Актуально на:
18 февраля 2019 г.

Решение Верховного суда: Определение N 4-АПУ16-33СП от 12.07.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 4-АПУ16-ЗЗСП АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 12 июля 2016 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего судьи Ботина А.Г.,

судей Пейсиковой Е.В. и Абрамова С.Н.,

при ведении протокола секретарем Прохоровым А.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционные жалобы осужденных Белкина Д.К., Пронина О.Н., адвокатов Давыдовой СВ. и Карпинского Р.С, Байнова А.Г., Соколова А.А. в защиту осужденного Белкина Д.К., адвокатов Митюшиной О.А., Фомина М.А., Куракиной Н.В. в защиту осужденного Пронина ОН. на приговор Московского областного суда от 23 октября 2014 г., постановленного с участием присяжных заседателей, по которому

Белкин Д К

несудимый,

осужден:

- по ч. 1 ст. 209 У К Р Ф (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ) на 12 лет лишения свободы;

- по ч. 1 ст. 210 У К Р Ф (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ) на 12 лет лишения свободы;

- по пп. «а», «з», «к» ч. 2 ст. 105 У К Р Ф (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ) на 19 лет лишения свободы;

- по ч. 3 ст. 30, пп. «а», «з» ч. 2 ст. 105 У К Р Ф (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ) на 10 лет лишения свободы, от назначенного наказания освобожден на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 У П К РФ;

- по ч. 3 ст. 222 У К Р Ф на 6 лет лишения свободы;

- по ст. 295 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ) к пожизненному лишению свободы;

- по пп. «а», «в», «з», «н» ст. 102 УК РСФСР на 14 лет лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно Белкину Д.К. назначено пожизненное лишение свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима;

Пронин О Н

ранее судимый 19 мая 2004 г. Московским городским судом по ч.2 ст. 209 УК РФ, пп. «а», «в», «д», «з», «н» ст. 102, ч.2 ст. 15, пп. «в», «д», «е», «з», «н» ст. 102 УК РСФСР к 17 годам лишения свободы,

осужден по ст. 295 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ) на 19 лет лишения свободы.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенного наказания с наказанием, назначенным по приговору Московского городского суда от 19 мая 2004 г. окончательно назначено Пронину ОН. 24 года лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с Белкина Д.К. в счет компенсации морального вреда в пользу К и П по 1 миллиону рублей каждой.

Разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пейсиковой Е.В., изложившей обстоятельства дела, доводы, содержащиеся в апелляционных жалобах осужденных и адвокатов, возражения на доводы апелляционных жалоб государственных обвинителей, объяснения осужденных Белкина Д.К. и Пронина О Н . в режиме видеоконференц-связи, выступления адвокатов Давыдовой СВ., Карпинского Р.С. в защиту интересов Белкина Д.К., адвокатов Куракиной Н.В., Фомина М.А. в защиту интересов Пронина ОН., поддержавших доводы, изложенные в апелляционных жалобах, мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Химченковой М.М., государственного обвинителя Мустафаева Р.А., полагавших приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы без удовлетворения Судебная коллегия

установила:

по приговору суда, постановленному с участием коллегии присяжных заседателей,

Белкин Д.К. признан виновным:

- в создании устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан и организаций и руководстве такой группой (бандой);

- в создании преступного сообщества (преступной организации) для совершения тяжких и особо тяжких преступлений и руководстве таким сообществом (организацией), входящими в него структурными подразделениями;

- в умышленном убийстве 13 лиц (Б К М К Г М М С К П С,

К Г совершенном из корыстных побуждений, по предварительному сговору группой лиц, лица в связи с выполнением им своего общественного долга;

- в убийстве, то есть умышленном причинении смерти, 14 лиц (К М Б А ., Т.,

С И И В Г К М Т Е),

совершенном из корыстных побуждений, сопряженном с бандитизмом с целью скрыть другое преступление;

- в покушении на убийство, то есть покушении на умышленное причинение смерти, 7 лиц (К К., Ч А Ф Ч С Н совершенном из корыстных побуждений, сопряженном с бандитизмом;

- в незаконном хранении огнестрельного оружия и боеприпасов совершенном организованной группой;

в посягательстве на жизнь следователя К в связи с производством предварительного расследования, совершенном в целях воспрепятствования законной деятельности указанного лица;

Пронин ОН. признан виновным в посягательстве на жизнь следователя К в связи с производством предварительного расследования совершенном в целях воспрепятствования законной деятельности указанного лица.

Преступления совершены в период, указанный в приговоре, на территории области, г.

В апелляционных жалобах:

- осужденный Белкин Д.К. просит приговор в отношении его отменить в связи с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона неправильным применением уголовного закона и возвратить уголовное дело прокурору. При этом ссылается на то, что уголовное дело подлежало возвращению прокурору для устранения существенных нарушений уголовно процессуального закона, являющихся неустранимыми препятствиями для рассмотрения уголовного дела в судебном заседании, в частности, в связи с препятствиями, связанными с отсутствием в материалах дела сведений о соблюдении правовой процедуры его экстрадиции из Королевства Испания, а также в связи с указанием в обвинительном заключении преступлений обвинения по которым ему никогда не предъявлялось.

Осужденный считает, что суд допустил неоднократные нарушения его прав на защиту, выразившиеся в принятии судом в ходе рассмотрения дела незаконных и необоснованных решений о применении мер воздействия за нарушение порядка в судебном заседании в порядке ст. 258 УПК РФ в отношении его защитников - адвокатов Давыдовой С В . и Карпинского Р.С а также последующем неоднократном отказе суда в допуске данных адвокатов для участия в деле в качестве его защитников. Суд первой инстанции закончил судебное следствие, провел прения сторон, обсудил и сформулировал вопросный лист, произнес напутственное слово без участия как его самого, так и его защитника - адвоката по соглашению Соколова А.А., который не мог явиться для участия в судебном заседании по уважительной причине вследствие болезни.

Полагает, что судом был нарушен принцип равенства сторон, так как он и избранные им защитники были лишены возможности представлять доказательства, выступать в прениях сторон, участвовать в обсуждении и формулировании вопросного листа.

Кроме того, указывает, что назначенный ему судом в порядке ст. 51 УПК РФ защитник Байнов А.Г. не осуществлял надлежащим образом его защиту и не оказывал ему юридическую помощь, в частности, отказавшись от выступления перед коллегией присяжных заседателей в прениях сторон;

- в совместной апелляционной жалобе адвокаты Давыдова С В . и Карпинский Р.С. в защиту осужденного Белкина Д.К. просят приговор в отношении Белкина Д.К. отменить в связи с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, неправильным применением уголовного закона и возвратить уголовное дело прокурору, приведя в жалобе доводы аналогичные доводам, указанным в жалобе Белкина Д.К., за исключением довода о ненадлежащем осуществлении защиты Белкина Д.К. адвокатом по назначению Байковым А.Г.;

В дополнении к апелляционной жалобе адвокаты Давыдова С В . и Карпинский Р.С. указывают на наличие препятствий для рассмотрения дела связанных с экстрадицией Белкина Д.К., поскольку в запросе о его выдаче перечисляются лишь названия составов уголовных преступлений и номера статей уголовного закона, однако отсутствуют приложения на 26 листах указанные в запросе о выдаче, в которых содержится подробное изложение инкриминируемых Белкину Д.К. деяний. Утверждают, что в материалах дела содержится подложный запрос о выдаче Белкина Д.К., нет сведений о переводчике иностранного текста и его ответственности за заведомо неправильный перевод, в обвинительном заключении отсутствуют ссылки на тома и листы уголовного дела, содержащие сведения о соблюдении процедуры экстрадиции. Адвокаты подробно цитируют обвинительное заключение, указывая, что Белкину не предъявлялось обвинение в указанных в нем ряде преступлений, в том числе ряда убийств, чем были нарушены требования ст. 252 УК РФ. Кроме того, авторы жалобы, ссылаясь на страницы и выдержки из обвинительного заключения, указывают на неконкретность противоречивость предъявленного обвинения, отсутствие конкретных мотивов совершенных преступлений, констатируя, что существо предъявленного Белкину обвинения противоречит установленным судом мотивам преступлений. Со ссылкой на постановления Пленума Верховного Суда РФ делается вывод, что в содержании предъявленного обвинения не перечислено, какие именно корыстные цели преследовал Белкин при совершении преступлений и какую материальную выгоду он планировал получить.

В апелляционной жалобе также указывается, что объем томов 20, 75, 65, предъявленных Белкину для ознакомления, не соответствует их объему при поступлении дела в суд, из чего делается вывод, что материалы уголовного дела были дополнены новыми документами, которые не предъявлялись для ознакомления.

Адвокаты полагают, что в ходе рассмотрения дела в суде защита была ограничена в праве задавать вопросы свидетелям обвинения. Так председательствующий произвольно снимал вопросы, заданные свидетелям П У ,П Указывают, что сторона защиты была ограничена в праве представлять доказательства на равных со стороной обвинения условиях, в заявленных ходатайствах об оглашении показаний свидетелей В У М в связи с существенными противоречиями, а также в приобщении, истребовании исследовании письменных доказательств, в том числе приговоров, протоколов судебных заседаний по уголовных делам в отношении участников « »и« группировках, было отказано. Наряду с этим аналогичные ходатайства стороны обвинения удовлетворялись председательствующим. Авторы жалобы приводят доводы о том, что большинство свидетелей защиты, находящихся под стражей, были допрошены путем видеоконференц-связи, несмотря на возражения стороны защиты указывают, что суд отказал в вызове ряда свидетелей по ходатайству защиты показания которых имели существенное значение. Во вступительном слове государственным обвинителем были нарушены пределы судебного разбирательства, поскольку им было озвучено 59 эпизодов убийств большинство из которых Белкину не вменялось. Председательствующий удовлетворял ходатайства стороны обвинения об оглашении протоколов допросов лиц, показания которых не являются доказательствами по данному уголовному делу и не входят в предмет доказывания. Авторы жалобы указывают на исследование судом недопустимых доказательств, а именно показаний свидетеля П оглашенных в судебном заседании при этом сторона защиты была лишена права задать данному свидетелю вопросы в присутствии коллегии присяжных заседателей. Суд также в нарушение требований закона огласил показания свидетеля С отказавшегося отвечать на вопросы защиты.

Адвокаты указывают на нарушение права Белкина на защиту выразившееся в невозможности осуществлять свою защиту избранными им защитниками. Так, суд незаконно отстранил адвоката Давыдову СВ. от дальнейшего участия в деле на весь срок судебного разбирательства, что не предусмотрено законом. Впоследствии Белкин неоднократно просил суд допустить данного адвоката, однако судом в допуске Давыдовой к участию в деле было отказано. Вступивший в дело адвокат Кобзев не был готов к судебному разбирательству, его ходатайство о предоставлении времени для ознакомления с материалами уголовного дела не было удовлетворено протокол судебного заседания ему не предоставлялся. Авторы жалобы указывают на незаконное и необоснованное применение мер воздействия в отношении адвоката Карпинского Р.С. в виде его отстранения от дальнейшего участия в деле. Поскольку закон не предусматривает такой меры воздействия в отношении защитников, Белкин лишился возможности реализовать свое право на судебную защиту, а также право на справедливое судебное разбирательство. Впоследствии Карпинский не был допущен к участию в деле несмотря на наличие соглашения. Адвокату Соколову А.А., представлявшему интересы Белкина по соглашению, не было предоставлено достаточного времени для ознакомления с материалами уголовного дела, чем нарушено право Белкина на защиту, поскольку адвокат Соколов не мог полноценно оказать юридическую помощь Белкину, подготовиться к его допросу сформировать единую с подзащитным позицию. Назначенный судом защитник Байнов А.Г., от помощи которого Белкин неоднократно отказывался ввиду того, что у него имелся защитник по соглашению, свою позицию по делу не согласовывал с подзащитным, не посещал Белкина в следственном изоляторе и на период отсутствия адвоката по соглашению Соколова по уважительной причине - болезни - Байнов был единственным защитником Белкина, формально представлявшим его интересы. По заявленным в ходе судебного следствия ходатайствам данный защитник никакого мнения не высказывал, самостоятельных ходатайств не заявлял, вопросы не задавал дополнений к судебному следствию не имел. В прениях адвокат Байнов отказался от выступления, самому Белкину право на участие в прениях не было предоставлено. Таким образом, было допущено нарушение права на защиту Белкина в части невозможности защищать себя лично и непредоставления ему права выступить в прениях сторон при отказе адвоката от его защиты.

Авторы жалобы указывают на нарушение при формировании коллегии присяжных заседателей, выраженное в том, что присяжный заседатель № 1 К принимавшая участие в рассмотрении уголовного дела и в вынесении вердикта, скрыла наличие у нее судимости по приговору Раменского городского суда Московской области от 31 августа 2000 г. по ч.1 ст. 200 УК РФ, что исключило возможность заявить ей мотивированный отвод на этом основании. В ходе отбора К отрицала факт привлечения ее к уголовной ответственности, а также впоследствии отрицала, что в отношении ее был постановлен обвинительный приговор, и она уплатила штраф Несмотря на заявленный отвод стороной защиты, данный присяжный заседатель не была отведена на том основании, что вопрос о привлечении к уголовной ответственности ей якобы не задавался. Протокол судебного заседания содержит, по мнению защиты, искажения в этой части, которые были внесены после того, как суду стало известно о наличии у присяжного заседателя К судимости.

Авторы жалобы указывают на утрату присяжными заседателями № 6 и 7 П иМ объективности и беспристрастности, поскольку данные присяжные, в нарушение ст. 333 УПК РФ, имели общение с председательствующим по делу судьей за пределами зала судебного заседания. Так, П иМ , зная о назначенном на 8 августа 2014 г судебном заседании, в судебное заседание не явились, выехали за пределы Российской Федерации. Указанные присяжные заседатели, несмотря на заявленное защитой ходатайство, не были опрошены по причинам их неявки в судебное заседание, поскольку их отсутствие было согласовано с председательствующим по делу.

Авторы жалобы считают, что на присяжных заседателей было оказано незаконное воздействие с целью вызвать у них негативное предубеждение в отношении Белкина, выраженное в том, что суд отказал в удовлетворении ходатайств защиты о проведении опроса присяжных заседателей, касающихся причин перерывов в судебном заседании и осведомленности присяжных заседателей об информации, содержащейся в СМИ, относительно посягательства на Ж

Кроме того, председательствующий исказил вопросы, которые сторона защиты просила задать присяжным заседателям, связанные с их информированием относительно причастности Белкина к убийству адвоката А .

Авторы жалобы также оспаривают вердикт, указывая при этом на нарушение порядка голосования. Так, после голосования председательствующий возвратил присяжных заседателей в совещательную комнату для внесения изменений в вопросы № 70, 71, 72. В результате этого первоначальные ответы были зачеркнуты, и по ним были даны противоположные ответы, устанавливающие виновность Белкина по обвинению в убийстве следователя К . Таким образом, суд нарушил требования ст. 343 УПК РФ, не предусматривающей повторность голосования по одним и тем же вопросам. Исправления в вопросном листе по вопросам № 71 и 72 не были удостоверены подписью старшины присяжных заседателей;

- адвокат Соколов А.А. в защиту осужденного Белкина Д.К. просит приговор отменить в связи с существенными нарушениями уголовно процессуального закона, неправильным применением уголовного закона и направить уголовное дело на новое судебное разбирательство со стадии предварительного слушания. В обоснование приводит аналогичные доводы о том, что судом было нарушено право подсудимого Белкина Д.К. на защиту суд закончил судебное следствие, провел прения сторон, обсудил и сформулировал вопросный лист, произнес напутственное слово без участия как подсудимого Белкина, так и его защитника - адвоката Соколова А.А. по соглашению, поскольку он не мог явиться для участия в судебном заседании по уважительной причине вследствие болезни. Незаконно назначенный судом подсудимому Белкину в порядке ст. 51 УПК РФ защитник Байнов А.Г. не осуществлял надлежащим образом защиту и не оказывал юридическую помощь Белкину, отказавшись от выступления перед коллегией присяжных заседателей в прениях сторон.

Автор жалобы также указывает, что в суде первой инстанции было допущено нарушение пределов уголовной ответственности Белкина Д.К. на территории Российской Федерации в связи с отсутствием в материалах дела подробного описания преступлений, в связи с которыми Белкин Д.К. был экстрадирован из Королевства Испания, чем были нарушения положения ст. 460-461 УПК РФ;

- адвокат Байнов А.Г. в защиту осужденного Белкина Д.К. выражает свое несогласие с приговором и просит его отменить, поскольку, по его мнению, было нарушено право Белкина Д.К. на защиту, ссылаясь при этом на то, что в связи с запретом Белкиным его (Байнова) участия в прениях сторон перед присяжными заседателями он был лишен возможности донести позицию защиты до коллегии, публично подвергнуть анализу и критике аргументы стороны обвинения, системно донести аргументы стороны защиты;

- осужденный Пронин О Н . в основной жалобе и в дополнении к ней просит приговор в отношении его отменить и направить уголовное дело на новое судебное разбирательство. При этом приводит доводы о том, что следователя К он не убивал, что было подтверждено доказательствами в суде, дает оценку доказательствам, исследованным в судебном заседании. Считает, что в ходе судебного следствия с участием коллегии присяжных заседателей во вступительном заявлении государственного обвинителя, в ходе допроса в нарушение ст. 252 УПК РФ исследовались сведения о его судимости от 19 мая 2004 г. по приговору Московского городского суда о его участии в убийстве М выяснялись сведения о его, якобы вхождении в группу участие в которой ему не вменялось, что вызвало предубеждение присяжных заседателей.

Считает, что вердикт коллегии присяжных заседателей постановлен с существенными нарушениями норм УПК РФ, выразившимися в том, что 9 октября 2014 г. после того как коллегия присяжных заседателей вернулась из совещательный комнаты с вынесенным вердиктом, председательствующий судья признал его неясным и дал указание присяжным заседателям, какие цифры необходимо написать как результат голосования. Исправления в вердикте по вопросам № 70-75 надлежащим образом не заверены. После того как председательствующий судья указал на неясность вердикта, присяжные заседатели в совещательной комнате путем переголосования изменили свои ответы и признали его виновным, что является грубейшим нарушением процедуры принятия решения присяжными заседателями.

Автор жалобы указывает, что судебное разбирательство проведено с обвинительным уклоном, председательствующим нарушены принципы объективности, беспристрастности по делу, нарушена состязательность процесса, поскольку председательствующим необоснованно неоднократно были отклонены ходатайства стороны защиты об исследовании доказательств которые могли бы свидетельствовать о его невиновности.

Кроме этого, указывает, что в напутственном слове председательствующий незаконно сослался на показания свидетеля П на предварительном следствии о том, что он (Пронин состоял с 1994 г. в группировке, возглавляемой Белкиным Д.К., которые не оглашались и не исследовались в судебном заседании в присутствии присяжных заседателей;

- адвокат Митюшина О.А. в защиту осужденного Пронина О Н . в основной жалобе и дополнении к ней выражает свое несогласие с приговором просит его отменить в связи с существенными нарушениями уголовно процессуального закона и направить уголовное дело на новое судебное разбирательство. В обоснование приводит доводы о том, что при судебном разбирательстве было нарушено право подсудимого Белкина Д.К. на защиту поскольку защитники - адвокаты по соглашению Давыдова СВ. и Карпинский Р.С. участия в прениях не принимали, так как были удалены из зала судебного заседания председательствующим судьей в порядке ст. 258 УПК РФ; адвокат Соколов А.А. на период прений заболел, просил слушание дела отложить; сам подсудимый Белкин Д.К. также был удален из зала и лишен возможности самостоятельно участвовать в прениях; назначенный судом защитник - адвокат Байнов А.Г. в прениях выступать отказался, просил дело отложить для согласования позиции с Белкиным Д.К., то есть в защиту Белкина в прениях никто не выступал.

Кроме этого, указывает, что вердикт коллегии присяжных заседателей является незаконным, постановлен с существенным нарушением требований ст. 342, 343 УПК РФ, исправления в вердикте в ответах на вопросы с № 70 по № 75 надлежащим образом старшиной коллегии не заверены; после повторного удаления присяжных в совещательную комнату произошло не уточнение вердикта, а полное переголосование с прямо противоположным результатом;

- адвокат Куракина Н.В. в защиту осужденного Пронина О Н . в основной жалобе и в дополнении к ней полагает, что приговор суда в отношении Пронина ОН. является незаконным и подлежит отмене в связи с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона допущенными в ходе судебного разбирательства, выразившимися в нарушении пределов судебного разбирательства, предусмотренных ст. 252 УПК РФ. Так, во вступительном заявлении, в прениях государственным обвинителем были изложены события, связанные с убийством М и участием в этом преступлении Поронина ОН., которые были предметом рассмотрения Московским городским судом в 2004 г. За это преступление Пронин ОН. был осужден в 2004 г., в ходе судебного следствия с участием присяжных заседателей исследовались сведения о прежней судимости Пронина ОН., фактические обстоятельства убийства М выяснялись подробности, связанные с якобы причастностью Пронина ОН. к деятельности в преступной группы « ».

Кроме того, указывает, что председательствующий судья в напутственном слове незаконно сослался на показания свидетеля С данные в ходе предварительного следствия, которые не исследовались с участием коллегии присяжных заседателей.

Считает нарушенной процедуру постановления вердикта, поскольку исправления в вердикте в ответах на вопросы с № 70 по № 75 надлежащим образом не заверены.

Вопрос № 73 вопросного листа в отношении участия Пронина ОН. в деятельности « » ОПТ поставлен в нарушение ст. 252 УПК РФ Частные вопросы стороны защиты о доказанности участия Пронина ОН. в « » ОПТ и в группировке «кемеровские» председательствующий судья необоснованно отклонил.

Просит приговор отменить, а уголовное дело направить на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания;

- адвокат Фомин М.А. в защиту осужденного Пронина О Н . в основной жалобе и в дополнениях к ней считает приговор суда незаконным и необоснованным в связи с существенными нарушениями уголовно процессуального закона, допущенными в ходе судебного разбирательства просит его отменить и передать уголовное дело на новое судебное разбирательство со стадии предварительного слушания.

При этом автор жалобы указывает, что при судебном разбирательстве было нарушено право подсудимого Белкина Д.К. на защиту, ни сам подсудимый, ни его адвокаты в прениях сторон не выступали.

При постановке вопросов коллегии присяжных заседателей председательствующий судья в нарушение уголовно-процессуального закона вышел за пределы своих полномочий, поставил на разрешение коллегии присяжных заседателей вопросы, существенным образом отличающиеся от предъявленного и поддержанного государственными обвинителями обвинения, необоснованно отклонил вопросы, о постановке которых перед коллегией присяжных заседателей ходатайствовала сторона защиты.

Вердикт коллегии присяжных заседателей является незаконным постановленным незаконным составом коллегии присяжных заседателей, с существенными нарушениями ст. 342, 343 УПК РФ. Присяжный заседатель № 1 К скрыла свою судимость по приговору Реутовского городского суда Московской области от 31 августа 2000 г. по ч. 1 ст. 200 УК РФ, и заявленный ей отвод в судебном заседании председательствующий судья немотивированно отклонил. При повторном удалении в совещательную комнату на коллегию присяжных заседателей со стороны председательствующего судьи было оказано незаконное давление исправления в вердикте надлежащим образом не заверены, присяжные переголосовывали по уже принятому ими решению о доказанности или недоказанности совершения преступления подсудимым, переголосование о его виновности или невиновности действующим уголовно-процессуальным законом не предусмотрено. В нарушение ч. 1 ст. 343 УПК РФ коллегия присяжных заседателей после получения разъяснений председательствующего, удалившись в совещательную комнату во второй раз совещалась менее трех часов, хотя, как следует из вердикта, в это время происходило переголосование по вопросам № 70-75.

Автор, приведя исследованные в судебном заседании доказательства считает, что при судебном разбирательстве были нарушены требования ст. 252 УПК РФ, так как в ходе слушания дела до сведения коллегии присяжных заседателей были доведены данные и выяснялась информация, не имеющие отношения к предъявленному подсудимому Пронину О Н . обвинению. При выступлении в прениях гособвинитель Мустафаев Р.А. исказил показания ряда свидетелей.

Автор жалобы полагает, что председательствующим судьей были нарушены требования ст. 276 УПК РФ при оглашении показаний Пронина ОН. на стадии предварительного следствия, принцип состязательности сторон, поскольку стороне защиты было необоснованно отказано в удовлетворении ходатайств о допросе в судебном заседании в качестве свидетелей Р Б З М С и ряда других лиц, показания которых имели отношение к доказыванию обстоятельств дела.

Кроме этого, указывает, что суд необоснованно отклонил ходатайство стороны защиты о прекращении уголовного преследования Пронина ОН. в связи с истечением по предъявленному обвинению сроков давности и применением ст. 78 УК РФ.

Адвокат оспаривает справедливость назначенного осужденному Пронину О.Н. наказания, считая его чрезмерно суровым, указывая при этом на то, что окончательное наказание Пронину О.Н. по совокупности преступлений не должно было превышать 20 лет 10 месяцев и 5 дней, так как остаток неотбытого срока наказания, назначенного Пронину по приговору Московского городского суда от 19 мая 2004 г., на момент постановления 23 октября 2014 г. приговора Московского областного суда составлял 1 год 10 месяцев 25 дней, а не 5 лет.

Адвокат Фомин М.А. в дополнении к апелляционной жалобе утверждает, что постановка вопросов № 70 и 73 противоречит требованиям ч.7 ст. 339 УПК РФ, согласно которой вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, ставятся в отношении каждого подсудимого отдельно. Поскольку в вопросе № 70, поставленном в отношении Белкина по эпизоду убийства К , говорится о доказанности совершения Прониным действий, изложенных в общем вопросе № 69, то ответ присяжных на данный вопрос предрешал их ответ на вопрос № 73, поставленный в отношении Пронина.

В письменных возражениях государственные обвинители Мустафаев Р.А. и Мелешко А.С., не соглашаясь с доводами, изложенными в апелляционных жалобах осужденными Белкиным Д.К. и Прониным ОН адвокатами Соколовым А.А., Байковым А.Г., Фоминым М.А Куракиной Н.В., Митюшиной О.А., просят жалобы оставить без удовлетворения, а приговор без изменения.

Изучив материалы дела, обсудив доводы, содержащиеся в апелляционных жалобах и в дополнениях к ним осужденных и их защитников а также возражения государственных обвинителей, Судебная коллегия находит постановленный приговор основанным на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела с соблюдением требований гл.42 УПК РФ.

Вопреки доводам, изложенным в жалобах, ни в процессе расследования ни в ходе судебного разбирательства нарушений уголовно-процессуального

15 закона, влекущих в соответствии со ст.389 УПК РФ отмену приговора, а также связанных с нарушением права на защиту Белкина Д.К. и Пронина ОН органами следствия и судом не допущено.

Согласно протоколу судебного заседания уголовное судопроизводство по делу осуществлялось в соответствии с требованиями ст. 15 УПК РФ на основе состязательности сторон, в судебном заседании исследованы все собранные по делу доказательства, имеющие существенное значение для правильного разрешения дела, с учетом особенностей судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей.

Коллегия присяжных заседателей сформирована в соответствии с требованиями ст. 328, 329 УПК РФ. Как следует из протокола судебного заседания, стороны в полной мере воспользовались своим правом на мотивированный и немотивированный отводы кандидатам в присяжные заседатели. Ходатайств о роспуске коллегии присяжных заседателей ввиду ее тенденциозности не заявлено.

Доводы о том, что кандидат в присяжные заседатели № 1 К скрыла сведения о наличии у нее судимости в 2000 г. по ч.1 ст. 200 УК РФ поэтому сторона защиты была лишена возможности заявить ей мотивированный отвод, являются несостоятельными. Как видно из протокола судебного заседания, на момент отбора кандидатов присяжных заседателей вопрос К о том, привлекалась ли она к уголовной ответственности, сторонами не задавался.

Довод об утрате присяжными заседателями № 6 и 7 М и П объективности и беспристрастности ввиду того, что данные присяжные общались с председательствующим по делу судьей за пределами зала судебного заседания, с позволения которого они, выехав за пределы Российской Федерации, не явились в судебное заседание 8 августа 2014 г основан на предположении. Неявка в судебное заседание присяжных заседателей никоим образом не свидетельствует об утрате ими объективности о каком-либо незаконном воздействии на них со стороны председательствующего по делу судьи. Представленные стороной защиты документы в суде апелляционной инстанции не подтверждают изложенные ими доводы об утрате объективности данных присяжных заседателей. Как следует из протокола судебного заседания, присяжные заседатели каждый раз отрицательно отвечали на вопрос председательствующего, оказывалось ли на них какое-либо незаконное воздействие.

Особенности рассмотрения уголовного дела судом с участием присяжных заседателей и юридические последствия вердикта, а также порядок и пределы обжалования приговора осужденным были разъяснены.

Несостоятельными являются доводы осужденных, касающиеся несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, их невиновности в инкриминируемых им преступлениях, поскольку в силу ст.38927 УПК РФ данные доводы не могут служить основанием для отмены или изменения приговора, постановленного с участием коллегии присяжных заседателей.

Как следует из протокола судебного заседания, судебное следствие проходило в соответствии с требованиями уголовного-процессуального законодательства, с учетом положений ст. 335 УПК РФ, определяющей особенности рассмотрения уголовных дел с участием присяжных заседателей Вопреки доводам, изложенным в жалобе, стороны не были ограничены в праве представления доказательств, все представленные суду доказательства были исследованы в судебном заседании.

В ходе судебного следствия в присутствии присяжных заседателей исследовались только те фактические обстоятельства уголовного дела доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, предусмотренными ст.334 УПК РФ.

Председательствующим судьей были созданы все необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. Как следует из протокола судебного заседания, стороны защиты и обвинения в равной степени участвовали в обсуждении и представлении доказательств, доводили до сведения коллегии присяжных заседателей свою позицию по делу.

Все доказательства исследовались в судебном заседании в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, установленными гл.42 УПК РФ, предусматривающей особенности судебного следствия, проводимого с участием присяжных заседателей. Нарушений закона при допросе свидетелей, незаконного воздействия на коллегию присяжных заседателей при представлении доказательств стороной обвинения, искажения показаний свидетелей в прениях не допускалось, в связи с чем доводы осужденных и адвокатов в этой части являются несостоятельными.

В случаях, когда стороны касались вопросов, которые не подлежат исследованию в присутствии коллегии присяжных заседателей председательствующий судья своевременно прерывал участников процесса и разъяснял присяжным заседателям необходимость не принимать услышанное во внимание.

Доводы осужденных и адвокатов о нарушении стороной обвинения при представлении и исследовании доказательств, пределов судебного разбирательства, запрета на исследование данных о личности подсудимых установленного ч. 8 ст.335 УПК РФ, высказаны вопреки протоколу судебного заседания.

Утверждение адвоката Фомина М.А., касающееся выяснения стороной обвинения сведений о вхождении Пронина О.Н. в состав организованной преступной группировки, нельзя признать обоснованным, поскольку данные обстоятельства, а именно, связанные с убийством М либо с лицами, причастными к его совершению, выяснялись в рамках предъявленного Белкину Д.К. обвинения, согласно которому организацию и исполнение данного преступления он поручил подчиненным ему членам банды.

Несостоятельными также являются доводы защиты о том, что в судебном заседании государственные обвинители расширили пределы предъявленного Пронину О.Н. обвинения, сообщив суду, что он состоял в группе « », причастной к убийству М поскольку ни председательствующим по делу судьей, ни стороной обвинения не доводилась до сведения присяжных заседателей информация о вхождении преступной группы « в состав преступного сообщества и об участии в ней Пронина О.Н.

Все ходатайства, заявленные подсудимыми и их защитниками, в том числе о недопустимости представленных стороной обвинения доказательств, о приобщении письменных материалов, протоколов судебных заседаний по другим уголовным делам, а также о вызове в судебное заседание экспертов и свидетелей, были рассмотрены судом в соответствии с требованиями закона, с учетом мнений сторон и пределов судебного разбирательства, а принятые по ним решения являются мотивированными и обоснованными.

Доводы о том, что председательствующий судья нарушал принцип состязательности сторон, предусмотренный ст. 15 УПК РФ, отказывая стороне защиты в удовлетворении ходатайств, и при этом удовлетворяя ходатайства заявленные стороной обвинения, высказаны вопреки протоколу судебного заседания.

Что касается утверждения защитников о том, что они были ограничены в правах при допросах свидетелей, их вопросы снимались председательствующим судьей, то данные утверждения нельзя признать обоснованными, поскольку председательствующим снимались лишь те вопросы стороны защиты, которые не имели отношения к установлению фактических обстоятельств дела.

Вопросный лист отвечает требованиям ст.338 УПК РФ, сформулирован в соответствии с предъявленным обвинением, с учетом прений сторон Постановка вопросов, подлежащих разрешению, их содержание и формулировка были понятны присяжным заседателям. Изложенная постановка вопросов перед присяжными заседателями позволяла им полно и всесторонне оценить представленные доказательства по делу и сделать вывод о виновности или невиновности Белкина Д.К. и Пронина О.Н. в инкриминируемых им преступлениях. Нарушений ч.7 ст. 339 УПК РФ при формулировании вопросного листа не допущено.

Замечания и предложения сторон по формулировке вопросного листа рассмотрены председательствующим в соответствии с требованиями закона При этом судьей соблюдены требования ч.2 ст. 338 УПК РФ, содержащей запрет на отказ подсудимому или защитнику в постановке вопросов о наличии по уголовному делу фактических обстоятельств, исключающих ответственность подсудимого за содеянное или влекущих за собой его ответственность за менее тяжкое преступление. Таких ходатайств от стороны защиты не поступало.

Напутственное слово, с которым председательствующий судья обратился к присяжным заседателям, соответствует требованиям ст.340 УПК РФ, его содержание было понятно присяжным заседателям, в нем не выражено в какой-либо форме мнение председательствующего по вопросам поставленным перед коллегией присяжных заседателей, ссылок на недопустимые доказательства либо доказательства, не исследованные судом напутственное слово не содержало. Более того, в напутственном слове председательствующим судьей было разъяснено присяжным заседателям, что в случае если в ходе обсуждения они признают недоказанными какие-либо обстоятельства, то они должны указать на это при ответе на вопросы.

Возражений в связи с содержанием напутственного слова председательствующего по мотивам нарушения им принципов объективности беспристрастности от сторон обвинения и защиты не поступало.

Вердикт коллегии присяжных заседателей вынесен в соответствии с требованиями ст.343, 345, 347 УПК РФ, является ясным и непротиворечивым Что касается доводов осужденных и адвокатов о том, что председательствующий указал, каким образом следует проголосовать присяжным по поставленным перед ними вопросам, а также доводов о том что коллегия присяжных была введена председательствующим в заблуждение по порядку голосования вопросного листа, то данные доводы являются несостоятельными и не подтверждаются материалами уголовного дела.

Как видно из протокола судебного заседания, 9 октября 2014 г. в 16 часов 17 минут коллегия присяжных заседателей удалилась в совещательную комнату для постановления вердикта, в 20 часов 03 минуты коллегия возвратилась из совещательной комнаты, старшиной коллегии присяжных заседателей вердикт был передан председательствующему Председательствующий судья, изучив вердикт и сочтя его неясным, указал что вердикт содержит противоречия, присяжным следует ответить на каждый вопрос, а не только отразить результаты их голосования, и попросил коллегию присяжных заседателей вновь удалиться в совещательную комнату для устранения противоречий. В 21 час 36 минут коллегия присяжных заседателей возвратилась из совещательной комнаты с вынесенным вердиктом, который председательствующий судья признал ясным и не содержащим противоречий.

Вопреки доводам защиты все внесенные коллегией присяжных заседателей изменения в вопросный лист заверены подписью старшины присяжных, и оснований утверждать, что присяжные заседатели переголосовывали по поставленным вопросам № 70-75, не имеется. Кроме того, после оглашения вердикта никто из присяжных заседателей не высказывал несогласия с правильностью отражения старшиной результатов голосования.

Обвинительный приговор постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей.

Действия осужденных Белкина Д.К. и Пронина О.Н. квалифицированы председательствующим судьей правильно, в соответствии с вердиктом присяжных заседателей. Оснований для переквалификации их действий на менее тяжкие преступления нет.

Других нарушений уголовно-процессуального закона в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства, влекущих отмену приговора, на которые указывают авторы жалоб, в том числе нарушений права Белкина Д.К. и Пронина О.Н. на защиту, не допущено.

Неоднократные удаления из зала судебного заседания подсудимого Белкина Д.К., в том числе в ходе прений сторон, за нарушение порядка в судебном заседании, неподчинение распоряжениям председательствующего судьи применены в соответствии с требованиями ч.З ст. 258 УК РФ предусматривающей данную меру воздействия в отношении подсудимого Право на последнее слово Белкиным Д.К. было реализовано.

Белкин Д.К. и Пронин О.Н. на предварительном следствии и в судебном заседании были обеспечены профессиональными защитниками.

Отстранение адвоката Давыдовой СВ., представлявшей интересы подсудимого Белкина Д.К., за систематическое неподчинение распоряжениям председательствующего судьи не противоречит требованиям ст. 258 УПК РФ предусматривающей данную меру воздействия в отношении защитника за неоднократные нарушения порядка в судебном заседании, в том числе при неподчинении защитника распоряжениям председательствующего судьи Замена данного адвоката на другого защитника не вызывалась необходимостью, поскольку интересы Белкина Д.К. на тот момент осуществлял адвокат Карпинский Р.С.

Поскольку 9 июля 2014 г. адвокат Карпинский Р.С. самовольно покинул судебное заседание без решения суда о его освобождении и в дальнейшем не являлся в судебное заседание, несмотря на вызовы суда, он обоснованно был освобожден от участия в рассмотрении уголовного дела за неподчинение распоряжениям председательствующего судьи. Отказ суда в удовлетворении ходатайства Белкина Д.К. о допуске отстраненных от участия в рассмотрении уголовного дела адвокатов Давыдовой С В . и Карпинского Р.С. является правомерным и не нарушает право Белкина Д.К. на защиту, поскольку он был обеспечен профессиональным защитником, а действия подсудимого и его защитников свидетельствовали о явном злоупотреблении своего права и намеренном затягивании сроков рассмотрения уголовного дела.

Кроме того, интересы подсудимого Белкина Д.К. в судебном заседании в разное время представляли адвокаты Кобзев В.Д., Соколов А.А. и Байнов А.Г.

Как видно из протокола судебного заседания, вступившему в процесс адвокату Соколову А.А., заключившему соглашение с подсудимым Белкиным Д.К., суд предоставил достаточное время для ознакомления с материалами уголовного дела. Поскольку с 21 августа 2015 г. по 3 октября 2015 г. адвокат Соколов А.А. не являлся в судебное заседание, а подсудимый с другим адвокатом соглашения не заключил, суд обоснованно продолжил рассмотрение уголовного дела с участием адвоката Байнова А.Г назначенного судом в соответствии со ст. 51 УК РФ. Отказ Белкина Д.К. от данного защитника, в силу ч.2 ст. 52 УПК РФ не являлся обязательным для суда. Непосещение адвокатом своего подзащитного в условиях следственного изолятора не является нарушением права на защиту подсудимого. Вопреки доводам, указанным в апелляционных жалобах осужденного Белкина Д.К. и его защитников, адвокат Байнов А.Г. не отказывался от участия в прениях сторон и выступил в прениях с краткой речью, в которой поддержал позицию своего подзащитного относительно его непричастности к совершению инкриминируемых преступлений. При таких обстоятельствах доводы указанные в жалобах, о том, что Белкин Д.К. на стадии прений не был обеспечен надлежащей защитой, являются необоснованными.

Психическое состояние осужденных проверено, согласно выводам экспертов Белкин Д.К. и Пронин О.Н. не страдали и не страдают каким-либо психическим расстройством, не обнаруживают признаков временного болезненного расстройства психической деятельности, слабоумия, могли в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Каких-либо оснований сомневаться в психическом здоровье осужденных у суда не имелось, они обоснованно признаны вменяемыми.

При назначении наказания Белкину Д.К. и Пронину О.Н. суд учел характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности виновных, решение присяжных заседателей о признании их не заслуживающими снисхождения, а также наличие смягчающих наказание обстоятельств.

Назначенное осужденным наказание является справедливым соразмерным содеянному, и оснований для его смягчения, учитывая общественную опасность совершенных ими преступлений, данные о личности виновных, а также фактические обстоятельства дела, Судебная коллегия не усматривает.

Нарушений ч.5 ст. 69 УК РФ при назначении Пронину О.Н. наказания по совокупности преступлений не допущено.

Суд обоснованно, с учетом требований ч.4 ст. 48 УК РСФСР и ч.4 ст. 78 УК РФ счел невозможным освободить от наказания Белкина Д.К. по пп. «а», «в», «з», «н» ст. 102 УК РСФСР, пп. «а», «з», «к» ч.2 ст. 105 УК РФ и Пронина О.Н. по ст. 295 УК РФ.

Назначение Белкину Д.К. пожизненного лишения свободы по эпизоду посягательства на жизнь следователя К и по совокупности преступлений в полной мере мотивировано в приговоре, и оснований считать данное наказание чрезмерно суровым Судебная коллегия не находит.

Что касается доводов осужденного и его защитников относительно нарушений предоставляемых испанской стороне гарантий, указанных в запросе Генеральной прокуратуры Российской Федерации в ходе экстрадиционного процесса при принятии решения о выдаче России Белкина Д.К. то вопреки данным доводам указанные гарантии не нарушены.

Как следует из материалов уголовного дела, Генеральная прокуратура Российской Федерации в адрес Министерства юстиции 6 мая 2011 г. направила запрос о выдаче Белкина Д.К. для привлечения его к уголовной ответственности, который был удовлетворен. В своем запросе Генеральная прокуратура Российской Федерации гарантировала, что в случае удовлетворения ходатайства о выдаче Белкина Д.К. и вынесения ему приговора срок лишения свободы, который может назначить суд по совокупности преступлений, в соответствии со ст. 56 УК РФ, не будет превышать 25 лет. Одновременно гарантировалось, что в случае назначения наказания в виде пожизненного лишения свободы законом предусмотрена в соответствии с ч.5 ст.79 УК РФ возможность лица, отбывающего пожизненное лишение свободы, на досрочно-условное освобождение, если судом будет признано, что оно не нуждается в дальнейшем отбывании этого наказания и фактически отбыло не менее 25 лет лишения свободы. Как видно из решения компетентных органов Королевства Испания от 2 ноября 2011 г предоставленные гарантии российской стороной были учтены, при этом не определены условия выдачи Белкина Д.К. России исключительно лишением свободы на срок до 25 лет. При таких обстоятельствах назначение Белкину Д.К. наказания в виде пожизненного лишения свободы не превышает гарантии его экстрадиции Российской Федерации выдающей стороне Королевству Испания, и не нарушает ст. 5, 6 Конвенции о правах человека и основных свобод, ст. 12, 14, 19, 25 Конвенции о выдаче (экстрадиции) 1957 г.

Что касается довода относительно наличия в материалах уголовного дела копии поддельного запроса о выдаче Белкина Д.К., то он не соответствует действительности. Материалы уголовного дела, решение Уголовного Суда Национальной Аудиенции Королевства Испания от 2 ноября 2011 г. свидетельствуют о том, что компетентным органам Королевства Испания российской стороной были представлены все материалы относительно содержания предъявленного Белкину Д.К. обвинения. Таким образом, ссылку адвокатов на отсутствие в материалах уголовного дела приложения к запросу Генеральной прокуратуры Российской Федерации о выдаче Белкина Д.К. объемом 26 листов, содержащего подробное изложение инкриминируемых ему деяний, нельзя признать обоснованной. Само по себе отсутствие данного приложения в материалах уголовного дела не влечет признания факта выдачи Белкина Д.К. незаконным.

Решение суда в части гражданского иска принято в соответствии с требованиями закона, а указанные в нем денежные суммы, подлежащие взысканию с Белкина Д.К., являются соразмерными причиненному моральному вреду потерпевшим К иП

Вместе с тем Судебная коллегия считает необходимым внести изменения в приговор в отношении Белкина Д.К.

Поскольку Белкин Д.К. за преступление, предусмотренное ч.З ст. 222 УК РФ, в розыске не находился, а срок давности привлечения его к уголовной ответственности за совершение данного преступления истек на момент рассмотрения уголовного дела судом апелляционной инстанции, он, в соответствии с требованиями п.З ч.1 ст. 24, ч.8 ст. 302 УПК РФ и п. «в» ч.1 ст. 78 УК РФ, подлежит освобождению от наказания по данной статье.

Окончательное наказание Белкину Д.К. надлежит назначить на основании требований ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений.

90 9Я 11

На основании изложенного и руководствуясь ст. 389 ,389 ,389 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Московского областного суда от 23 октября 2014 г. в отношении Белкина Д К изменить:

- освободить Белкина Д.К. от отбывания наказания, назначенного по ч.З ст. 222 УК РФ, на основании ст. 78 УК РФ в связи с истечением сроков давности уголовного преследования;

- в соответствии с ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных по ч. 1 ст. 209, ч. 1 ст. 210, пп. «а», «з», «к» ч. 2 ст. 105, ст. 295 УК РФ, пп. «а», «в», «з», «н» ст. 102 УК РСФСР, окончательно назначить Белкину Д.К. наказание в виде пожизненного лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

В остальном приговор в отношении Белкина Д.К. и Пронина О Н оставить без изменения, а апелляционные жалобы без удовлетворения.

Председательствующий судья

Судьи

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...