Актуально на:
13 ноября 2018 г.

Решение Верховного суда: Определение N 205-АПУ17-28 от 21.09.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№205-АПУ17-28

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 21 сентября 2017 г.

Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Крупнова И.В.,

судей Воронова А.В., Сокерина С.Г.

при секретаре Лупянниковой Л.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе адвоката Арбуханова Г.А. на приговор СевероКавказского окружного военного суда от 12 июля 2017 г., которым гражданин

Ризаев М М

несудимый осужден по ч. 2 ст. 208 УК РФ (в редакции Федерального закона от 6 июля 2016 г. № 375-ФЗ) к лишению свободы на срок 8 лет с ограничением свободы на срок 1 год и по ч. 1 ст. 205' УК РФ (в редакции Федерального закона от 9 декабря 2010 г. № 352-ФЗ) к лишению свободы на срок 5 лет.

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательное наказание назначено Ризаеву М.М. путем частичного сложения назначенных наказаний в виде лишения свободы на срок 10 лет в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на срок 1 год, которое заключается в ограничениях и обязанностях, указанных в приговоре.

Судом разрешены вопросы о мере пресечения, процессуальных издержках и вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Воронова А.В., объяснения осужденного Ризаева М.М. с использованием систем видеоконференц-связи в поддержку доводов апелляционной жалобы, выступление адвоката Арбуханова Г.А. в защиту осужденного Ризаева М.М., мнение прокурора Малютиной Ж.К. об оставлении приговора без изменения, а апелляционной жалобы - без удовлетворения, Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации

установила Ризаев признан виновным и осужден за участие с мая до 3 августа 2016 г. в вооруженном формировании, не предусмотренном федеральным законом, а также за склонение в июне 2016 года К осужденного в последующем по приговору Ленинского районного суда г. Махачкалы от 3 апреля 2017 г. по ч. 2 ст. 208 УК РФ, к участию в вооруженном формировании, не предусмотренном федеральным законом.

Преступления совершены Ризаевым при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Адвокат Арбуханов в апелляционной жалобе, поданной в защиту осужденного Ризаева, поставил вопрос об отмене приговора переквалификации действий Ризаева на ч. 2 ст. 208 УК РФ (в редакции Федерального закона от 5 мая 2014 г. № 130-ФЗ) и назначении ему наказания с применением ст. 64 УК РФ. В дополнениях к жалобе адвокат просит приговор отменить ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела и существенного нарушения уголовно процессуального закона, а дело направить на новое рассмотрение. В обоснование утверждает, что в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял одни доказательства и отверг другие. Органами предварительного следствия не представлены доказательства, подтверждающие участие Ризаева в незаконном вооруженном формировании после 7 июля 2016 г когда ликвидация его руководителя Т привела к прекращению деятельности этого формирования. Поэтому квалификация действий Ризаева по ч. 2 ст. 208 УК РФ (в редакции Федерального закона от 6 июля 2016 г. № 375-ФЗ) является необоснованной. Судом не учтены показания Карагишиева в судебном заседании о том, что Ризаев не склонял его к участию в незаконном вооруженном формировании, а ранее он, К оговорил Ризаева под воздействием насилия со стороны сотрудников правоохранительных органов. Неправильная оценка дана судом показаниям в судебном заседании Ризаева, отрицавшего склонение К к участию в этом формировании. Иных доказательств склонения осужденным К к участию в незаконном вооруженном формировании в материалах дела не имеется. К состоял на профилактическом учете как «религиозный экстремист», что исключает возможность склонения его Ризаевым к участию в незаконном вооруженном формировании. Ошибочно оценены судом показания свидетелей Г иА в отношении Ризаева, которые даны ими в результате незаконного воздействия на них со стороны сотрудников правоохранительных органов. Протокол осмотра телефонных соединений Ризаева с К Г и А вопреки выводу суда, не свидетельствует о характере общения между ними и не подтверждает вину Ризаева. Неправильно оценены судом сведения о поступлении денежных средств на счет мобильного телефона Ризаева. Показания Ризаева в ходе предварительного следствия обусловлены применением к нему насилия со стороны сотрудников правоохранительных органов. Следователь, проводивший проверку в порядке ст. 144, 145 УПК РФ по заявлению Ризаева, был заинтересован в исходе дела, так как участвовал в уголовном преследовании К Задержание Ризаева произведено 2, а не 3 августа 2016 г., как это указано в протоколе задержания. Судом не дана оценка показаниям свидетелей под псевдонимами М и М , участвовавших в оперативно-розыскных мероприятиях, которые сообщили об отсутствии у них сведений об участии Ризаева в незаконном вооруженном формировании и вовлечении в него К Давая оценку имеющимся у Ризаева смягчающим обстоятельствам, суд необоснованно не учел их совокупность в качестве исключительных обстоятельств. Отведенная Ризаеву роль в незаконном вооруженном формировании носила второстепенный характер, каких-либо тяжких последствий от действий осужденного не наступило. Назначенное Ризаеву наказание является несправедливым вследствие чрезмерной суровости. Поведение Ризаева после совершения преступления, осознание своей вины, активное способствование раскрытию и расследованию преступления позволяли суду применить ст. 64 УК РФ.

В возражениях на апелляционную жалобу государственный обвинитель Керимов С.А. просит приговор оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

Рассмотрев материалы уголовного дела, обсудив доводы, приведенные в апелляционной жалобе, выслушав стороны, Судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения приговора.

Вывод суда первой инстанции о доказанности вины Ризаева в преступлениях, за совершение которых он осужден, сделан в результате всестороннего, полного исследования собранных по делу доказательств и выполнения требований ст. 15 УПК РФ об осуществлении судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон.

Обстоятельства, при которых совершены преступления и которые в силу ст. 73 УПК РФ подлежали доказыванию, установлены правильно позиции каждой из сторон проанализированы и объективно оценены.

В приговоре, как это предусмотрено ст. 307 УПК РФ, содержится описание преступных действий Ризаева с указанием места, времени, способа их совершения, формы вины и мотивов, приведены основания, по которым одни доказательства признаны достоверными, а другие отвергнуты судом.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не допущено.

Доводы адвоката Арбуханова о недоказанности вины Ризаева в склонении К к участию в незаконном вооруженном формировании опровергаются доказательствами, исследованными в судебном заседании, которыми установлена также и виновность Ризаева в участии в вооруженном формировании, не предусмотренном федеральным законом.

Виновность Ризаева в совершении этих преступлений подтверждена:

показаниями Ризаева, данными в ходе предварительного расследования, о том, что под влиянием И он вступил в незаконное вооруженное формирование и взял на себя обязательства по скрытной перевозке на принадлежащем ему автомобиле участников этого формирования, предоставлению им жилья, а также выполнению различных поручений. 25 мая 2016 г. он познакомился с руководителем незаконного вооруженного формирования Т дал ему клятву на верность участника незаконного вооруженного формирования, передал денежные средства в размере 15 000 рублей. Т проинструктировал его, что при поступлении на счет его мобильного телефона 50 рублей он, Ризаев должен приезжать к условленному месту. В течение июня и в начале июля 2016 года он неоднократно перевозил Т в г. Махачкале, в том числе на встречу с другими участниками незаконного вооруженного формирования. 15 июня 2016 г. Т попросил найти ему место для временного проживания на несколько дней, в связи с чем он обратился к К , предварительно спросив у него о его готовности помогать участникам незаконного вооруженного формирования. К ответив на этот вопрос положительно, согласился предоставить на несколько дней свою квартиру. Эти показания Ризаев подтвердил в ходе их проверки на месте 4 августа 2016 г., конкретизировав обстоятельства встреч с И и Т передачи последнему денежных средств, указав места, куда он перевозил Т и где уговорил К вступить в состав незаконного вооруженного формирования;

показаниями свидетеля К на предварительном следствии об обстоятельствах, при которых Ризаев познакомил его с Т пояснив, что он, Ризаев, является участником незаконного вооруженного формирования, возглавляемого Т , оказывает его участникам помощь, перевозя на автомобиле, предоставляя денежные средства и продукты питания. В результате уговоров и убеждений Ризаева он (К ) был вовлечен в участие в незаконном вооруженном формировании, а также согласился предоставить свое жилье для проживания Т При этом Т рассказал ему о помощи, которую Ризаев оказывает незаконному вооруженному формированию. Также К являлся очевидцем передачи Ризаевым Т продуктов питания перевозки его на автомобиле;

показаниями свидетелей А и Г , полученными на предварительном следствии, о том, что в июне 2016 года они просмотрели представленную Ризаевым видеозапись, из содержания которой следовало руководство Т незаконным вооруженным формированием. После этого Ризаев на своем автомобиле отвез их на встречу с Т , в ходе которой они заявили о согласии участвовать в деятельности незаконного вооруженного формирования под руководством последнего;

протоколами осмотра предметов (электронных носителей с сведениями о телефонных соединениях), из которых следует, что в период с апреля по июль 2016 года Ризаев имел многочисленные телефонные соединения с абонентскими номерами, принадлежащими К А

протоколом осмотра предметов (электронного носителя с сведениями о поступлении денежных средств на счет абонентского номера мобильного телефона Ризаева), которым подтверждено периодичное пополнение этого счета соответствующими денежными средствами, что согласуется с показаниями Ризаева о том, что поступление на счет его мобильного телефона данных сумм сигнализировало его вызов Т ;

протоколами иных следственных действий, документами и другими доказательствами, оценив которые в совокупности суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Ризаева.

Ризаев в судебном заседании не отрицал того, что по просьбе И в период с конца мая по начало июля 2016 г. несколько раз перевозил Т на своем автомобиле.

Суд проверил и обоснованно признал несостоятельными заявления осужденного Ризаева, повторяемые в апелляционной жалобе защитника о даче им показаний при допросе в качестве подозреваемого 3 августа 2016 г. и при проверке показаний на месте 4 августа 2016 г. под давлением сотрудников правоохранительных органов. Новых доводов в подтверждение таких заявлений апелляционная жалоба не содержит.

Обстоятельств, свидетельствующих о даче Ризаевым показаний под воздействием незаконных методов ведения следствия, по делу не установлено.

Допрос Ризаева в качестве подозреваемого проводился с участием защитника, а проверка показаний на месте также и понятых. В начале каждого следственного действия Ризаеву разъяснялись процессуальные права, он предупреждался о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по делу в случае последующего отказа от них Ризаев самостоятельно рассказывал об обстоятельствах дела, протоколы составлялись в ходе производства следственных действий, замечаний у участников не возникало. Сведения, изложенные им в этих протоколах содержат данные о совершении конкретных преступных действий, в том числе детали, которые заранее не могли быть известны лицам производящим расследование дела.

На предварительном следствии проверялось в порядке ст. 144, 145 УПК РФ заявление Ризаева об оказании на него физического воздействия в целях принуждения к даче признательных показаний. По результатам проверки постановлением следователя от 21 ноября 2016 г. в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников правоохранительных органов, на которых ссылался Ризаев, отказано.

В судебном заседании также проведена проверка по заявлению Ризаева о применении к нему недозволенных методов ведения следствия.

В ходе проверки исследован соответствующий журнал медицинского осмотра, получены объяснения лиц, участвовавших в качестве понятых при проверке показаний подозреваемого Ризаева на месте, а также медицинского работника А , производившего 4 августа 2016 г. осмотр Ризаева на предмет наличия телесных повреждений, который сообщил, что за медицинской помощью Ризаев не обращался, обнаруженные у него при поступлении в изолятор временного содержания ссадины Ризаев объяснил тем, что во время задержания он упал, а затем пытался вырваться от сотрудников полиции, в связи с чем получил ссадины, что согласуется с записью в журнале медицинского осмотра.

Поскольку проведенная проверка не установила фактов применения к Ризаеву противоправных мер воздействия при задержании и при производстве следственных действий, постановлением правомочного должностного лица от 24 июня 2017 г. отказано в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников правоохранительных органов ввиду отсутствия события преступления.

Ссылка адвоката Арбуханова на то, что проверка заявления Ризаева о применении к нему насилия в порядке ст. 144, 145 УПК РФ проведена следователем, ранее участвовавшим в уголовном преследовании К , не свидетельствует о нарушении требований уголовно процессуального закона либо заинтересованности следователя в исходе дела Предусмотренных ст. 61, 67 УПК РФ оснований для отвода следователя из дела не усматривается.

Задержание Ризаева в порядке, установленном ст. 92 УПК РФ произведено 3 августа 2016 г. при наличии оснований, предусмотренных ст. 91 того же Кодекса. Как следует из протокола задержания, Ризаев не делал заявлений о применении к нему насилия, не оспаривал отраженные в протоколе задержания сведения о дате, месте и времени задержания, что опровергает утверждения защитника о задержании Ризаева при иных фактических обстоятельствах.

Вопреки утверждениям в апелляционной жалобе, правильная оценка дана в приговоре показаниям свидетелей К , А и Г

В судебном заседании исследовались и признаны не соответствующими действительности заявления указанных свидетелей о даче ими показаний, изобличающих Ризаева, под принуждением. С такими выводами суда следует согласиться, поскольку данных об оказании на свидетелей давления сотрудниками правоохранительных органов в материалах дела не имеется.

Показания свидетелей К А и Г положенные в основу приговора, даны ими в установленном законом порядке в отсутствие оснований для оговора осужденного, согласуются в деталях между собой и с другими исследованными доказательствами, в том числе с показаниями на следствии самого Ризаева, и в совокупности с ними подтверждают его причастность к совершению преступлений числе с показаниями на следствии самого Ризаева, и в совокупности с ними подтверждают его причастность к совершению преступлений.

Нахождение К на профилактическом учете по категории «религиозный экстремист», на что адвокат Арбуханов ссылается в жалобе, не опровергает правильность вывода суда о виновности Ризаева в склонении последнего к участию в незаконном вооруженном формировании.

Утверждения в апелляционной жалобе о том, что свидетели под псевдонимами М и М не давали в судебном заседании показаний об участи Ризаева в незаконном вооруженном формировании и вовлечении в него К не основаны на протоколе судебного заседания, согласно которому при допросе свидетели подредили эти обстоятельства, о которых им известно со слов Ризаева и К .

Сведения о телефонных соединениях Ризаева с участниками незаконного вооруженного формирования, а также данные о поступлении на счет номера телефона Ризаева денежных средств оценивались судом в совокупности с иными доказательствами, в результате чего сделан обоснованный вывод о том, что эти доказательства, вопреки мнению защитника, подтверждают вину Ризаева в преступных деяниях, за совершение которых он осужден.

Утверждение адвоката Арбуханова о том, что в связи со смертью 7

июля 2016 г. руководителя и нескольких участников незаконного вооруженного формирования участие в нем Ризаева было прекращено, не основано на материалах дела, из которых следует, что вплоть до задержания сотрудниками правоохранительных органов 3 августа 2016 г. Ризаев не совершал каких-либо действий, свидетельствующих о его выходе из незаконного вооруженного формирования по собственной воле при наличии у него объективной возможности продолжать участие в этом формировании деятельность которого в связи указанным выше обстоятельством не прекратилась.

Оценив каждое доказательство с точки зрения относимости достоверности, признав все собранные доказательства в совокупности достаточными для разрешения уголовного дела, суд обоснованно пришел к выводу о том, что Ризаев с мая до 3 августа 2016 г. являлся участником вооруженного формирования, не предусмотренного федеральным законом, а также склонил в июне 2016 года К к участию в незаконном вооруженном формировании. Квалификация действий Ризаева по ч. 2 ст. 208 УК РФ (в редакции Федерального закона от 6 июля 2016 г. № 375-ФЗ) и ч. 1 ст. 205' УК РФ (в редакции Федерального закона от 9 декабря 2010 г. № 352- ФЗ) является правильной.

Наказание Ризаеву назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о личности осужденного других обстоятельств, учитываемых при назначении наказания. Требования ст. 6, 60, 62 УК РФ судом соблюдены.

Назначая наказание, суд учел характер и степень общественной опасности преступлений, личность Ризаева, влияние назначенного наказания малолетних детей, активное способствование раскрытию и расследованию преступлений на начальной стадии предварительного следствия по делу, а также то, что Ризаев к уголовной ответственности привлекается впервые воспитывался в многодетной семье, по месту жительства характеризуется положительно. Также учтено состояние его здоровья, частичное признание вины.

Данные обстоятельства позволили не применять к осужденному дополнительное наказание в виде штрафа, предусмотренного санкцией ч. 1 ст. 205 УК РФ (в редакции Федерального закона от 9 декабря 2010 г. № 352-ФЗ).

Ризаеву назначено минимальное в пределах санкций статей уголовного закона, по которым он осужден, наказание в виде лишения свободы. По своему виду и размеру наказание, назначенное осужденному, нельзя признать чрезмерно строгим, оно является справедливым.

Оснований для признания обстоятельств, перечисленных в апелляционной жалобе и принятых во внимание судом при назначении наказания, исключительными и применения к осужденному положений ч. 1 и ч. 2 ст. 64 УК РФ не имеется.

При этом согласно ч. 3 ст. 64 УК РФ виновным в совершении преступлений, в том числе предусмотренном ст. 205' УК РФ, указанные положения ст. 64 УК РФ не применяются.

Суд первой инстанции не нашел оснований для применения в отношении Ризаева ч. 6 ст. 15 УК РФ. Не усматривает таковых и Судебная коллегия, поскольку все обстоятельства, имеющие значение при назначении наказания осужденному, судом учтены.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 389 ,389 ,389 ,389 УПК РФ, Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации

определила приговор Северо-Кавказского окружного военного суда от 12 июля 2017 г. в отношении Ризаева М М оставить без изменения, а апелляционную жалобу адвоката Арбуханова Г.А. без удовлетворения Председательствующий Судьи

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...