Актуально на:
25 сентября 2022 г.

Решение Верховного суда: Определение N 43-АПГ17-5 от 16.08.2017 Судебная коллегия по гражданским делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№43-АПГ17-5

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ город Москва 16 августа 2017 года

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Хаменкова В.Б.,

судей Корчашкиной Т.Е. и Зинченко И.Н.

при секретаре Тимохине И.Е.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению Федерального государственного бюджетного учреждения «Национальный парк «Нечкинский» о признании недействующими пунктов 3.23, 3.34 приложения 2, пунктов 4.2, 17.1 приложения 3 к Схеме размещения, использования и охраны охотничьих угодий на территории Удмуртской Республики, утвержденной Указом Главы Удмуртской Республики от 25 апреля 2016 года № 82, и возложении обязанности по исключению из указанных пунктов территории национального парка «Нечкинский» по апелляционной жалобе Федерального государственного бюджетного учреждения «Национальный парк «Нечкинский» на решение Верховного Суда Удмуртской Республики от 14 марта 2017 года, которым в удовлетворении административного искового заявления отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Корчашкиной Т.Е., объяснения представителя Федерального государственного бюджетного учреждения «Национальный парк «Нечкинский» Худанина ЕВ., поддержавшего доводы апелляционной жалобы, возражения на апелляционную жалобу представителей администрации Главы и Правительства Удмуртской Республики Русских Л.Н., представителя общественных организаций «Боткинское районное общество охотников и рыболовов» и «Сарапульское общество охотников и рыболовов» Лучихина А.В., заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Селяниной Н.Я., полагавшей решение суда подлежащим оставлению без изменения, а апелляционную жалобу без удовлетворения Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Указом Главы Удмуртской Республики от 25 апреля 2016 года № 82 утверждена Схема размещения, использования и охраны охотничьих угодий на территории Удмуртской Республики (далее - Схема), который опубликован на официальном сайте Главы Удмуртской Республики и Правительства Удмуртской Республики \у\у\у.Ытшт.ги 13 мая 2016 года.

Пункты 3.23 и 3.34 Приложения 2 к указанной Схеме содержат описание границ охотничьих хозяйств Общественной организации «Боткинское районное общество охотников и рыболовов» (далее - ОО «Боткинское РООиР») и Общественной организации «Сарапульское районное общество охотников и рыболовов» (далее - ОО «Сарапульское РООиР»).

Пункты 4.2 и 17.1 Приложения 3 к указанной Схеме содержат описание границ планируемого охотничьего хозяйства на территории Боткинского района и описание границ планируемого охотничьего хозяйства ОО «Сарапульское районное общество охотников и рыболовов».

Федеральное государственное бюджетное учреждение «Национальный парк «Нечкинский» (далее - ФГБУ «Национальный парк «Нечкинский обратилось в суд с административным иском о признании недействующими пунктов 3.23, 3.34 Приложения 2, пунктов 4.2, 17.1 Приложения 3 к Схеме и исключении из указанных пунктов, содержащих описание границ охотничьих угодий, территории национального парка «Нечкинский ссылаясь на то, что действие данных пунктов распространяется на особо охраняемые функциональные зоны, рекреационные зоны, зоны познавательного туризма, зоны обслуживания посетителей и заповедную зону национального парка «Нечкинский». Административный истец ссылаясь на положения статьи 6 Федерального закона от 24 апреля 1995 г. № 52-ФЗ «О животном мире», согласно которым полномочия в области охраны и использования животного мира на особо охраняемых природных территориях федерального значения, находятся в ведении Российской Федерации, полагал, что оспариваемые пункты приложений к Указу противоречат законодательству в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов, законодательству об особо охраняемых природных территориях и приняты Главой Удмуртской Республики с нарушением полномочий ограниченных федеральными законами.

Решением Верховного Суда Удмуртской Республики от 14 марта 2017 года в удовлетворении административного иска отказано.

В апелляционной жалобе ФГБУ «Национальный парк «Нечкинский просит отменить решение суда и принять новое решение об удовлетворении заявленных требований, указывая на то, что в состав обжалуемой Схемы входят мероприятия в области охраны и использования объектов животного мира на территории особо охраняемой природной территории федерального значения; утверждая Схему и планируя указанные мероприятия, Глава Удмуртской Республики нарушил запрет на осуществление данных мероприятий на территории особо охраняемой природной территории федерального значения, поскольку полномочия руководителя субъекта Российской Федерации не распространяются на особо охраняемые природные территории.

Относительно доводов, изложенных в апелляционной жалобе представителем Главы Удмуртской Республики представлены возражения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и возражения на нее, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации оснований для ее удовлетворения и отмены обжалуемого решения суда не находит.

Согласно пункту 1 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации основанием для признания нормативного правового акта не действующим полностью или в части является его несоответствие иному нормативному правовому акту имеющему большую юридическую силу. По настоящему делу такого основания не имеется.

Статьей 58 Конституции Российской Федерации установлено, что каждый обязан сохранять природу и окружающую среду, бережно относиться к природным богатствам.

Для природных территорий, имеющих особое природоохранное научное, культурное, эстетическое, рекреационное и оздоровительное значение установлен режим особой охраны.

В соответствии с подпунктом «б» пункта 2, пунктом 5 статьи 2, пунктами 1 и 2 статьи 15 Федерального закона от 14 марта 1995 № 33-ФЗ «Об особо охраняемых природных территориях» (далее Федеральный закон от 14 марта 1995 № 33-ФЗ) национальные парки отнесены к особо охраняемым природным территориям федерального значения, в которых осуществляется зонирование территории с выделением заповедной зоны особо охраняемой зоны, рекреационной зоны, зоны охраны объектов культурного наследия; зоны хозяйственного назначения, зоны традиционного экстенсивного природопользования, при этом на территориях национальных парков запрещена промысловая охота.

Согласно Положению о национальных природных парках Российской Федерации, утвержденному Постановлением Правительства Российской Федерации от 10 августа 1993 г. № 769, конкретные особенности зонирование и режим каждого национального природного парка определяются в положении о нем, утверждаемом государственным органом управления Российской Федерации, в ведении которого находится парк, при этом охотопользование на территориях национальных природных парков осуществляется ими самостоятельно или путем предоставления охотничьих угодий в аренду другим охотопользователям (пункты 11 и 27).

Как следует из пунктов 15 и 62 Положения о федеральном государственном учреждении «Национальный парк «Нечкинский утвержденного 12 марта 2001 года в соответствии с приказом Министерства природных ресурсов Российской Федерации от 5 января 2001 года № 1, национальный парк, в частности, осуществляет услуги, связанные с организацией и проведением любительской и спортивной охоты Охотопользование на территории национального парка в целях спортивной и любительской охоты осуществляется парком самостоятельно или путем предоставления охотничьих угодий в аренду другим охотопользователям (при условии проведения ими охотоустройства и необходимых биотехнических мероприятий) по лицензиям, выдаваемым в установленном порядке по согласованию с администрацией национального парка.

В соответствии со статьей 1 Закона Удмуртской Республики от 22 декабря 2015 г. № 104-РЗ «О Главе Удмуртской Республики» (далее Закон УР № 104-РЗ) Глава Удмуртской Республики является высшим должностным лицом Удмуртской Республики и возглавляет высший исполнительный орган государственной власти Удмуртской Республики Правительство Удмуртской Республики.

Согласно статье 9 Закона УР № 104-РЗ Глава Удмуртской Республики на основании и во исполнение Конституции Российской Федерации федеральных законов, правовых актов Президента Российской Федерации правовых актов Правительства Российской Федерации, Конституции Удмуртской Республики, данного Закона, иных законов Удмуртской Республики издает указы и распоряжения; правовые акты Главы Удмуртской Республики, принятые в пределах его полномочий, обязательны к исполнению в Удмуртской Республике.

Отношения, возникающие в связи с осуществлением видов деятельности в сфере охотничьего хозяйства, регулируются Федеральным законом от 24 июля 2009 г. № 209-ФЗ «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее - Федеральный закон от 24 июля 2009 г. № 209-ФЗ).

Пунктом 1 статьи 34 Федерального закона от 24 июля 2009 г. № 209-ФЗ к полномочиям органов государственной власти субъекта Российской Федерации в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов относится утверждение схемы размещения, использования и охраны охотничьих угодий на территории субъекта Российской Федерации.

Согласно части 1 статьи 39 Федерального закона от 24 июля 2009 г. № 209-ФЗ в целях планирования в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов осуществляются территориальное охоту стройство и внутрихозяйственное охотустройство.

В силу частей 3-5 этой же статьи документом территориального охотустройства является схема размещения, использования и охраны охотничьих угодий на территории субъекта Российской Федерации; в схеме размещения, использования и охраны охотничьих угодий на территории субъекта Российской Федерации определяются цели планирования в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов, а также мероприятия по организации рационального использования охотничьих угодий и охотничьих ресурсов; к схеме размещения, использования и охраны охотничьих угодий на территории субъекта Российской Федерации прилагается карта с обозначением границ охотничьих угодий и зон планируемого создания охотничьих угодий.

Частью 6 статьи 39 Федерального закона от 24 июля 2009 г. № 209-ФЗ установлено, что при составлении схемы размещения, использования и охраны охотничьих угодий на территории субъекта Российской Федерации границы охотничьих угодий определяются в соответствии с требованиями к описанию границ охотничьих угодий, утвержденными уполномоченным федеральным органом исполнительной власти.

Частью 8 этой же статьи установлено, что схема размещения использования и охраны охотничьих угодий на территории субъекта Российской Федерации утверждается высшим должностным лицом субъекта Российской Федерации (руководителем высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации).

Таким образом, оспариваемый нормативный правовой акт был принят Главой Удмуртской Республики по вопросу, отнесенному к его компетенции федеральным законодателем, и опубликован в установленном законом порядке.

Приказом Минприроды Российской Федерации от 31 августа 2010 г. № 335 утвержден порядок составления схемы размещения, использования и охраны охотничьих угодий на территории субъекта Российской Федерации, а также требования к ее составу и структуре (приложения 1 и 2).

В соответствии с пунктом 4 приложения 1 составление Схемы осуществляется органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации, уполномоченным в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов (далее - уполномоченный орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации), по согласованию с Министерством природных ресурсов и экологии Российской Федерации.

Судом установлено и из материалов дела усматривается, что оспариваемая Схема была согласована с Министерством природных ресурсов и экологии Российской Федерации в установленном законом порядке (т. 1 л.д. 119).

Согласно части 1 статьи 71 Федерального закона от 24 июля 2009 г. № 209-ФЗ право долгосрочного пользования животным миром, которое возникло у юридических лиц, индивидуальных предпринимателей на основании долгосрочных лицензий на пользование животным миром в отношении охотничьих ресурсов до дня вступления в силу настоящего Федерального закона, сохраняется до истечения срока действия указанных лицензий, за исключением случаев, предусмотренных настоящей статьей.

Как установлено судом, на момент издания оспариваемого Указа у юридических лиц - ОО «Боткинское РООиР» и ОО «Сарапульское РООиР имелись действующие в соответствии с Федеральным законом от 24 июля 2009 г. № 209-ФЗ и выданные в соответствии с ранее действующими положениями Федерального закона от 24 апреля 1995 г. № 52-ФЗ «О животном мире» долгосрочные лицензии на пользование животным миром в отношении охотничьих ресурсов, а также договоры о предоставлении в пользование территорий и акваторий, необходимых для осуществления пользования объектами животного мира, отнесенными к объектам охоты.

ОО «Боткинское РООиР» имеет действующую долгосрочную лицензию на пользование животным миром в отношении охотничьих ресурсов серия XX № 0185 от 12 апреля 2001 года; ОО «Сарапульское РООиР» имеет действующую долгосрочную лицензию на пользование животным миром в отношении охотничьих ресурсов серия XX № 0205 от 16 мая 2005 года.

Данные долгосрочные лицензии на пользование животным миром в отношении охотничьих ресурсов, содержащие описание границ и площадь закрепленных за указанными общественными организациями охотничьих угодий, выданы до издания оспариваемого акта в соответствии с требованиями Федерального закона от 24 апреля 1995 года № 52-ФЗ «О животном мире».

При этом суд также учел, что решением Арбитражного Суда Удмуртской Республики от 3 октября 2006 года по делу № А71-348/2005-Г12 ГУ «Национальный парк «Нечкинский» отказано в удовлетворении исковых требований о признании недействительными долгосрочных лицензий на пользование объектами животного мира, выданных ОО «Боткинский РООиР» и ОО «Сарапульское РООиР», выданных в 2001 и 2005 годах.

Данным решением Арбитражного суда Удмуртской Республики установлено, что при выдаче долгосрочных лицензий на пользование объектами животного мира, выданных ОО «Боткинский РООиР» и ОО «Сарапульское РООиР», ГУ «Национальный парк «Нечкинский» выразил согласие на их выдачу.

Согласно части 2 статьи 64 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением суда по делу, рассмотренному ранее арбитражным судом, не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении судом другого административного дела, в котором участвуют лица, в отношении которых установлены эти обстоятельства, или лица относящиеся к категории лиц, в отношении которой установлены эти обстоятельства.

При таких обстоятельствах суд сделал правомерный вывод о том, что охотничьи угодья, предоставленные юридическим лицам на основании долгосрочных лицензий, в силу статьи 71, подпункта 1 части 2 статьи 7 Федерального закона от 24 июля 2009 г. № 209-ФЗ относятся к закрепленным охотничьим угодьям и исключение указанных территорий охотничьих угодий из Схемы нарушит права ОО «Сарапульское РООиР», ОО «Боткинское РООиР», установленные статьей 71 Закона об охоте.

Анализ положений статьи 15 Федерального закона от 14 марта 1995 № 33-ФЗ и пунктов 11, 27 Положения о национальных природных парках Российской Федерации, пунктов 15 и 62 Положения о федеральном государственном учреждении «Национальный парк «Нечкинский» позволяет сделать вывод, что на территории национального природного парка с учетом зонирования его территории допускается организация и проведение любительской и спортивной охоты.

В связи с этим довод апелляционной жалобы о нарушении оспариваемым нормативным правовым актом положений статей 6 и 33 Федерального закона от 24 июля 2009 г. № 209-ФЗ и статьи 6 Федерального закона от 24 апреля 1995 г. № 52-ФЗ «О животном мире» нельзя признать обоснованным.

Из пунктов 4, 9 приказа Минприроды Российской Федерации от 31 августа 2010 г. № 335 следует, что Министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации как орган, осуществляющий государственное управление в области организации и функционирования особо охраняемых природных территорий федерального значения согласовывая Схему, проверяет обеспечение ее совместимости, в том числе со схемами развития и размещения особо охраняемых природных территорий. Соответственно, следует признать несостоятельным довод апелляционной жалобы о том, что факт согласования Схемы с Министерством природных ресурсов и экологии Российской Федерации не может подтверждать соблюдение природоохранного законодательства.

Доводы, указанные в апелляционной жалобе, аналогичны доводам заявлявшимся административным истцом в суде первой инстанции, которым в решении суда первой инстанции дана надлежащая правовая оценка оснований для несогласия с которой Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации не усматривает.

Таким образом, обжалуемое решение принято судом с учетом правовых норм, регулирующих рассматриваемые правоотношения, при правильном их толковании, выводы суда о соответствии оспариваемого нормативного регулирования положениям нормативных правовых актов имеющих большую юридическую силу, подробно мотивированы.

Предусмотренных статьей 310 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации оснований для отмены решения в апелляционном порядке не имеется.

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 309, 311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации,

определила:

решение Верховного Суда Удмуртской Республики от 14 марта 2017 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Федерального государственного бюджетного учреждения «Национальный парк «Нечкинский» без удовлетворения Председательствующий

Судьи

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...