Актуально на:
08 декабря 2022 г.

Решение Верховного суда: Определение N 117-КГ17-3 от 01.06.2017 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№ 117-КГ17-3

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. М о с к в а 1 июня 2017 г.

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Калининой Л.А судей Горчаковой Е.В. и Корчашкиной Т.Е рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу Рыбалко Л И на апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Севастопольского городского суда от 19 апреля 2016 г. по административному делу по административному исковому заявлению Рыбалко Л.И. о признании незаконным постановления пристава исполнителя отдела судебных приставов по Гагаринскому району Управления Федеральной службы судебных приставов (далее - УФССП России по Севастополю от 14 мая 2015 г. об окончании исполнительного производства.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горчаковой Е.В., Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации

установила Рыбалко Л.И., являясь взыскателем по исполнительному производству возбужденному на основании исполнительного листа от 26 ноября 2013 г. № о взыскании с Ляшковой Н.В. в пользу Рыбалко Л.И. суммы задолженности, обратилась в суд с административным иском об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя отдела судебных приставов по Гагаринскому району УФССП России по Севастополю от 14 мая 2015 г об окончании исполнительного производства № , а также просила обязать должностных лиц отдела судебных приставов по Гагаринскому району УФССП России по Севастополю арестовать имущество должника.

Свои требования административный истец обосновала тем, что судебный пристав-исполнитель преждевременно вынес постановление об окончании исполнительного производства, поскольку уплаченные должником денежные средства в размере 1 532 543 руб. менее той суммы которая присуждена к взысканию решением суда, и у Ляшковой Н.В осталась задолженность перед Рыбалко Л.И. в сумме 56 826,19 долл. США.

Решением Гагаринского районного суда г. Севастополя от 24 ноября 2015 г. (с учетом определения от 3 февраля 2016 г. об исправлении описки постановление судебного пристава-исполнителя от 14 мая 2015 г. об окончании исполнительного производства № признано незаконным и отменено. В удовлетворении остальной части административного иска отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по административным делам Севастопольского городского суда от 19 апреля 2016 г. названный выше судебный акт отменен в части признания незаконным постановления судебного пристава-исполнителя от 14 мая 2015 г. об окончании исполнительного производства, принято новое решение об отказе Рыбалко Л.И. в удовлетворении требований.

Определением судьи Севастопольского городского суда от 5 августа 2016 г. Рыбалко Л.И. отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации от 30 января 2017 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации определением от 3 апреля 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации.

В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, Рыбалко Л.И. просит об отмене апелляционного определения и оставлении в силе решения суда первой инстанции.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы Судебная коллегия приходит к следующему.

Основаниями для отмены или изменения судебных актов в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход административного дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 328 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации).

Судебная коллегия считает, что судом апелляционной инстанции допущено такого характера существенное нарушение норм материального права.

Признавая незаконным постановление судебного пристава-исполнителя об окончании исполнительного производства, суд первой инстанции правильно признал преждевременным вывод судебного пристава исполнителя о наличии правовых оснований для окончания исполнительного производства, так как оплата Ляшковой Н.В. суммы в размере 1 532 543 руб эквивалентной 651 203,53 грн., не свидетельствует об исполнении решения суда о взыскании с нее долга в размере 81 400 долл. США.

Отменяя решение суда в части признания незаконным постановления судебного пристава-исполнителя от 14 мая 2015 г., суд апелляционной инстанции указал, что предметом исполнения являлось взыскание долга в сумме 651 203,53 грн., что по официальному курсу на день оплаты соответствует сумме 1 532 543 руб. самостоятельно уплаченных должником в связи с чем судебный пристав-исполнитель обоснованно принял уплату долга в рублях и окончил исполнительное производство.

Между тем позиция суда второй инстанции является ошибочной ввиду следующего.

В соответствии со статьей 2 Федерального закона от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее - Закон № 229-ФЗ задачами исполнительного производства являются правильное и своевременное исполнение в том числе судебных актов.

Согласно пункту 1 части 1 статьи 12 названного закона исполнительными документами, направляемыми (предъявляемыми судебному приставу-исполнителю, являются исполнительные листы выдаваемые судами общей юрисдикции и арбитражными судами на основании принимаемых ими судебных актов.

Статьей 12 Федерального конституционного закона от 21 марта 2014 г. № 6-ФКЗ «О принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и образовании в составе Российской Федерации новых субъектов - Республики Крым и города федерального значения Севастополя» определено, что на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя действуют документы, выданные государственными и иными официальными органами Украины, государственными и иными официальными органами Автономной Республики Крым, государственными и иными официальными органами города Севастополя, без ограничения срока их действия и какого либо подтверждения со стороны государственных органов Российской Федерации, государственных органов Республики Крым или государственных органов города федерального значения Севастополя, если иное не предусмотрено статьей 12.2 названного закона, а также если иное не вытекает из самих документов или существа отношения.

В силу пункта 1 части 1 статьи 47 Закона № 229-ФЗ исполнительное производство оканчивается судебным приставом-исполнителем в случае фактического исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе.

Из материалов дела следует, что вступившим в законную силу решением Гагаринского районного суда г. Севастополя от 16 октября 2013 г. с Ляшковой Н.В. в пользу Рыбалко Л.И. взыскано 81 400 долл. США, что по курсу Национального банка Украины (далее - НБУ) на день подачи иска в суд составляло 650 630 грн., а также 573,53 грн. судебного сбора, на основании которого 26 ноября 2013 г. выдан исполнительный лист о взыскании с Ляшковой Н.В. указанных сумм.

Согласно платежному документу от 4 марта 2015 г. Ляшковой Н.В погашен долг перед Рыбалко Л.И. на сумму 1 532 543 руб.

Верховный Суд Российской Федерации разъяснил в пункте 27 постановления Пленума от 22 ноября 2016 г. № 54 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении», что исходя из предписаний статей 140 и 317 Гражданского кодекса Российской Федерации при рассмотрении споров связанных с исполнением денежных обязательств, следует различать валюту в которой денежное обязательство выражено (валюту долга), и валюту, в которой это денежное обязательство должно быть исполнено (валюту платежа). По общему правилу, как указано в пункт 1 статьи 317 Гражданского кодекса Российской Федерации, валютой долга и валютой платежа является рубль. Вместе с тем в силу пункта 2 этой же статьи в денежном обязательстве может быть предусмотрено, что оно подлежит оплате в рублях (валюта платежа) в сумме, эквивалентной определенной сумме в иностранной валюте или в условных денежных единицах (валюта долга). В этом случае подлежащая уплате в рублях сумма определяется по официальному курсу соответствующей валюты или условных денежных единиц на день платежа, если иной курс или иная дата его определения не установлены законом или соглашением сторон.

Валютой долга по денежному обязательству Ляшковой Н.В. перед Рыбалко Л.И. являются доллары США.

На момент вынесения решения суда о взыскании долга и выдачи исполнительного листа валютой платежа являлись гривны, однако, в связи с принятием в Российскую Федерацию Республики Крым на день оплаты задолженности (4 марта 2015 г.) валютой платежа стали рубли Следовательно, должнику необходимо выплатить в пользу Рыбалко Л.И денежные средства в рублях в размере, эквивалентном присужденной сумме в долларах США на день фактического платежа.

Пунктом 29 названного выше постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации предусмотрено, что если законом или соглашением сторон курс и дата пересчета не установлены, суд в соответствии с пунктом 2 статьи 317 Гражданского кодекса Российской Федерации указывает, что пересчет осуществляется по официальному курсу на дату фактического платежа. Для иностранных валют и условных денежных единиц, котируемых Банком России, под официальным курсом понимается курс этих валют (единиц) к рублю, устанавливаемый Банком России на основании статьи 53 Федерального закона от 10 июля 2002 г. № 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)».

В соответствии с информацией, размещенной Банком России в информационно-телекоммуникационной сети Интернет, на 4 марта 2015 г. (день оплаты задолженности) курс доллара США к рублю Российской Федерации составлял 62,3649, следовательно, на день фактической уплаты Ляшковой Н.В. в погашении долга, взысканного решением суда сумма в размере 1 532 543 руб. в валюте долга составила 24 573,81 долл США, в то время как решением суда взыскано 81 400 долл. США, которые указаны в исполнительном листе как предмет исполнительного производства.

Приведенные фактические обстоятельства со всей очевидностью свидетельствуют о том, что исполнительный документ исполнен не в полном объеме, поэтому у судебного пристава-исполнителя отсутствовали предусмотренные пунктом 1 части 1 статьи 47 Закона № 229-ФЗ основания для принятия постановления об окончании исполнительного производства.

Таким образом, выводы суда первой инстанции о незаконности оспариваемого постановления судебного пристава-исполнителя являются правильными, а позиция суда апелляционной инстанции, отменившего законный судебный акт, не соответствует фактическим обстоятельствам и нормам материального права, регулирующим спорные отношения.

Судебная коллегия, установив, что допущенные нарушения действующего законодательства являются существенными, повлекли принятие незаконного судебного акта, без отмены которого невозможно восстановление и защита прав и законных интересов Рыбалко Л.И, считает необходимым отменить обжалуемое апелляционное определение и оставить в силе решение суда первой инстанции.

На основании изложенного Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 328, 329, 330 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации,

определила апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Севастопольского городского суда от 19 апреля 2016 г. отменить, оставить в силе решение Гагаринского районного суда г. Севастополя от 24 ноября 2015 г.

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...