Актуально на:
27 апреля 2018 г.

Решение Верховного суда: Определение N 11-АПУ15-32 от 18.01.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 11-АПУ15-32

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 18 января 2016 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего судьи Скрябина К.Е.,

судей Кондратова П.Е. и Смирнова В.П.

с участием осужденных Мамшова А.Г., Сорокина СП., Бердникова А.А., Гопоненко Д.П., Лушникова Д.Л., Ганиева И.Н. (в режиме видеоконференц-связи), адвокатов Муратовой И.Н., Богатеевой А.Р Куватовой Л.В., Гамировой Э.И., Сорокиной Ю.С, Фарукшиной Н.В. и прокурора Потапова И.Е.

при ведении протокола секретарем Прохоровым А.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Мамшова А.Г., Сорокина СП Бердникова А.А., Гопоненко Д.П., Лушникова Д.Л., Ганиева И.Н. и адвокатов Мубаракшиной Ю.М., Куватовой Л.В., Гамировой Э.И Сорокиной Ю.С, Богатеевой А.Р. на приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 16 декабря 2014 г., по которому

МАМШОВ А Г ,

осужден по ч. 1 ст. 209 УК РФ к 13 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год,

по ч. 3 ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 25 июня 1998 г. № 92) к 8 годам лишения свободы,

по ч. 3 ст. 30 и п.п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 73-ФЗ) к 9 годам лишения свободы,

по п.п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 73-ФЗ) к 17 годам лишения свободы,

по ч. 1 ст. 30 и п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ, преступление от 24-25 мая 2004 г.) к 4 годам лишения свободы,

по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ, преступление от 26 апреля 2004 г.) к 5 годам лишения свободы,

по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ, преступление от 27 июля 2004 г.) к 5 годам лишения свободы,

по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ, преступление от 6 мая 2005 г.) к 5 годам лишения свободы,

по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ, преступление от 9 июля 2008 г.) к 5 годам лишения свободы,

по ч. 3 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ) к 5 годам лишения свободы,

а по совокупности преступлений, определяемой по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний - к 20 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год, с установлением ограничений не выезжать за пределы территории г. и не изменять место жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, с возложением обязанности являться в указанный орган 2 раза в месяц для регистрации;

ГОПОНЕНКО Д П ,

оправдан по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ (по обвинению в хищении мотоцикла, принадлежащего Н на основании п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ в связи с непричастностью к совершению преступления, с признанием права на реабилитацию, и

осужден по ч. 2 ст. 209 УК РФ к 12 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год,

по ч. 3 ст. 30 и п.п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 73-ФЗ) к 9 годам лишения свободы,

по ч. 1 ст. 30 и п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ, преступление от 24-25 мая 2004 г.) к 4 годам лишения свободы,

по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ, преступление от 6 мая 2005 г.) к 5 годам лишения свободы,

а по совокупности преступлений, определяемой по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний - к 17 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год, с установлением ограничений не выезжать за пределы территории г. и не изменять место жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, с возложением обязанности являться в указанный орган 2 раза в месяц для регистрации;

СОРОКИН С П ,

осужден по ч. 2 ст. 209 УК РФ к 12 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год,

по п.п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 73-ФЗ) к 13 годам лишения свободы,

по ч. 3 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ) к 5 годам лишения свободы,

а по совокупности преступлений, определяемой по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний - к 18 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год, с установлением ограничений не выезжать за пределы территории г. и не изменять место жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, с возложением обязанности являться в указанный орган 2 раза в месяц для регистрации;

ГАНИЕВ И Н ,,

осужден по ч. 2 ст. 209 УК РФ к 11 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год,

по ч. 3 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ) к 5 годам лишения свободы,

а по совокупности преступлений, определяемой по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний - к 14 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год, с установлением ограничений не выезжать за пределы территории г. и не изменять место жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, с возложением обязанности являться в указанный орган 2 раза в месяц для регистрации;

ЛУШНИКОВ Д Л

осужден по ч. 3 ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ) к 8 годам лишения свободы с освобождением от наказания в связи с истечением срока давности,

по ч. 2 ст. 209 УК РФ к 11 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год,

по ч. 3 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ) к 5 годам лишения свобода,

а по совокупности преступлений, определяемой по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний - к 14 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год, с установлением ограничений не выезжать за пределы территории г. и не изменять место жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, с возложением обязанности являться в указанный орган 2 раза в месяц для регистрации;

БЕРДНИКОВ А А

осужден по ч. 2 ст. 209 УК РФ к 12 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год,

по ч. 3 ст. 30 и п.п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 73-ФЗ) к 10 годам лишения свободы,

по п.п. «б», «в» ч. 3 ст. 146 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ) к 3 годам лишения свободы,

а по совокупности преступлений, определяемой по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний - к 17 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год, с установлением ограничений не выезжать за пределы территории г. и не изменять место жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, с возложением обязанности являться в указанный орган 2 раза в месяц для регистрации.

Постановлено исчислять начало срока наказания Мамшова А.Г Сорокина СП., Бердникова А.А., Гопоненко Д.П., Лушникова Д.Л. и Ганиева И.Н. с 16 декабря 2014 г., с зачетом времени предварительного содержания под стражей Мамшова А.Г. с 25 января 2011 г. по 16 декабря 2014 г Гопоненко Д.П. с 20 апреля 2011 г. по 16 декабря 2014 г., Сорокина СП. со 2 января 2012 г. по 16 декабря 2014 г., Ганиева И.Н. с 18 апреля 2011 г. по 16 декабря 2014 г., Лушникова Д.Л. с 14 марта 2012 г. по 16 декабря 2014 г Бердникова А. А. с 26 июня 2011 г. по 16 декабря 2014 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Смирнова В.П. о содержании приговора, существе апелляционных жалоб дополнений к ним и возражений на них, выступления осужденных Мамшова А.Г., Сорокина СП., Бердникова А.А., Гопоненко Д.П., Лушникова Д.Л. и Ганиева И.Н., поддержавших доводы своих апелляционных жалоб, адвоката Муратовой И.Н. в защиту осужденного Мамшова А.Г., адвоката Богатеевой А.Р. в защиту осужденного Сорокина СП., адвоката Куватовой Л.В. в защиту осужденного Бердникова А.А., адвоката Гамировой Э.И. в защиту осужденного Гопоненко Д.П., адвоката Сорокиной Ю.С. в защиту осужденного Лушникова Д.Л., адвоката Фарукшиной Н.В. в защиту осужденного Ганиева И.Н., мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Потапова И.Е. об изменении приговора с освобождением от наказания осужденного Мамшова А.Г. по ч. 3 ст. 126 УК РФ и осужденного Сорокина СП. по ч. 3 ст. 222 УК РФ в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности и смягчением им наказаний, назначенных по совокупности преступлений, с оставлением приговора в остальной его части без изменения, Судебная коллегия

установила Мамшов А.Г. осужден за создание в конце 1997 года - в начале 1998 года в г.

устойчивой вооруженной группы (банды) под названием « и за руководство ею по 2010 год Сорокин СП., Бердников А.А., Гопоненко Д.П., Лушников Д.Л. и Ганиев И.Н. осуждены за участие в банде, созданной и руководимой Мамшовым А.Г.

Кроме того, перечисленные выше лица признаны виновными в том что:

Мамшов А.Г. и Лушников Д.Л. 10 июля 1998 г. похитили М совершив данное преступление организованной группой, из корыстных побуждений;

Мамшов А.Г., Гопоненко Д.П. и Бердников А.А. 25 мая 1999 г организованной группой, покушались на умышленное убийство Л,

сопряженное с бандитизмом;

Мамшов А.Г. 11 марта 2000 г. организованной группой совершил умышленное убийство В сопряженное с бандитизмом;

Мамшов А.Г. и Сорокин СП. 26 сентября 2002 г. организованной группой совершили умышленное убийство Б сопряженное с бандитизмом;

Мамшов А.Г. 26 апреля 2004 г. покушался на кражу имущества принадлежащего ОАО « » на сумму рублей совершенное организованной группой;

Мамшов А.Г. и Гопоненко Д.П. 24-25 мая 2004 г. приготовились к краже каучука, принадлежащего ОАО », совершенное организованной группой;

Мамшов А.Г. 27 июля 2004 г. покушался на кражу имущества принадлежащего ОАО « на сумму рублей совершенное организованной группой;

Мамшов А.Г. и Гопоненко Д.П. 6 мая 2005 г. покушались на кражу имущества, принадлежавшего ОАО « на сумму

рублей, совершенное организованной группой;

Мамшов А.Г. 10 июля 2008 г. покушался на кражу имущества принадлежащего ОАО » на сумму рублей совершенное организованной группой;

Мамшов А.Г., Сорокин СП., Лушников Д.Л. и Ганиев И.Н. незаконно хранили огнестрельное оружие и боеприпасы к нему, совершенные организованной группой;

Бердников А.А. с ноября 2010 г. по 23 февраля 2011 г. нарушал авторские права австрийской компании.

В своих апелляционных жалобах и в дополнениях к ним все осужденные и их защитники просят обвинительный приговор отменить и постановить по делу оправдательный приговор по всем пунктам предъявленного обвинения или прекратить уголовное дело в связи с непричастностью всех осужденных к совершению преступлений. При этом указанные лица считают постановленный приговор незаконным необоснованным и несправедливым и утверждают, что судебное разбирательство по делу проведено с обвинительным уклоном и с нарушением принципа состязательности; по их мнению, доказательства виновности отсутствуют, обстоятельства дела искажены, доводы стороны защиты судом проигнорированы.

Оспаривая осуждение за создание Мамшовым А.Г. банды и за руководство ею, а также за участие в банде Гопоненко Д.П., Сорокина СП Ганиева И.Н., Лушникова Д.Л. и Бердникова А.А., авторы апелляционных жалоб ссылаются на то, что в приговоре не приведены доказательства подтверждающие такие признаки банды как стабильность ее состава, тесная взаимосвязь между ее членами, согласованность их действий, постоянство форм и методов преступной деятельности; оружие и взрывчатые вещества непосредственно у Мамшова А.Г., Гопоненко Д.П., Сорокина СП., Ганиева И.Н., Лушникова Д.Л. и Бердникова А.А. не изымались; доказательства указывающие на принадлежность осужденным оружия и взрывных веществ являются недостоверными; уголовное дело в отношении осужденного Лушникова Д.Л. не могло быть возбуждено по ч. 2 ст. 209 УК РФ, поскольку по данной статье в отношении его уже прекращалось другое уголовное дело.

В своей апелляционной жалобе и в дополнениях к ней осужденный Мамшов А.Г. ссылается на то, что свидетель О не подтвердил его причастность к оружию, изъятому 1 апреля 2009 г. на территории заброшенного здания мясокомбината;

оружие, изъятое 16 октября 2009 г. на территории , вменено ему безосновательно, с нарушениями требований процессуального закона свидетель Г - сотрудник правоохранительных органов, является заинтересованным лицом и его ссылка на показания Г выдавшего данное оружие, нельзя было использовать в качестве доказательства; каких-либо данных о нахождении Г в розыске материалы дела не содержат;

обвинение в незаконном хранении оружия, изъятого в 1999 году в ГСК

ему не вменялось, в связи с этим суд вышел за пределы обвинения, чем нарушил требования ст. 252 УПК РФ; свидетели Г

К и другие лица о его причастности к данному оружию не показали;

свидетель К в ходе предварительного следствия оговорил его в том, что он, Мамшов А.Г., хранил боевую гранату в автомашине марки « », о чем данный свидетель показал на допросе в судебном заседании;

два пистолета системы Макарова, из которых согласно обвинительному заключению был убит В никому из осужденных по настоящему уголовному делу не вменялись; в розыск по данным пистолетам никто не объявлялся;

оружие, вмененное Сорокину СП. и использованное при убийстве Б не может являться оружием банды, поскольку суд исключил признак «незаконного хранения данного оружия», из чего следует, что до 26 сентября 2002 г. никто из членов банды об этом оружии ничего не знал;

вывод суда о том, что все участники банды были осведомлены о наличии в банде оружия, которое было изъято в ходе предварительного следствия, не подтвержден материалами дела;

показания М К К К,

П являются ложными;

показания Л о его, Мамшова А.Г., причастности к нападению на нее в мае 1999 года, являются предположительными;

показания свидетеля Г о том, что Гопоненко Д.П. сообщил ему о том, что нападение на Л было сделано по его, Мамшова А.Г., заданию, Гопоненко Д.П. не подтвердил;

его, Мамшова А.Г., причастность к убийству В не доказана потерпевший Р и свидетели З никого не опознали свидетель под псевдонимом «Зе », под которым скрывался Ш не мог знать о происшедшем, поскольку с марта 1999 года по март 2001 года находился в местах лишения свободы; показания свидетеля Д имеют отношения лишь к фальсификации доказательств и не касаются убийства В показания свидетелей Н И А Б К Б

являются голословными и лишенными здравого смысла;

показания свидетеля К о том, что между ним, Мамшовым А.Г., и Б произошел конфликт из-за хищения нефтепродуктов опровергаются показаниями О - организатора этих хищений кроме того, ссылка К на Н не может служить достоверным доказательством, поскольку Н в ходе предварительного и судебного следствий допрошен не был; показания свидетеля К являются ложными; показания свидетеля Н

данные в ходе предварительного следствия, являются предположительными; свидетель Б показал в судебном заседании о том, что в ходе предварительного следствия он давал ложные показания; Б имел оружие и во время нападения отстреливался причина смерти Б не установлена; вывод суда о том, что он Мамшов А.Г., дал Сорокину СП. указание совершить убийство Б

выходит за рамки предъявленного обвинения, поскольку согласно обвинительному заключению «установленное лицо (Н действуя по поручению Мамшова А.Г., в сентябре 2002 года привлек к совершению данного преступления Сорокина СП.»;

за покушение на кражи 26 апреля 2004 г., 27 июля 2004 г., 6 мая 2005 г., 10 июля 2008 г. и за приготовление к краже каучука 24-25 мая 2004 г приговорами Нижнекамского городского суда от 12 августа 2004 г., от 26 марта 2010 г., от 5 февраля 2010 г., от 9 ноября 2010 г., 27 декабря 2010 г были осуждены О и другие лица, действия которых квалифицированы по признаку «по предварительному сговору группы лиц при этом суд проигнорировал положения ст. 90 УПК РФ; вывод суда о том что он, Мамшов А.Г. отдавал «откат» руководству предприятия за хищения является несостоятельным, поскольку все преступления, связанные с хищениями, за которые он осужден, являются неоконченными;

в ходе предварительного следствия были допущены нарушения процессуального закона, выразившиеся в привлечении его в качестве обвиняемого и при выполнении требований ст. 217 УПК РФ в отсутствие адвоката Хусаинова З.Ф.;

по обвинению в приготовлении и в покушениях на хищения он в розыск не объявлялся, в связи с чем суд незаконно не применил к нему положения о сроках давности привлечения к уголовной ответственности.

В своих апелляционных жалобах и в дополнениях к ним осужденный Гопоненко Д.П. и его защитник - адвокат Гамирова Э.И., ссылаются на то что у Гопоненко Д.П. отсутствовал мотив убийства Л свидетели под псевдонимами «Г » и «П » дали противоречивые показания; «П » отказался отвечать на вопросы защиты показания «П » не согласуются с показаниями свидетелей Б К К о том, что Л хотели всего лишь напугать; следствие проводилось по делу при наличии неотмененного постановления о прекращении дела № возбужденному по ч. 3 ст. 213 УК РФ, и уничтоженному 21 ноября 2009 г.; данное постановление было отменено лишь 17 апреля 2012 г.; к показаниям потерпевшей Л следует относиться с недоверием, поскольку на допросах в 1999 году Л не указывала на Мамшова А.Г Гопоненко Д.П. и Бердникова А.А. как на лиц, причастных к совершению нападения на нее; в заключениях судебно-медицинских экспертиз имеются противоречия о характере телесных повреждений, причиненных Л

показания свидетеля Н о причастности Гопоненко Д.П. к приготовлению к хищению каучука опровергаются показаниями свидетелей К Х и других лиц, осужденных 5 февраля 2010 г. по ч. 1 ст. 30 и ч. 3 ст. 158 УК РФ и показавших, что организатором данного преступления является Н который подтвердил данное обстоятельство в судебном заседании;

по покушению на кражу полистирола Н поменял свои показания и в суде показал, что Гопоненко Д.П. не совершал данное преступление; телефонные соединения между Гопоненко Д.П. и Н

отсутствуют; суд квалифицировал действия Гопоненко Д.П. по ч. 4 ст. 158 УК РФ, тогда как другие лица были осуждены за данное преступление в 2010 году по ч. 3 ст. 158 УК РФ;

Гопоненко Д.П. характеризуется исключительно положительно, его мать является инвалидом а брат - инвалидом Гопоненко Д.П. - хороший семьянин, любящий отец.

В своих апелляционных жалобах и в дополнениях к ним осужденный Лушников Д.Л. и его защитник - адвокат Сорокина Ю.С, ссылаются на то что суд необоснованно оставил без удовлетворения ходатайства стороны защиты и неверно установил обстоятельства дела; осуждение Лушникова Д.Л. и Ганиева И.Н. по ч. 3 ст. 222 УК РФ основано только на показаниях свидетеля Г отбывавшего наказание за незаконные действия с наркотиками и освобожденного раньше срока в связи с дачей им показаний по настоящему уголовному делу; Показания Г о передаче ему на хранение оружия и боеприпасов в ГСК « » являются ложными, о чем говорит уже тот факт, что якобы Лушников Д.Л., передал ему на хранение оружие и взрывчатые вещества в связи с тем, что находился в розыске, тогда как по сообщению ИЦ МВД России по Республике Татарстан Лушников Д.Л. в период с 2000 года по 2009 год в розыск не объявлялся; Г членом группировки « » не являлся показания К о том, что Г говорил ему о наличии оружия у Лушникова Д.Л. и Ганиева И.Н. опровергаются показаниями самого Г показания К о наличии у Лушникова Д.Л. пистолета ничем не подтверждены; суд не дал никакой оценки противоречивым показаниям свидетелей обвинения и сослался на доказанность того обстоятельства, что Лушников Д.Л. хранил оружие в интересах банды, тогда как никто из свидетелей об этом не говорил;

Лушников Д.Л. не мог участвовать в похищении М так как в инкриминируемый период времени у него была сломана нога.

В своих апелляционных жалобах осужденный Сорокин СП. и его защитник - адвокат Богатеева А.Р., указывают на то, что выводы суда противоречат доказательствам, исследованным в ходе судебного разбирательства; в описательно-мотивировочной части приговора не указано место совершения преступления и не конкретизировано описание преступного деяния; показания свидетелей и экспертов содержат противоречия, которым не дана должная оценка; показания Сорокина СП. в ходе предварительного следствия были полученные недозволенными методами;

окончательное обвинение Сорокину СП., а также другим осужденным по настоящему уголовному делу, было предъявлено с нарушениями уголовно-процессуального закона, выразившимися в том, что, уведомив Сорокина СП. 22 июня 2012 г. об окончании предварительного следствия, 19 июня 2013 г. следователь предъявил Сорокину СП. новое обвинение, в котором п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ был заменен на пункт «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ;

мотив и предварительный сговор на убийство Б не установлены; показания свидетеля под псевдонимом «З являются противоречивыми и не подтверждены показаниями других лиц, на которых он сослался в качестве источника своей осведомленности; Сорокин СП., не поддерживал отношения с Мамшовым А.Г.;

выводы суда о том, что Мамшов А.Г. и другое лицо (Н с целью мести и беспрепятственного совершения хищений продукции ОАО « в сентябре 2002 года приняли согласованное решение о совершении убийства Б которое осуществил Сорокин СП., не нашли своего подтверждения в судебном заседании;

в материалах дела отсутствуют показания Мамшова А.Г., Н

и Сорокина СП., подтверждающие указанные выше обстоятельства;

выводы суда о том, что Б убили из-за конфликта с О не подтверждаются показаниями самого О.

;

суд необоснованно отклонил ходатайства стороны защиты об освидетельствовании Сорокина СП. на предмет обнаружения на его теле следов огнестрельных повреждений, о назначении судебной экспертизы с постановкой вопросов относительно того, к какой дистанции выстрела соответствует характер огнестрельных повреждений на куртке Б об истребовании материалов уголовного дела № в отношении А и других и вызове для допроса свидетеля И показавшего о причастности к убийству Б Н

суд не дал должной оценки показаниям свидетелей С К К О Л Н,

И Б Г которые противоречат не только друг другу, но и самим себе. Так, о том, что Сорокин СП. стрелял в Б показал в судебном заседании К заключивший досудебное соглашение о сотрудничестве и осужденный в особом порядке 26 января 2012 г., однако в ходе предварительного следствия на неоднократных допросах К говорил лишь о том, что Сорокин СП. искал пистолет;

протокол явки Сорокина СП. с повинной от 4 января 2012 г протоколы его допросов в качестве обвиняемого от 4 и от 5 января 2012 г протокол очной ставки между Сорокиным СП. и К от 5 января 2012 г., три листа формата А4 с рукописным текстом, выполненным Сорокиным СП., и протоколы выемки и осмотра данных листов, протокол осмотра места происшествия от 27 сентября 2002 г., протокол выемки от 30 сентября 2002 г., заключения экспертов № от 16 октября 2002 г. и № 523 от 20 ноября 2002 г. являются недопустимыми доказательствами, поскольку были получены с нарушениями уголовно-процессуального закона;

место происшествия зафиксировано неправильно; Б умер не сразу, был знаком с Сорокиным СП., однако в медицинских документах значится, что в Б стрелял неизвестный человек.

В своих апелляционных жалобах осужденный Бердников А.А. и его защитник - адвокат Куватова Л.В., ссылаются на то, что алиби Бердникова А.А. о его нахождении в г. в момент нападения на Л

подтверждено показаниями свидетелей П К Л и других лиц, а также документами;

при проведении с Л опознания и при проведении в отношении Л судебно-медицинской экспертизы были допущены нарушения уголовно-процессуального закона;

срок давности по ч. 2 ст. 105 УК РФ у Бердникова А.А. истек, однако суд без каких либо оснований не освободил его от наказания;

по ст. 146 УК РФ Бердников А.А. осужден бездоказательно.

Кроме того Бердников А.А. и адвокат Куватова Л.В. приводят доводы аналогичные доводам апелляционных жалоб осужденного Гопоненко Д.П. и его защитника Гамировой Э.И. о первоначальном возбуждении уголовного дела по ст. 213 УК РФ и прекращении по нему производства.

В своих апелляционных жалобах и в дополнениях к ним осужденный Ганиев И.Н. и его защитник - адвокат Мубаракшина Ю.М., ссылаются на то что суд не учел обстоятельства, которые могли повлиять на его вывод и неправильно применил уголовный закон, полагая, что при осуждении за участие в банде квалификация по ст. 222 УК РФ является излишней; ношение оружия Ганиеву И.Н. не вменялось; период хранения оружия в приговоре не определен.

Государственные обвинители Оленина А.А. и Селиваненко А.А представители потерпевшего ОАО Гурьянова В.М и Молотков В.В. принесли письменные возражения на апелляционные жалобы и дополнения к ним с просьбами оставить их без удовлетворения.

Осужденный Гопоненко Д.П. принес письменное возражение на апелляционную жалобу осужденного Сорокина СП., в которой указал на то что последний неверно отразил обстоятельства преступления, совершенного Х в 2005 году: последний совершил хищение не каучука, а полистирола.

Изучив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и дополнений к ним, Судебная коллегия пришла к следующим выводам.

Виновность Мамшова А.Г. и Лушникова Д.Л. в похищении М установлена показаниями потерпевшего, согласно которым Мамшов А.Г применив физическое насилие, затолкал М в свою автомашину, на которой привез последнего в квартиру, расположенную в г.

где совместно с Ганиевым И.Н. и Лушниковым Д.Л. подверг

избиению. После избиения М попросился сходить в ванную комнату и, воспользовавшись тем, что входная дверь квартиры не была заперта, сбежал от Мамшова А.Г., Ганиева И.Н. и Лушникова Д.Л.

Не доверять показаниям потерпевшего М у суда первой инстанции не было никаких оснований, поскольку они последовательны и согласуются с другими доказательствами, в частности, со сведениями из его медицинской карты об обращении 10 июля 1998 г. в медицинское учреждение за медицинской помощью.

Об участии Ганиева И.Н. и Лушникова Д.Л. в похищении М показал также свидетель К находившийся за управлением автомашины, на которой Мамшов А.Г. перевез М с места похищения к дому в г. а затем присутствовал в квартире при избиении потерпевшего Мамшовым А.Г., Ганиевым И.Н. и Лушниковым Д.Л.

Доводы Лушникова Д.Л. о том, что он не мог участвовать в похищении М так как передвигался на костылях, проверялись судом первой инстанции и были отвергнуты как несостоятельные с приведением в приговоре убедительных мотивов, по которым суд признал достоверными показания потерпевшего М и свидетеля К и отверг показания Н М иД допрошенных в судебном заседании в качестве свидетелей по ходатайству стороны защиты.

Поскольку суд должным образом выполнил требования ст. 87 и ст. 88 УПК РФ о проверке и оценке доказательств, Судебная коллегия не может согласиться с доводами апелляционных жалоб Лушникова Д.Л. и его защитника Сорокиной Ю.С. о том, что в отношении Лушникова Д.Л необходимо было провести судебно-медицинскую экспертизу.

Фактические обстоятельства дела указывают на то, что преступление было организовано и совершено группой лиц, заранее объединившихся с этой целью. В связи с чем действия Мамшова А.Г. и Лушникова Д.Л правильно квалифицированы по ч. 3 ст. 126 УК РФ как похищение человека совершенное из корыстных побуждений, организованной группой.

За данное преступление Лушников Д.Л. освобожден от наказания в связи с истечением срока давности, предусмотренного ч. 1 ст. 78 УК РФ. По этому же правовому основанию подлежит освобождению от наказания и Мамшов А.Г., у которого срок давности по ч. 3 ст. 126 УК РФ истек 21 июля 2015 г.

Виновность Мамшова А.Г., Гопоненко Д.П. и Бердникова А.А. в покушении на умышленное убийство Л также установлена совокупностью доказательств, получивших надлежащую оценку в приговоре.

Так, потерпевшая Л в частности, показала в судебном заседании, что утром 25 мая 1999 г. в подъезде дома ранее ей не знакомый Бердников А.А. затащил ее в лифт, где со словами: «Гопоненко тебя предупреждал?» нанес по ее лицу и голове несколько ударов металлическим прутом, от чего она потеряла сознание. Л считает, что ее хотели убить из-за отказа платить деньги криминальной группировке, возглавляемой Мамшовым А.Г.

Показания Л согласуются с показаниями свидетеля под псевдонимом «Г », который по заданию Гопоненко Д.П. следил за Л и устанавливал распорядок ее дня, а также с заключением судебно-медицинской экспертизы о наличии у Л закрытой черепно-мозговой травмы, с наличием рвано-ушибленной раны лобной области справа, перелома свода черепа в лобно-височной области относящейся к тяжкому вреду здоровья по признаку опасности для жизни.

Доводы апелляционных жалоб о противоречиях в показаниях Л

в части примет нападавшего, о расхождениях судебно-медицинских экспертиз 1999 и 2011 годов, об алиби Бердникова А.А. и о первоначальном возбуждении дела по другой статье УК с последующим его прекращением были предметом исследования суда первой инстанции. По результатам данного исследования суд сделал обоснованные выводы, не соглашаться с которыми у Судебной коллегии нет никаких оснований.

Так, противоречия в заключениях судебно-медицинских экспертиз были устранены посредством допроса эксперта Щ а тщательный анализ показаний свидетелей со стороны защиты Г Г.,

П Б В К иК

позволил суду сделать вывод о том, что ни один из перечисленных свидетелей не смог подтвердить алиби, выдвинутое Бердниковым А.А.

В судебном заседании потерпевшая Л настаивала на том что нападение на нее совершил Бердников А.А., поскольку она его хорошо запомнила. Расхождения в описаниях потерпевшей нападавшего до опознания суд первой инстанции нашел несущественными.

Суд правильно указал в приговоре, что «в соответствии с действующим уголовно-процессуальным законодательством возбуждение уголовного дела по факту хулиганских действий, приостановление этого дела в связи с неустановлением виновного лица и последующее прекращение этого дела в связи с истечением срока давности, не могут служить препятствием для последующего возбуждения уголовного дела по более тяжкому обвинению и предъявления лицу более тяжкого обвинения».

Оценка доказательств, собранных по делу как по покушению на убийство Л так и по другим преступлениям, за совершение которых Мамшов А.Г. осужден, не позволяет Судебной коллегии согласиться с доводом апелляционной жалобы последнего о том, что показания Л

относительно его причастности к совершению преступления основаны на предположениях.

Как и по похищению М преступление в отношении Л было тщательно организовано и совершено группой лиц Наличие у Мамшова А.Г., Гопоненко Д.П. и Бердникова А.А. умысла на убийство Л убедительно мотивировано в приговоре со ссылкой на конкретные доказательства.

Виновность Мамшова А.Г. в умышленном убийстве В совершенном организованной группой, установлена на основании показаний осужденного Сорокина СП., данных им в ходе предварительного следствия показаний свидетелей Р З П Д Н И А Б Х К и свидетелей под псевдонимами «З»

и «Н ». Показания перечисленных лиц согласуются между собой и не вызывают сомнений в достоверности сведений о том, что В

был убит двумя лицами, находящимися в розыске, по указанию Мамшова А.Г., организовавшим совершение данного преступления.

Показаниям перечисленных выше лиц суд дал надлежащую оценку и привел в приговоре мотивы, по которым он отверг одни показания и признал достоверными другие.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами апелляционной жалобы осужденного Мамшова А.Г. о том, что показания свидетеля Д.

свидетельствуют лишь о фальсификации доказательств, поскольку дача Д органам следствия ложных показаний касалась непосредственно обстоятельств убийства В и была сделана свидетелем по указанию Мамшова А.Г., переданной ему через осужденного Сорокина СП.

Виновность Мамшова А.Г. и Сорокина СП. в умышленном убийстве Б совершенном организованной группой, также установлена совокупностью доказательств.

Так, из показаний дочери и тестя Б - С следует что незадолго до убийства Б говорил С о наличии у него конфликта с Мамшовым А.Г.

Согласно материалам дела пулевые ранения были причинены Б

26 сентября 2002 г., от которых он скончался в медицинском учреждении 28 сентября 2002 г.

Как, в частности, показал в судебном заседании свидетель К.,

будучи раненым, Б сумел позвонить ему по телефону и сообщить о том, что в него стрелял Сорокин СП.

Сам Сорокин СП. в ходе предварительного следствия сделал письменное заявление о том, что убийство Б совершил он. Факт написания данного заявления Сорокиным СП. установлен заключением почерковедческой экспертизы.

О причастности Мамшова А.Г. и Сорокина С П . к убийству Б

показали в судебном заседании свидетели К О

И

Всем доказательствам по обвинению в убийстве Б исследованным в судебном заседании, суд дал развернутую оценку в приговоре. При этом он привел мотивы, по которым признал несостоятельными доводы Сорокина СП. и его защитника Богатеевой А.Р. о недопустимости ряда доказательств и отклонил их ходатайства, на которые имеется ссылка в апелляционных жалобах (об освидетельствовании Сорокина СП., о назначении экспертиз, о вызове в суд для допроса И

и другие). Кроме того, судом были исследованы не только доказательства стороны обвинения, но и доказательства, представленные стороной защиты (показания эксперта Я специалиста Л),

которые суд оценив в соответствии с требованиями уголовно процессуального закона.

Судебная коллегия не может согласиться с доводы апелляционной жалобы адвоката Богатеевой А.Р. о неправильном указании в приговоре места совершения преступления, поскольку находит указанные в жалобе расхождения несущественными.

Не может согласиться Судебная коллегия и с доводом апелляционной жалобы осужденного Мамшова А.Г. о том, что суд вышел за пределы предъявленного обвинения, поскольку согласно обвинительному заключению и приговору Сорокин СП. совершил убийство Б по поручению Мамшова А.Г.

Действия Мамшова А.Г. и Сорокина СП. правильно квалифицированы по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а Сорокина СП. еще и по ч. 3 ст. 222 УК РФ Однако, поскольку срок давности привлечения Сорокина СП. к уголовной ответственности по ч. 3 ст. 222 УК РФ истек 2 марта 2015 г. он подлежит освобождению от наказания по данной статье на основании ч. 8 ст. 302 УПК РФ.

Доводы апелляционной жалобы осужденного Мамшова А.Г. о его невиновности в незаконном хранении и перевозке боевой гранаты опровергаются показаниями свидетелей Р С Г Х К О а также протоколом осмотра 5 сентября 2008 г. автомашины « , в полке задней двери которой были обнаружены граната РГО в снаряженном состоянии, фотографии Мамшова А.Г. и курс лечения на имя последнего.

Согласно заключению баллистической экспертизы указанная выше боевая ручная осколочная граната пригодна для производства взрыва.

О том, что Лушников Д.Л. и Ганиев И.Н. незаконно хранили в тайнике ГСК « огнестрельное оружие и взрывчатые вещества показал в ходе судебного разбирательства свидетель Г Кроме показаний данного свидетеля виновность Лушникова Д.Л. и Ганиева И.Н установлена показаниями свидетелей К М В,

Ч протоколами осмотра места происшествия и выемки, заключениями баллистических экспертиз.

Доводы апелляционных жалоб осужденных и их защитников о том, что Гарайшин О.А. и Кислов С.А. оговорили Лушникова Д.Л. и Ганиева И.Н Судебная коллегия не может признать обоснованными.

Действиям Лушникова Д.Л. и Ганиева И.Н. дана правильная юридическая оценка по ч. 3 ст. 222 УК РФ как незаконное хранение оружия и взрывчатых веществ, совершенное организованной группой.

Виновность Мамшова А.Г. и Гопоненко Д.П. в приготовлении к хищению и в покушении на хищение имущества, принадлежащего ОАО

совершенных организованной группой установлена показаниями свидетелей О Н Б С С Н Ч К В В А и других лиц, а также протоколами осмотра мест происшествия, заключениями экспертиз, документами и другими доказательствами, анализ которых позволил суду первой инстанции сделать обоснованный вывод по данному обвинению. Поскольку суд первой инстанции произвел проверку и оценку перечисленных выше доказательств в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, Судебная коллегия не находит оснований,

15 предусмотренных ст. 389 УПК РФ, для отмены либо изменения приговора в данной части.

То обстоятельство, что другие лица ранее были осуждены за эти же преступления по признаку «группой лиц по предварительному сговору» само по себе не может исключить квалификацию действий Мамшова А.Г. и Гопоненко Д.П. по признаку «организованной группой», обоснованность которого приведена в приговоре. Ссылку авторов апелляционных жалоб на положения ст. 90 УПК РФ, Судебная коллегия находит ошибочной.

Виновность Бердникова А.А. в нарушении авторских прав установлена в частности, показаниями представителя потерпевшего Г свидетелей Ш Р Т М,

результатами оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка», протоколами осмотра места происшествия и изъятия 30 игровых плат, заключениями эксперта и другими письменными доказательствами.

Так из показаний операторов игрового салона Т и М следует, что работой игрового салона, в котором использовались аппараты с контрафактным программным обеспечением руководил Бердников А.А.

Доводы осужденного Бердникова А.А. о том, что он не знал об установке в игровых автоматах контрафактного программного обеспечения противоречат фактическим обстоятельствам дела и обоснованно отвергнуты судом первой инстанции.

Действия Бердникова А.А. правильно квалифицированы по п.п. «б», «в» ч. 3 ст. 146 УК РФ, как нарушение авторских прав, то есть незаконное использование объектов авторского права, совершенное в особо крупном размере, организованной группой.

Доводы апелляционной жалобы осужденного Мамшова А.Г. о нарушении в ходе предварительного следствия его права на защиту выразившегося в ознакомлении с материалами дела в порядке ст. 217 УПК РФ в отсутствие его защитника - адвоката Хусаинова З.Ф., Судебная коллегия находит несостоятельными. Как видно из материалов дела адвокат Хусаинов З.Ф. не мог участвовать в указанных выше процессуальных действиях, в связи с чем на основании ч. 3 ст. 50 УПК РФ Мамшов А.Г. был обеспечен другим защитником в лице адвоката.

Доводы апелляционных жалоб в части необходимости применения положений ст. 78 УК РФ о сроках давности привлечения к уголовной ответственности за покушение на убийство Л и за убийство В Судебная коллегия находит неподлежащими удовлетворению поскольку за совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 105 УК РФ, предусмотрено наказание в виде пожизненного лишения свободы, а согласно ч. 4 ст. 78 УК РФ вопрос о применение срока давности в данном случае решает суд, который вправе назначить наказание только в виде лишения свободы на определенный срок. Причем данное положение закона распространяется как на оконченные, так и на неоконченные преступления.

Суд первой инстанции законно и обоснованно не освободил осужденных по ч. 2 ст. 105 УК РФ от наказания в связи с истечением сроков давности, так как иное решение противоречило бы цели восстановления социальной справедливости.

Не подлежат освобождению от уголовной ответственности за приготовление к хищению чужого имущества и за покушение на хищение чужого имущества осужденные Мамшов А.Г. и Гопоненко Д.П., так как согласно материалам уголовного дела они скрывались от правоохранительных органов и в силу ч. 3 ст. 78 УК РФ сроки давности привлечения их к уголовной ответственности за указанные преступления еще не истекли. То обстоятельство, что Мамшов А.Г. и Гопоненко Д.П. были объявлены в розыск в связи с подозрением в совершении иных преступлений никакого правового значения не имеет.

Что касается осуждения Мамшова А.Г. за создание банды и за руководство ею, и осуждения Гопоненко Д.П., Сорокина СП., Ганиева И.Н Лушникова Д.Л. и Бердникова А.А. за участие в банде, созданной и руководимой Мамшовым А.Г., то Судебная коллегия пришла к следующим выводам.

Согласно закону под бандой понимается организованная устойчивая вооруженная группа, состоящая из двух и более лиц. От иных организованных групп банда отличается своей вооруженностью и своими преступными целями - совершение нападений на граждан и организации Вооруженность, предполагает наличие у участников банды огнестрельного или холодного оружия, различных взрывных устройств, а также газового и пневматического оружия.

Как видно из материалов уголовного дела какое-либо оружие или какие-либо взрывные устройства при личном обыске осужденных Мамшова А.Г., Сорокина СП., Бердникова А.А., Гопоненко Д.П., Лушникова Д.Л. и Ганиева И.Н. в ходе их задержания, а также в ходе проведения обысков в их жилищах обнаружены не были.

Суд признал оружием и взрывными устройствами, находившимися на вооружении осужденных, оружие и взрывные устройства, выданные согласно материалам уголовного дела в ходе предварительного следствия другими лицами.

Так, согласно приговору тайники с оружием и взрывными устройствами были обнаружены правоохранительными органами:

1 апреля 2009 г. на основании показаний О на территории, прилегающей к заброшенному зданию мясокомбината;

16 октября 2009 г. на основании показаний Г на территории недостроенного здания ;

6 октября 2010 г. на основании показаний Г в ГСК « .

Кроме того, согласно приговору на вооружении осужденных находилась боевая ручная осколочная граната, обнаруженная 5 сентября 2008 г. в ходе осмотра автомашины марки , на которой до этого передвигался Мамшов А.Г., а также два пистолета системы Макарова, из которых 11 марта 2000 г. двумя неустановленными лицами был убит В.

Мамшов А.Г., Сорокин СП., Бердников А.А., Гопоненко Д.П Лушников Д.Л. и Ганиев И.Н. на протяжении всего предварительного и судебного следствий утверждали, что никакого отношения к указанным выше оружию и взрывным устройствам они не имеют.

Отклоняя показания осужденных как несостоятельные, суд первой инстанции оставил без внимания ряд обстоятельств, которые, по мнению Судебной коллегии, имеют важное значение для правильного разрешения дела по существу.

Так, свидетель О в ходе предварительного следствия, в частности, показал о том, что тайник с оружием и взрывными устройствами ему в 2007 году показали члены преступной группировки Н иН , сказав, что в случае необходимости они позвонят ему по телефону и он должен будет отдать это оружие и взрывные устройства их человеку.

Однако лица, указанные О в ходе предварительного и судебного следствий допрошены не были, а согласно показаниям данного свидетеля и материалам дела О членом группировки « не являлся. В связи с чем, мотивы, по которым члены преступной группировки сообщили об оружии лицу, не являющемуся членом этой группировки, остался открытым. Показания О данные в судебном заседании, о том, что Н иН указали ему тайник в связи с тем, что «из г. приехала оперативно-следственная группа которая разрабатывает группировку « », противоречат его же показаниям, приведенным выше. Кроме того эти показания являются не логичными, поскольку из них следует, что лица, на которых ссылается О указали ему тайник с оружием и взрывными устройствами именно для того, чтобы он сообщил об этом в правоохранительные органы спустя 2 года.

Фактические обстоятельства дела указывают на то, что О непосредственно хранением указанного оружия и взрывных устройств не занимался и об этом его никто не просил; тайник не находился на территории, подконтрольной О и при получении по телефону необходимой информации он мог быть обнаружен кем угодно.

О том, что тайник на территории здания выдал правоохранительным органам член группировки « Г.

показал в судебном заседании сотрудник уголовного розыска Г,

сообщивший также о том, что впоследствии Г был отпущен на «подписку о невыезде» и в настоящее время находится в розыске. При этом суд не придал никакого значения тому обстоятельству что Г осуществлявший оперативное сопровождение данного уголовного дела, со всей очевидностью являлся лицом, заинтересованным в положительном исходе дела для стороны обвинения и его показания подлежали проверке и оценке в соответствии с требованиями ст. 87 и ст. 88 УПК РФ путем сопоставления их с другими доказательствами, чего сделано не было.

Кроме того, поскольку, из показаний Г следует, что Г является обвиняемым, то в этом случае суду следовало иметь в виду правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации выраженную в его Определениях от 6 февраля 2004 г. № 44-0 и от 24 января 2008 г. № 71-0-0, согласно которой положения ч. 5 ст. 246 и ч. 3 ст. 278 УПК РФ, подлежащие применению в системной связи с другими нормами уголовно-процессуального законодательства, не дают оснований рассматривать их как позволяющие суду допрашивать дознавателя и следователя о содержании показаний, данных в ходе досудебного производства подозреваемым или обвиняемым, и как допускающие возможность восстановления содержания этих показаний вопреки закрепленному в п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ правилу, по которому показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде, относятся к недопустимым. Тем самым закон, исходя из предписания ст. 50 Конституции РФ, исключает возможность любого, прямого или опосредованного, использования содержащихся в них сведений.

Как показал свидетель Г тайник с оружием на территории ГСК « » ему как члену группировки « » в 2008 году показали другие члены этой же группировки Л и Ганиев И.Н Однако согласно показаниям данного свидетеля Л и Ганиев И.Н. предупредили Г о том, чтобы об этом оружии никто не знал, тогда как по смыслу закона, о наличии оружия хотя бы у одного из членов банды должны быть осведомлены все другие ее члены. Достоверные данные о том, что другие осужденные по настоящему уголовному делу были осведомлены об оружии, незаконно хранившемся Лушниковым Д.Л. и Ганиевым И.Н., отсутствуют. То же самое касается боевой гранаты и двух пистолетов системы Макарова, из которых был убит В

Каких-либо достоверных сведений о том, что оружие и взрывные устройства, обнаруженные в тайниках, использовались осужденными при совершении ими преступлений, материалы уголовного дела не содержат.

Не дано судом никакой оценки и тому обстоятельству, что согласно материалам дела оружие при похищении М и при нападении на Л не использовалось, а оружие, из которого были убиты В

и Б приобреталось для совершения непосредственно этих преступлений неустановленными лицами и осужденным Сорокиным СП.

Кроме того, одних только показаний свидетелей о том, что при различных обстоятельствах и в разное время они видели у осужденных оружие и взрывные устройства, явно недостаточно, поскольку согласно закону во всех случаях оружие и взрывные устройства должны быть пригодными для производства соответственно выстрелов и взрывов, а это могло быть установлено только при их непосредственном исследовании экспертами-баллистами или при наличии обстоятельств, при которых данные оружие и взрывные устройства обнаруживали свои поражающие свойства.

Как было указано выше, обязательным признаком банды является ее цель - нападение на граждан и организации. Однако из показаний свидетелей О Л Ф К В,

М З К и других следует, что Мамшов А.Г. требовал от членов своей группировки вооружаться не для нападения, а для обороны. Именно по этой причине, после покушения на Мамшова А.Г., в ходе которого были убиты два его телохранителя, Мамшов А.Г. возил с собой в автомашине боевую гранату.

С показаниями перечисленных выше свидетелей перекликается и вывод суда о том, что банда была создана Мамшовым А.Г. прежде всего «с целью разрешения конфликтов с противоборствующими преступными группировками».

Заслуживают внимания и доводы апелляционных жалоб о том, что между Мамшовым А.Г., Гопоненко Д.П., Сорокиным СП., Ганиевым И.Н Лушниковым Д.Л. и Бердниковым А.А. не было устойчивой, тесной и стабильной преступной связи, характерной для единой организованной группы: согласно фактическим обстоятельствам дела Гопоненко Д.П Сорокин СП., Ганиев И.Н., Лушников Д.Л. и Бердников А.А. совместно никаких нападений не совершали; каждый из них участвовал в группе организованной Мамшовым А.Г. для совершения одного конкретного преступления с применением насилия к потерпевшим.

Таким образом, анализ доказательств, собранных по делу, показывает что перечисленные выше признаки, указывающие на существование банды « », либо не подтверждаются достоверными сведениями, либо вообще отсутствуют, а поскольку в силу ч. 3 и ч. 4 ст. 14 УПК РФ обвинительный приговор не может основываться на предположениях и все сомнения в виновности обвиняемых, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ, толкуются в их пользу, Судебная коллегия пришла к выводу о том, что приговор по ст. 209 УК РФ в отношении всех

15 16 осужденных на основании п. 1 ст. 389 и ст. 389 УПК РФ (несоответствие выводов суда изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела), подлежит отмене с прекращением уголовного дела в отмененной части за отсутствием в действиях Мамшова А.Г., Гопоненко Д.П., Сорокина СП., Ганиева И.Н., Лушникова Д.Л. и Бердникова А.А состава преступления (п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ).

В связи с отменой приговора по ст. 209 УК РФ подлежит исключению из осуждения Мамшова А.Г., Гопоненко Д.П., Сорокина СП. и Бердникова А.А. квалифицирующий признак, предусмотренный пунктом «з» ст. 105 УК РФ - совершение умышленного убийства, сопряженного с бандитизмом. В этой связи довод апелляционной жалобы адвоката Богатеевой А.Р. о нарушении уголовно-процессуального закона, выразившегося в замене обвинения по окончании предварительного следствия с п. «к» на п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, Судебная коллегия не находит заслуживающим внимания.

При назначении наказаний суд учел все обстоятельства предусмотренные ст. 60 УК РФ, в том числе и те, на которые имеются ссылки в апелляционных жалобах.

Вместе с тем частичная отмена приговора, а также изменение приговора в связи исключением квалифицирующего признака и в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности за некоторые преступления диктуют необходимость смягчения наказаний назначенных Мамшову А.Г., Гопоненко Д.П., Сорокину С П . и Бердникову А.А., как за преступления, предусмотренные ст. 105 УК РФ, так и по совокупности преступлений, совершенных каждым из них.

В силу п. «б» ч. 1 ст. 58 УК РФ осужденные Ганиев И.Н. и Душников Д.Л. подлежат отбыванию наказания в исправительной колонии общего режима.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. 389 , 389 УПК РФ Судебная коллегия

определила приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 16 декабря 2014 г. в отношении МАМШОВА А Г в части его осуждения по ч. 1 ст. 209 УК РФ и в отношении ГОПОНЕНКО Д П СОРОКИНА С П ГАНИЕВА И Н ЛУШНИКОВА Д Л и БЕРДНИКОВА А А в части их осуждения по ч. 2 ст. 209 УК РФ отменить и в отмененной части уголовное дело прекратить на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием состава преступления.

Этот же приговор в отношении МАМШОВА А Г ГОПОНЕНКО Д П , СОРОКИНА С П , ГАНИЕВА И Н , ЛУШНИКОВА Д Л и БЕРДНИКОВА А А изменить:

освободить Мамшова А.Г. от наказания, назначенного по ч. 3 ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ), в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности;

освободить Сорокина СП. от наказания, назначенного по ч. 3 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ), в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности;

исключить осуждение Мамшова А.Г., Гопоненко Д.П., Сорокина СП. и Бердникова А.А. по пункту «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ - убийство, сопряженное с бандитизмом;

смягчить наказание, назначенное Мамшову А.Г. по ч. 3 ст. 30 и п. «ж ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 73- ФЗ), до восьми лет лишения свободы;

смягчить наказание, назначенное Мамшову А.Г. по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 73-ФЗ), до шестнадцати лет лишения свободы;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных ч. 3 ст. 30 и п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 73-ФЗ), п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 73-ФЗ), ч. 3 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ), ч. 1 ст. 30 и п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ, преступление от 24-25 мая 2004 г.), ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ преступление от 26 апреля 2004 г.), ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ, преступление от 27 июля 2004 г.), по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ, преступление от 6 мая 2005 г.), ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ, преступление от 9 июля 2008 г.), путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначить МАМШОВУ А Г наказание в виде лишения свободы на срок семнадцать лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

смягчить наказание, назначенное Гопоненко Д.П. по ч. 3 ст. 30 и п. «ж ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 73- ФЗ), до восьми лет шести месяцев лишения свободы;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных ч. 3 ст. 30 и п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 73-ФЗ), ч. 1 ст. 30 и п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ преступление от 24-25 мая 2004 г.), ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ, преступление от 6 мая 2005 г.) путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначить ГОПОНЕНКО Д П наказание в виде лишения свободы на срок десять лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

смягчить наказание, назначенное СОРОКИНУ С П по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 73-ФЗ), до двенадцати лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

исключить назначение Сорокину СП. наказания по совокупности преступлений, определяемого по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ;

смягчить наказание, назначенное Бердникову А.А. по ч. 3 ст. 30 и п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 1998 г. № 92-ФЗ), до девяти лет шести месяцев лишения свободы;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных ч. 3 ст. 30 и п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 73-ФЗ), п.п. «б», «в» ч. 3 ст. 146 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначить БЕРДНИКОВУ А А наказание в виде лишения свободы на срок десять лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

исключить назначение Ганиеву И.Н. и Лушникову Д.Л. наказаний по совокупности преступлений, определяемых по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ.

отбывание ГАНИЕВЫМ И Н и ЛУШНИКОВЫМ Д Л наказания по ч. 3 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ) в виде лишения свободы на срок пять лет каждому назначить в исправительной колонии общего режима.

В остальном этот же приговор в отношении МАМШОВА А Г ГОПОНЕНКО Д П СОРОКИНА С П , ГАНИЕВА И Н ЛУШНИКОВА Д Л и БЕРДНИКОВА А А оставить без изменения а апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий судья

Судьи

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...