Актуально на:
22 сентября 2021 г.

Решение Верховного суда: Определение N 1-О16-3 от 12.01.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 1-016-3

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

(в порядке главы 45 УПК РФ г. Москва 12 января 2017 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего ЧервоткинаАС судей Истоминой Г.Н. и Кочиной И.Г при секретаре Горностаевой Е.Е рассмотрела в судебном заседании кассационное представление заместителя прокурора Архангельской области Шперлинга Ю.М., кассационные жалобы потерпевшей Селяниновой Л.В., осужденных Никитина Н.А. и Селянинова О.В. на приговор Архангельского областного суда от 7 апреля 2006 года которым

Никитин Н А

судимый

21 марта 2001 года по ч. I ст. 186 УК РФ к 6 годам лишения

свободы, освобожден 29 апреля 2004 года условно-

досрочно на 2 года 9 месяцев 29 дней осужден по пп. «а», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 14 годам лишения свободы, по ч. 1 ст. 158 УК РФ к 1 году лишения свободы.

1

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 14 лет 6 месяцев лишения свободы.

На основании п. «в» ч. 7 ст. 79 УК РФ и ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 21 марта 2001 года и окончательно по совокупности приговоров назначено 15 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

Селянинов О В

ранее не судимый осужден по пп. «а», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 17 годам 6 месяцам лишения свободы, по ч. 1 ст. 158 УК РФ к 1 году лишения свободы.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 18 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать

- в пользу С в счет компенсации морального вреда с Никитина Н.А. 50 000 рублей;

- в пользу Государственного учреждения здравоохранения

с Никитина Н.А. и Селянинова О.В по 5088 рублей с каждого;

- в доход государства процессуальные издержки, связанные с оплатой труда адвокатов, с Никитина Н.А. - 340 рублей, Селянинова О.В. - 1360 рублей.

Никитин и Селянинов осуждены за убийство двух лиц - супругов П и П группой лиц по предварительному сговору и за кражу их имущества.

Преступления совершены ими 7 октября 2005 года в г при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., изложившей содержание обжалуемого приговора и доводы кассационного представлении и кассационных жалоб, выступление прокурора Федченко Ю.А., не поддержавшей доводы представления об отмене приговора, полагавшей приговор изменить: освободить осужденных от назначенного им по ч. 1 ст. 158 УК РФ наказания в связи с истечением сроков давности уголовного преследования и указание суда о назначении им наказания по совокупности

2

преступлений по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ, снизить назначенное Никитину наказание по совокупности приговоров, исключить из приговора указание суда о взыскании с Никитина Н.А. и Селянинова О.В. в пользу Государственного учреждения здравоохранения

5088 рублей с каждого, а также о взыскании в доход государства с Никитина 340 рублей, с Селянинова 1360 рублей, в остальном оставить приговор без изменения, выступления адвокатов Кротовой СВ. и Шевченко Е.М., поддержавших доводы жалоб и возражавших против удовлетворения кассационного представления Судебная коллегия

установила:

В кассационном представления заместителем прокурора Архангельской области Шперлинг Ю М. поставлен вопрос об отмене приговора и передаче уголовного дела на новое судебное разбирательство.

По доводам представления, вывод суда об отсутствии в действиях осужденных признаков составов преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 4 ст. 162 и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, сделан вследствие неправильной оценки и без учета всех доказательств, исследованных в судебном заседании. Как указано в представлении, суд не привел в приговоре и не дал оценки показаниям потерпевшей С и осужденного Селянинова на предварительном следствии о том, что осужденные в тот вечер пошли к П с целью получить деньги для поездки в сауну. Кроме того, в представлении обращается внимание на то, что признав достоверными показания осужденных о завладении телевизорами с целью сокрытия преступления, суд в то же время указал на корыстную цель их действий и квалифицировал эти действия по ч. 1 ст. 158 УК РФ, не приведя при этом мотивов исключения из обвинения осужденных квалифицирующего признака - совершение преступления группой лиц по предварительному сговору. Указывается также, что назначенное осужденным наказание является чрезмерно мягким, не соответствует тяжести содеянного и данным о личности осужденных.

В кассационной жалобе потерпевшая С просит приговор изменить: исключить осуждение Селянинова по пп. «а», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ в связи с отсутствием у него повода и мотива убийства потерпевших Полагает, что Никитин в ходе предварительного следствия оговорил Селянинова с целью снять с себя ответственность за это преступление и смягчить наказание. С учетом данных о личности Селянинова его роли в совершенном преступлении и других смягчающих обстоятельств просит также, смягчить ему наказание с применением ст. ст. 64 и 73 УК РФ.

з

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Селянинов О.В. выражает несогласие с приговором в части осуждения его по ч. 2 ст. 105 РФ. Указывает, что у него не было мотива и повода для совершения убийства потерпевших, отношения с ними у него были хорошие, а показания свидетеля Б , пояснявшей об обратном, не могут быть приняты во внимание, поскольку она является хорошей знакомой осужденного Никитина.

Утверждает, что Никитин в своих показаниях, которые суд положил в основу приговора, оговорил его с целью снять с себя ответственность за убийство. Данные показания Никитина являются противоречивыми и не подтверждаются другими исследованн ими в судебном заседании доказательствами, тогда как первоначальны е показания Никитина о том, что убийство потерпевших он совершил один, полностью соответствуют материалам дела. Считает, что к показаниям свидетеля Н следует относиться критически, поскольку тот является братом осужденного Никитина.

Обращает также внимание на допущенные в ходе предварительного следствия нарушения уголовного и уголовно-процессуального законов которые выразились в том, что при его допросе на очной ставке с Никитиным отсутствовал адвокат, не были проведены очные ставки со свидетелями, а на потерпевшую С и свидетеля С было оказано давление со стороны следователя.

Просит приговор изменить, исключить его осуждение по ч 2 ст. 105 УК РФ и назначить ему наказание с применением ст. ст. 64 и 73 УК РФ.

В дополнении к кассационной жалобе от 23 декабря 2016 года просит об отмене приговора, передаче дела на новое судебное разбирательство.

По доводам жалобы судом неправильно установлено, что мотивом преступления являлись личные неприязненные отношения с потерпевшими На самом деле убийство супругов П было совершено Никитиным по заказу Селяниновой, которая необоснованно признана потерпевшей поскольку являлась соучастницей преступления, и предложила Никитину совершить убийство своих родителей за половину суммы, которую она намеревалась получить от продажи их квартиры. Кроме того она уничтожила улики убийства, устроила поджог.

В судебном заседании не было установлено орудие убийства, между тем, ему известно место нахождения ножа, которым Никитин совершил убийство. Вывод суда о том, что при совершении убийства потерпевших

использовались два ножа, является неправильным и опровергается заключением судебно-медицинского эксперта от 12 декабря 2005 года о

причинении ран потерпевшим одним колюще-режущим орудием типа клинка

ножа.

Неправильно приведено в приговоре и содержание заключения

эксперта по результатам исследования его куртки.

4

Положив в основу приговора первоначальные показания осужденного Никитина, свидетелей И ,Н Н суд не дал оценки противоречиям в показаниях Никитина, не привел мотивы, в силу которых данные доказательства признан ы достоверными, а другие отвергнуты.

Не согласен он и с исполнительным листом, в котором не указаны основания взыскания с него в пользу Федерального бюджета 8 160 рублей. С учетом допущенных нарушений закона считает приговор подлежащим отмене.

Осужденный Никитин Н.А. в кассационной жалобе указывает на незаконность и необоснованность приговора. Не оспаривая причастность к убийству потерпевшего Порывкина, указывает, что его показания в судебном заседании являются правдивыми, а в своих первоначальных показаниях на предварительном следствии он оговорил себя в совместном с Селяниновым убийстве обоих потерпевших, так как договорились с Селяниновым о том, что он (Никитин) всю вину возьмет на себя. Позднее, в ходе предварительного следствия изменил свои показания в связи с тем, что со стороны Селянинова на него оказывалось психологическое давление.

Просит приговор изменить: переквал ифицировать его действия на ч. 1 ст. 105 УК РФ и снизить ему наказание.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и представления, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности Никитина и Селянинова в совершении указанных выше преступлений основа ны на исследованных в судебном заседании доказательствах, полно и подробно изложенных в приговоре.

Судом тщательно проверялись доводы Селянинова, поддержанные и в кассационной жалобе о непричастности к убийству потерпевших П , о том, что это преступление совершил Никитин, однако не нашли подтверждения, в связи с чем обоснованно отвергнуты.

При этом судом правильно признаны достоверными показания осужденного Никитина Н.А. на предварительном следствии на допросах в качестве обвиняемого и проверке его показаний на месте, в ходе которых он признавал свое участие и участие Селянинова в убийстве П

В ходе указанных следственных действий Никитин НА., в частности пояснял, что убийство потерпевших П он и Селянинов совершили совместно, при этом оба наносили удары ножами по различным частям тела потерпевших. Сначала они убили П , затем прошли в другую

5

комнату, где нанесли удары ножами П после чего Селянинов забрал там деньги в сумме около 4 тысяч рублей. С целью инсценировки ограбления они разбросали в квартире веши и забрали 2 телевизора. Через некоторое время вернулись в квартиру потерпевших и подожгли ее, чтобы скрыть следы преступления. Кроме того, Никитин пояснял, что перед этим Селянинов говорил ему, что с родителями его жены - П у него сложились неприязненные отношения и именно с целью «разобраться» с ними они и пошли в квартиру П , взяв с собой ножи, что дверь квартиры им открыла П .

Показания Никитина о том, что дверь квартиры им открыла П что в момент убийства потерпевшие находились в разных комнатах, что в ходе убийства П он порезал свою руку, что они с целью инсценировать ограбление выбросили вещи из шкафов, забрали два телевизора, подожгли квартиру, об использовании в качестве орудий преступлений двух ножей объективно подтверждаются другими доказательствами:

- данными осмотра места происшествия, в ходе которого не обнаружено повреждений входных дверей и запорных устройств, труп П обнаружен в большой комнате, а труп П - на диване в маленькой комнате, квартира частично повреждена огнем отмечено два очага возгорания, один из которых - в большой комнате другой - в маленькой, на разбросанных в квартире вещах и предметах мебели зафиксированы повреждения огнем;

- актом о пожаре и выводами пожарно-технической экспертизы согласно которым непосредственной причиной пожара в квартире П послужил открытый источник зажигания в виде пламени горящей спички или подобный по мощности источник, попавший в непосредственный контакт со сгораемыми материалами, имелось два не связанных между собой очага возникновения пожара, которые располагались один в большой комнате на полу, другой - в маленькой комнате на диване;

- заключениями судебно-медицинских экспертов по результатам исследования трупов потерпевших и вещественных доказательств содержание которых подробно приведено в приговоре, согласно которым множественные колото-резаные ранения, явившиеся причиной наступления смерти потерпевших П , причинены в результате воздействия колюще-режущих предметов типа клинков ножей, с отличающимися друг от друга техническими характеристиками, на куртке осужденного Селянинова обнаружена кровь человека, происхождение которой не исключается как от потерпевшей П так и от потерпевшего П в смывах

6

с панели телевизора, изъятого из сарая Селянинова, также обнаружена кровь человека, которая могла произойти от потерпевшего П и осужденного Никитина.

Вопреки доводам жалобы осужденного Селянинова содержание заключения эксперта о наличии на его куртке следов крови, которые могли произойти от обоих потерпевших, правильно приведено судом в приговоре выводы эксперта о том, что обнаруженная на куртке кровь могла образоваться за счет одного потерпевшего и напротив не могла образоваться за счет другого потерпевшего, на что обращается внимание в жалобе касались исследования пятна № 4, образование крови в котором не исключено от П и исключено от П образование же крови в пятне № 7 не исключено от смешения крови обоих потерпевших, а в остальных пятнах ( № 1,2,3,5,6) - от П

Заключениями эксперта по исследованию кожных препаратов с трупов потерпевших с имеющимися на них ранами, согласно которым раны причинены ножами имеющими различные размеры следообразующей части (1,8 см. и 1,9 см) и поперечное сечение обуха (0,06 см и 0,07 см опровергаются доводы жалобы Селянинова о совершении убийства потерпевших Никитиным с использованием одного ножа.

Показания Никитина о том, что у Селянинова были неприязненные отношения с потерпевшими, соответствуют

- показаниям свидетеля Никитина С, из которых следует, что Селянинов при нем и его брате Никитине Н. высказывал намерение убить П так как они обижают его жену, а через некоторое время Селянинов позвонил ему и сказал, что (они сделали это», позднее, при встрече, об этом же ему сообщил его брат, а Селянинов подтвердил, что они с Никитиным Н. убили П х, кроме того, Селянинов рассказал ему что у него в сарае есть два телевизора, которые нужно кому-нибудь продать;

- показаниям свидетелей И и С которые поясняли, что Селянинов жаловался на П на то, что у него с ними были сложные отношения;

- показаниям потерпевшей С , которая не отрицала в судебном заседании, что рассказывала мужу о домогательствах к ней со стороны П

Показания Никитина Н. о том, П открыла им дверь после того, как услышала голос Селянинова, соответствуют также показаниям

7

свидетелей Б иВ о том, чго П были осторожны и незнакомым людям в вечернее время не открывали двери.

Показания Никитина о том, что П достал откуда-то из-под белья деньги, которые они похитил];, соответствуют показаниям потерпевшей Селяниновой о месте хранения П денег и о том, что незадолго до убийства они с мужем • Селяниновым, вернули долг П в сумме 5 тысяч рублей., что у ее мужа после того, как он вместе с Никитиным сходил к ее родителям - П , появились деньги; а также данным осмотра места происшествия, в ходе которого под матрасом дивана, на котором находился труп П , обнаружен и изъят кошелек с деньгами.

Сопоставив показания Никитина Н. на предварительном следствии с другими доказательствами, приведя подробный анализ исследованных доказательств, суд с учетом того, что приведенные выше показания Никитина Н. на предварительном следствии соответствуют показаниям потерпевшей, свидетелей, подтверждаются выводами проведенных по делу экспертиз, данными протоколов осмотра места происшествия, следственных действий, обоснованно признал их достоверными.

Надлежащую оценку дал суд и показаниям Никитина Н. в судебном заседании, причинам изменения им своих показаний, и обоснованно отверг его показания о непричастности к убийству П

Допрошен был Никитин Н.А. в ходе предварительного следствия с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, с участием защитника, а в ходе проверки его показаний на месте и с участием понятых по окончании следственных действий все участвующие в них лица и сам Никитин Н. своими подписями удостоверили правильность отраженных в протоколах сведений, суд правильно признал указанные показания Никитина Н. допустимыми доказательствами и сослался на них в приговоре.

Вопреки доводам жалоб осужденных и потерпевшей суд дал надлежащую оценку всем исследованным в судебном заседании доказательствам и привел мотивы, в силу которых отверг показания осужденного Селянинова о непричастности к убийству потерпевших и об оговоре его осужденным Никитиным и свидетелями, а также показания осужденного Никитина о том, что он совершил лишь убийство потерпевшего П

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается. В основу выводов суда о

8

виновности осужденных, положены доказательства, полученные с соблюдением требований УПК РФ. Каких-либо данных, свидетельствующих о применении при получении этих доказательств недозволенных методов ведения следствия, а также о нарушении права осужденных на защиту, в материалах дела не содержится.

Таким образом, оценив надлежащим образом собранные по делу доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о виновности Никитина и Селянинова в умышленном причинении смерти двум лицам, совершенном группой лиц по предварительному сговору, о том что смерть потерпевших явилась результатом совместных действий обоих осужденных, которые принимали непосредственное участие в применении насилия к П иП

То обстоятельство, что в ходе предварительного следствия не были обнаружены и изъяты орудия преступления, не может поставить под сомнение этот вывод суда.

Что касается доводов жалобы осужденного Селянинова о причастности к убийству супругов П его бывшей жены С признанной потерпевшей, то в силу ст. 252 УПК РФ, определяющей пределы судебного разбирательства только в отношении обвиняемых и лишь по предъявленному им обвинению, ни суд первой инстанции, ни Судебная коллегия не вправе допускать суждения о виновности иных лиц, не привлеченных к уголовной ответственности по настоящему делу, а также изменить обвинение на более тяжкое.

Никитину Н. не было предъявлено обвинение в совершении убийства П по найму, а С - в соучастии в таком убийстве а потому доводы жалобы осужденного Селянинова, направленные на ухудшение положения Никитина и привлечение к ответственности иного лица, не могут быть удовлетворены.

Действиям осужденных суд дал правильную юридическую оценку.

При этом суд обоснованно указал в приговоре, что о наличии у осужденных умысла на убийство потерпевших свидетельствуют орудия преступления, а также характер, количество и локализация причиненных потерпевшим повреждений.

Исследованными судом доказательствами подтверждается и вывод суда о виновности осужденных в краже и мущества потерпевших, который не оспаривается в кассационных жалобах.

9

Доводы кассационного представления о неправильной переквалификации действий осужденных со ст. 162 на ст. 158 УК РФ, о необоснованном исключении квалифицирующего признака кражи, как совершенной группой лиц по предварительному сговору, а также п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, предусматривающего ответственность за совершение убийства сопряженного с разбоем, не основа ны на материалах дела.

В судебном заседании стороной обвинения не представлено доказательств, подтверждающих наличие у осужденных умысла на завладение имуществом потерпевших путем разбойного нападения.

Признанные судом достоверными и положенные в основу приговора показания Никитина Н. о том, что причиной, по которой они пошли в дом к потерпевшим были неприязненные отношения между супругами П и Селяниновым, о том, что умысел на похищение имущества потерпевших возник у них после убийства с целью инсценировки ограбления, не опровергнуты исследованными доказательствами.

Напротив, показания Никитина о мотиве убийства, вызванном неприязнью к потерпевшим, соответствуют показаниям потерпевшей С свидетелей Н И иС

Ни Селянинов, ни Никитин не давали показаний о наличии между ними предварительного сговора на похищение имущества потерпевших Другие доказательства, которые судом положены в основу приговора, также не содержат данных о том, что осужденные договорились заранее о совершении хищения имущества потерпевших. То обстоятельство, что после убийства П , они похитили два телевизора и деньги из квартиры потерпевших, на что обращается внимание в представлении, не может являться достаточным доказательством, подтверждающим как корыстный мотив убийства, так и наличие предварительного сговора на хищение имущества потерпевших.

В силу сложившихся отношений между погибшими и семьей Селяниновых, которые брали у П деньги в долг, а впоследствии возвращали долг, о чем пояснила суду потерпевшая С показания последней и показания осужденного Селянинова на предварительном следствии о том, что осужденные в тот вечер пошли к П с целью получить деньги для поездки в сауну, на которые имеется ссылка в представлении, также не могут служить достаточным доказательством, подтверждающим наличие у осужденных умысла на завладение имуществом потерпевших путем совершения разбойного нападения.

ю

При таких обстоятельствах суд обоснованно квалифицировал действия осужденных в части завладения имуществом потерпевших по ч. 1 ст. 158 УК РФ и исключил из предъявленного им обвиг ения квалифицирующий признак убийства, как сопряженного с разбоем.

По указанным мотивам доводы кассационного представления о неправильном применении судом уголовного закона удовлетворению не подлежат.

Психическое состояние осужденных исследовано с достаточной полнотой. С учетом данных о личности и выводов судебно-психиатрических экспертиз они обоснованно признаны вмеш емыми.

Наказание осужденным по пп. «а», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности и обстоятельств совершенного преступления данных о личности, всех обстоятельств дел а, а также влияния назначенного наказания на их исправление, на условия ж лзни их семей.

При этом судом при назначении наказания в полной мере учтены все обстоятельства, влияющие на назначение наказания, как характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, наличие рецидива преступлений в действиях Никитина, признанного отягчающим обстоятельством, совершение им преступления в период условно-досрочного освобождения от наказания, привлечение его к административной ответственности, так и смягчающие обстоятельства: активное способствование Никитина раскрытию преступления, наличие на иждивении Селянинова несовершеннолетнего ребенка, а также положительные данные о личности Селянинова.

В кассационном представлении и кассационных жалобах осужденных и потерпевшей не приводятся какие-либо данные о личности осужденных обстоятельствах содеянного ими, которые не были известны суду и не указаны в приговоре.

Отношение осужденных к содеяннс му, непризнание ими вины, на что обращается внимание в представлении, не может учитываться при назначении наказания.

С учетом этих данных оснований для признания назначенного осужденным наказания за убийство несправедливым вследствие его чрезмерной суровости или чрезмерной мягкости не имеется, влекущих отмену приговора по доводам представления, либо смягчение наказания по доводам жалоб осужденных и потерпевшей, не имеется.

11

Вместе с тем Никитин Н.А. и Селянинов О.В. от назначенного им по ч. 1 ст. 158 УК РФ наказания подлежат освобождению по следующим основаниям.

В соответствии с п. «а» ч. 1, ч. 2 ст. 78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления небольшой тяжести и до момента вступления приговора в законную силу истекли 2 года.

Указанное выше преступление в силу ч. 2 ст. 15 УК РФ относятся к категории небольшой тяжести. Срок давности уголовного преследования за совершение этого преступлений истек 7 октября 2007 года.

С учетом изложенного осужденные согласно ч. 8 ст. 302 УПК РФ подлежат освобождению от наказания за это преступление в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

В связи с освобождением осужденных, от наказания за кражу указание суда о назначении им наказания по совокупности преступлений по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ подлежит исключению из приговора.

При назначении Никитину Н. окончательного наказания по совокупности приговоров Судебная коллегия учитывает изменения внесенные постановлением Котласского городского суда Архангельской области от 6 апреля 2012 года в предыдущий приговор Соломбальского районного суда Архангельской области от 21 марта 2001 года, согласно которым Никитин Н.А. признан осужденным по ч. 1 ст. 186 УК РФ в редакции Федерального Закона от 07.03.2011 г. № 26-ФЗ к 5 годам 11 месяцам лишения свободы, в связи с чем постановлено считать его условно досрочно освобожденным по приговору от 21 марта 2001 года на неотбытый срок 2 года 8 месяцев 29 дней.

Гражданский иск потерпевшей С разрешен судом правильно.

Вместе с тем решение суда о взыскании в пользу Государственного учреждения здравоохранения «

с осужденных по 5088 рублей с каждого, а также вопрос о взыскании процессуальных издержек, связанные с оплатой труда адвокатов взыскании в доход государства с Никитина Н.А. - 340 рублей, Селянинова О.В. - 1360 рублей подлежат исключению из приговора по следующим основаниям.

По смыслу положений п.п. 4 и 7 ч.2 ст. 131 УПК РФ в системном единстве с положениями Федерального закона от 31 мая 2001 г. № 7-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Фе-

12

дерации» суммы, израсходованные на производство судебных экспертиз в экспертных учреждениях, когда судебнЕле экспертизы проводятся в государственном экспертном учреждении при исполнении экспертом обязанностей в порядке служебного задания, не являются процессуальными издержками. Согласно ст. 37 упомянутого Закона, деятельность государственных судебно-экспертных учреждений финансируется за счет средств соответствующих бюджетов. Взимание платы за производство экспертиз по уголовным делам, в том чрсле за приобретение расходных материалов, необходимых для проведения исследований, за использование оборудования и прочее, не предусмотрено.

По данному делу судебные экспертизы были проведены экспертами государственного учреждения здравоохранения на основании постановлений следователя.

Кроме того в соответствии с ч.1 ст. 132 УПК РФ процессуальными издержками являются связанные с производством по уголовному делу расходы.

Указанные фактические расходы, по смыслу закона, возложены на орган, в производстве которого находится уголовное дело. Следственным органом, в производстве которого находипось уголовное дело, расходы на проведение экспертиз не оплачивались, при направлении дела в суд следователь указал в справке об отсутствии процессуальных издержек.

При таких данных суд не имел ос сований для признания расходов экспертного учреждения процессуальными издержками.

Помимо этого взыскание процессуальных издержек в пользу конкретных лиц и учреждений, а не в доход государства в порядке регресса противоречит закону.

Что касается расходов на оплату труда адвокатов, осуществлявших защиту осужденных, то указанные расходы в соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 131 УПК РФ правильно признаны судом процессуальными издержками.

Однако в судебном заседании не обсуждался вопрос об их взыскании осужденным не была предоставлена возможность высказать свое мнение по указанному вопросу, решение суда о необходимости взыскания процессуальных издержек с осужденных не мотивировано.

В последующем, как следует из материалов дела, исполнительное

производство о взыскании 1360 рублей с Селянинова было прекращено в

связи с его имущественной несостоятелъ ностью, а в отношении Никитина

исполнительное производство о взыскании 340 рублей не возбуждалось.

При таких обстоятельствах решение суда о возмещении за счет

средств осужденных расходов, понесенн Е,гх экспертным учреждением при

производстве экспертиз, а также расходов, связанных с оплатой труда

адвокатов, нельзя признать законным и обоснованным, в связи с чем данное

указание суда подлежит исключению из приговора.

13

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

о пред ел ила:

приговор Архангельского областного суда от 7 апреля 2006 года в отношении Никитина Н А и Селянинова О В изменить.

Освободить Никитина Н.А. и Селянинова О.В. от наказания назначенного им по ч. 1 ст. 158 УК РФ, на основании п. 3 ч. 1 ст. 24, ч. 8 ст. 302 УПК РФ за истечением сроков давности уголовного преследования.

Исключить указание суда о назначении Никитину Н.А. и Селянинову О.В. наказания по совокупности преступлений по правилам ч.З ст. 69 УК РФ.

Считать Селянинова О.В. осужденным по пп. «а», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 17 годам 6 месяцам лишения свободы.

К назначенному Никитину Н.А. по пп. «а», «ж» 2 ст. 105 УК РФ наказанию на основании ст. 70 УК РФ частично присоединить неотбытое по приговору Соломбальского районного суда г. Архангельска от 21 марта 2001 года наказание в размере 5 месяцев и окончательно назначить ему 14 (четырнадцать) лет 5 (пять) месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Исключить указание суда о взыскании в пользу Государственного учреждения здравоохранения «

с Никитина Н.А. и Селянинова О.В. по 5088 рублей с каждого и о взыскании в доход государства процессуальных издержек, связанных с оплатой труда адвокатов, с Никитина Н.А. - 340 рублей, Селянинова О.В. - 1360 рублей.

В остальном приговор в отношении Никитина Н.А. и Селянинова О.В оставить без изменения, а кассационное представление и кассационные жалобы потерпевшей и осужденных - без удовлетворения Председательствующий

Судьи

14

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...