Актуально на:
25 июня 2019 г.

Решение Верховного суда: Определение N 49-АПУ14-56 от 27.01.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 49-АПУ14-56

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г.Москва 27 января 2015г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской

Федерации в составе:

председательствующего - Безуглого Н.П.,

судей - Таратуты И.В., Сабурова Д.Э.,

при секретаре - Вершило А.Н.,

с участием государственного обвинителя - прокурора Филимоновой СР.,

защитников - адвокатов Баранова А.А. и Артеменко Л.Н., представивших

удостоверения №№ и ордера №№ ,

соответственно,

осужденных Яниева А.Е. и Нурушева Р.Ш.,

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным

жалобам осужденных Яниева А.Г. и Нурушева Р.Ш. на приговор

Верховного Суда Республики Башкортостан от 6 июня 2014 года, которым

Яниев А Г

ранее судимый:

-31 мая 2012 г. по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения

свободы на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 2

года;

осужден к лишению свободы:

- по ч. 3 ст. 30, пп. «а, ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 12 годам с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев с установлением перечисленных в приговоре ограничений и обязанностей; - по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 16 годам с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев с установлением перечисленных в приговоре ограничений и обязанностей на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний к 19 годам с ограничением свободы на 2 года с установлением перечисленных в приговоре ограничений и обязанностей;

на основании ч. 5 ст. 74 и ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного присоединения неотбытой части наказания по предыдущему приговору окончательно к 20 годам в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 2 года с установлением перечисленных в приговоре ограничений и обязанностей;

Нурушев Р Ш ,

ранее судимый: - 9 августа 2013 г. по пп. «а, в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году исправительных работ с удержанием 15 % заработка, отбытой части наказания не имеется осужден к лишению свободы: - по ч. 3 ст. 30, пп. «а, ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 12 годам с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев с установлением перечисленных в приговоре ограничений и обязанностей; - по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 16 годам с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев с установлением перечисленных в приговоре ограничений и обязанностей на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний к 19 годам с ограничением свободы на 2 года с установлением перечисленных в приговоре ограничений и обязанностей;

на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения с наказанием по предыдущему приговору окончательно к 19 годам 3 месяцам в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 2 года с установлением перечисленных в приговоре ограничений и обязанностей.

Разрешен гражданский иск и взыскано с Яниева А.Г. и Нурушева Р.Ш. в пользу Н в счет компенсации морального вреда руб. с каждого.

Заслушав доклад судьи Сабурова Д.Э., выступления в режиме видеоконференц-связи осужденных Яниева А.Г., Нурушева Р.Ш., их защитников адвокатов Баранова А.А., Артеменко Л.Н., поддержавших доводы апелляционных жалоб, возражения прокурора Филимоновой СР. о необходимости оставления жалоб без удовлетворения, но полагавшей необходимым приговор изменить в части снижения размера наказания по ч. 3 ст. 30 и пп. «а, ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а также по совокупности преступлений и приговоров, Судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

по приговору суда Яниев и Нурушев осуждены за убийство группой лиц Н и покушение на убийство группой лиц Е и Х

Преступления совершены 31 марта 2013 года в ночное время в доме по ул. г. при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В апелляционных жалобах и дополнениях осужденные Яниев А.Г. и Нурушев Р.Ш. считают приговор незаконным и необоснованным противоречащим фактическим обстоятельствам дела, а назначенное наказание - несправедливым.

Осужденный Нурушев Р.Ш., приводя свою версию произошедшего анализируя приведенные в приговоре доказательства, утверждает, что в отличие от Яниева сам лично ударов ножом никому из потерпевших не наносил. Все удары наносились им, Нурушевым, только руками и ногами и в порядке самообороны. Об этом давал показания Яниев и свидетель Г

Считает, что суд необоснованно не принял во внимание их показания о том, что удары ножом наносил свидетель И который затем и выбросил ножи в мусоропровод.

Свидетели К Л Б находились в ванной комнате и не видели, что происходило в квартире.

Показания потерпевших и свидетеля С о том, что он Нурушев, наносил удары ножом, недостоверны, все эти лица заинтересованы в исходе дела и не могут быть объективными.

Ввиду отсутствия объективных доказательств нанесения им ударов ножом Н от которых последовала его смерть, полагает необоснованным свое осуждение за его убийство.

О его непричастности к убийству Н и нанесения другим потерпевшим ударов ножом свидетельствуют и выводы экспертов об отсутствии на кухне, где был убит Н , а также на его, Нурушева обуви следов крови, а вывод эксперта о принадлежности обнаруженных на брюках и пиджаке брызг и помарок крови потерпевших, на фрагменте клинка ножа его крови и крови Е является предположением.

Наличие в квартире отпечатков его рук также не может являться доказательством вины в убийстве Н и покушении на убийство других потерпевших, т.к. сам факт нахождения его в квартире не оспаривается.

Указывает, что его показания в качестве подозреваемого в части наличия у него ножа были даны под психологическим давлением. От данных показаний он отказался, и суд был не вправе принимать их во внимание.

Учитывая, что бесспорных доказательств нанесения им лично ударов ножом не имеется, считает, что его действия по нанесению ударов руками и ногами должны быть квалифицированы лишь по ст. 116 УК РФ или по ст. 111 УК РФ.

Полагает, что следствие и судебное разбирательство проведены с обвинительным уклоном, не . проверена причастность иных присутствовавших в квартире лиц к нанесению потерпевшим ударов ножом. Утверждает, что пришедшие вместе с ними в квартиру потерпевших И и Г также наносил удары и не доказан его умысел на убийство потерпевших.

По «го мнению, суд необоснованно отверг показания Я о том что ножи были только у него, Я и свидетеля И При этом считает, что именно И напрямую причастен к убийству и нанесению другим потерпевшим ударов ножом, о чем свидетельствуют факты обнаружения на его одежде следов крови, несмотря на утверждения И что он лишь наблюдал за происходящим со стороны и к потерпевшим не приближался.

Обращает внимание, что И после произошедшего, ссылаясь на болезненное состояние отца, просил не упоминать про его удары ножом, обещая рассказать об этом в судебном заседании, но не сделал этого.

Также считает, что поводом для случившегося явилось неправомерное поведение самих потерпевших, в связи с чем, суду надлежало признать это смягчающим наказание обстоятельством.

Анализируя имеющиеся по делу доказательства, делает вывод, что не мог на балконе нанести ножевые ранения Х данные повреждения были тем получены еще ранее в лифте и в коридоре.

Поскольку не причастен к смерти Н , не согласен с решением суда о взыскании с него в счет компенсации морального вреда руб.

Считает недостоверными показания потерпевшего Х поскольку в своих первоначальных показаниях тот ничего не помнил и не мог детально рассказать обстоятельства произошедшего.

Просит учесть, что в квартиру к потерпевшим он пришел не с целью убийства кого-либо, а разобраться с ранее произошедшим инцидентом, удары ножом не наносил и лишь оборонялся от действий потерпевших.

Просит приговор в отношении себя отменить и дело направить на новое рассмотрение.

Осужденный Яниев А.Г. указывает, что положенные в основу обвинения как доказательство его виновности показания потерпевшего Е непоследовательны. Факт нанесения ему удара бутылкой по голове не подтверждается выводами эксперта.

Обращает внимание, что никто из допрошенных лиц не подтверждал что он, Яниев, наносил какие-либо удары Х а бросок телевизора на голову был судом исключен из обвинения, в связи с чем, в этой части выводы суда содержат противоречия.

Полагает, что судом не разграничены их действия, не конкретизированы и не указаны в приговоре, предварительное расследование и судебное разбирательство проведены с обвинительным уклоном, с нарушением требований УПК РФ и в частности с нарушением принципа презумпции невиновности.

Также обращает внимание на противоправное поведение самих потерпевших, явившееся поводом для преступления, и являющееся смягчающим его наказание обстоятельством.

Утверждает, что Е нанес лишь один удар ножом в область таза в целях самообороны, и от которого, с учетом характеристик ножа не могли быть причинены тяжкие повреждения.

Просит учесть, что умысла на убийство потерпевших не имелось, и они лишь хотели их «наказать», причинив телесные повреждения Высказанные словесные угрозы не могут расцениваться как подтверждение умысла на убийство. Наличие такого умысла не доказано и приведенными в приговоре доказательствами не подтверждено.

Отсутствуют по делу и доказательства его виновности в убийстве Н и в покушении на убийство Х

О необъективности и предвзятости суда, по его мнению свидетельствует и одинаковый размер назначенного обоим наказания.

Показания свидетелей Г и И считает необъективными, как данными с целью уйти от ответственности за ими содеянное, т.к. оба также наносили удары потерпевшим, а И при этом и ножом.

Просит приговор в отношении себя отменить или изменить исключить осуждение за покушение на убийство Х и снизить размер наказания, либо вернуть дело прокурору.

В возражениях на жалобы осужденных и дополнения к ним государственный обвинитель Минигалиев И.Н. указывает на несостоятельность приведенных доводов и просит приговор в отношении обоих оставить без изменения.

В «возражениях» на возражения государственного обвинителя осужденный Яниев А.Г. с ними не согласен и считает их необоснованными.

Изучив уголовное дело, проверив доводы апелляционных жалоб дополнений и возражений, Судебная коллегия отмечает, что выводы суда о доказанности вины осужденных в совершении указанных преступлений являются правильными, основаны на совокупности исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Так, из показаний потерпевших Е Х свидетеля С следует, что осужденные ворвались к ним в квартиру устроили скандал. В ходе этого Нурушев нанес Е несколько ударов ножом по различным частям тела, затем ему же нанес удары ножом и Яниев. Кто-то наносил ему, Е удары руками и ногами по голове и телу. Нурушев также наносил удары ножом Х в область груди и Н .

Свидетель И в показаниях в ходе предварительного расследования подтвердил, что он видел в руках Яниева нож, видел что тот наносил кому-то из потерпевших удары бутылкой по голове видел удары Нурушева какому-то парню на балконе (Х . Уходя из квартиры, забрал нож с зеленой ручкой, который был из его квартиры и из которой они вместе с осужденными пришли в квартиру потерпевших. Рукоятку ножа с отломанным клинком он выбросил в мусоропровод.

О наличии у обоих осужденных еще до прихода в квартиру потерпевших ножей показал и свидетель Г .

Также он видел, как Яниев наносил удары бутылкой по голове Н , удары Нурушева Х бросок Яниева телевизором по голове Х

Согласно заключениям экспертов:

- смерть Н наступила от проникающего колото-резаного ранения грудной клетки по передней поверхности слева с повреждением внутренних органов; - у Н также обнаружены иные колото-резаные ранения различных частей тела, а также ушибленные раны, кровоподтеки кровоизлияния и ссадины различных частей тела, в т.ч. и в области головы; - у Е обнаружены различные телесные повреждения, в т.ч проникающее колото-резаное ранение грудной клетки слева проникающее колото-резаное ранение живота, расценивающиеся как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, а также колото-резаные раны в области щеки, шеи, грудной клетки, области живота, плеча и левой кисти;

- у Х обнаружены повреждения в виде раны левой половины грудной клетки, проникающая в полость, с повреждением левого легкого, расценивающаяся как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, и иные повреждения, в т.ч. ушиблено-рваная рана волосистой части головы, которая могла образоваться в результате контакта с тупыми предметами.

Все колото-резаные раны могли образоваться от воздействия колюще режущим орудием.

Нанесение потерпевшим ударов ножом подтверждается как результатами осмотра места происшествия, так и заключениями экспертов, согласно которым: - на фрагменте клинка ножа, изъятого с пола коридора, обнаружена кровь человека, происхождение которой не исключается от Нурушева и Е ; - на рукоятке ножа и клинке (обнаруженного на диване) также обнаружена кровь человека; - следы крови обнаружены и на горлышке от бутылки и рукоятке ножа выполненной из материала красного цвета;

- в мусорокамере обнаружены рукоять ножа из зеленого цвета и обломанный клинок; - в брызгах и помарках на брюках и пиджаке Нурушева, туфлях Яниева установлена кровь человека, происхождение которой не исключается от Н и Х .

В ходе предварительного расследования оба осужденных признавали что имели при себе несколько ножей, что Нурушев, зайдя в квартиру потерпевших, сразу высказал словесную угрозу убийством, что Нурушев наносил удары ножом Е и Н Яниев нанес несколько ударов ножом Е бросил телевизор на голову Х .

Поскольку данные показания осужденных согласовывались с другими доказательствами, суд правильно их принял во внимание, мотивировав соответствующим образом свои выводы.

Заявления осужденных о вынужденности этих показаний судом проверялись и также обоснованно с приведением соответствующих мотивов отвергнуты. Выводы суда об этом мотивированы, изложены в приговоре и являются правильными.

Проанализировав эти и другие приведенные в приговоре доказательства, суд сделал правильный вывод о виновности осужденных в убийстве Н и покушении на убийство Е иХ а также о доказанности их вины в этом.

Приведенные в приговоре доказательства каких-либо противоречий не содержат и в своей совокупности являются достаточными для обоснования вывода суда о виновности осужденных.

Заключения экспертов судом также оценены и правильно как согласующиеся с другими доказательствами приняты во внимание.

Оснований полагать, что потерпевшие Е и Х свидетель С оговорили осужденных не имеется, их показания о роли Яниева и Нурушева в содеянном согласуются с другими доказательствами и обоснованно положены в основу обвинительного приговора.

Приведенные в приговоре показания свидетелей И и Г судом оценены и правильно приняты во внимание в той части, в которой они согласовывались с другими доказательствами. При этом судом проверялись утверждения осужденных о заинтересованности свидетеля И как лица, который также наносил удары ножом потерпевшим. Никто из потерпевших, свидетелей не показывал, что тот наносил удары ножом, в связи с чем, суд правильно расценил утверждения осужденных об этом как несостоятельные.

Отсутствие следов крови на обуви Нурушева, на что он ссылается в обоснование своей непричастности к нанесению потерпевшим ударов ножом, не опровергает правильность выводов суда об этом, сделанных на основе совокупности всех доказательств.

Нарушений УПК РФ влекущих отмену или изменение приговора судом не допущено.

Вопреки доводам осужденного Яниева в части описания его действий по броску телевизора на голову одного из потерпевших судом противоречий не допущено.

Как следует из приговора, суд правильно установил, что Яниев с указанным в приговоре умыслом бросил на голову Хамитова телевизор В тоже время суд правильно не установил доказанной вину Яниева в таких же действиях в отношении потерпевшего Н и исключил их из обвинения Яниева.

Права участников уголовного процесса обеспечены надлежаще заявленные в ходе судебного разбирательства ходатайства разрешены в соответствии с требованиями УПК РФ. Данных об обвинительном уклоне, допущенных нарушениях УПК РФ в протоколе судебного заседания не содержится и по делу не усматривается.

Как правильно установил суд, осужденные действовали совместно согласованно, наносили поочередно потерпевшим удары не только руками, но и иными предметами - ножом, бутылками, телевизором каждый из них нанес различные удары каждому из потерпевших, т.е действовали они с прямым умыслом на убийство, в результате их совместных действий последовала смерть Н на месте преступления, а умысел на убийство Е и Х осужденные не довели до конца по независящим от них обстоятельствам.

Действия каждого из осужденных установлены на основе совокупности исследованных доказательств, разграничены и описаны в приговоре.

Мотив деяний также установлен правильно и указан в приговоре ссора на почве личных взаимоотношений.

С учетом изложенного квалификация действий Яниева и Нурушева судом произведена правильно - по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, т.е убийство, совершенное группой лиц, и по ч. 3 ст. 30, пп. «а, ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, т.е. покушение на убийство двух и более лиц совершенное группой лиц.

Психическое состояние осужденных судом изучено полно и с учетом заключения экспертов-психиатров, адекватного поведения обоих в ходе предварительного расследования и в судебном заседании Яниев и Нурушев правильно признаны вменяемыми.

Наказание в виде лишения свободы обоим назначено с учетом установленных обстоятельств дела, характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, смягчающих наказание обстоятельств, данных о личности каждого из них и с соблюдением принципа индивидуализации.

Каких-либо исключительных обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности совершенных преступлений, судом не установлено. Не находит таких обстоятельств и Судебная коллегия.

Также суд правильно установил, что именно осужденные ворвались в квартиру к потерпевшим и начали свои действия, в ходе которых был убит Н , а Е и Х были причинены телесные повреждения, в т.ч. расценивающиеся как тяжкий вред здоровью, т.е оснований для признания в качестве смягчающего наказание обстоятельства противоправного поведения потерпевших, на что ссылаются осужденные, по делу не имеется.

Заявленный гражданский иск о компенсации морального вреда в связи с убийством Н разрешен в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени перенесенных отцом убитого нравственных страданий. Размер компенсации соответствует всем обстоятельствам, в т.ч. и требованиям разумности и справедливости.

Вместе с тем приговор подлежит изменению вследствие неправильного применения уголовного закона, т.е. по основаниям предусмотренным ст.ст. 389.15, 389.18 УПК РФ.

По деяниям в отношении Е и Х Яниев и Нурушев осуждены по ч. 3 ст. 30 и пп. «а, ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, т.е. за покушение на их убийство, группой лиц.

Каждому назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 12 лет.

В соответствии с чч. 3 и 4 ст. 66 УК РФ за покушение на убийство смертная казнь или пожизненное лишение свободы не могут быть назначены, а срок или размер наказания за покушение на преступление не может превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК за оконченное преступление.

В соответствии с ч. 1 ст. 62 УК РФ при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами «и» и (или) «к» части первой статьи 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств, срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

В качестве одного из доказательств судом в основу обвинения положены показания Яниева и Нурушева в ходе предварительного расследования. При этом, как указал суд, в данных показаниях они изобличали другу друга и подробно рассказывали о действиях и роли каждого из них. В дальнейшем в качестве смягчающих обоих наказание обстоятельств суд признал изобличение других соучастников преступления, т.е. фактически одно из предусмотренных п. «и обстоятельств - активное способствование изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступлений.

Отягчающих наказание обстоятельств по делу не установлено.

С учетом изложенного и требований названных норм закона назначенное Яниеву и Нурушеву по ч. 3 ст. 30 и пп. «а, ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ наказание не могло превышать 10-ти лет лишения свободы.

В этой связи размер назначенного наказания за данное деяние и по совокупности преступлений и приговоров подлежит смягчению с учетом наличия у них других смягчающих наказание обстоятельств.

Оснований для смягчения наказания по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 389.15, 389.18, 389.20, 389.26, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 6 июня 2014 года в отношении Яниева А Г и Нурушева Р Ш изменить, смягчить назначенное обоим по ч. 3 ст. 30, пп. «а, ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ основное наказание до 9 лет 6 месяцев лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, пп. «а, ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ Яниеву А.Г. назначить 17 лет 6 месяцев лишения свободы с ограничением свободы на 2 года с установлением на основании ч.. 1 ст. 53 УК РФ следующих ограничений - не выезжать за пределы муниципального образования по месту прибытия после освобождения из мест лишения свободы, не изменять место жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием данного вида наказания, являться в указанный орган один раз в месяц для регистрации.

На основании ч. 5 ст. 74 УК РФ отменить Яниеву А.Г. условное осуждение по приговору от 31 мая 2012 года и на основании ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединить неотбытую часть наказания по приговору от 31 мая 2012 года и окончательно Яниеву А.Г. назначить 18 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 2 года, установив на основании ч. 1 ст. 53 УК РФ следующие ограничения: не выезжать за пределы муниципального образования по месту прибытия после освобождения из мест лишения свободы, не изменять место жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием данного вида наказания, являться в указанный орган один раз в месяц для регистрации.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, пп. «а, ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ Нурушеву Р.Ш. назначить 17 лет 6 месяцев лишения свободы с ограничением свободы на 2 года установив на основании ч. 1 ст. 53 УК РФ следующие ограничения: не выезжать за пределы муниципального образования по месту прибытия после освобождения из мест лишения свободы, не изменять место жительства без согласия специализированного государственного органа осуществляющего надзор за отбыванием данного вида наказания являться в указанный орган один раз в месяц для регистрации.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения с наказанием по приговору от 9 августа 2013 года окончательно Нурушеву Р.Ш. назначить 17 лет 9 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 2 года, установив на основании ч. 1 ст. 53 УК РФ следующие ограничении: не выезжать за пределы муниципального образования по месту прибытия после освобождения из мест лишения свободы, не изменять место жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием данного вида наказания, являться в указанный орган один раз в месяц для регистрации.

В остальном этот же приговор в отношении Яниева А.Г. и Нурушева Р.Ш. оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденных Яниева А.Г. и Нурушева Р.Ш. - без удовлетворения.

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...