

Министерство юстиции Российской Федерации (далее также - Минюст России) обратилось в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением о ликвидации Организации ввиду осуществления ею деятельности с неоднократными, грубыми нарушениями законодательства Российской Федерации. Эти нарушения после трех предупреждений, вынесенных Минюстом России в ее адрес, не были устранены.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 15 мая 2017 г административное исковое заявление Министерства юстиции Российской Федерации было удовлетворено - Организация и ее структурные подразделения ликвидированы.

В апелляционной жалобе административный ответчик просит решение суда отменить, как вынесенное с нарушением и неправильным применением норм материального права. Указывает, что выявленные Минюстом России нарушения нельзя расценить как грубые, неоднократные или неустранимые Из жалобы также следует, что Организацией были предприняты все меры необходимые для устранения нарушений, однако они не получили должной оценки в решении суда первой инстанции.

Проверив материалы административного дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации оснований для ее удовлетворения и отмены обжалуемого решения не находит.

В силу части 2 статьи 15 Конституции Российской Федерации органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы.

Общественные отношения, возникающие в связи с реализацией гражданами права на объединение, созданием, деятельностью, реорганизацией и (или) ликвидацией общественных объединений, регулируются Федеральным законом от 19 мая 1995 г. № 82-ФЗ «Об общественных объединениях» (далее Федеральный закон № 82-ФЗ), который в статье 29 закрепляет обязанности общественного объединения. В частности, общественное объединение обязано соблюдать законодательство Российской Федерации, общепризнанные принципы и нормы международного права, касающиеся сферы его деятельности, а также нормы, предусмотренные его уставом и иными учредительными документами; ежегодно публиковать отчет об использовании своего имущества или обеспечивать доступность ознакомления с указанным отчетом; ежегодно информировать орган, принявший решение о государственной регистрации общественного объединения, о продолжении своей деятельности с указанием действительного места нахождения постоянно действующего руководящего органа, его наименования и данных о руководителях общественного объединения в объеме сведений, включаемых в Единый государственный реестр юридических лиц; представлять по запросу органа, принимающего решения о государственной регистрации общественных объединений, решения руководящих органов и должностных лиц общественного объединения, а также годовые и квартальные отчеты о своей деятельности в объеме сведений, представляемых в налоговые органы оказывать содействие представителям органа, принимающего решения о государственной регистрации общественных объединений, в ознакомлении с деятельностью общественного объединения в связи с достижением уставных целей и соблюдением законодательства Российской Федерации информировать орган, принявший решение о государственной регистрации данного объединения, об изменении сведений, указанных в пункте 1 статьи 5 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», за исключением сведений о полученных лицензиях, в течение трех дней с момента таких изменений (части 1 и 2).

Статьей 44 Федерального закона № 82-ФЗ предусмотрено, что основаниями для ликвидации общественного объединения или запрета его деятельности являются: нарушение общественным объединением прав и свобод человека и гражданина; неоднократные или грубые нарушения общественным объединением Конституции Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов или иных нормативных правовых актов либо систематическое осуществление общественным объединением деятельности, противоречащей его уставным целям неустранение в срок, установленный федеральным органом государственной регистрации или его территориальным органом, нарушений, послуживших основанием для приостановления деятельности общественного объединения (часть 1). Заявление в суд о ликвидации международного общественного объединения вносится Генеральным прокурором Российской Федерации или федеральным органом государственной регистрации (часть 3).

Таким органом в соответствии с Положением о Министерстве юстиции Российской Федерации, утвержденным Указом Президента Российской Федерации от 13 октября 2004 г. № 1313, является названное министерство В связи с этим суд первой инстанции правильно исходил из того, что требование о ликвидации Организации предъявлено в суд уполномоченным государственным органом.

Пункт 3 статьи 61 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривает ликвидацию юридического лица по решению суда по иску государственного органа в случае осуществления юридическим лицом деятельности, запрещенной законом, либо с нарушением Конституции Российской Федерации, либо с другими неоднократными или грубыми нарушениями закона или иных правовых актов (подпункт 3).

Как разъяснено в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2016 г. № 64 «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении судами дел, связанных с приостановлением деятельности или ликвидацией некоммерческих организаций, а также запретом деятельности общественных или религиозных объединений, не являющихся юридическими лицами», поскольку закон не устанавливает перечень грубых нарушений оценка того, является ли допущенное объединением граждан нарушение закона грубым и влекущим ликвидацию, осуществляется судом. В качестве грубого нарушения объединением граждан Конституции Российской Федерации федеральных конституционных законов, федеральных законов или иных нормативных правовых актов могут быть расценены действия, направленные на отрицание фундаментальных демократических принципов, прав или свобод признанных Конституцией Российской Федерации, общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами Российской Федерации, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами, на пропаганду войны либо на разжигание национальной расовой или религиозной ненависти, призывы к дискриминации, вражде или насилию. Грубым также является нарушение, которое создает реальную угрозу или повлекло причинение вреда жизни, здоровью граждан, окружающей среде общественному порядку и безопасности, собственности, законным экономическим интересам физических и (или) юридических лиц, общества и государства. К грубым следует относить нарушения, которые влекут невозможность их устранения законным способом. Например, невозможность принятия решения в порядке, установленном учредительными документами. В частности, грубым нарушением является несоответствие заявленной территориальной сфере деятельности объединения граждан; использование объединением граждан в своем наименовании наименований органов государственной власти, местного самоуправления; оказание объединением граждан услуг без получения соответствующей лицензии (статья 14 Федерального закона № 82-ФЗ, часть 1 статьи 12 Федерального закона от 4 мая 2011 г. № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности статьи 9 и 19 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» (пункт 26).

Удовлетворяя заявленное Минюстом России требование, суд пришел к правильному выводу о том, что основания, указанные этим уполномоченным органом, для ликвидации Организации обоснованы, нашли свое подтверждение в судебном заседании.

Приведенные в обжалуемом решении многочисленные нарушения в деятельности Организации и правильно расцененные судом как грубые, не могут быть устранены законным образом в настоящее время, и в данном случае ликвидация как мера реагирования на нарушения действующего законодательства при установленных обстоятельствах является соразмерной допущенным Организацией нарушениям.

В соответствии с положениями статьи 38 Федерального закона № 82-ФЗ пунктом 30.10 Положения о Министерстве юстиции Российской Федерации утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 13 октября 2004 г. № 1313, Минюст России осуществляет федеральный государственный надзор за деятельностью некоммерческих организаций, в том числе общественных объединений.

Как установлено судом первой инстанции и подтверждается материалами дела, в нарушение пункта 7 статьи 32 Федерального закона от 12 января 1996 г. № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» Организация своевременно не информировала уполномоченный орган об изменении сведений, указанных в пункте 1 статьи 5 Федерального закона от 8 августа 2001 г. № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей».

В частности, согласно сведениям, содержащимся в ЕГРЮЛ, адрес (место нахождения) постоянно действующего руководящего органа Организации Президиума Центрального Совета: 125315, г. Москва, ул. Усиевича, д. 12/14. Направляемые Минюстом России по данному адресу документы для административного ответчика адресатом не были получены и возвратились с отметкой почтового отделения связи «истек срок хранения».

Пунктом 17.2 Устава определено, что исполнительный директор Организации действует без доверенности от ее имени. Приказом президента Организации от 2 апреля 2013 г. № 3 на должность исполнительного директора Организации назначен Гаджиев И.Г.оглы. В ЕГРЮЛ внесены сведения об исполнительном директоре Организации Кулиеве Э.Г. как о лице, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица.

Однако, в Минюст России документы об изменении сведений о лице имеющем право без доверенности действовать от ее имени, и об адресе (месте нахождения) своего постоянно действующего руководящего органа не были представлены Организацией.

В нарушение части 1 статьи 29 Федерального закона № 82-ФЗ Организация не публикует ежегодно отчет об использовании своего имущества и не обеспечивает доступность ознакомления с указанным отчетом Наименование Организации не содержит указание на характер ее деятельности что не соответствует требованиям части 1 статьи 28 этого же закона.

На печати Организации в нарушение пункта 4 статьи 3 Федерального закона от 12 января 1996 г. № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» вместо полного наименования Организации указано сокращенное.

Положения Устава, устанавливающие компетенцию высшего руководящего органа Организации, не соответствуют требованиям пункта 3 статьи 29 приведенного выше закона, поскольку к исключительной компетенции Съезда Организации не отнесено решение таких вопросов, как определение приоритетных направлений деятельности Организации принципов формирования и использования ее имущества; определение порядка приема в состав членов Организации и исключения из состава ее членов утверждение годового отчета и бухгалтерской (финансовой) отчетности Организации; назначение ликвидационной комиссии (ликвидатора) и утверждение ликвидационного баланса; утверждение аудиторской организации или индивидуального аудитора Организации.

В соответствии с частью 1 статьи 29 Федерального закона № 82-ФЗ Организация обязана соблюдать нормы, предусмотренные Уставом.

Согласно пункту 13.4 Устава заседания Президиума Центрального Совета Организации проводятся по необходимости, но не реже одного раза в шесть месяцев.

Суд первой инстанции, исследовав материалы учетного дела, установил что они содержат данные о том, что заседания Президиума Центрального Совета Организации в 2012-2015 гг. проводились только раз в год, а именно 20 октября 2012 г., 19 октября 2013 г., 19 октября 2014 г. и 20 октября 2015 г.

Кроме того, в нарушение пункта 13.2 Устава финансовые планы (сметы Организации за 2012-2015 гг. на заседаниях Президиума Центрального Совета Организации не утверждались.

В нарушение части 1 статьи 29 Федерального закона № 82-ФЗ финансовые планы (сметы) Организации на 2012, 2013, 2014 и 2015 гг. не утверждались.

Нарушение периодичности проведения заседаний Президиума Центрального Совета Организации, невозможность для уполномоченного органа ознакомиться с отчетом об использовании имущества Организации на момент вынесения предупреждений являются неустранимыми нарушениями.

Доводы апелляционной жалобы о том, что в суд первой инстанции был представлен дополнительный (восстановленный) перечень протоколов заседаний Президиума Центрального Совета Организации, подтверждаемый выписками из газет, не может свидетельствовать о незаконности обжалованного решения суда, поскольку не опровергает вывода об отсутствии надлежащих сведений в уполномоченном органе на время проведения проверки. Упомянутые протоколы не представлялись Организацией во время проведения проверки и вынесения предупреждений. При таких данных правомерен вывод суда первой инстанции о том, что в течение срока установленного Минюстом России, Организация не предпринимала меры по устранению нарушений, указанных в предупреждениях.

Ссылка в апелляционной жалобе о направлении в Минюст России финансовых планов за рассматриваемый период (2012-2015 гг.) также не опровергает выводов суда о допущении Организацией грубых нарушений в своей деятельности, поскольку эти планы в соответствии с требованиями законодательства Организацией не опубликовывались. То обстоятельство, что за период, начиная с 2015 г. Организация стала размещать на своем сайте в сети «Интернет» финансовую информацию, не влияет на выводы суда о том, что в рассматриваемый период соответствующая информация Организацией не представлялась.

27 апреля 2016 г. Минюст России в адрес Президиума Центрального Совета Организации вынес предупреждение № 11/48113-СГ с указанием перечисленных нарушений действующего законодательства со сроком их устранения до 30 июня 2016 г.

Ввиду неустранения нарушений в установленный срок 1 июля 2016 г было вынесено предупреждение № 11/74112-СГ, обязывающее устранить выявленные нарушения закона до 15 августа 2016 г.

К данному сроку нарушения также не были устранены, в связи с чем 30 августа 2016 г. Минюст России вынес еще одно предупреждение № 11/100040-СГ со сроком устранения нарушений до 17 октября 2016 г.

В установленный в последнем предупреждении срок выявленные нарушения действующего законодательства Организацией устранены не были.

Вынесенные предупреждения Организацией не обжаловались.

Распоряжением Минюста России от 7 февраля 2017 г. № 166-р Организации отказано в государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы общественного объединения, и внесении в ЕГРЮЛ изменений в сведения об общественном объединении в силу того, что представленные Организацией 11 января 2017 г. новая редакция Устава и иные документы противоречат статье 52 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьям 8, 19, 20, 29 Федерального закона № 82-ФЗ статье 3 Федерального закона от 12 января 1996 г. № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях», статье 22 Федерального закона от 21 июля 2014 г. № 212-ФЗ «Об основах общественного контроля в Российской Федерации», кроме того оформлены в ненадлежащем порядке и содержат недостоверную информацию.

С целью устранения нарушений действующего законодательства выявленных в ходе осуществления федерального государственного надзора за деятельностью общественных объединений и указанных в предупреждениях Организация 27 марта 2017 г. представила в Минюст России документы для государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы, и внесении в ЕГРЮЛ изменений в сведения, не связанных с внесением изменений в учредительные документы.

По результатам рассмотрения представленных Организацией 11 января 2017 г. и 27 марта 2017 г. документов Минюст России отказал в государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы общественного объединения, и внесении в ЕГРЮЛ изменений в сведения об общественном объединении, о чем 9 февраля 2017 г. и 25 апреля 2017 г. были направлены соответствующие уведомления. Такие решения уполномоченного органа связаны с тем, что Организация представила документы, содержащие недостоверную информацию, оформленные ненадлежащим образом.

Так, внесенные в представленный на государственную регистрацию Устав изменения и дополнения не утверждены высшим руководящим органом Организации - Съездом; в протоколе очередного IV Съезда Организации от 28 декабря 2016 г. и протоколах общих собраний региональных отделений об избрании делегатов на очередной IV Съезд Организации 28 декабря 2016 г указаны лица, которые на них не присутствовали и не участвовали в принятии решений; протоколы общих собраний региональных отделений надлежащим образом не заверены (т. 1, л.д. 184-194).

В силу пункта 3 статьи 29 Федерального закона от 12 января 1996 г. № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» к исключительной компетенции высшего органа управления некоммерческой организацией отнесено решение вопроса об изменении устава некоммерческой организации.

Пункт 11.1 Устава определяет, что высшим руководящим органом Организации является Съезд, который созывается Президиумом Центрального Совета Организации не реже одного раза в пять лет (пункт 11.1).

Президиум Центрального Совета Организации был избран на заседании Центрального Совета Организации 25 ноября 2011 г., что подтверждается представленной в материалы дела выпиской из протокола № 1 от 25 ноября 2011 г. заседания Центрального Совета Организации.

Решение о созыве очередного IV Съезда Организации и определении нормы представительства было принято Президиумом Центрального Совета Организации на заседании 26 ноября 2016 г.

Однако предусмотренный пунктом 13.1 Устава и исчисляемый с 26 ноября 2011 г. пятилетний срок полномочий Президиума Центрального Совета Организации истек 25 ноября 2016 г.

Таким образом, Съезд, проведенный 28 декабря 2016 г., был созван органом, полномочия которого уже истекли.

Ссылки административного ответчика на то, что 26 ноября 2016 г следует считать последним днем полномочий Президиума Центрального Совета Организации противоречат пункту 1 статьи 192 Гражданского кодекса Российской Федерации, в соответствии с которым срок, исчисляемый годами истекает в соответствующие месяц и число последнего года срока.

Организации для устранения нарушений, указанных в предупреждениях Минюста России, необходимо провести Съезд с соблюдением установленного законом и Уставом порядка его созыва.

Удовлетворяя административный иск, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, то несоблюдение Организацией норм, предусмотренных Уставом, о созыве Съезда Организации не реже одного раза в пять лет (пункт

11.1), о сроке полномочий избранных органов (пункт 13.1), по сути, привело к невозможности формирования законным способом ее органов. Это обстоятельство, в свою очередь, влечет невозможность устранения Организацией в установленном законом порядке и иных выявленных нарушений, включая изменение Устава.

По изложенному выше основанию довод апелляционной жалобы о том что Организацией был принят новый Устав, но в его регистрации в Минюсте России было отказано, не свидетельствует об исправлении Организацией вмененных ей нарушений. Более того, срок последнего предупреждения истек 17 октября 2016 г., а с заявлением о регистрации изменений в Уставе Организация обратилась лишь в январе 2017 г.

То обстоятельство, что при обращении в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением о ликвидации Организации Минюст России не обосновывал свои требования указанием на истечение срока полномочий Президиума Организации, не опровергает указанный выше вывод суда о невозможности устранения Организацией в установленном законом порядке всех выявленных нарушений.

Из протокола судебного заседания от 15 мая 2017 г. (т. 2, л.д. 213-214) усматривается, что представитель Минюста России пояснил суду, что Организация не может внести изменения в свой устав, поскольку срок действия полномочий органа, к компетенции которого отнесен созыв съезда Организации, истек 25 ноября 2016 г., допущенные нарушения являются неустранимыми.

Несоответствие Устава требованиям законодательства Российской Федерации, регулирующего деятельность общественных объединений, суд правильно расценил как грубое нарушение, так как в настоящее время вследствие установленных обстоятельств оно не может быть устранено законным способом.

Вопреки позиции административного ответчика приведенные нарушения подтверждаются материалами административного дела, выводы суда о грубом характере допущенных Организацией нарушений соответствуют обстоятельствам, установленным в ходе рассмотрения дела, и в апелляционной жалобе не опровергнуты.

Довод апелляционной жалобы о том, что суд первой инстанции отказал в удовлетворении ходатайства Организации об отложении судебного разбирательства для сбора дополнительных доказательств, не может повлечь отмену обжалованного решения, поскольку в силу статьи 152 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации (часть 2) решение об отложении судебного разбирательства административного дела по указанному выше основанию является правом, а не обязанностью суда. Из материалов дела усматривается, что судом первой инстанции дело слушанием дважды откладывалось, административный ответчик имел возможность представить суду все необходимые по его мнению доказательства.

Доводы апелляционной жалобы, направленные к иной оценке доказательств по данному делу, полно и всесторонне исследованных судом в судебном заседании и оцененных по правилам статьи 84 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, не могут быть основанием к отмене обжалованного решения суда.

Предусмотренных статьей 310 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации оснований для отмены обжалуемого решения в апелляционном порядке не имеется.

Руководствуясь статьями 308-311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 15 мая 2017 г оставить без изменения, апелляционную жалобу Общероссийской общественной организации «ВСЕРОССИЙСКИЙ АЗЕРБАЙДЖАНСКИЙ КОНГРЕСС» - без удовлетворения Председательствующий Г.В. Манохина Члены коллегии Е В . Горчакова

В.П. Меркулов

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...