Актуально на:
12 декабря 2019 г.

Решение Верховного суда: Определение N 1-АПУ15-11 от 28.04.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №1-АПУ15-11

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г.Москва 28 апреля 2015 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Безуглого Н.П судей Хомицкой Т.П. и Сабурова Д.Э при секретаре Вершило А.Н рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденных Кулебякина В.Н. и Шениной Е.Н., адвоката Грушецкой О.Л. в защиту осужденной Шениной Е.Н. на приговор Архангельского областного суда от 27 января 2015 года, которым

Кулебякин В Н ,,

ранее не судимый осужден по п.п. «ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 11 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев с установлением ограничений и обязанностей, перечисленных в приговоре; по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 9 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 11 лет 6 месяцев лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев с установлением ограничений и обязанностей, перечисленных в приговоре, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

1

Шенина Е Н ,

ранее не судимая осуждена по п.п. «ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 10 годам 6 месяцам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев с установлением ограничений и обязанностей, перечисленных в приговоре; по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 8 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 11 лет лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев с установлением ограничений и обязанностей, перечисленных в приговоре, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Срок наказания обоим исчислен с 27 января 2015 года с зачетом времени содержания под стражей.

По делу решена судьба вещественных доказательств.

Постановлено о взыскании с Кулебякина и Шениной в пользу Д по рублей с каждого в счет компенсации морального вреда.

Постановлено о взыскании процессуальных издержек с осужденных в Федеральный бюджет: с Кулебякина - рублей; с Шениной рублей.

Кулебякин и Шенина признаны виновными и осуждены за убийство Б группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем, совершенным с незаконным проникновением в жилище, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей.

Преступления совершены в период времени с 13 марта 2014 года

при обстоятельствах изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Хомицкой Т.П., объяснения осужденных Кулебякина В.Н. и Шениной Е.Н. в режиме видеоконференцсвязи поддержавших доводы жалоб, выступления адвокатов Артеменко Л.Н. и Шаповаловой Н.Ю. в защиту интересов осужденных, мнение государственного обвинителя Генеральной прокуратуры Федченко Ю.А полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

2

в апелляционной жалобе и в дополнениях к ней осужденный Кулебякин В.Н. выражает несогласие с приговором, ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, считает излишней квалификацию по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ, а также в части назначенного наказания, находит приговор чрезмерно суровым.

Обращает внимание, что свидетели не являются прямыми очевидцами, их показания противоречивы и основаны на предположениях. Следователь и оперативные сотрудники оказывали на него психологическое воздействие, не предоставив ему адвоката, заставили признать нанесение потерпевшей ударов и подписать протокол с изложенными следователем обстоятельствами, а в завершение следствия - протокол ознакомления с материалами дела без фактического их изучения. Полагает, что суд не устранил множество противоречий, в том числе по наличию его крови на рукоятке молотка при отсутствии у него телесных повреждений; мужчина, приходивший к Б не установлен.

Помимо этого судом нарушен принцип состязательности сторон: в отличие от ходатайств государственного обвинителя его ходатайства и вопросы судом отклонялись. Ссылаясь на выводы эксперта о причинении потерпевшей тяжкого вреда здоровью, полагает, что его действия должны быть переквалифицированы на ч. 4 ст. 111 УК РФ. Указывает, что серьги, кольцо и остальные вещи потерпевшая Б отдала ему на сохранение добровольно.

Считает, что обвинительное заключение составлено с нарушением требований УПК РФ.

Характеристику, данную участковым полиции, считает необъективной Возражает против признанного судом обстоятельства, отягчающего наказание и принятия решения о возвращении потерпевшей изъятых при обыске денежных средств. Считает, что содержится под стражей незаконно, так как установленный постановлением суда от 14 января 2015 года срок истек Перечисляя указанные в приговоре смягчающие обстоятельства по делу считает, что суд их не учел. Акцентируя внимание на своем возрасте отсутствии судимостей, состоянии здоровья, необходимости оказания помощи матери полагает, что он заслуживает более мягкого наказания.

Суд не мотивировал свое решение, назначив ему более строгий вид исправительного учреждения, чем осужденной Шениной. Не соглашаясь с суммой процессуальных издержек, просит освободить его от их взыскания.

Полагает, что суд, рассмотрев гражданский иск, нарушил его право на защиту, взыскал сумму больше установленной законом, просит решение суда в части исковых требований отменить и направить на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Просит применить к нему положения ст. ст. 61, 62, 64, 73,81 УК РФ и изменить приговор, снизив назначенное ему наказание.

3

В апелляционной жалобе и в дополнении к ней осужденная Шенина Е.Н. выражает несогласие с приговором, ввиду чрезмерной суровости назначенного ей наказания. Помимо этого осужденная указывает что вину в убийстве она признала по просьбе Кулебякина, события не помнит из-за алкогольного опьянения, о своих действиях она узнала со слов последнего. Также, отрицая хищение имущества потерпевшей, Шенина Е.Н считает приговор необоснованным в части ее осуждения за совершение разбоя Полагает, что судом не учтено влияние назначенного наказания на условия жизни ее семьи. Она мать-одиночка, у нее малолетний сын, а ее отец инвалид и нуждается в постоянном уходе. Обращает внимание, что у нее ряд заболеваний но в условиях изоляции ей не предоставляются необходимые медикаменты Кроме того, указывает, что она положительно характеризуется, имела постоянное место работы, за период содержания под стражей все осознала, в содеянном раскаивается. Также осужденная в жалобе перечисляет обстоятельства, признанные судом смягчающими наказание. Прилагая медицинские документы, просит приговор изменить, применить положения ст. ст. 61, 62, 71, 73, 75, 81, 82 УК РФ и снизить ей размер наказания.

Адвокат Грушецкая О.Л. в своей апелляционной жалобе в защиту Шениной Е.Н., не оспаривая выводы суда о виновности осужденной в инкриминируемых ей преступлениях, ссылается на те же смягчающие и иные обстоятельства. Просит изменить приговор, применив к Шениной Е.Н положения ст. 64, 73, 82 УК РФ.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Минькин А.Г. и потерпевшая Д просят приговор оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб Судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденных Кулебякина и Шениной в содеянном правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре доказательствах.

В судебном заседании Кулебякин и Шенина вину признали частично Кулебякин настаивал на совершении убийства им одним, отрицал причастность к преступлению Шениной, которая, напротив, своими показаниями изобличила Кулебякина, указав на него, как на соучастника совершения убийства Б , также она сообщила как о наличии предварительного сговора между ними на убийство потерпевшей, так и о незаконном проникновении в жилище последней и хищении ее имущества.

Выслушав осужденных и исследовав показания, данные ими на стадии предварительного следствия, при изложении обстоятельств совершенных ими действий в явках с повинной Шениной и Кулебякина, при допросе

4

Шениной в качестве обвиняемой о совершении совместно с Кулебякиным в результате сговора, разбойного нападения в отношении потерпевшей Б и завладении принадлежащими ей денежными средствами и иными предметами; о совместном избиении потерпевшей в процессе указанных действий; исследовав результаты следственных действий показания Шениной, подтвержденные ею в ходе проверки показаний на месте об обстоятельствах убийства Б , с изложением конкретных действий и роли каждого по отношению к потерпевшей; о применении молотка в качестве орудия убийства потерпевшей, суд, с учетом анализа совокупности доказательств, обоснованно пришел к выводу о виновности Шениной и Кулебякина в совместном избиении и причинении смерти потерпевшей.

Показания осужденной Шениной, данные ею в ходе досудебного производства, судом обоснованно признаны достоверными и допустимыми так как они неоднократны, последовательны, согласуются между собой даны в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и подтверждаются совокупностью иных доказательств по делу.

Принимая во внимание соответствие показаний Шениной на стадии предварительного следствия иным доказательствам по делу, отсутствие у нее причин к оговору Кулебякина, суд правильно указал на их достоверность и в части пояснений о роли Кулебякина в содеянном. Не установлено судом и каких-либо обстоятельств, указывающих на наличие неприязненных отношений между осужденными.

Показания же Кулебякина об обстоятельствах причинения смерти потерпевшей, напротив, непоследовательны и противоречивы. В явке с повинной Кулебякин указал, что удары молотком наносила одна Шенина будучи допрошенным в качестве обвиняемого, признал нанесение двух ударов молотком по голове потерпевшей, но лишь после того, как она перестала подавать признаки жизни.

В этой связи, утверждения осужденного Кулебякина о даче им показаний в результате психологического воздействия со стороны сотрудников правоохранительных органов, явно несостоятельны, поскольку как усматривается из материалов уголовного дела, Кулебякин на стадии расследования имел полную возможность корректировать свои показания по мере выявления уличающих его доказательств. При проведении всех следственных действий с участием Кулебякина, он надлежащим образом был обеспечен защитой в соответствии с положениями ст. 51 УПК РФ в лице адвоката Ч на оказание юридической помощи которым был согласен, в связи с чем суд обоснованно не усмотрел нарушений и права на защиту.

В соответствии с заключением судебно-медицинских экспертов, на рукоятке молотка имеется кровь той же группы, что и у Б . У Кулебякина телесных повреждений обнаружено не было, что исключает возможность примеси его крови на орудии преступления. Отсутствие

5

биологических следов Кулебякина на орудии убийства - молотке, не опровергает вывод суда, о его применении, в том числе и им.

Проанализировав показания осужденных, данные в ходе досудебного производства о мотиве и обстоятельствах причинения смерти; выслушав потерпевшую Д и свидетелей С Н Ш М и , подтвердивших накопление Б наличных денежных средств; свидетелей С Т получивших от Шениной возврат долгов деньгами; свидетеля П проживающую непосредственно под квартирой потерпевшей и слышавшей оттуда слова потерпевшей « , не надо!», а также хрипы, звуки передвижений; исследовав результаты следственных действий: заключения экспертов о характере и степени вреда, причиненного здоровью потерпевшей Б , механизме образования телесных повреждений причине ее смерти, суд дополнительно обосновал вывод о совместном Кулебякина и Шениной избиении потерпевшей с целью завладения ее имуществом.

Совокупность изложенных и оцененных в приговоре доказательств позволила суду придти к правильному выводу о совместных и согласованных действиях Колебякина и Шениной, как при избиении Б в том числе и нанесении ударов молотком, что свидетельствует о наличии сговора между соучастниками на убийство и непосредственном соисполнительстве в лишении Б жизни.

Таким образом, оценив доказательства, исследованные в ходе судебного разбирательства, в их совокупности, суд указал основания, по которым одни доказательства приняты, а другие отвергнуты. Такая оценка произведена судом в соответствии с требованиями ст. 87, 88, 307 УПК РФ и тот факт, что данная оценка доказательств не совпадает с позицией осужденных, не свидетельствует о нарушении судом требований уголовно процессуального закона и не является основанием к отмене или изменению судебного решения.

Изложенные доказательства и другие, перечисленные в приговоре судом обоснованно признаны достаточными для формирования вывода о виновности осужденных в совершении преступлений.

При таких обстоятельствах, вывод суда о совершении по предварительному сговору группой лиц, осужденными Кулебякиным и Шениной убийства Б , сопряженного с разбоем, совершенного с незаконным проникновением в жилище, с применением предмета используемого в качестве оружия и с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей, обоснован. Поводом к причинению ее смерти явился корыстный мотив.

Возражения осужденных относительно излишней квалификации их действий по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ и доводы осужденного Кулебякина о

6

передаче потерпевшей имущества добровольно, являются лишь их собственным мнением, противоречащим, представленным доказательствам фактическим обстоятельствам, а потому не влияют на вывод суда о виновности и не влекут изменение приговора.

Действия осужденных Кулебякина и Шениной юридически правильно квалифицированы. Оснований для переквалификации действий осужденных не имеется.

Установленные судом обстоятельства произошедшего, количество нанесенных Кулебякиным и Шениной ударов до прекращения подачи потерпевшей признаков жизни и целенаправленное нанесение всех ударов в голову, использование осужденными поочередно молотка при нанесении ударов, в результате которых наступила смерть Б , суд правильно отнес к наличию умысла у осужденных на лишение жизни потерпевшей в связи с чем доводы осужденного Кулебякина о переквалификации его действий с п.п. «ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 4 ст. 111 УК РФ несостоятельны.

Нарушений уголовного и уголовно-процессуальных законов, влекущих отмену или изменение приговора, не установлено.

В соответствии с протоколом от 26 ноября 2014 года Кулебякин совместно с защитником полностью ознакомился с материалами уголовного дела без ограничения во времени, что опровергает утверждения осужденного о допущенных нарушениях в этой части.

Обвинительно заключение по делу соответствует требованиям ст. 220 УПК РФ.

При назначении наказания судом учтены обстоятельства совершенных Кулебякиным и Шениной преступлений, степень общественной опасности содеянного, характеризующие данные о личности, роль каждого, а также наличие смягчающих и отягчающего обстоятельств, влияние назначенного наказания на их исправление. Вопреки доводам жалоб осужденных учтено судом и влияние назначенного наказания на условия жизни их семей Наказание назначено каждому из осужденных соразмерно содеянному, в пределах санкций статей, оснований для признания назначенного наказания несправедливым, вследствие его суровости, не имеется.

Судом не установлено исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью и поведением осужденных во время и после совершения преступления, существенно уменьшающих степень общественной опасности. Следуя императивным предписаниям ст.67 УК РФ, суд дифференцировал и индивидуализировал ответственность Кулебякина и Шениной исходя из доказанных и установленных обстоятельств в том числе указанных осужденными в жалобах.

Несогласие Кулебякина с представленной в деле характеристикой не ставит изложенные в ней сведения под сомнение.

Отягчающее наказание обстоятельство признано судом в соответствии с требованиями закона с обоснованием принятого решения.

7

В силу положений, изложенных в ч. 1 ст. 82 УК РФ, правовых оснований для назначения Шениной отсрочки реального отбывания наказания не имеется Также не имеется правовых оснований для применения положений ст. ст. 62, 73, 75, 81 УК РФ как об этом ставится вопрос в жалобах осужденных.

Вопрос содержания осужденных под стражей до вступления приговора в законную силу разрешен в резолютивной части приговора, мотивы принятого решения подробно приведены в приговоре.

Решение суда о возвращении изъятых денежных средств потерпевшей является правильным. Доводы осужденного Кулебякина о принадлежности ему денег в сумме рублей судом первой инстанции обоснованно опровергнуты.

Обоснованы и выводы суда о компенсации морального вреда в пользу потерпевшей Д в связи с утратой родной сестры, с учетом причиненных ей нравственных страданий и переживаний. Размер компенсации определен судом исходя из требований разумности и справедливости.

Вопрос о взыскании процессуальных издержек и их размере также был предметом обсуждения суда первой инстанции. Решение принято судом в соответствии с требованиями ст. 132 УПК РФ с подробным приведением расчетов взыскиваемых сумм. Оснований для освобождения осужденных полностью или частично от уплаты процессуальных издержек не установлено.

Учитывая вышеизложенное и руководствуясь ст. 389 13 , 38920, 38928,

33 389 УПКРФ, Судебная коллегия

определила приговор Архангельского областного суда от 27 января 2015 года в отношении Кулебякина В Н и Шениной Е Н оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденных Кулебякина В.Н. и Шениной Е.Н., а также адвоката Грушецкой О.Л. - без удовлетворения.

Председательствующий Судьи

8

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...