Актуально на:
21 октября 2019 г.

Решение Верховного суда: Определение N 5-О10-107СП от 11.05.2010 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

1

^ ^ ^ ^ * Дело № 5-о 10-107 сп

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Город Москва 11 мая 2010 года.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда

Российской Федерации

в составе:

председательствующего - Шурыгина А.П.

судей - Степалина В.П. и Шамова А.В.

при секретаре Карелиной О.В.

рассмотрела в судебном заседании от 11 мая 2010 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденных Никитенко И.В. и Качесова П.В., адвокатов Косухина В.Г., Горбунова Г.М. и Хахалиной Н.Г. на приговор Московского городского суда с участием присяжных заседателей от 28 декабря 2009 года, которым

НИКИТЕНКО И В ,,

ранее судимый 29 ноября 1996 года по ст. ст. 103, 144 УК РСФСР на 9 лет лишения свободы, освобожден 12 августа 2002 года условно-досрочно на 2 года 8 месяцев 20 дней,

осужден к лишению свободы по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. «ж, з» УК РФ на 11 лет, ст. 222 ч. 3 УК РФ на 6 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 14 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

КАЧЕСОВ П В ,,

осужден к лишению свободы по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. «ж, з» УК РФ на 13 лет, ст. 222 ч. 3 УК РФ на 6 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 16 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Решен вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Степалина В.П., выступления осужденного Качесова П.В., адвокатов Юдиной Н.В., Горбунова Г.М. и Хахалиной Н.Г. по доводам кассационных жалоб, прокурора Башмакова А.М., полагавшего приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

судом с участием присяжных заседателей при обстоятельствах, изложенных в приговоре, осужденные Никитенко и Качесов признаны виновными в совершении в составе организованной группы:

5 декабря 2007 года, около 8 часов, в,

куда приехали на автомашине под управлением Никитенко, покушения на убийство по найму генерального директора ОАО « » потерпевшего К.,

в которого Качесов произвел выстрел из переделанного 9-мм пистолета с глушителем, механизм этого пистолета дал сбой К уклоняясь от выстрелов стал убегать, Никитенко стал двигаться на автомобиле в сторону потерпевшего, а Качесов произвел из другого 9-мм пистолета с глушителем не менее 4 выстрелов, в результате чего К было причинено сквозное непроникающее огнестрельное ранение передней стенки живота, после чего осужденные скрылись, потерпевший остался жив, поскольку укрылся от выстрелов за автомашинами и ему была своевременно оказана медицинская помощь;

незаконного хранения, ношения, перевозки указанного огнестрельного оружия и не менее 17 патронов к пистолету ПМ.

В кассационных жалобах и дополнениях:

осужденный Никитенко просит приговор суда отменить дело направить на новое судебное разбирательство. Указывает, что в судебном заседании имели место нарушения ст. 15 УПК РФ и другие нарушения уголовно-процессуального закона, что повлекло вынесение присяжными заседателями обвинительного вердикта Председательствующий незаконно, без установления причин произвел замену присяжных заседателей № и , необоснованно отклонил ходатайство адвоката о признании ряда доказательств недопустимыми, незаконно отказал в оглашении в части противоречий показаний потерпевшего К и его объяснения от 5 декабря 2008 года, в допросе свидетелей защиты У и А , показания которых свидетельствуют о его невиновности, в осмотре автомобиля. При допросе свидетеля Н присяжным заседателям было сообщено, что он со свидетелем вместе отбывали лишение свободы. Присяжным заседателям были оглашены недопустимые доказательства - протоколы его допросов в качестве подозреваемого, очной ставки от 27 ноября 2008 года, видеозапись проверки его показаний на месте от 2 декабря 2008 года, поскольку при проведении данных следственных действий участвовал адвокат Мордвинов А.А., в отношении которого в деле отсутствует постановление следователя о допуске, и о назначении этого адвоката он не просил, а адвокат Васильева Т.Л. не была допущена к участию в деле. При проведении этих следственных действий на него оказали воздействие оперативные работники. В нарушение ст. 276 УПК РФ при отсутствии противоречий были оглашены его показания на предварительном следствии, была продемонстрирована видеозапись без оглашения протокола, в нарушение ст. ст. 277, 278 УПК РФ председательствующий прерывал адвоката Косухина В.Г., нарушал процедуру допроса указал на имеющиеся у обвинения доказательства показания свидетеля И , в присутствии присяжных заседателей разрешил ряд ходатайств стороны обвинения об оглашении материалов дела, а при их оглашении государственный обвинитель обратил внимание на процессуальный вопрос о том, как были выявлены подсудимые В прениях сторона обвинения допустила оценку памяти свидетелей защиты, сравнила со своей, тем самым порочила показания свидетелей, а председательствующий на все нарушения не реагировал;

адвокат Косухин В.Г. в защиту осужденного Никитенко просит приговор суда отменить, дело направить на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания. Не конкретизируя, указывает, что в ходе судебного разбирательства были допущены нарушения УПК РФ, в результате чего присяжные заседатели вынесли обвинительный вердикт;

осужденный Качесов просит приговор суда отменить, дело направить на новое судебное разбирательство. Указывает, что в судебном заседании прозвучала информация о судимости Никитенко, поэтому председательствующему необходимо было распустить коллегию присяжных заседателей. В ходе рассмотрения дела председательствующим были нарушены требования ст. ст. 7, 15 УПК РФ. Председательствующий неоднократно высказывал в адрес защиты реплики, которые могли повлиять на мнение и беспристрастность присяжных заседателей, сформировать у них обвинительный уклон, например, сказал, что невиновные люди не имеют трех адвокатов по соглашению, а о причине отсутствия адвоката Казанцевой М.А. сказал, что возможно ищет свидетелей что истолковано присяжными заседателями как отсутствие доказательств невиновности и попытка стороны защиты доказать свою позицию. Председательствующий незаконно прерывал адвоката Горбунова Г.М., необоснованно исключил доказательства стороны защиты - справки из ООО» » о нахождении его 6 декабря 2007 года в городе,

подтверждающей его алиби, о том, что 5 декабря 2007 года он в не находился, документы, подтверждающие, что с 1 по 7 декабря 2007 года он выполнял поручение свидетеля К также подтверждающих его алиби. Назначенное ему наказание несоразмерно с установленными присяжными заседателями обстоятельствами, не учтены данные о его личности, отсутствие судимости, наличие на иждивении ребенка;

адвокаты Горбунов Г.М. и Хахалина Н.Г. в совместной жалобе в защиту осужденного Качесова просят приговор суда отменить, дело направить на новое судебное разбирательство Указывают, что председательствующий незаконно заменил присяжных заседателей № и без выяснения причин неявки, без обсуждения и выслушивания мнения сторон, поэтому вердикт вынесен незаконным составом суда, необоснованно отклонил ходатайства стороны защиты о признании недопустимыми доказательствами протоколов опознания по фотографиям, ряда других доказательств, в нарушение ст. 15 УПК РФ отклонил ходатайство об осмотре автомобиля, в оглашении в связи с противоречиями показаний потерпевшего К .. При допросе свидетель Н указал на судимость Никитенко, что не могло не вызвать предубеждения у присяжных заседателей видеозапись проверки показания на месте подозреваемого Никитенко просмотрена без оглашения протокола Председательствующий не пресекал недопустимые высказывания стороны обвинения в ходе судебных прений, когда государственный обвинитель ссылался на неисследованные обстоятельства о конспирации подсудимых, говорил о том, что Качесов пытается ввести присяжных заседателей в заблуждение, связать свое место нахождение с телефонными переговорами в районе города,

исказил доказательства и подтвержденные в судебном заседании факты принадлежности телефонного номера Качесову, а именно протокола выемки и осмотра. Полагают, что даже если оставить в стороне вопрос о виновности, назначенное Качесову наказание является несправедливым вследствие чрезмерной строгости, суд фактически не учел, что отсутствуют отягчающие обстоятельства, осужденный впервые привлечен к уголовной ответственности, имеет на иждивении несовершеннолетнего ребенка.

В совместном возражении на кассационные жалобы государственные обвинители Дядюра Д.В. и Минакова Т.А указывают о своем несогласии с ними.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, возражения, судебная коллегия не находит оснований к отмене приговора суда, который постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности осужденных Никитенко и Качесова в совершении инкриминированных каждому указанных в приговоре суда преступлений.

Доводы в жалобах осужденного Никитенко, адвокатов Горбунова Г.М. и Хахалиной Н.Г. о том, что председательствующий незаконно, без установления причин, без выслушивания мнения сторон произвел замену присяжных заседателей № и и поэтому состав суда был незаконный, приговор суда подлежит отмене являются несостоятельными, так как противоречат материалам дела и не основаны на законе.

В соответствии с п. 1 ч. 2, ч. 3 и 4 ст. 333 УПК РФ присяжные заседатели не вправе отлучаться из зала судебного заседания во время слушания уголовного дела, за неявку в суд без уважительной причины могут быть подвергнуты денежному взысканию Председательствующий предупреждает присяжных заседателей о том, что в случае нарушения этих требований, присяжный заседатель может быть отстранен от дальнейшего участия в рассмотрении уголовного дела по инициативе судьи или по ходатайству сторон. В этом случае отстраненный присяжный заседатель заменяется запасным.

Указанные требования уголовно-процессуального закона не нарушены.

Из протокола судебного заседания следует, что председательствующий разъяснил присяжным заседателям их права предусмотренные ст. 333 УПК РФ (т. 11, л.д. 141).

26 ноября 2009 года в судебном заседании был объявлен перерыв до 11 часов 27 ноября 2009 года, но в указанное время и дату присяжный заседатель № не явился. В связи с несвоевременной доставкой подсудимых судебное заседание в тот день началось в 12 часов, но и в указанное время, а также в дальнейшем присяжный заседатель № не явился Председательствующий довел до сведения сторон данное обстоятельство и произвел замену присяжного заседателя запасным под № , каких-либо возражений от сторон не поступило (т. 11, л.д. 154).

30 ноября 2009 года в судебном заседании был объявлен перерыв до 14 часов 1 декабря 2009 года, но в указанное время и дату присяжный заседатель № не явился. Судебное заседание было продолжено в отсутствие присяжных заседателей в связи с необходимостью разрешения ходатайств сторон. В 15 часов присяжные заседатели были приглашены в зал судебного заседания но и в указанное время, а также в дальнейшем присяжный заседатель № не явился. Председательствующий довел до сведения сторон данное обстоятельство и произвел замену присяжного заседателя № запасным под № , каких-либо возражений от сторон также не поступило (т. 11, л.д. 170-173).

Несостоятельными также являются и доводы в жалобе осужденного Качесова о том, что председательствующему необходимо было распустить коллегию присяжных заседателей из за того, что в судебном заседании прозвучала информация о судимости Никитенко, а также доводы в жалобах осужденного Никитенко, адвокатов Горбунова Г.М. и Хахалиной Н.Г. о том, что данное обстоятельство не могло не вызвать предубеждения у присяжных заседателей.

Согласно ст. ст. 329 ч. 3, 330, 348 ч. 5 УПК РФ роспуск коллегии присяжных заседателей возможет лишь до приведения присяжных заседателей к присяге ввиду тенденциозности состава образованной коллегии либо в случае, когда количество выбывших присяжных заседателей превышает количество запасных и состоявшееся судебное разбирательство признается недействительным, а также при несогласии председательствующего с обвинительным вердиктом. Других оснований для роспуска коллегии присяжных заседателей уголовно-процессуальный закон не предусматривает.

Из протокола судебного заседания следует, что стороны не делали заявлений о тенденциозности состава образованной коллегии присяжных заседателей (т. 11, л.д. 140), количество выбывших присяжных заседателей в ходе судебного заседания не превышало количество запасных, коллегия не распускалась председательствующий не выносил постановления о роспуске коллегии.

Также из протокола судебного заседания следует, что перед началом допроса свидетель Н сказал, что он ранее знал Никитенко, «вместе сидели». Председательствующий сразу же остановил свидетеля, сделал ему замечание, предупредил, чтобы он не говорил сведений о личности подсудимого, обратился к присяжным заседателям с просьбой не принимать во внимание данное обстоятельство при вынесении вердикта, а также обратился в напутственном слове (т. 11, л.д. 108, 155).

Данных о том, что у присяжных заседателей в связи с указанным обстоятельством было предубеждение о виновности подсудимых, в материалах дела нет, и в кассационных жалобах также никаких конкретных данных не приводится.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами в жалобах о нарушении в ходе судебного следствия требований ст. ст. 7, 15, 335 УПК РФ, об ограничении прав стороны защиты на предоставление доказательств, об исследовании недопустимых доказательств, поскольку эти доводы противоречат материалам дела и не основаны на законе.

Из протокола судебного заседания следует, что судебное следствие проведено на основе принципов законности и состязательности, установленных ст. ст. 7, 15 УПК РФ, с учетом требований ст. 335 УПК РФ об особенностях судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей, ст. 334 УПК РФ о полномочиях судьи и присяжных заседателей.

Все представленные сторонами доказательства, заявленные сторонами ходатайства, разрешены председательствующим в установленном законом порядке. 16 декабря 2009 года председательствующий выяснял у сторон, имеются ли у них дополнения к судебному следствию, все заявленные ходатайства были разрешены. После этого от участников судебного разбирательства каких-либо других дополнений к судебному следствию не поступило. Судебное следствие было закончено в пределах исследованных доказательств. Председательствующий объявил перерыв до 21 декабря 2009 года. После перерыва также не заявлено ходатайств о возобновлении судебного следствия. Суд обоснованно приступил к выслушиванию судебных прений, в ходе которых ходатайств о возобновлении судебного следствия также не заявлялось (т. 11, л.д. 248-258).

Потерпевший К в судебном заседании был допрошен сторонами в соответствии с требованиями ст. 277 УПК РФ. После допроса стороны были согласны с ходатайством потерпевшего К об освобождении его от дальнейшего участия в судебном заседании Оснований для оглашения его показаний на предварительном следствии, на что имеются ссылки в жалобах осужденного Никитенко, адвокатов Горбунова Г.М. и Хахалиной Н.Г., не было в связи с отсутствием существенных противоречий. Председательствующий правильно, в соответствии с требованиями ч. 3 ст. 281 УПК РФ отказал в удовлетворении ходатайства стороны защиты. Также правильно председательствующий отказал в удовлетворении ходатайства адвоката Косухина В.Г. об оглашении объяснения потерпевшего К ., поскольку объяснение не соответствовало требованиям ст. 74 УПК РФ, определяющей понятие доказательства по уголовному делу (т. 11, л.д. 145-149, 227-228).

Нет также данных, на которые ссылается в своей жалобе осужденный Никитенко о том, что в нарушение ст. 277, 278 УПК РФ председательствующий прерывал адвоката Косухина В.Г., нарушал процедуру допроса, что при реплике адвоката председательствующий указал на имеющиеся у обвинения доказательство - показания свидетеля И , что при оглашении материалов дела государственный обвинитель обратил внимание на процессуальный вопрос.

Из протокола судебного заседания следует, что при допросе свидетеля И адвокат Косухин В.Г. никаких вопросов не задавал и никаких ходатайств не заявлял. Председательствующим обоснованно были сняты лишь 2 вопроса подсудимого Качесова как не соответствующие требованиям ст. ст. 252, 335 ч. 7 УПК РФ Никто из участников судебного разбирательства не делали заявлений о каких-либо нарушениях уголовно-процессуального закона, допрос был окончен только после того, как стороны заявили что больше вопросов к свидетелю И нет. При допросах других лиц в судебном заседании адвокат Косухин В.Г. задал всего 45 вопросов, ни один из этих вопросов председательствующий не снимал и адвоката Косухина В.Г. при допросах не останавливал. В прениях председательствующий обоснованно остановил один раз адвоката Косухина В.Г., когда тот начал говорить об обстоятельствах, не касающихся фактических обстоятельства дела, а именно, о том, что каждый из присяжных заседателей около 8 утра выходит из подъезда своего дома (т. 11, л.д. 159, 175-179, 189, 239- 247, 258, 266-267).

Доводы в жалобе осужденного Никитенко о том, что председательствующий в присутствии присяжных заседателей разрешил ряд ходатайств стороны обвинения об оглашении материалов дела, не могут служить основанием к отмене приговора поскольку не основаны на законе.

Согласно ч. 2 ст. 256 УПК РФ в совещательной комнате выносятся лишь определения или постановления о возвращении уголовного дела прокурору, о прекращении уголовного дела, об избрании, изменении или отмене меры пресечения в отношении подсудимого, о судебном разбирательстве в отсутствие подсудимого, о продлении срока содержания подсудимого под стражей, об отводах, о назначении судебной экспертизы. Все иные определения или постановления по усмотрению суда выносятся в зале судебного заседания и подлежат занесению в протокол судебного заседания.

Эти требования уголовно-процессуального закона председательствующим не нарушены. Данных о том, что председательствующий выносил в зале судебного заседания постановления, подлежащие вынесению в совещательной комнате нет, и осужденный Никитенко таких данных в жалобе не приводит Из протокола судебного заседания следует, что постановлениями председательствующего на месте в присутствии присяжных заседателей разрешались лишь те ходатайства, против которых никто из участников судебного разбирательства возражений не заявлял, а именно, об освобождении допрошенных лиц от дальнейшего участия в судебном заседании, о замене не явившихся присяжных заседателей, об оглашении показаний свидетелей в связи с существенными противоречиями, об обозрении документов (т. 11, л.д. 149, 173, 179, 215-216, 220-221, 226, 237).

Доводы в жалобе осужденного Качесова о том, что председательствующий неоднократно высказывал в адрес защиты реплики, которые могли повлиять на мнение и беспристрастность присяжных заседателей, сформировать у них обвинительный уклон сказал о том, что невиновные люди не имеют трех адвокатов по соглашению, незаконно прерывал адвоката Горбунова Г.М высказался о причине отсутствия адвоката Казанцевой М.А которая возможно ищет свидетелей, противоречат данным протокола судебного заседания, в котором нет записей о таких обстоятельствах.

Из протокола судебного заседания следует, что при допросах лиц, вызванных в судебное заседание, адвокат Горбунов Г.М. задал всего 74 вопроса. Один из этих вопросов о том, что представляет собой город , председательствующий обоснованно снял, как не соответствующий требований ст. ст. 252, 335 ч. 7 УПК РФ Адвоката Горбунова Г.М. при допросах председательствующий ни разу не останавливал. В прениях председательствующий обоснованно остановил один раз адвоката Горбунова Г.М., когда он начал говорить об обстоятельствах, не касающихся фактических обстоятельства дела, а именно, о том, что не удалось увидеть свидетеля И . Из материалов дела следует, что свидетель И был допрошен по ходатайству стороны обвинения, с которым сторона защиты согласилась, в условиях, исключающих визуальное наблюдение (т. 11, л.д. 147, 151, 165, 166, 174, 177, 178, 192, 197, 210-214, 217-225, 235-237, 257).

Из материалов дела и протокола судебного заседания также следует, что защиту подсудимого Качесова осуществляли по соглашению адвокаты Казанцева М.А. и Горбунов Г.М. В связи с неявкой в судебное заседание адвоката Казанцевой М.А. 3 , 7 , 9 , 1 1 , 15 декабря 2009 года подсудимый Качесов каждый раз представлял суду письменные заявления о том, что он просит провести судебное заседание в отсутствие одного из двух адвокатов, а именно адвоката Казанцевой М.А. (т. 11, л.д. 8, 9, 55, 56, 57, 61, 65, 179-189, 181, 185, 204, 227-228).

Председательствующим обоснованно отклонено ходатайство адвоката Косухина В.Г. о предъявлении в зале суда для обозрения свидетелю Н и присяжным заседателям автомобиля подсудимых « », на что имеются ссылки в жалобах осужденного Никитенко, адвокатов Горбунова Г.М. и Хахалиной Н.Г. Протокол осмотра данного автомобиля был оглашен в судебном заседании, присяжным заседателям была также предъявлена для обозрения фототаблица данного автомобиля, после этого каких-либо заявлений от участников судебного разбирательства, в том числе от осужденного Никитенко, адвокатов Горбунова Г.М. и Хахалиной Н.Г., не поступило (т. 11, л.д. 161, 173, 253).

Также председательствующий обоснованно отклонил ходатайство адвоката Косухина В.Г. в допросе в присутствии присяжных заседателей дополнительных свидетелей У и А , на которых указывает в жалобе осужденный Никитенко, поскольку установлено, что их показания не относятся к фактическим обстоятельствам дела, не соответствуют требованиям ст. 252, 335 ч. 7 УПК РФ (т. 11, л.д. 238, 241-244).

Не было оснований у председательствующего для удовлетворения ходатайства адвоката Казанцевой М.А. об оглашении справки из ООО» », других документов, на которые ссылается в жалобе осужденный Качесов поскольку отсутствовали необходимые реквизиты, дата выдачи отметки банка, подписи должностных лиц, документы не соответствовали требованиям ст. 74 УПК РФ, определяющей понятие доказательства по уголовному делу (т. 11, л.д. 231-232).

Данных о том, что с участием присяжных заседателей исследовались недопустимые доказательства, нет.

Из материалов дела и протокола судебного заседания следует, что оснований для признания недопустимыми доказательствами, на которые имеются ссылки в жалобах осужденного Никитенко и Качесова, адвокатов Горбунова Г.М. и Хахалиной Н.Г., в частности, протоколов следственного эксперимента, опознания, допросов Никитенко в качестве подозреваемого, проверки показаний на месте, очной ставки видеозаписи, у председательствующего не было.

Установлено, что следственный эксперимент проведен в соответствии с требованиями ст. ст. 166, 170, 181 УПК РФ опознание ст. 193 УПК РФ, допросы, очная ставка, проверка показаний на месте, видеозапись ст. ст. 192-194 УПК РФ, право на защиту Никитенко не нарушено, он не отказался от участия адвоката Мордвинова. Заявление Никитенко о применении незаконных методов судом проверено, сведения не подтвердились при этом, учтено, что следователем вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Показания осужденного Никитенко на предварительном следствии были обоснованно оглашены с учетом требований п. 1 ч. 1 ст. 276 УПК РФ при наличии существенных противоречий. Обоснованные выводы председательствующего об этом подробно мотивированы в постановлениях (т. 11, л.д. 169-172, 187, 199-206, 208).

Что касается просмотра видеозаписи проверки показаний на месте подозреваемого Никитенко от 2 декабря 2008 года без оглашения протокола, то судебная коллегия находит, что само по себе данное обстоятельство, на которое ссылаются в жалобах осужденный Никитенко, адвокаты Горбунов Г.М. и Хахалина Н.Г не может служить основанием к отмене приговора суда.

Из протокола судебного заседания следует, что эта видеозапись, как вещественное доказательство, была просмотрена в судебном заседании по ходатайству государственного обвинителя который не ходатайствовал об оглашении протокола. Сторона защиты не заявила возражений против такого исследования доказательства, а ходатайство о признании доказательства недопустимым председательствующим было разрешено в установленном законом порядке. При этом, также были оглашены 2 протокола дополнительного допроса Никитенко и протокол очной ставки от 27 ноября в качестве подозреваемого. На вопрос адвоката Косухина В.Г. подсудимый Никитенко заявил, что он не подтверждает показания от 27 ноября 2008 года и при проверке показаний на месте, что он допустил самооговор и оговор подсудимого Качесова (т. 11, л.д. 205-209).

Прения сторон и последнее слово подсудимых соответствуют требованиям ст. ст. 292, 293, 336, 337 УПК РФ (т. 11, л.д. 258-281).

Доводы в жалобе осужденного Никитенко о том, что государственный обвинитель порочил показания свидетелей защиты, в жалобе адвокатов Горбунова Г.М. и Хахалиной Н.Г. о том, что государственный обвинитель позволял в ходе судебных прений недопустимые высказывания, ссылался на неисследованные обстоятельства, искажал доказательства, а председательствующий не реагировал и не пресекал такие действия, являются несостоятельными, поскольку противоречат материалам дела и не основаны на законе.

В соответствии с требованиями ч. 2 и 3 ст. 336 УПК РФ прения сторон проводятся лишь в пределах вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями. Стороны не вправе касаться обстоятельств, которые рассматриваются после вынесения вердикта без участия присяжных заседателей, и ссылаться в обоснование своей позиции на доказательства, которые в установленном порядке признаны недопустимыми или не исследовались в судебном заседании. Судья прерывает такие выступления и разъясняет присяжным заседателям, что они не должны учитывать данные обстоятельства при вынесении вердикта По смыслу закона в этой, завершающей стадии состязания стороны получают возможность, анализируя все обстоятельства дела с разных позиций, способствовать формированию внутреннего убеждения судей, объективной оценке ими собранных доказательств и, следовательно, постановлению законного и обоснованного приговора.

Из протокола судебного заседания следует, что указанные требования уголовно-процессуального закона государственным обвинителем не нарушены. Выводы государственного обвинителя, в частности, о том, что, по его мнению, версия Никитенко и Качесова о не совершении преступлений является надуманной, выдвинутой с целью избежать ответственности, что есть основания сомневаться в правдивости показаний ряда свидетелей защиты, что они пытались создать алиби, что у них избирательная память, являлась оценкой государственного обвинителя показаний этих свидетелей вместе с другими исследованными доказательствами в обоснование своей позиции. При этом, государственный обвинитель дал анализ исследованных доказательств, в том числе показаний свидетелей защиты со ссылкой на обстоятельства, о которых при допросах заявили сами свидетели, в частности и о том, какие обстоятельства они помнят, а какие не помнят. Такой анализ доказательств и их оценка в обоснование своей позиции государственным обвинителем проведены в рамках требований уголовно-процессуального закона поэтому не могут служить основанием для вывода о том, что государственный обвинитель в прениях порочил доказательства стороны защиты. Данных о том, что государственный обвинитель позволял в ходе судебных прений недопустимые высказывания ссылался на неисследованные обстоятельства, искажал доказательства, нет (т. 11, л.д. 258-265).

Что касается последнего слова подсудимого Качесова, то председательствующий правильно остановил его, когда он начал говорить об обстоятельствах, не касающихся фактических обстоятельств дела, а именно о том, что «если посмотреть, что творится вокруг» (т. 11, л.д. 280). Действия председательствующего соответствовали требованиям ст. ст. 293 ч. 2, 337 ч. 2 УПК РФ согласно которым суд не может ограничивать продолжительность последнего слова подсудимого определенным временем, но председательствующий вправе останавливать подсудимого в случаях, когда обстоятельства, излагаемые подсудимым, не имеют отношения к рассматриваемому уголовному делу.

Вопросный лист и вердикт коллегии присяжных заседателей соответствуют требованиям ст. ст. 252, 338, 339, 341-345 УПК РФ (т. 11, л.д. 109-113).

Напутственное слово председательствующего соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ. Стороны не заявляли в судебном заседании возражений в связи с содержанием напутственного слова председательствующего по мотивам нарушения им принципа объективности и беспристрастности (т. 11, л.д. 91-108, 284).

Доводы в жалобах о невиновности осужденных Никитенко и Качесова не могут быть приняты во внимание, поскольку по этим основаниям не может быть отменен приговор суда с участием присяжных заседателей. Из материалов дела следует, что осужденные Никитенко и Качесов были ознакомлены с особенностями рассмотрения дела при такой форме судопроизводства.

Приговор постановлен председательствующим в соответствии с требованиями ст. 351 УПК РФ, определяющей особенности в суде с участием присяжных заседателей. В соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей действия осужденных председательствующим квалифицированы правильно, обоснованные выводы об этом мотивированы в приговоре.

Судебная коллегия не находит оснований для смягчения наказания осужденным по доводам жалоб. При назначении наказания судом учтены характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности каждого подсудимого, обстоятельства, смягчающие наказание, в том числе указанных в жалобах, влияние назначенного наказания на исправления каждого из осужденных и условия жизни их семей Оснований для применения ст. ст. 64, 73 УПК РФ судом не установлено. Обоснованные выводы суда об этом мотивированы в приговоре. Вопреки доводам в жалобах осужденного Качесова адвокатов Горбунова Г.М. и Хахалиной Н.Г., назначенное наказание нельзя признать несправедливым вследствие строгости.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора суда с участием присяжных заседателей, не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Московского городского суда с участием присяжных заседателей от 28 декабря 2009 года в отношении Никитенко И В и Качесова П В оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...