Решение Верховного суда: Определение N 18-АПУ14-59 от 21.01.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№ 18-АПУ14-59

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 21 января 2015 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего судьи Абрамова С.Н.,

судей Романовой ТА., Лаврова Н.Г.

при секретаре Маркове О.Е рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденного Хакимова Б.С. и его защитников адвокатов Хабаева Р.Х. и Абдуразакова А.Х. на приговор Краснодарского краевого суда от 17 июля 2014 г., по которому

Хакимов Б С

ранее не судимый,

осужден: -поч.1 ст.222 УК РФ на 3 года лишения свободы; - по п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ на 11 лет лишения свободы с ограничением свободы на 6 месяцев, с установлением ограничений: не выезжать за пределы территории муниципального образования по месту жительства или пребывания, избранному им после отбытия основного наказания, не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного органа осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде лишения свободы; с возложением обязанности являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы не реже 2 раз в месяц.

На основании ч.З ст.69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно - на 13 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 6 месяцев, с установлением ограничений: не выезжать за пределы территории муниципального образования по месту жительства или пребывания избранному им после отбытия основного наказания, не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного органа осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде лишения свободы; с возложением обязанности являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы не реже 2 раз в месяц.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовой ТА. о содержании приговора, существе апелляционных жалоб возражений на них, выступление осужденного Хакимова Б.С., адвоката Абдуразакова А.Х., поддержавших доводы, изложенные в апелляционных жалобах, мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Гулиева А.Г.оглы, полагавшего необходимым приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Хакимов признан виновным в совершении незаконных приобретения хранения, ношения оружия и боеприпасов, а также в совершении убийства потерпевшего Ч по найму.

Преступления совершены в 2011 году в районе г. при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах:

осужденный Хакимов, выражая несогласие с приговором, указывает что уголовное дело в отношении его носит «заказной» характер; в процессе доказывания его вины использованы недопустимые доказательства; в приговоре имеется ссылка на явку с повинной, которая не являлась добровольной и не подтверждается другими доказательствами; факт наличия опасности и угрозы для его жизни зафиксирован экспертом, который видел у него телесные повреждения и должен был по этому поводу направить его на освидетельствование; в протоколе осмотра места происшествия отсутствует информация об изъятии пластмассовой бутылки, которая является основным доказательством его (Хакимова) отношения к мопеду, на котором двигался преступник; протокол изъятия бутылки в качестве вещественного доказательства сфабрикован, а бутылка в последующее время умышленно уничтожена; по заключению эксперта С , имеющиеся на бутылке следы не могли принадлежать ему; эксперт Г имеет незначительный экспертный стаж, что повлекло дачу ею неправильных выводов при проведении экспертизы; изложенные в приговоре показания свидетелей Г и К противоречивы в части описания виденного им человека, его возраста и одежды; он (Хакимов) не был опознан Г хотя тот видел преступника; по причине действий профессионального киллера на месте преступления не могли быть оставлены какие-то улики; из за плохого зрения и пользования очками его не могли нанять для исполнения убийства; именуемый в приговоре доказательством волос, по заключению эксперта таковым не является; судом приведены в приговоре показания не всех допрошенных свидетелей; его причастность к преступлению не подтверждается заключением эксперта об обнаружении на шапке следов пота, поскольку эти следы произошли от нескольких лиц; указанные в приговоре доказательством его вины телефонные соединения осуществлялись им в связи с коммерческой деятельностью; его нахождение было зафиксировано базовой телефонной станцией на расстоянии 10-12 км от места совершения преступления, что подтверждает его алиби о пребывании в районе ; он был задержан ранее, чем указано в официальных документах; его родственники не были поставлены в известность о задержании; в ходе следствия его ограничили во времени на ознакомление с делом; просит отменить приговор и направить дело на новое рассмотрение; в приложении к жалобе подробно излагает обстоятельства своего задержания и применения к нему насилия с целью получения признания в совершении преступления;

адвокаты Абдуразаков А.Х. и Хабаев Р.Х. полагают, что приговор подлежит отмене, как незаконный и необоснованный. По мнению адвоката Абдуразакова А.Х., приговор не отвечает требованиям ст.297 УПК РФ построен на предположениях и недопустимых доказательствах, подлежит отмене ввиду несоответствия в нем выводов суда фактическим обстоятельствам дела и существенного нарушения уголовно процессуального закона; приведенные доказательства не подтверждают причастность Хакимова к получению оружия от Даракчяна и его использованию; квалификация действий Хакимова по ч.1 ст.222 УК РФ противоречит фабуле обвинения, где ему фактически вменяется совершение этого деяния группой лиц по предварительному сговору; в основу приговора положены явка Хакимова с повинной и его признательные показания которые были получены от него под принуждением и от которых он уже в ходе следствия в присутствии своего адвоката Хвостова отказался; до производства проверки показаний на месте Хакимову демонстрировалась запись с места убийства и он подробно инструктировался по поводу того, где и что показывать; в ходе данного следственного действия Хакимов не мог показывать маршрут движения, так как находился в будке автозака; в судебном заседании нашел свое подтверждение факт незаконного задержания Хакимова, после чего он был подвергнут избиению и пыткам чему суд, однако, не дал надлежащей оценки; выводы суда о доказательственной силе детализации телефонных соединений малоубедительны; допрошенные в качестве свидетелей сотрудники правоохранительных органов являются заинтересованными в исходе дела лицами; в ходе проведения фототехнических экспертиз эксперты не идентифицировали запечатленное на видеозаписи лицо с Хакимовым доказательств тому, что Д передавал Хакимову деньги в качестве платы за убийство потерпевшего, не имеется; показания следователя К противоречивы и непоследовательны; суд не дал оценки доводам о возможном подлоге протокола осмотра места происшествия, об обстоятельствах изъятия пластиковой бутылки, причинам неуказания этого протокола и вещественного доказательства в протоколе выполнения ст.217 УПК РФ; отказал в удовлетворении ходатайства защиты о назначении по делу технической экспертизы на предмет установления времени изготовления спорного протокола; адвокат Романовский, осуществлявший защиту Хакимова на начальном этапе следствия, реальной юридической помощи ему не оказывал; несмотря на отказ от услуг данного защитника последний, тем не менее, вновь привлекал его к участию в следственных действиях; следственные действия, проведенные с участием названного защитника нельзя признать законными; в протоколе задержания Хакимова не указаны время и место его фактического задержания, результаты его личного обыска и освидетельствования; проверки заявлений Хакимова о применении к нему недозволенных методов ведения следствия проводились формально и предвзято; данное свидетелями описание преступника не совпадает с внешними данными Хакимова; в ходе состоявшегося опознания Хакимов тот не был узнан Г и А при оценке показаний свидетеля Г суд до взят его первоначальные показания; в с заседании не нашел своего подтверждения факт знакомства Хакимова с Д телефонных соединений между ними зафиксировано не надлежность абонентских номеров, на которые осуществлялись звонки с телефона Хакимова, органами следствия и судом не проверена; оценка личности Д свидетельствует о том, что он не нуждался в услугах Хаким еются основания полагать, что преступление совершено лицами из близкого окружения Д заключения экспертов, установивших принадлежность следа Хакимову на бутылке, подлежали исключению из разбирательства, как полученные с нарушением закона, поскольку при изъятии этого следа и его исследовании были допущены существенные нарушения закона; заключения эксперта-генетика о присутствии в следах на горлышке бутылке и шапке биологического материала, происходящего от Хакимова, опровергаются представленной рецензией на экспертное исследование специалиста С , подтвердившей свои выводы в суде; согласно распечаткам телефонных соединений на момент совершения убийства Хакимов еще не доехал до ; показания свидетеля Т , не исключавшего по данным биллинга, возможность нахождения Хакимова на месте совершения преступления, являются неубедительными; версия Хакимова о том, что он приезжал в район для встречи со своим знакомым Т осталась неотработанной; суд отказал в возвращении уголовного дела прокурору, несмотря на допущенные следователем нарушения при оформлении задержания Хакимова, предъявлении ему обвинения, избрания и продления меры пресечения, при ознакомлении с материалами дела по окончании его расследования, а также ввиду несоответствия обвинительного заключения требованиям ст.220 УПК РФ.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Кухарь ВВ., опровергая приведенные в жалобах доводы предлагает признать их несостоятельными, а приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, содержащиеся в жалобах и возражениях на них, Судебная коллегия находит, что постановленный судом приговор соответствует требованиям уголовно-процессуального закона, предъявляемым к его содержанию. В нем отражены обстоятельства подлежащие доказыванию в соответствии со ст. 73 УПК РФ проанализированы подтверждающие их доказательства, получившие надлежащую оценку с приведением ее мотивов, аргументированы выводы относящиеся к вопросу квалификации преступления, разрешены иные вопросы, имеющие отношение к делу, из числа предусмотренных ст. 299 УПК РФ.

Расследование уголовного дела было проведено в рамках установленной законом процедуры, с соблюдением прав всех участников уголовного судопроизводства. Неоднократное возвращение уголовного дела прокурором для производства дополнительного расследования, после которого оно с утвержденным обвинительным заключением было направлено в суд для рассмотрения, свидетельствует об устранении всех имевшихся в деле и отмеченных в постановлении прокурора различного характера недостатков, а также о формировании доказательственной базы, достаточной для обвинения Хакимова в совершении инкриминируемых ему преступлений.

Доводы адвоката Абдуразакова о нарушении прав Хакимова в стадии выполнения требования ст.217 УПК РФ судом надлежащим образом проверялись. При их рассмотрении суд учел все значимые обстоятельства, в том числе имеющееся в материалах дела ранее принятое судебное решение по которому обвиняемый и его защитники были ограничены в сроке выполнения этой процедуры. Данное судебное решение стороной защиты не обжаловалось и в установленном законом порядке не отменялось. До начала рассмотрения дела по существу суд обеспечил Хакимову и его защитникам реализацию права на дополнительное ознакомление с материалами дела и рассмотрев заявленное стороной ходатайство о возвращении его прокурору в том числе по мотиву нарушения прав обвиняемого при выполнении требований ст.217 УПК РФ, убедительно мотивировал отсутствие оснований для такого решения. Рассмотрение уголовного дела судом имело место в соответствии с положениями глав 3 6 - 3 9 УПК РФ, определяющих общие условия судебного разбирательства, процедуру рассмотрения уголовного дела, с соблюдением правил о подсудности.

Выводы о виновности Хакимова в совершении за денежное вознаграждение убийства потерпевшего Ч путем производства в него выстрелов из оружия суд обосновал доказательствами, исследованными всесторонне, полно и объективно.

Так, вина Хакимова подтверждается его изначально признательными показаниями в стадии расследования дела, подтвержденными им в ходе проверки на месте, в которых он пояснял о том, что, согласившись с предложением своего знакомого за денежное вознаграждение совершить убийство Ч , он в этих целях приехал из области в

район г. , где, используя предоставленный ему организатором преступления мопед для передвижения, одежду, а также пистолет с патронами, будучи информирован о маршруте передвижения потерпевшего и его распорядке дня, прибыл к месту совершения преступления и, дождавшись там Ч , произвел в него выстрелы, после чего скрылся.

Доводы Хакимова о получении изложенных показаний в результате незаконных методов ведения следствия тщательно проверялись по его заявлению как в ходе следствия, так и судом, в том числе в ходе допросов сотрудников правоохранительных органов У , Ш Д А следователя К , лиц, участвовавших в качестве понятых при проведении следственных действий с Хакимовым, а также путем исследования заключения эксперта №297, однако своего объективного подтверждения не нашли. Как усматривается из дела, по изложенным осужденным фактам органами следствия по результатам проведенной проверки 22 апреля 2013 г. было вынесено процессуальное решение об отказе в возбуждении уголовного дела на основании п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ которое заинтересованными лицами не обжаловалось и, соответственно, в установленном законом порядке не отменялось. Дополнительная проверка доводов Хакимова в указанной части назначалась также судом, что, как следует из постановления от 11 апреля 2014 г., не привело к иному результату. Кроме того, судом были допрошены общавшиеся с Хакимовым в период следствия врач Д , осуществлявший забор крови, а также эксперт В , которым Хакимов сообщал о получении имеющихся у него телесных повреждений в виде ссадин и кровоподтеков вследствие событий, не относящихся к его задержанию, и в иное время. По свидетельству В на вопрос о возможной причастности к причинению этих телесных повреждений сотрудников правоохранительных органов Хакимов отрицал такое обстоятельство. Не противоречат показаниям названных лиц также выводы, к которым пришел эксперт Виноградов по результатам медицинского освидетельствования Хакимова. Суд привел мотивы, по которым отверг показания свидетелей Х Д Л , Э допрошенных в судебном заседании на предмет выяснения обстоятельств, связанных с причинением Хакимову тех телесных повреждений, которые были зафиксированы при его осмотре.

Утверждения адвоката о том, что при проведении проверки показаний на месте Хакимов не имел возможности самостоятельно указывать маршрут следования и те места, о которых он пояснял, противоречат содержанию показаний, которые были даны суду свидетелем Б , участвовавшим в следственном действии в качестве понятого.

На основе оценки доказательств, исследованных при проверке доводов Хакимова о даче явки с повинной и признательных показаний под физическим и психологическим принуждением, а также иных содержащихся в материалах дела сведений, из которых видно, что все предусмотренные законом права, а также положения ст. 51 Конституции Российской Федерации Хакимову до начала следственных действий надлежащим образом разъяснялись, его допрос проводился с обязательным участием защитника, а проверка показаний на месте - к тому же в присутствии понятых и с фиксацией ее результатов в процессе видеосъемки, т.е. в условиях, исключающих возможность оказания на него какого-либо незаконного воздействия со стороны кого бы то ни было, с учетом отсутствия в протоколах допроса и проверки показаний на месте каких-либо жалоб заявлений и замечаний со стороны их участников по поводу процедуры проведения этих следственных действий и содержания протоколов, суд пришел к правильному выводу о законности получения показаний Хакимова, а в совокупности с другими доказательствами - об их достоверности.

Не согласиться с такой оценкой у Судебной коллегии оснований не имеется, поскольку из дела усматривается, что у Хакимова имелась реальная возможность в выборе желаемой позиции защиты от предъявленного обвинения, заключающейся вначале в признании вины, а затем - в ее отрицании, о чем он мог заявить, несмотря на то, что в условиях его содержания ничего не изменилось и он, как и прежде, находился в распоряжении следственных органов, а те, по утверждению Хакимова, были заинтересованы только в его признательных показаниях, к которым и принуждали.

Положив признательные показания Хакимова в основу приговора, суд привел в нем совокупность иных доказательств, которые с этими показаниями согласуются и их подтверждают, в частности:

- показания потерпевших Ч . иЧ где те поясняли о мести как вероятной причине убийства Ч , что не противоречит показаниям Хакимова, знавшего от «заказчика» о том, что потерпевший является «кровным врагом» последнего, так как ранее убил его родного брата;

- показания свидетеля Г , видевшего, что выстрелы в потерпевшего производил преступник, который следовал на мопеде, после чего тот выбросил оружие рядом с машиной потерпевшего, а сам после столкновения мопеда с бампером его (Г ) машины скрылся, что соответствует описанию преступных событий, которые были даны в показаниях самим Хакимовым;

протокол осмотра транспортного средства - автомашины принадлежащей Г которым установлено наличие на ее покрытии царапин, что сообразуется с показаниями Г и Хакимова о произошедшем столкновении мопеда с машиной.

- показания свидетеля М об обстоятельствах приобретения им по поручению своего знакомого на вымышленное лицо мопеда и показания свидетеля С о продаже мопеда без предъявления покупателем документов, удостоверяющих личность, что согласуется с показаниями Хакимова о состоявшемся приобретении мопеда в преступных целях по замыслу «заказчика» преступления с целью затруднения фиксации передвижения его (Хакимова) на дороге видеокамерами, для чего ему также обещалось приобретение нового шлема;

- протоколы осмотра места происшествия с содержащимися в них сведениями о месте совершения убийства, об оставлении орудия преступления - пистолета, а также мопеда, подтверждают результаты состоявшейся проверки показаний Хакимова на месте.

Доказательством событий преступлений, причастности к ним Хакимова и его виновности являются также изложенные в приговоре проанализированные и оцененные судом заключения экспертов о способе причинения потерпевшему смерти, об использовании в качестве орудия убийства пистолета, признанного огнестрельным; данные из гостиницы подтверждающие прибытие и поселение в ней Хакимова в период относящийся ко времени совершения преступления.

Доказательств, свидетельствующих об иной цели пребывания Хакимова в районе, где было совершено преступление, в деле не имеется и суду не представлено. Выдвинутая Хакимовым версия об иной цели своего приезда из другого региона в район признана несостоятельной так как осужденным ни органам следствия, ни суду не сообщалось таких данных, которые могли быть объективно проверены процессуальным способом.

В подтверждение причастности Хакимова к совершению преступления суд при наличии достаточных и законных оснований указал на заключения экспертов №3/222 и №782-Э о том, что один из следов пальцев рук выявленный на пластиковой бутылке, обнаруженной в багажнике мопеда был оставлен средним пальцем левой руки Хакимова; заключения экспертов №17/2518-3 и №17/3727-3, которыми установлено, что на шапке и бутылке с места происшествия имеются следы биологического происхождения: пот на шапке и слюна - на горлышке бутылки, в которых выявлены генотипы характерные для Хакимова, с высокой долей вероятности.

Указанные выводы были подтверждены экспертами в ходе их непосредственного допроса в судебном заседании.

Дана судом надлежащая оценка также данным, содержащимся в протоколе осмотра детализации телефонных соединений, из которых следует, что базовые станции регистрировали нахождение Хакимова как абонента 18-19 мая 2011 г., когда произошло убийство, на территории

района г. ; в числе общавшихся с ним посредством телефонной связи в день убийства и накануне этого лиц были те, которые входили в окружение лица, названного Хакимовым организатором убийства.

В результате исследования указанного доказательства нашли свое подтверждение полученные от Хакимова сведения о том, что после убийства Ч он направился в район , где находился его автомобиль информацией о чем следственные органы до производства проверки показаний Хакимова на месте не располагали.

На предмет содержания детализации телефонных соединений суду были даны необходимые пояснения допрошенным сотрудником компании сотовой связи Т о, которые были оценены наряду с иными доказательствами.

Таким образом, вывод суда о виновности Хакимова в совершении преступлений основан на достаточной совокупности исследованных и получивших оценку в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ доказательств и соответствует фактическим обстоятельствам дела.

Указанные выводы не опровергает факт того, что в ходе состоявшегося опознания Хакимов не был узнан свидетелем Г . Как следует из дела, указанное опознание состоялось спустя почти два года после события преступления и дачи Г показаний, в которых тот заявлял о возможности узнать человека, который совершил убийство. Причинам затруднившим процесс опознания, дано убедительное объяснение свидетелем Г , а с их учетом - и самим судом в приговоре.

Убедительны приведенные в данной части аргументы также для Судебной коллегии, принимая во внимание ситуацию, в которой Г и другие свидетели могли наблюдать преступника, а именно в достаточно скрывающей его внешний вид одежде, и движущимся на транспортном средстве, а также с учетом времени, прошедшего с тех событий и до момента опознания, которое, по признанию самих свидетелей, с бесспорностью наложило отпечаток на их память, а также и на внешность самого Хакимова, что отмечено судом.

Исходя из обстановки, в условиях которой свидетели видели лицо производившее выстрелы в потерпевшего, не представляется возможным сделать вывод, что данное ими описание преступника однозначно не соответствует данным, имевшимся у Хакимова.

Несмотря на невозможность опознания Г Хакимова, суд правильно признал заслуживающим внимание то обстоятельство, что в ходе данного следственного действия свидетель, не будучи уверенным в выборе тем не менее, указывал на схожесть Хакимова с преступником, что подтвердили участвовавшие в процессе опознания понятые Н и Т .

При этом суд обоснованно указал на то, что показания названного свидетеля в части даты, времени, места, орудия преступления и способа убийства Ч , транспортного средства, которым пользовался убийца и его одежды согласуются с показаниями не только Хакимова, но и свидетелей А К ,П

Каких-либо сведений о заинтересованности в исходе дела свидетелей показания которых положены в основу обвинительного приговора, об основаниях для оговора осужденного, равно как и противоречий в их показаниях по обстоятельствам дела, ставящих эти показания под сомнение и которые повлияли или могли повлиять на выводы и решения суда о виновности осужденного, Судебной коллегией не установлено.

Каждому из приведенных судом в приговоре и вошедших в совокупность доказательств судом, вопреки доводам апелляционных жалоб дана оценка с точки зрения не только его достоверности, но и допустимости Никаких объективных данных, свидетельствующих о фальсификации протокола осмотра места происшествия от 19 мая 2011 г., в ходе которого изымалась пластиковая бутылка, на которой был обнаружен впоследствии пригодный для идентификации личности след пальца, судом не установлено.

Протокол осмотра места происшествия, в ходе которого изымалась пластиковая бутылка, был составлен в соответствии с требованиями ст. 180 УПК РФ и подписан всеми участниками. Таким образом, источник доказательств определен, действия по его получению, фиксации, изъятию соответствуют требованиям уголовно-процессуального закона.

Проведение данного следственного действия подтверждено не только фактом наличия протокола, но и показаниями участвовавших в осмотре понятых С и К Не опровергает производство этого следственного действия удостоверение копии этого протокола в материалах дела иной печатью, чем той, которая должна быть по мнению адвоката, а также отсутствие ссылок на такой протокол в различных справках меморандумах оперативных сотрудников о проделанной работе по делу и иных документах.

При таком положении суд обоснованно не усмотрел каких-либо законных оснований для исключения протокола осмотра мопеда (т. 1, л.д.206 - 209) из разбирательства, а равно для назначения технической экспертизы для установления даты выполнения протокола.

Бесспорно также в целом обнаружение и существование самого вещественного доказательства - пластиковой бутылки, поскольку на это указывали свидетели, которые участвовали в осмотре места происшествия где был найден мопед с находившейся в его багажнике бутылкой.

Причины, в связи с которыми существовала необходимость дополнительного исследования указанной бутылки в лабораторных условиях на предмет наличия на ней иных отпечатков, наряду с изначально выявленным, были убедительно объяснены при допросе экспертом С с целью чего, как видно из дела, бутылка в дальнейшем изымалась из багажника мопеда, который как вещественное доказательство к тому времени был помещен на территорию гаражного бокса. Этим же экспертом, а также экспертом С подтверждалось обнаружение на указанной бутылке именно двух следов отпечатков пальцев рук.

В опровержение доводов защитника о сфабрикованности доказательств в отношении Хакимова судом верно указано на то, что выявление двух отпечатков пальцев рук на бутылке и следов слюны на ее горлышке, пота на шапке имело место задолго до задержания Хакимова.

Не установлено судом предусмотренного уголовно-процессуальным законом повода для проведения также каких-либо дополнительных экспертных исследований биологических следов, выявленных в виде слюны на горлышке указанной бутылки и пота на шапке.

Имеющиеся в материалах дела заключения экспертов содержат все необходимые сведения, которые позволили суду утверждать о соблюдении процедуры производства экспертиз. Выводы экспертиз обоснованы проведенными исследованиями с подробным изложением хода этих исследований, использованных технических средств, реагентов, методик. С учетом того, что заключения экспертов являются ясными, полными отвечающими на все поставленные вопросы, каких-либо сомнений в своей обоснованности не содержат, суд правомерно не усмотрел оснований для удовлетворения ходатайства стороны защиты о назначении по делу повторной генетической экспертизы, тем более что о ее нецелесообразности по ряду объективных причин заявили суду как эксперт Г , так и специалист С

Разрешая различные ходатайства стороны защиты о допустимости и достоверности проведенных по делу экспертиз, в данном случае дактилоскопической и молекулярно-генетической, суд действовал в полном соответствии с законом, который не содержит в числе оснований для повторных экспертных исследований мнение специалиста. Не относит, в свою очередь, также ст.58 УПК РФ к компетенции специалиста рецензирование экспертного заключения. Несмотря на состоявшийся по данному вопросу в судебном заседании по инициативе стороны защиты допрос С иР в качестве специалистов, последние, пороча доказательственную силу содержащихся в деле актов экспертиз, никаких данных, способных вызвать у суда сомнения в законности и обоснованности сделанных экспертами выводов, в своих показаниях не привели.

Таким образом, следует признать, что, вопреки содержащимся в апелляционных жалобах утверждениям, все доводы стороны защиты о непричастности осужденного к указанным выше преступлениям, об отсутствии у него мотива для совершения убийства потерпевшего, о недопустимости представленных доказательств проверялись судом первой инстанции, результаты проверки отражены в приговоре с обоснованием в приговоре мотивов, по которым суд принял одни доказательства в качестве допустимых и достоверных и отверг другие доказательства.

Судебная коллегия, проверив аналогичные доводы, приведенные в жалобах и в ходе апелляционного рассмотрения дела, также приходит к выводу о том, что они полностью опровергаются исследованными судом и подробно изложенными в приговоре достоверными и допустимыми доказательствами, которые не содержат существенных противоречий и согласуются между собой.

Неустраненные существенные противоречия в доказательствах требующие их толкования в пользу осужденного, по делу отсутствуют.

Нарушений уголовно-процессуального закона, способных путем ограничения прав участников судопроизводства повлиять на правильность принятого судом решения, в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства по делу не допущено. Как следует из протокола судебного заседания, суд обеспечил сторонам возможность в полной мере реализовать свои процессуальные права.

Данных, которые бы свидетельствовали о ненадлежащем осуществлении адвокатом Романовским защиты Хакимова, по делу не имеется, равно как и тому обстоятельству, что после отказа от услуг адвоката Романовского тот продолжал участвовать в проводимых следственных действиях. После заключения 20 июля 2013 г. соглашения с адвокатом Хвостовым последний незамедлительно был допущен к делу в качестве защитника.

Проведение допроса Хакимова в присутствии Хвостова в октябре 2013 года, то есть спустя значительное время после того, как следователем было удовлетворено ходатайство об этом, не может рассматриваться нарушением права обвиняемого на защиту, учитывая, что следователь в силу предоставленных ему полномочий самостоятельно решает вопросы касающиеся времени проведения следственных действий, в тех случаях, в которых уголовно-процессуальный закон строго это не регламентирует.

Не установлено также оснований, по которым следователь З ,в производстве которого находилось уголовное дело в период с 14 октября по 6 декабря 2013 г., подлежал безусловному отводу.

Анализ и оценка совокупности исследованных доказательств позволили суду не только объективно установить фактические обстоятельства, но и правильно квалифицировать действия Хакимова, в том числе по факту незаконного оборота оружия и боеприпасов, которые он приобрел путем получения их от соучастника для совершения убийства хранил до начала реализации преступных намерений, а затем привез при себе к месту преступления, использовав для производства выстрелов в потерпевшего.

Исходя из заключения экспертов, проводивших исследование психического состояния Хакимова, и на основе анализа действий осужденного, которые являлись умышленными, последовательными и целенаправленными в ходе подготовки преступления, при реализации преступного умысла и сокрытии следов, у суда не имелось оснований усомниться в его психическом статусе, что позволило признать его вменяемым.

Вместе с тем Судебная коллегия считает необходимым изменить приговор по основаниям, изложенным ниже.

Назначая Хакимову наказание, суд учел все обстоятельства, влияющие на его вид и размер, и в их числе те, которые признаны смягчающими, а именно наличие у осужденного четверых малолетних детей, явку с повинной активное способствование раскрытию и расследованию преступления.

Вместе с тем, при назначении ему наказания по ч.1 ст.222 УК РФ суд не применил положения ч.1 ст.62 УК РФ, в соответствии с которой при отсутствии отягчающих наказание обстоятельств срок или размер наказания не может превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ, в данном случае составляющего 4 года лишения свободы.

В связи с указанными требованиями закона назначенное ему за данное преступление наказание подлежит снижению с учетом всех установленных судом и приведенных в приговоре обстоятельств, имеющих значение при решении вопроса о мере наказания и относящихся к личности осужденного и содеянному им.

20 28

На основании изложенного, руководствуясь ст. 389 и 389 УПК РФ Судебная коллегия

определила приговор Краснодарского краевого суда от 17 июля 2014 г. в отношении Хакимова Б С изменить:

снизить назначенное ему по ч.1 ст.222 УК РФ наказание до 2 лет 6 месяцев лишения свободы;

на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных п. «з» ч.2 ст. 105 и ч.1 ст.222 УК РФ, путем частичного сложения наказаний назначить ему 12 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 6 месяцев, с установлением ограничений: не выезжать за пределы территории муниципального образования по месту жительства или пребывания, избранному им после отбытия основного наказания, не изменять место жительства и пребывания без согласия специализированного органа осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде лишения свободы, с возложением обязанности являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, не реже 2 раз в месяц.

В остальной части приговор в отношении Хакимова Б С оставить без изменения, апелляционные жалобы без удовлетворения.

Председательствующий судья

Оригинал документа: www.vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1230618

Подборка правовых норм из судебного решения: