Актуально на:
27 сентября 2020 г.
Гражданский процессуальный кодекс, N 138-ФЗ | ст. 330 ГПК РФ

Статья 330 ГПК РФ. Основания для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке (действующая редакция)

1. Основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются:

1) неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела;

2) недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела;

3) несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела;

4) нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

2. Неправильным применением норм материального права являются:

1) неприменение закона, подлежащего применению;

2) применение закона, не подлежащего применению;

3) неправильное истолкование закона.

3. Нарушение или неправильное применение норм процессуального права является основанием для изменения или отмены решения суда первой инстанции, если это нарушение привело или могло привести к принятию неправильного решения.

4. Основаниями для отмены решения суда первой инстанции в любом случае являются:

1) рассмотрение дела судом в незаконном составе;

2) рассмотрение дела в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания;

3) нарушение правил о языке, на котором ведется судебное производство;

4) принятие судом решения о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле;

5) решение суда не подписано судьей или кем-либо из судей либо решение суда подписано не тем судьей или не теми судьями, которые входили в состав суда, рассматривавшего дело;

6) отсутствие в деле протокола судебного заседания в письменной форме или подписание его не теми лицами, которые указаны в статье 230 настоящего Кодекса, в случае отсутствия аудио- или видеозаписи судебного заседания;

7) нарушение правила о тайне совещания судей при принятии решения.

5. При наличии оснований, предусмотренных частью четвертой настоящей статьи, суд апелляционной инстанции рассматривает дело по правилам производства в суде первой инстанции без учета особенностей, предусмотренных настоящей главой. О переходе к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции выносится определение с указанием действий, которые надлежит совершить лицам, участвующим в деле, и сроков их совершения.

6. Правильное по существу решение суда первой инстанции не может быть отменено по одним только формальным соображениям.

Комментарий к ст. 330 ГПК РФ

1. В структуре комментируемой главы рассматриваемая норма, как представляется, является определяющей при установлении объема полномочий суда апелляционной инстанции, ориентиром для судей при принятии решений по апелляционной жалобе, а также при решении вопроса о возможности перехода к пересмотру дела по правилам полной апелляции и гарантией прав лиц, участвующих в деле, на справедливое судебное разбирательство. В нормах ч. 1 комментируемой статьи законодатель ясно и четко закрепил исчерпывающий перечень оснований для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке, раскрыв сущность таких оснований в последующих частях рассматриваемой статьи (ч. ч. 2, 4). Другие положения, закрепленные законодателем в комментируемой статье, определяют правила использования судом таких оснований и последствия их применения (ч. ч. 3, 5, 6).

Положения ч. 1 комментируемой статьи содержат исчерпывающий перечень оснований для отмены или изменения решения суда первой инстанции, включающий в себя четыре пункта, отражающие существенные ошибки, допускаемые судами первой инстанции при вынесении решений. При этом три из перечисленных в комментируемой статье пунктов связаны с ошибками судов первой инстанции в части фактических обстоятельств дела, а п. 4 направлен на исправление допущенных судами первой инстанции ошибок при применении материальных и процессуальных норм права.

2. Как следует из п. 1 ч. 1 комментируемой статьи, основанием для отмены или изменения решения суда первой инстанции является ошибка в определении обстоятельств, имеющих значение для дела. В случае допущения такой ошибки судом первой инстанции суд апелляционной инстанции, как рекомендует ему это Пленум Верховного Суда РФ в п. 29 Постановления от 19 июня 2016 г. N 13, должен поставить на обсуждение вопрос о представлении лицами, участвующими в деле, дополнительных (новых) доказательств и при необходимости по их ходатайству оказать им содействие в собирании и истребовании таких доказательств. Кроме того, суду апелляционной инстанции также следует предложить лицам, участвующим в деле, представить дополнительные (новые) доказательства, если в суде первой инстанции не доказаны обстоятельства, имеющие значение для дела, в частности и по причине неправильного распределения обязанности доказывания.

Однако, даже если суд первой инстанции правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, но в ходе судебного разбирательства эти обстоятельства не были подтверждены полученными в установленном законом порядке доказательствами, такая ситуация также является основанием для отмены или изменения судебного решения (п. 2). В этом случае суд апелляционной инстанции оценивает имеющиеся в деле, а также дополнительно представленные доказательства при условии обоснованности и уважительности невозможности их представления в суд первой инстанции по причинам, не зависящим от лица, участвующего в деле. В частности, одним из источников сведений о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения гражданского дела, являются заключения экспертов. В связи с этим неназначение судом первой инстанции экспертизы по делу, когда обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами, может стать причиной для отмены решения суда первой инстанции.

Пример: Верховный Суд РФ своим Определением от 16 июня 2015 г. N 44-КГ15-2 отменил решение суда первой инстанции, поскольку, несмотря на существо рассмотренного спора, необходимость установления юридически значимых обстоятельств по делу (установление подлинности выполнения подписи на завещании), суд первой инстанции не принял во внимание, что данный вопрос требует специальных познаний, которыми суд не обладает. Необходимые сведения для правильного разрешения дела могли быть получены посредством проведения судебной экспертизы, однако суд такую экспертизу не назначил (см. подробнее Обзор судебной практики Верховного Суда РФ N 1, утвержденный Президиумом Верховного Суда РФ 13 апреля 2016 г.).

Законодатель в положениях п. 3 ч. 1 комментируемой статьи в качестве основания для изменения или отмены судебного решения предлагает рассматривать ситуацию, когда судом правильно установлены обстоятельства дела, собраны и исследованы все необходимые доказательства по делу, но содержащиеся в резолютивной части выводы суда по существу дела не соответствуют отраженным в этом же решении обстоятельствам дела. Как правило, такая ошибка, допускаемая судами первой инстанции, не требует отмены судебного решения, а исправление ее возможно путем изменения резолютивной части такого решения.

Пример: Апелляционным определением Саратовского областного суда был изменен один из абзацев решения суда первой инстанции в части размера взыскания с ответчика денежных средств в счет возмещения за спорное жилое помещение. Суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что истец имеет право на взыскание возмещения за спорное жилое помещение с ответчика. Вместе с тем судебная коллегия не согласилась с размером возмещения за жилое помещение, взысканного судом первой инстанции с ответчика в пользу истца, поскольку доказательств необходимости несения истцом расходов по оформлению права собственности на другое жилье материалы дела не содержали (см. Апелляционное определение Саратовского областного суда от 16 ноября 2016 г. по делу N 33-8731/2016).

3. Законодатель в п. 4 ч. 1 комментируемой статьи, закрепляя основание для отмены или изменения решения суда первой инстанции, раскрывает содержание этого пункта в последующих частях рассматриваемой статьи (ч. ч. 2, 3, 4). В связи с этим представляется необходимым содержание этого пункта рассматривать в системной взаимосвязи с положениями указанных норм. Положения ч. 2 комментируемой статьи раскрывают сущность используемой законодателем формулировки "неправильное применение норм материального права" посредством перечисления допускаемых судами первой инстанции ошибок в выборе и толковании материальных норм права. В частности, ошибки суда первой инстанции могут заключаться как в неприменении нормы материального права, подлежащей применению, так и, наоборот, в применении положений нормативного акта, которые применять не требовалось.

Пример: неприменение судом первой инстанции положений гражданского законодательства о сроках исковой давности (ст. 196 ГК РФ) тогда, когда этого требовали обстоятельства дела, является основанием для изменения решения суда первой инстанции (см., например, Апелляционное определение Самарского областного суда от 3 ноября 2016 г. по делу N 33-14198/2016).

Как с точки зрения практической деятельности судов, так и с точки зрения ученых-процессуалистов немаловажным является вопрос об ошибках в толковании норм материального права. В русском языке глагол "толковать" понимается как "давать чему-нибудь какое-нибудь объяснение, определять смысл чего-нибудь" <72>. В теории права дается такое определение названного термина: "толкование права - это сложная и многогранная деятельность различных субъектов, представляющая собой интеллектуальный процесс, направленный на познание и разъяснение смысла правовых норм" <73>. Результатом судебного толкования правовой нормы применительно к конкретным правоотношениям является логический вывод о подлинном содержании толкуемого акта без внесения в него каких-либо новых нормативных элементов <74>. Несмотря на многообразие формулировок, конкретных критериев для толкования правовых норм действующее законодательство не устанавливает. Суд, толкуя ту или иную норму права, должен руководствоваться профессиональными знаниями, опытом, основываться на собственном внутреннем убеждении, исходя из аналогичных положений действующего законодательства, общепризнанных норм и принципов права, сложившейся судебной практики. Учитывая субъективную составляющую этого процесса, возможность совершения таких ошибок судом первой инстанции, безусловно, имеется.

--------------------------------

<72> См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка / Под ред. чл.-кор. АН СССР Н.Ю. Шведовой. М., 1986. С. 695.

<73> См.: Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. М., 2003. С. 345 (автор главы - А.В. Осипов).

<74> См.: Ткачева С.Г. Конкретизация закона и его судебное толкование: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1973. С. 1.

Между тем Конституционный Суд РФ прямо указывает, что неправильное истолкование закона - это неправильное применение норм материального права <75>. Указанная норма, действующая в системной связи с другими положениями комментируемой главы, направлена на исправление в апелляционном порядке возможной ошибки, допущенной судом нижестоящей инстанции, какой-либо неопределенности не содержит и не предполагает возможности ее произвольного применения. При этом отсутствие прямого указания на обязанность суда при толковании норм материального права учитывать решения Конституционного Суда РФ не порождает неопределенности, поскольку решения Конституционного Суда РФ обязательны на всей территории Российской Федерации, действуют непосредственно и не требуют подтверждения другими органами и должностными лицами, что, в свою очередь, не предполагает применения нормативных правовых актов в истолковании, расходящемся с их конституционно-правовым смыслом, выявленным Конституционным Судом РФ.

--------------------------------

<75> См.: Определение Конституционного Суда РФ от 25 октября 2016 г. N 2242-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Бочкарева Станислава Васильевича на нарушение его конституционных прав пунктом 3 части второй статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации".

4. Положения ч. 3 комментируемой статьи по своей сути содержат оговорку по вопросу рассмотрения в качестве основания для отмены или изменения решения суда первой инстанции допущенных им ошибок при применении норм процессуального права, поскольку ориентируют правоприменителя на возможность их квалификации в качестве таковых только в случае, если такая ошибка стала причиной принятия неправильного судебного решения. Следовательно, из содержания комментируемой нормы можно сделать вывод, что если допущенная судом первой инстанции ошибка в применении норм процессуального права не влияет на существо судебного решения, оно является законным, обоснованным, в ходе судебного разбирательства права лиц, участвующих в деле, не нарушены, то и оснований для отмены или изменения такого решения у суда апелляционной инстанции, несмотря на отдельные процессуальные недочеты, не имеется.

В теории и судебной практике такие ошибки получили название "формальных". Являются ли допущенные судом ошибки формальными или существенными, устанавливает суд апелляционной инстанции в каждом конкретном случае, исходя из фактических обстоятельств дела и содержания доводов апелляционных жалобы, представления. К примеру, как следует из п. 37 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 июня 2012 г. N 13, нарушение судом первой инстанции норм процессуального права, устанавливающих правила подсудности, не всегда является безусловным основанием для отмены или изменения судебного решения. В частности, отмена судебного решения при нарушении правил подсудности возможна, если:

- на нарушение правил подсудности указано в апелляционных жалобе, представлении и суд апелляционной инстанции установит, что лицо, подавшее жалобу, или прокурор, принесший представление, заявляли в суде первой инстанции ходатайство о неподсудности дела этому суду либо что у них отсутствовала возможность заявить в суде первой инстанции такое ходатайство по причине их неизвещения о времени и месте судебного заседания или непривлечения к участию в деле;

- вследствие нарушения правил родовой подсудности при рассмотрении дел, связанных с государственной тайной, или правил исключительной подсудности по искам о правах на недвижимое имущество отсутствовала возможность собрать, исследовать и оценить в качестве относимых и допустимых доказательств сведения, соответственно составляющие государственную тайну или находящиеся по месту расположения недвижимого имущества и это могло привести к вынесению неправильного по существу решения суда.

В иных случаях нарушение или неправильное применение процессуальных норм, устанавливающих правила подсудности, следует расценивать как формальные, не повлекшие за собой вынесения неправильного по существу решения суда.

5. Комментируемую норму следует рассматривать в тесной взаимосвязи с положениями ч. 4 статьи, поскольку в ней законодатель сосредоточил исчерпывающий перечень существенных нарушений норм процессуального права, влекущих за собой безусловную отмену решений суда первой инстанции. Существенность перечисленных в комментируемой норме нарушений заключается в том, что ошибки при применении этих норм процессуального права однозначно создают условия для вынесения заведомо неправильного судебного решения. Перечень включенных в рассматриваемую норму процессуальных нарушений, безусловно, оказывает негативное влияние на исход дела, а восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов лиц, участвующих в деле, невозможны без устранения таких нарушений.

Законодатель в комментируемой норме, закрепляя перечень безусловных оснований к отмене вынесенных судом первой инстанции решений, не раскрывает их сущность. Данный пробел восполняется Пленумом Верховного Суда РФ, который уполномочен давать судам разъяснения по вопросам судебной практики в целях обеспечения единообразного применения законодательства Российской Федерации (п. 1 ч. 3 ст. 5 Федерального конституционного закона от 5 февраля 2014 г. N 3-ФКЗ "О Верховном Суде Российской Федерации").

Так, под нарушением норм процессуального права, выразившимся в рассмотрении дела судом в незаконном составе (п. 1 ч. 4 комментируемой статьи), с позиции Пленума Верховного Суда РФ следует понимать, например, следующие ситуации:

- рассмотрение дела лицом, не наделенным полномочиями судьи;

- рассмотрение дела судьей, который подлежал отводу по причинам, обусловленным предыдущим участием в рассмотрении этого дела в качестве прокурора, секретаря судебного заседания, представителя, свидетеля, эксперта, специалиста, переводчика; родством или свойством с кем-либо из лиц, участвующих в деле, либо их представителей, либо лиц, входящих в состав суда, рассматривающего дело.

Вынесение решения судом в отношении лица, которое не присутствовало в судебном заседании ввиду его ненадлежащего извещения о времени и месте судебного заседания, также является основанием для отмены судебного решения (п. 2), поскольку нарушает гарантию такого лица на участие в судебном заседании при рассмотрении его дела судом и полноценную защиту своих нарушенных прав или оспоренных законных интересов. Таким образом, рассматриваемая норма является одновременно и гарантией права гражданина на личное участие в судебном заседании.

В п. 3 ч. 4 комментируемой статьи нарушение принципа языка судопроизводства возведено в статус основания для отмены судебного решения, вынесенного по результатам рассмотрения дела судом первой инстанции по существу. Данный принцип, развивающий положения принципа равенства всех перед законом и судом, обусловлен многонациональностью Российского государства и гарантирует возможность участия в судопроизводстве всем лицам, независимо от знания и владения русским языком. Лицам, участвующим в деле и не владеющим языком, на котором ведется гражданское судопроизводство, разъясняется и обеспечивается право пользоваться родным языком или любым свободно избранным языком общения, а также услугами переводчика. Более того, лицо, участвующее в деле, вправе предложить суду кандидатуру переводчика. Нарушение правил о языке судопроизводства лишает лицо, участвующее в деле и не владеющее языком, на котором ведется судопроизводство, права на судебную защиту, права на выражение своей позиции по делу, что, безусловно, может повлиять на правильность выносимого по делу решения, поскольку оно, без позиции лица, участвующего в деле, потеряет такие свои свойства, как полнота, обоснованность и, наконец, законность. Исходя из анализа норм комментируемого Кодекса, нарушение правил языка судопроизводства должно означать рассмотрение дела в отношении лица, не владеющего языком, на котором ведется судопроизводство:

- без предоставления ему переводчика;

- без разъяснения такому лицу права давать объяснения, заключения, выступать, заявлять ходатайства, подавать жалобы на родном языке или на любом свободно избранном языке общения, а также пользоваться услугами переводчика;

- с участием переводчика, который ранее участвовал в рассмотрении этого дела в качестве суда, прокурора, секретаря судебного заседания, представителя, свидетеля, эксперта, специалиста;

- с участием переводчика, который находится либо находился в служебной или иной зависимости от кого-либо из лиц, участвующих в деле, их представителей;

- с участием переводчика, который осуществил заведомо неправильный перевод.

6. Принятие судом решения о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле (п. 4), как безусловное основание к отмене судебного акта, вынесенного по первой инстанции, одновременно является гарантией для таких лиц на справедливое судебное разбирательство, полноценное участие в судебном заседании, реализацию в полном объеме прав, предоставленных процессуальным законодательством лицам, участвующим в деле (см. подробнее об этом п. 3 комментария к ст. 320).

Закрепленные в п. п. 5, 6 ч. 4 комментируемой статьи безусловные основания для отмены судом апелляционной инстанции решения суда первой инстанции связаны с нарушением правил оформления таких важных процессуальных документов, как само судебное решение и протокол судебного заседания, который в обязательном порядке ведется в суде апелляционной инстанции. Указанные документы, оформленные надлежащим образом, позволяют достоверно определить, когда же именно судом было рассмотрено конкретное дело и вынесено по нему решение. Ввиду значимости этих процессуальных документов отсутствие в решении суда подписи судьи или кого-либо из судей, подписание решения суда не тем судьей или не теми судьями, которые входили в состав суда, рассматривавшего дело, равно как и отсутствие в деле протокола судебного заседания (см. подробнее п. 7 комментария к ст. 327), является грубейшим нарушением действующего процессуального законодательства и влечет за собой безусловную отмену такого судебного решения, которое актом правосудия считаться не может.

Пример: Верховный Суд РФ своим Определением от 18 июля 2012 г. N 18-КГ12-23 отменил судебные акты нижестоящих инстанций по причине того, что в нарушение требований гражданского процессуального законодательства в материалах дела имелась резолютивная часть решения суда, вынесенного по делу, которая не подписана судьей, что фактически свидетельствует, что в судебном заседании решение не выносилось и не оглашалось. Кроме того, в материалах дела отсутствовал и протокол судебного заседания, что не позволило определить с достоверностью, когда же именно судом было рассмотрено дело и вынесено по нему решение.

При этом, исходя из анализа судебной практики, следует отметить, что отсутствие подписи в направленной заявителю копии решения суда не является нарушением действующего процессуального законодательства и основанием к отмене состоявшегося по делу решения (см. подробнее Определение Верховного Суда РФ от 18 марта 2015 г. N 56-АПГ15-1).

7. Еще одним основанием для отмены решения суда первой инстанции, закрепленным в п. 7 ч. 4 комментируемой статьи, является нарушение процессуальных правил о тайне совещания судей при принятии решения. Как следует из анализа практики Конституционного Суда РФ, тайна совещания судей представляет собой частный случай конфиденциальной информации о деятельности, которая протекает в процессе судебного разбирательства на его завершающей стадии - при принятии решения и голосовании в коллегиальном составе суда. Тайна совещания судей призвана гарантировать независимость судьи, и в этом ее ценность. Конфиденциальность споров при выработке решения должна находиться под защитой закона, поэтому в совещательной комнате не могут присутствовать какие-либо третьи лица. Сохранение конфиденциальности информации о выработке итогового решения - обязанность как судей, принимающих участие в дебатах, так и администрации суда, которая должна обеспечить секретность даже в том случае, если судьи уже ушли в отставку, т.е. нет сроков, по истечении которых эта информация может быть раскрыта <76>. Нарушение тайны совещания судей, возможность влияния на них при принятии решения по делу со стороны может привести к вынесению заведомо неправомерного решения и, как следствие, в случае доказанности этого факта - к отмене судом апелляционной инстанции такого решения.

--------------------------------

<76> См. подробнее: Определение Конституционного Суда РФ от 17 января 2012 г. N 174-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Юдина Юрия Рудольфовича на нарушение его конституционных прав статьями 301 и 312 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации".

Таким образом, рассмотренные в комментируемой норме безусловные основания к отмене решения суда первой инстанции позволяют суду апелляционной инстанции четко ориентироваться при принятии решения о возможности отмены судебного решения, являясь гарантией прав лиц, участвующих в деле, на справедливое судебное разбирательство. Между тем следует обратить внимание и на позицию ученых, в целом не одобряющих такой подход законодателя. В частности, как отмечает В.В. Ярков, безусловные основания к отмене судебных актов вне зависимости от их правильности свидетельствуют о неравенстве правового положения суда и сторон, поскольку получается, что за ошибки суда расплачиваются стороны, что требует поиска иных возможностей реагирования вышестоящего суда на столь грубые нарушения процессуальной формы <77>.

--------------------------------

<77> См.: Ярков В.В. Юридические факты в механизме реализации норм гражданского процессуального права: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 1992. С. 26.

8. Положения ч. 5 комментируемой статьи по своему содержанию являются продолжением предыдущей нормы, поскольку устанавливают правила, в соответствии с которыми должен действовать суд апелляционной инстанции при обнаружении перечисленных в ч. 4 рассматриваемой нормы процессуальных ошибок. Одновременно комментируемая норма отражает особенность современного апелляционного производства, характерной чертой которого является сочетание элементов полной и неполной апелляции, или так называемой "смешанной" апелляции.

Как отмечается в научной литературе, признаком полной апелляции выступает повторное рассмотрение дела, а признак неполной апелляции - необходимость обоснования уважительности непредставления доказательств в суд первой инстанции и возможность в исключительных случаях направить дело на новое рассмотрение <78>. В ходе реформирования порядка апелляционного обжалования в рамках гражданского судопроизводства, осуществляемого судами общей юрисдикции, была создана единая для обжалования постановлений мировых судей и других судов первой инстанции апелляционная инстанция, к полномочиям которой не было отнесено право отменять решение суда первой инстанции и направлять дело на новое рассмотрение в тот же суд. Вместе с тем Федеральным законом от 9 декабря 2010 г. N 353-ФЗ, вступившим в силу с 1 января 2012 г., в комментируемую норму было введено новое правило, позволяющее судам апелляционной инстанции при наличии оснований для отмены решения суда первой инстанции в связи с существенным нарушением норм процессуального права рассмотреть дело по правилам производства в суде первой инстанции без каких-либо ограничений, обусловленных природой апелляционного производства. В связи с этим в соответствии с действующим гражданским процессуальным законодательством проверка законности и обоснованности не вступивших в законную силу судебных постановлений в суде апелляционной инстанции производится по общим правилам, соответствующим основным (традиционным) признакам апелляции, включая элементы, характерные для полной и неполной апелляции.

--------------------------------

<78> См.: Улетова Г.Д. Заметки на полях Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующего производство в суде апелляционной инстанции" // Мировой судья. 2013. N 6. С. 4.

При этом в науке гражданского процессуального права неоднозначно относятся к такой позиции законодателя. По мнению одних ученых, законодатель избрал наиболее оптимальный вариант. Так, преимуществом проверки обоснованности решений судов первой инстанции по правилам полной апелляции является недопустимость направления дел на новое рассмотрение в суд первой инстанции, разрешение спора по существу с принятием всех представленных доказательств. Основной недостаток подобного разрешения споров - это рассмотрение дел по правилам суда первой инстанции, что, в свою очередь, требует более длительных временных затрат. При рассмотрении дел по правилам неполной апелляции дела в суде второй инстанции рассматриваются быстро, однако во многих случаях после отмены решений судов дела направляются на новое рассмотрение в суд первой инстанции, и споры при этом не во всех случаях разрешаются в установленные законом сроки <79>.

--------------------------------

<79> См.: Шакирьянов Р.В. Производство по пересмотру постановлений мировых судей по гражданским делам в апелляционном порядке: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2006. С. 7, 20; Он же. Основания перехода судом апелляционной инстанции к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции: изменения в ГПК // Российская юстиция. 2011. N 4. С. 39.

Другие ученые высказывались в пользу полной апелляции, поскольку такой подход позволит обеспечить эффективную проверку судебных актов и повысит качественный уровень отправления правосудия, а также полностью отвечает содержанию принципа процессуальной экономии <80>.

--------------------------------

<80> См., например: Грязева В.В. Апелляция в арбитражном процессе: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2005. С. 8.

Ряд ученых считают, что для России наиболее эффективной и приемлемой является модель неполной апелляции <81>, относя к отрицательным чертам полной апелляции трудности организационного, финансового, временного характера, встающие на пути лиц, участвующих в деле, поскольку вторичное рассмотрение дела по существу требует от сторон и других участников процесса обязательного присутствия в суде апелляционной инстанции. Суды апелляционной инстанции находятся в областных, краевых, республиканских и тому подобных центрах. Территориальные, транспортные условия России, финансовые возможности граждан, минимальные гарантии бесплатного правосудия по гражданским делам - все это может отразиться на доступе граждан к правосудию, а точнее - ограничить его <82>.

--------------------------------

<81> См.: Борисова Е.А. Теоретические проблемы проверки судебных актов в гражданском, арбитражном процессах: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. С. 10.

<82> См.: Борисова Е.А. Реформирование процессуального законодательства: настоящее и будущее // Арбитражный и гражданский процесс. 2011. N 4. С. 38.

Как отмечено Конституционным Судом РФ <83>, согласно ныне действующим нормам гражданского процессуального законодательства лица, привлеченные к участию в деле в суде апелляционной инстанции, наделены правом на рассмотрение дела с их участием по существу в том же порядке, в каком такое рассмотрение осуществляется судом первой инстанции. В целях вынесения законного и обоснованного судебного постановления по делу при переходе суда апелляционной инстанции к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции подлежат принятию, исследованию и оценке все относимые и допустимые доказательства независимо от причин их непредставления в суд первой инстанции. При этом лица, вступающие в гражданский процесс на стадии апелляционного производства, наряду с правом на обжалование судебных актов в кассационном порядке обладают и правом на их обжалование в порядке надзора.

--------------------------------

<83> См.: Определение Конституционного Суда РФ от 17 января 2013 г. N 1-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Канарского Дениса Игоревича на нарушение его конституционных прав статьей 328 и частью пятой статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации".

Следовательно, введение в производство в суде апелляционной инстанции в случаях установления факта рассмотрения дела судом первой инстанции в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, правил производства в суде первой инстанции - без ограничений, которые предусмотрены для апелляционного рассмотрения дела, - призвано обеспечить лицам, участвующим в деле, те процессуальные гарантии, которые они имели бы в случае рассмотрения их дела судом первой инстанции, а в конечном итоге - исправление непосредственно судом апелляционной инстанции ошибок, допущенных судом первой инстанции. Это соответствует принципу процессуальной экономии и требованию эффективности судопроизводства, служит гарантией осуществления судами справедливого судебного разбирательства в разумный срок.

В то же время некоторые ученые достаточно критично относятся к такой системе апелляционного пересмотра и считают, что рассмотрение дела по схеме, предложенной законодателем, приведет к тому, что вначале проведенное по развернутой судебной процедуре заседание суда апелляционной инстанции фактически превратится в предварительное судебное заседание по установлению оснований для перехода к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции <84>, а впоследствии, с учетом временных рамок и объемов работы апелляционных судов, в особенности районных, правоприменительная деятельность судов апелляционной инстанции сведется к установлению оснований для перехода к рассмотрению дела по правилам полной апелляции <85>.

--------------------------------

<84> См.: Шакирьянов Р.В. Основания перехода судом апелляционной инстанции к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции: изменения в ГПК // Российская юстиция. 2011. N 4. С. 40.

<85> См.: Ласкина Н.В. Гражданские процессуальные правоотношения между судами при пересмотре судебных актов. Саратов, 2011. С. 82.

Положения комментируемой нормы действуют в системной взаимосвязи с ч. ч. 1 и 3 ст. 327.1 ГПК РФ, регламентирующими пределы рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции (см. комментарий к указанной статье). С одной стороны, с позиции Конституционного Суда РФ <86>, такое правовое регулирование служит требованию эффективности судопроизводства и является гарантией осуществления судами справедливого судебного разбирательства в разумный срок. С другой стороны, возможность расширения пределов рассмотрения дела судом апелляционной инстанции в науке гражданского процессуального права подвергается критике и ученые делают выводы о том, что "...пределы рассмотрения дела судом апелляционной инстанции - это лишь условное понятие, поскольку суд второй инстанции при определенных условиях практически не ограничен никакими пределами, он "безраздельный хозяин", который полностью подменяет собой суд первой инстанции и пересматривает дело, ранее рассмотренное нижестоящим судом, еще в более широком объеме, чем суд первой инстанции" <87>.

--------------------------------

<86> См.: Определение Конституционного Суда РФ от 23 апреля 2015 г. N 934-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Захаровой Ирины Николаевны на нарушение ее конституционных прав частью первой статьи 327, частями первой и третьей статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и статьей 249 Трудового кодекса Российской Федерации".

<87> См.: Ласкина Н.В. Гражданские процессуальные правоотношения между судами при пересмотре судебных актов. Саратов, 2011. С. 87.

Ввиду этого позиция суда апелляционной инстанции при переходе к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции, без учета особенностей, предусмотренных комментируемой главой, должна быть четко аргументирована и законодательно обоснована, поскольку выход за установленные законодателем пределы рассмотрения дела судом апелляционной инстанции является грубейшим нарушением норм процессуального права и влечет за собой отмену апелляционных определений.

В качестве "отрицательного" примера, иллюстрирующего, какие ошибки не должен совершать суд апелляционной инстанции, можно привести дело из практики Белгородского областного суда. Как было установлено Президиумом Белгородского областного суда, суд апелляционной инстанции перешел к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции при отсутствии предусмотренных ч. 4 комментируемой статьи оснований, одновременно отменив решение и дополнительное решение мирового судьи. При этом суд рассмотрел дело с выходом за пределы доводов апелляционных жалоб истца без приведения мотивов, по которым пришел к выводу о необходимости проверки судебных постановлений в полном объеме. При этом доводы истца оставлены без внимания и оценки; отмена судебных постановлений мотивирована обстоятельствами, на которые истец в апелляционных жалобах и ответчик в своих возражениях не ссылались. Далее, повторно рассматривая дело по апелляционным жалобам, суд не учел, что не допускается рассмотрения дела в апелляционном порядке после отмены судебных постановлений суда первой инстанции. По существу, разрешая спор после отмены судебных постановлений, суд апелляционной инстанции вышел за пределы предоставленных ему полномочий и фактически рассмотрел дело в качестве суда первой инстанции (см. Постановление Президиума Белгородского областного суда от 29 декабря 2016 г. N Г-1248/2016).

9. В нормах комментируемой статьи законодатель определяет процессуальную форму закрепления принятого судом апелляционной инстанции решения о необходимости проверки обжалуемого судебного постановления суда первой инстанции в полном объеме, в качестве которой выступает мотивированное определение о переходе к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции без учета особенностей, предусмотренных комментируемой главой. Как следует из содержания п. 32 Постановления Пленума Верховного Суда РФ, таким определением обжалуемое судебное постановление суда первой инстанции не отменяется, а в нем лишь только фиксируется решение о переходе к рассмотрению дела по правилам полной апелляции. Если суд апелляционной инстанции признает дело подготовленным, исходя из полноты и достаточности собранных по делу доказательств, подтверждающих обстоятельства, имеющие значение для дела, а также с учетом мнения присутствующих в судебном заседании лиц о возможности продолжения рассмотрения дела в этом же судебном заседании, он вправе в этом же судебном заседании рассмотреть дело по правилам производства в суде первой инстанции без учета особенностей, предусмотренных комментируемой главой. Если же у суда апелляционной инстанции возникнет необходимость совершения отдельных подготовительных действий (например, вызова свидетелей, оказания содействия лицам, участвующим в деле, в собирании и истребовании доказательств, назначения экспертизы, направления судебного поручения и т.п.), то суд апелляционной инстанции в определении о переходе к рассмотрению дела по правилам полной апелляции указывает, какие действия следует совершить лицам, участвующим в деле, и в какой срок. Следует иметь в виду, что апелляционный суд может вынести в соответствии со ст. 147 ГПК РФ и отдельное определение о подготовке дела к судебному разбирательству. В зависимости от объема, характера и продолжительности подготовительных действий новые дата и время судебного разбирательства могут быть определены как в определении о переходе к рассмотрению дела по правилам полной апелляции, так и в отдельном определении о назначении дела к судебному разбирательству.

Важным обстоятельством, обусловленным характером выносимого судом определения о переходе к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции без учета особенностей, предусмотренных комментируемой главой, является то, что такое определение обжалованию не подлежит.

10. В положении ч. 6 комментируемой статьи законодатель сосредоточил предостережение для судов апелляционной инстанции, не позволяющее им отменять решения судов первой инстанции только по формальным признакам, при условии что такое решение является законным, обоснованным и правильным по существу. Законодатель, используя в комментируемой норме формулировку "формальные соображения", не раскрывает их значения. Пленум Верховного Суда РФ в п. 39 Постановления от 19 июня 2012 г. N 13 приводит примеры таких нарушений, которые не должны стать причиной отмены решения суда первой инстанции только лишь по формальным соображениям и делает попытку дать определение формальным нарушениям. В частности, с позиции высшего судебного органа Российской Федерации правильное по существу решение суда первой инстанции не может быть отменено, например, из-за нарушения судом первой инстанции порядка судебных прений, необоснованного освобождения лица, участвующего в деле, от уплаты государственной пошлины и т.п. При этом Пленум Верховного Суда РФ акцентирует внимание судов апелляционной инстанции на исключении из числа формальных нарушений:

- ошибок, связанных с неправильным определением обстоятельств, имеющих значение для дела, недоказанностью установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела, несоответствием выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела;

- процессуальных нарушений в связи с рассмотрением дела судом в незаконном составе, а также иных процессуальных ошибок, которые привели или могли привести к принятию неправильного решения суда.

В целом характер допущенных судом первой инстанции нарушений (формальный или существенный) определяется судом апелляционной инстанции в каждом конкретном случае исходя из фактических обстоятельств дела и содержания доводов апелляционных жалобы, представления. Положения комментируемой части тесно связаны с ч. 3 ст. 329 ГК РФ (см. комментарий к указанной статье), прямо обязывающей суд при оставлении апелляционных жалобы, представления без удовлетворения указать мотивы, по которым доводы апелляционных жалобы, представления отклоняются, в том числе и мотивы, по которым то или иное нарушение признано формальным, а значит, решение суда не подлежит отмене. При этом Конституционный Суд РФ обращает внимание на то, что формальным не может быть признано такое нарушение или неправильное применение судом первой инстанции норм процессуального права, которое привело или могло привести к принятию неправильного решения суда <88>.

--------------------------------

<88> См.: Определение Конституционного Суда РФ от 26 апреля 2016 г. N 843-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Горбунова Вячеслава Валериевича на нарушение его конституционных прав частями третьей и шестой статьи 330, частью второй статьи 381 и статьи 383 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации".

Пример: судом апелляционной инстанции, несмотря на позицию апеллянта, не согласного с выводами суда первой инстанции о том, что оплата услуг истцу частично произведена, апелляционная жалоба была оставлена без удовлетворения, а решение суда первой инстанции - без изменения. Принимая такое решение, суд исходил из формальности допущенного судом первой инстанции нарушения, выразившегося в том, что суд не учел частичную оплату услуг ООО "Б", поскольку это не влияло на существо принятого решения суда, установившего отсутствие у ответчика обязательства по оплате истцу юридических услуг не в связи с их частичной оплатой названным обществом, а вследствие их неоказания ответчику (см. Апелляционное определение Ростовского областного суда от 6 декабря 2016 г. по делу N 33-21383/2016).



Судебная практика по статье 330 ГПК РФ:

  • Решение Верховного суда: Определение N 18-КГ17-162, Судебная коллегия по гражданским делам, кассация
    Однако суд апелляционной инстанции не устранил допущенные судом первой инстанции нарушения норм процессуального права и в нарушение части 5 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не перешел к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции, чем лишил Коваленко СС права на судебную защиту...
  • Решение Верховного суда: Определение N 5-КГ17-89, Судебная коллегия по гражданским делам, кассация
    Основания и порядок рассмотрения гражданских дел судом апелляционной инстанции без учета таких особенностей установлены статьей 330 этого же кодекса. В качестве названных особенностей абзацем вторым части 1 статьи 327' Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации установлено что дополнительные доказательства принимаются судом апелляционной инстанции, если лицо, участвующее в деле, обосновало невозможность их представления в суд первой инстанции по причинам, не зависящим от него, и суд признает эти причины уважительными...
  • Решение Верховного суда: Определение N 5-КГ17-12, Судебная коллегия по гражданским делам, кассация
    Рассмотрение дела в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания в соответствии с пунктом 2 части 4 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, является безусловным основанием для отмены решения суда первой инстанции...
Изменения документа
Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...