Актуально на:
24 июля 2019 г.

Решение Верховного суда: Определение N 5-АПУ16-30СП от 17.08.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 5-АПУ16-30сп

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 17 августа 2016 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего судьи Кулябина В.М.,

судей СитниковаЮ.В. и ЗателепинаОК.

с участием осужденных Сидорова ВВ. и Сидорова Д.В., защитников адвокатов Шевченко Е.М. и Кротовой СВ., прокурора Федченко Ю.А потерпевших Р П И ЦП секретаря судебного заседания Миняевой В.А.

рассмотрела уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Сидорова ВВ., Сидорова Д.В., защитников Мошанского А.А. и Поповой С.А на приговор Московского городского суда с участием присяжных заседателей от 4 апреля 2016 года, по которому

Сидоров Д В

несудимый,

осужден по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы; по ч. 3 ст. 30, пп. «а», «ж», «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 14 годам лишения свободы с ограничением свободы на срок 2 года, по пп. «а», «ж», «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ к пожизненному лишению свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности указанных преступлений назначено окончательное наказание в виде пожизненного лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

Сидоров В В

несудимый,

осужден по ч. 3 ст. 30, пп. «а», «ж», «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 14 годам лишения свободы с ограничением свободы на срок 2 года, по пп. «а», «ж», «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ к пожизненному лишению свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности указанных преступлений назначено окончательное наказание в виде пожизненного лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

Постановлено взыскать компенсацию морального вреда с каждого из осужденных по 1000000 рублей в пользу М П П И Р и по 750000 рублей в пользу М иР

Заслушав доклад судьи Ситникова Ю.В., выступления осужденных Сидорова ВВ., Сидорова Д.В., защитников - адвокатов Шевченко Е.М. и Кротовой СВ., которые поддержали доводы апелляционных жалоб выступление прокурора Федченко Ю.А., потерпевших Р П,

И Ц П В. об отсутствии оснований для отмены и изменения приговора, Судебная коллегия

установила:

на основании вердикта коллегии присяжных заседателей осуждены:

Сидоров Д.В. - за убийство Р Ц И,

М организованной группой из хулиганских побуждений За убийство П и П из хулиганских побуждений; за покушение на убийство М и Р организованной группой из хулиганских побуждений; за кражу имущества М с причинением значительного ущерба;

Сидоров В.В. - за убийство Р Ц И,

М организованной группой из хулиганских побуждений, а также за покушение на убийство М и Р организованной группой из хулиганских побуждений.

В апелляционных жалобах:

осужденный Сидоров Д.В. считает приговор суда незаконным необоснованным и несправедливым, мотивирует это тем, что в ходе судебного разбирательства допущены существенные нарушения уголовно процессуального закона, приводит свою оценку доказательств и считает необоснованным вывод о его виновности в совершении убийств; утверждает что состав коллегии присяжных заседателей, в которую вошли девять женщин, был не способен вынести справедливый вердикт; по мнению осужденного, председательствующим не были созданы равные условия сторон в судебном заседании, так как все ходатайства стороны обвинения были удовлетворены, а его ходатайства, в том числе о недопустимости доказательств, в большинстве своем отклонялись; суд не вызвал свидетелей С ,К иС ; считает, что следовало исключить из числа доказательств видеозапись протокола допроса, когда он вынужденно давал показания после получения травмы; после окончания судебного следствия не было рассмотрено ходатайство об исследовании ряда важных для защиты доказательств; в присутствии присяжных заседателей необоснованно исследована ксерокопия протокола его допроса из другого уголовного дела, а в проведении почерковедческой экспертизы отказано;

председательствующий отказал в вызове сотрудников полиции и медицинских работников, показания которых имели значение в оценке показаний свидетеля Т как недостоверных, а также в вызове потерпевших М иР для повторного допроса; не предоставлена возможность огласить показания ряда свидетелей при наличии противоречий; осужденный обращает внимание на фальсификацию доказательств, в том числе путем подбрасывания вещественных доказательств С ; предъявленный присяжным заседателям нож был изъят в его квартире, а не при личном досмотре; осужденный отмечает, что на видеозаписи по факту убийства М запечатлены не осужденные, а другие лица, которые могли использовать специально изготовленные маски лиц осужденных; указывает о применении пыток в ходе предварительного расследования; в напутственном слове председательствующий искажал исследованные доказательства, в том числе его показания; по мнению осужденного, протокол судебного заседания является неполным содержащим искажение фактических обстоятельств, однако замечания были необоснованно отклонены; оспаривает хулиганский мотив убийств, в то время как в показаниях отмечалось, что телесные повреждения наносились за нецензурную брань потерпевших в адрес осужденных; осужденный Сидоров ВВ. просит отменить приговор в связи с нарушением его права на защиту в ходе судебного разбирательства, ссылаясь на то, что ходатайства об исключении недопустимых доказательств были отклонены по основанию их преждевременности, впоследствии председательствующий не возвратился к их обсуждению; судебное следствие по делу было неожиданно для осужденных закончено, им не представлена возможность заявить ходатайство об исследовании доказательств защиты, в возобновлении судебного следствия было необоснованно отказано; считает, что Р и М оклеветали осужденных, они опознавали Сидорова Д.В. по бороде ко у него отсутствовала в указанный период; председательствующий не вызвал для повторного допроса потерпевших Р М свидетелей К и С суду не было представлено доказательств нанесения р Р Ц ; в судебном заседании оглашались заключения ртов о жности идентифицировать конкретных людей на видеозаписях с места совершения преступлений; по фактам убийства И иМ обвинение основано на фальсифицированных сотрудника лиц ственных доказательствах; предъявленный присяжным заседателям нож был изъят в месте жительства, а не при личном досмотре; свидетель С присутствовала в судебном заседании и в это

время давала показани ления в прениях сторон были необоснованно ограничены; отмечает несоответствие протокола судебного заседания фактическим обстоятельствам, происходящим в судебном заседании;

адвокат Мошанский А.А. в защиту Сидорова В В . просит отменить приговор суда с передачей дела на новое судебное разбирательство мотивирует тем, что приговор является незаконным и необоснованным; в нарушение требований п. 8 ст. 335 УПК РФ до сведения коллегии присяжных заседателей было доведено, что его подзащитный возражал против исследования протокола допроса свидетеля С ; допущенное нарушение могло оказать воздействие на присяжных заседателей при постановлении ими вердикта;

защитник Попова СА. просит отменить приговор суда в отношении Сидорова Д.В. и передать дело на новое судебное разбирательство мотивирует это тем, что судом при постановлении приговора нарушен уголовно-процессуальный закон; доказательств виновности в совершении осужденным преступлений не представлено, поэтому суду необходимо было вынести в соответствии с ч. 4 ст. 350 УПК РФ постановление о роспуске коллегии присяжных заседателей и направлении уголовного дела на новое судебное разбирательство; по мнению защитника, судебное следствие было неполным, так как Сидоровым Д.В. в порядке ст. 277 УПК РФ было заявлено ходатайство о дополнительном допросе потерпевших М иР данное ходатайство было удовлетворено, однако суд не предпринял мер к вызову и допросу указанных лиц; назначенное Сидорову Д.В. наказание в виде пожизненного лишения свободы чрезмерно сурово судом лишь формально были учтены положительные характеристики личности осужденного, его первая судимость, наличие работы.

В письменных возражениях на доводы апелляционных жалоб государственный обвинитель Купленская Е.Н. и потерпевший Ц.

просят оставить без изменения приговор суда.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы сторон Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Вопреки утверждениям авторов апелляционных жалоб, при рассмотрении уголовного дела в отношении Сидорова Д.В. и Сидорова ВВ не допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона которые служили бы основанием отмены приговора.

Заявленное Сидоровым Д.В. и Сидоровым В.В. ходатайство о рассмотрении дела судом с участием присяжных заседателей было обоснованно удовлетворено после разъяснения им особенностей такой формы судопроизводства.

Из протокола судебного заседания следует, что коллегия присяжных заседателей сформирована в соответствии с требованиями ст. 328 УПК РФ.

Согласно ч. 1 ст. 330 УПК РФ до приведения присяжных заседателей к присяге стороны вправе заявить, что вследствие особенностей рассматриваемого уголовного дела образованная коллегия присяжных заседателей в целом может оказаться неспособной вынести объективный вердикт.

Сторона защиты своевременно не заявляла мотивированных ходатайств о тенденциозности сформированной коллегии присяжных заседателей. Довод осужденных, изложенный в апелляционных жалобах, о тенденциозности коллегии присяжных заседателей, куда вошли в результате отбора большинство женщин, нельзя признать состоятельным.

В ходе судебного следствия исследовались только те фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями предусмотренными ст. 334 УПК РФ.

Председательствующий своевременно реагировал на допускаемые сторонами нарушения в этой части, в том числе в стадии прений сторон принимал меры воздействия, предусмотренные ст. 258 УПК РФ, разъяснял присяжным заседателям, что они не должны учитывать указанные сведения при вынесении вердикта. Незаконного воздействия на присяжных заседателей не допускалось.

В судебном заседании с участием присяжных заседателей исследовались лишь доказательства, полученные в соответствии с требованиями закона.

Необоснованных отказов в удовлетворении ходатайств, в том числе о признании доказательств недопустимыми, не установлено.

Так, в ходе предварительного слушания ходатайства о признании доказательств недопустимыми, а также о назначении почерковедческой экспертизы отклонены по основаниям преждевременности. Ходатайство осужденных о допросе в судебном заседании лиц, сведения о которых не представлены, оставлено без удовлетворения по основанию неконкретности.

В начале судебного заседания при рассмотрении уголовного дела по существу осужденным в полном объеме были разъяснены права и обязанности. Заявлений и ходатайств о вызове новых свидетелей, экспертов и специалистов, об истребовании вещественных доказательств и документов об исключении доказательств, полученных с нарушением требований УПК РФ, от сторон не поступило.

Против оглашения протоколов следственных действий, исследования вещественных доказательств и документов сторона защиты не возражала, за исключением оглашения показаний свидетеля С .

Государственным обвинителем были представлены сведения о том что его место нахождения не установлено, однако сторона защиты возражала против оглашения показаний, которые свидетель давал в ходе предварительного расследования, поэтому в удовлетворении ходатайства отказано.

Потерпевший М и Р были допрошены в судебном заседании, в том числе стороной защиты.

Удовлетворены ходатайства защиты об оглашении заключения эксперта № МСК-1085-2013 (т. 19 л.д. 146-156). Принятые меры к вызову для повторного допроса указанных потерпевших и свидетеля К положительных результатов не дали.

Во время дополнительного ознакомления с материалами уголовного дела государственным обвинителем выявлено уничтожение протоколов допроса Сидорова Д.В. в качестве подозреваемого и обвиняемого оптического носителя протокола допроса. Данные материалы восстановлены и приобщены к материалам рассматриваемого уголовного дела. Протокол изъят из выделенного уголовного дела в отношении С , а оптический носитель следственного действия представлен ГСУ СК России по г. Москве Указанные протоколы, а также протокол очной ставки в части показаний Сидорова В В . от 16.07.2013 г. (т. 3 л.д. 107-109) обоснованно исследованы с участием присяжных заседателей. Очная ставка между С и Сидоровым В В . проведена в соответствии с требованиями ст. 164, 192 УПК РФ в ночное время при наличии исключительного обстоятельства связанного с задержанием Сидорова ВВ., а также при отсутствии возражений участников данного следственного действия.

Судом было удовлетворено ходатайство о допросе свидетелей защиты Г ,Л ,С . Однако сторона защиты обеспечила явку в судебное заседание лишь свидетеля Г , который был допрошен.

Ходатайство о недопустимости видеозаписи допроса Сидорова Д.В оставлено без удовлетворения, поскольку данная видеозапись является приложением к протоколу допроса. Вместе с тем данная видеозапись не исследовалась в присутствии присяжных заседателей.

Надуманным является довод о том, что на предметах, изъятых в ходе проведенных обысков и осмотра места происшествия, следы крови оставили сотрудники полиции, они же подбросили туда часть предметов, признанных впоследствии вещественными доказательствами. Обстоятельства проведения указанных следственных действий исключали возможность фальсификации доказательств.

В судебном заседании при отсутствии возражений сторон воспроизведены видеозаписи с камер наружного наблюдения, в том числе дома корпус по ул. г. которые надлежаще изъяты, осмотрены и приобщены к делу в качестве вещественных доказательств.

Заключения экспертов № 984, 985, 986/13, исследовавших видеоизображения мужчин методом сравнения, соответствуют требованиям закона.

Осмотр места происшествия на участке местности ул. в пос.

области проводился на основании и в порядке предусмотренном ст. 176, 177 УПК РФ.

Согласно протоколам, телефон « » (1МЕ1: ) был изъят при осмотре места происшествия по факту убийства И ,а телефон « » модели « » (1МЕ1: - в ходе обыска кв. , д. по ул. г. области Довод осужденных о том, что телефон « а» модели « » (1МЕ1:)

находился на месте происшествия, а затем у сотрудников полиции, несостоятелен. Из показаний потерпевшей следует, что с места происшествия сотрудником полиции был произведен звонок с телефона ее отца, но с какого именно из двух не знает, поскольку оба телефона были сохранены под одним именем. Суду апелляционной инстанции представлены сведения о том, что сотовые операторы не могут представить сведения о телефонных соединениях в связи с истечением срока их хранения.

Показания свидетеля Т исследованы в порядке п. 1 ч. 2 ст. 281 УПК РФ.

Допустимость показаний осужденных Сидорова В В . и Сидорова Д.В которые они давали в ходе предварительного расследования, не вызывает сомнений. Доводы о получении указанных доказательств в условиях применения недозволенных методов расследования были проверены и обоснованно признаны несостоятельными (т. 8 л.д. 225-256). В ходе проведенной проверки установлено, что Сидоров Д.В. был допрошен следователем в присутствии защитника и ознакомлен с протоколом, а при процедуре подписания он выпрыгнул на улицу со второго этажа и получил травму. Однако после этого он подписал протокол проведенного следственного действия. В данном случае несостоятелен довод о том, что Сидоров Д.В. допрашивался после получения травмы.

Вещественные доказательства - ножи, в том числе изъятые при досмотре осужденных, а также в ходе обыска по месту жительства, а также заключения экспертов о механизме причинения потерпевшим телесных повреждений, были надлежаще предъявлены присяжным заседателям.

Показания С в отношении которого применены принудительные меры медицинского характера, в судебном заседании не исследовались, поэтому довод о недопустимости данного доказательства несостоятелен.

Материалы дела свидетельствуют о том, что после ознакомления с постановлениями о назначении экспертиз, которые уже были проведены осужденные не были ограничены в реализации прав, предусмотренных ст. 198 УПК РФ.

Свидетели К и С были допрошены с соблюдением правил, предусмотренных ст. 264, 278 УПК РФ. До начала допроса они не присутствовала в судебном заседании.

Из протокола судебного заседания следует, что на стадии завершения судебного следствия стороны не имели дополнений и не возражали перейти к прениям сторон.

В соответствии с требованиями ст. 291 УПК РФ председательствующим объявлено об окончании судебного следствия, суд перешел к выслушиванию прений сторон. В этой стадии Сидоровым Д.В заявлено ходатайство о возобновлении судебного следствия для оглашения показаний свидетелей, в том числе сотрудников полиции по всем эпизодам преступлений.

Суд обоснованно отказал в удовлетворении указанного ходатайства в связи с отсутствием оснований, поскольку показания сотрудников полиции на которые ссылался Сидоров Д.В., касались процедуры расследования уголовного дела, а относительно оглашения показаний свидетелей ходатайство не было мотивированным.

Прения сторон проведены в соответствии с правилами предусмотренными ст. 336 УПК РФ. Председательствующий останавливал выступление сторон лишь в случаях упоминания ими обстоятельств, не относящихся к компетенции присяжных заседателей.

Напутственное слово председательствующего соответствовало требованиям ст. 340 УПК РФ, не содержало искажения доказательств. В частности, председательствующий напомнил показания М о том, что осужденные вместе со С наносили ему удары ножом в живот, в бок и бедро, было причинено четыре ранения, а также заключение эксперта о том, что у М были обнаружены проникающие колото-резаные ранения брюшной полости. Указанная экспертиза проводилась по медицинским документам, в которых было отражено два колото-резаных ранениям брюшной полости.

Вопросный лист сформулирован правильно, как это предусмотрено ст. 338, 339 УПК РФ, в том числе по конкретизации действий каждого из осужденных во втором основном вопросе, а также по постановке одного вопроса о снисхождении по всем деяниям.

Вердикт коллегии присяжных заседателей, объективность которого не вызывает сомнений, вынесен в порядке, предусмотренном ст. 343 УПК РФ.

Предусмотренных ч. 4 ст. 350 УПК РФ оснований для роспуска коллегии присяжных заседателей и направления уголовного дела на новое судебное рассмотрение не имелось.

В соответствии с установленными коллегией присяжных заседателей обстоятельствами правовая оценка действий осужденных является правильной, за исключением следующего.

Сидоров Д.В. признан виновным и осужден по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ за кражу имущества М , причинившую значительный ущерб в размере 7000 рублей. Признавая подсудимого виновным в совершении преступления по признаку причинения значительного ущерба, относящегося к оценочной категорий, суд не привел в описательно-мотивировочной части приговора обстоятельства, послужившие основанием для вывода о наличии в содеянном указанного признака, не установил материальное положение потерпевшего. Поэтому действия осужденного подлежат переквалификации на ч. 1 ст. 158 УК РФ. Поскольку кража была совершена 13.07.2013 года истек предусмотренный п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ двухлетний срок уголовного преследования за данное преступление небольшой тяжести, что влечет прекращение уголовного дела.

В приговоре приведены мотивы, по которым суд признал совершение убийств из хулиганских побуждений, организованной группой. Оснований для иной оценки действий осужденных не имеется. Из вердикта коллегии присяжных заседателей следует, что осужденные совершали преступления без видимого повода, выражая явное неуважение к обществу и общепризнанным нормам морали, демонстрировали пренебрежительное отношение к существующему общественному порядку, противопоставляли себя окружающим. Группа отличалась устойчивостью, единством целей стабильностью состава, наличием дисциплины, постоянством форм и методов лишения жизни людей.

Доводы о недостоверности доказательств, о неправильной их оценке о непричастности осужденных к совершению преступлений рассмотрению не подлежат, поскольку в этой части приговор не обжалуется.

Защиту осужденных надлежаще осуществляли адвокаты, которые в полном объеме были ознакомлены с материалами уголовного дела Противоречий в позициях защиты между адвокатами и осужденными не имелось.

Осужденные также были ознакомлены с материалами дела неоднократно. Так, при выполнении требований ст. 217 УПК РФ Сидоров Д.В. знакомился с материалами дела в период с 03.12.2014 г. по 03.08.2015 г. (т. 34 л.д. 135-138), а Сидоров В.В. - в период с 03.12.2014 г. по 03.08.2015 г. (т. 34 л.д. 151-160). В ходе судебного разбирательства с 10.02.2016 г. по 21.03.2016 г. они повторно ознакомлены с материалами дела, содержащимися в томах 9-34 (т. 39 л.д. 85-87). После вынесения приговора удовлетворено ходатайство Сидорова Д.В., он ознакомлен с материалами дела содержащимися в томах 1-8, 36-40 (т. 41 л.д. 82). Обвинительное заключение (т. 35-38) вручено каждому из осужденных.

Психическое состояние Сидорова Д.В. и Сидорова В.В. проверено они обоснованно признаны вменяемыми.

С учетом всех установленных по делу обстоятельств суд обоснованно пришел к выводу о том, что осужденные представляют исключительную опасность для общества, назначив наказание в виде пожизненного лишения свободы. Оснований для его смягчения не имеется.

Протокол судебного заседания составлен в соответствии с требованиями ст. 259 УПК РФ. Поданные на него замечания правильно рассмотрены и мотивированно отклонены.

При таких обстоятельствах не имеется оснований для удовлетворения апелляционных жалоб.

I

Руководствуясь ст. 38920, 38926, 38928 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Московского городского суда с участием присяжных заседателей от 4 апреля 2016 года в отношении Сидорова Д В изменить.

Переквалифицировать его действия с п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ) на ч. 1 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ) и прекратить уголовное дело в этой части на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с истечением срока давности уголовного преследования.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных пп. «а», «ж», «и» ч. 2 ст. 105, ч. 3 ст. 30, пп. «а», «ж», «и ч. 2 ст. 105 УК РФ, окончательно назначить Сидорову Д В наказание в виде пожизненного лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

В остальном этот же приговор в отношении Сидорова Д.В., а также в отношении Сидорова В В оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения Председательствующий

Судьи

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...