Актуально на:
26 ноября 2020 г.
Кодекс об административных правонарушениях, N 195-ФЗ | ст. 7.6 КоАП РФ

Статья 7.6 КоАП РФ. Самовольное занятие водного объекта или пользование им с нарушением установленных условий (действующая редакция)

Самовольное занятие водного объекта или его части, либо использование их без документов, на основании которых возникает право пользования водным объектом или его частью, либо водопользование с нарушением его условий -

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи до трех тысяч рублей; на должностных лиц - от десяти тысяч до тридцати тысяч рублей; на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, - от десяти тысяч до тридцати тысяч рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток; на юридических лиц - от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток.

Комментарий к ст. 7.6 КоАП РФ

Статья 7.6 КоАП РФ дает возможность привлекать к административной ответственности за самовольное занятие водного объекта или пользование им с нарушением установленных условий.

Соответственно комментируемая статья преследует две основные цели:

защита прав водопользователей;

обеспечение порядка водопользования.

Объектом правонарушения, предусмотренного ст. 7.6 КоАП РФ, являются отношения государственной собственности на водные объекты.

Предметом правонарушения является водный объект. В соответствии с п. 4 ст. 1 Водного кодекса РФ водный объект - природный или искусственный водоем, водоток либо иной объект, постоянное или временное сосредоточение вод в котором имеет характерные формы и признаки водного режима.

Согласно ст. 8 Водного кодекса РФ водные объекты находятся в собственности Российской Федерации (федеральной собственности). Исключением являются случаи, когда пруд, обводненный карьер, расположенные в границах земельного участка, принадлежащего на праве собственности субъекту Российской Федерации, муниципальному образованию, физическому лицу, юридическому лицу, находятся соответственно в собственности субъекта Российской Федерации, муниципального образования, физического лица, юридического лица, если иное не установлено федеральными законами.

Под водопользователем понимается физическое или юридическое лицо, которым предоставлено право пользования водными объектами (п. 8 ст. 1 Водного кодекса РФ).

В силу ст. 9 Водным кодексом РФ физические лица, юридические лица приобретают право пользования поверхностными водными объектами по основаниям и в порядке, которые установлены главой 3 названного Кодекса.

В соответствии с ч. 1 ст. 11 Водного кодекса РФ право пользования поверхностными водными объектами или их частями приобретается физическими лицами и юридическими лицами по основаниям, предусмотренным Водным кодексом РФ и другими федеральными законами.

Согласно ч. 2 ст. 11 Водного кодекса РФ на основании договоров водопользования право пользования поверхностными водными объектами, находящимися в федеральной собственности, собственности субъектов Российской Федерации, собственности муниципальных образований, приобретается в целях:

1) забора (изъятия) водных ресурсов из водных объектов в соответствии с ч. 3 ст. 38 ВК РФ;

2) использования акватории водных объектов, если иное не предусмотрено частями 3 и 4 названной статьи;

3) производства электрической энергии без забора (изъятия) водных ресурсов из водных объектов.

На основании решений о предоставлении водных объектов в пользование, если иное не предусмотрено частями 2 и 4 указанной статьи, право пользования поверхностными водными объектами, находящимися в федеральной собственности, собственности субъектов Российской Федерации, собственности муниципальных образований, приобретается в целях:

1) обеспечения обороны страны и безопасности государства;

2) сброса сточных вод;

3) строительства и реконструкции гидротехнических сооружений;

4) создания стационарных и плавучих (подвижных) буровых установок (платформ), морских плавучих (передвижных) платформ, морских стационарных платформ и искусственных островов;

5) строительства и реконструкции мостов, подводных переходов, трубопроводов и других линейных объектов, если такие строительство и реконструкция связаны с изменением дна и берегов поверхностных водных объектов;

6) разведки и добычи полезных ископаемых;

7) проведения дноуглубительных, взрывных, буровых и других работ, связанных с изменением дна и берегов поверхностных водных объектов, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 ст. 47 Водного кодекса РФ;

8) подъема затонувших судов;

9) сплава древесины;

10) забора (изъятия) водных ресурсов из водных объектов для гидромелиорации земель;

11) забора (изъятия) водных ресурсов из водных объектов и сброса сточных вод для осуществления аквакультуры (рыбоводства).

В силу ч. 4 ст. 11 Водного кодекса РФ водопользование осуществляется по основаниям, предусмотренным иными федеральными законами, без предоставления водных объектов в следующих случаях:

1) использования водных объектов для целей морского, внутреннего водного и воздушного транспорта, за исключением случаев, предусмотренных ч. 3 ст. 47 Водного кодекса РФ;

2) использования водных объектов для целей рыболовства и аквакультуры (рыбоводства), за исключением случая, предусмотренного п. 11 ч. 3 названной статьи;

3) в других случаях, предусмотренных Водным кодексом РФ и иными федеральными законами.

Частью 2 ст. 36 Водного кодекса РФ определено, что государственный надзор в области использования и охраны водных объектов осуществляется уполномоченными федеральным органом исполнительной власти и органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации (далее - органы государственного надзора) при осуществлении ими соответственно федерального государственного экологического надзора и регионального государственного экологического надзора согласно их компетенции в соответствии с законодательством Российской Федерации в порядке, установленном соответственно Правительством Российской Федерации и высшим исполнительным органом государственной власти субъекта Российской Федерации.

Федеральный государственный надзор осуществляется Федеральной службой по надзору в сфере природопользования на водных объектах, перечень которых утверждается Министерством природных ресурсов и экологии Российской Федерации в соответствии с критериями отнесения водных объектов к объектам, подлежащим федеральному государственному надзору, устанавливаемыми Правительством Российской Федерации, при осуществлении федерального государственного экологического надзора (п. 4 Положения о государственном надзоре в области использования и охраны водных объектов, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 05.06.2013 N 476).

Постановлением Правительства Российской Федерации от 04.11.2006 N 640 утверждены критерии отнесения объектов к объектам, подлежащим федеральному государственному надзору в области использования и охраны водных объектов и региональному государственному надзору в области использования и охраны водных объектов. Согласно пункту 2 данного Постановления критерием отнесения объектов к объектам, подлежащим региональному государственному надзору за использованием и охраной водных объектов, является использование водных объектов, полностью расположенных в пределах территории соответствующего субъекта Российской Федерации и не относящихся к объектам, подлежащим федеральному государственному надзору за использованием и охраной водных объектов.

Статьей 39 Водного кодекса РФ установлено, что собственники водных объектов, водопользователи при использовании водных объектов обязаны:

1) не допускать нарушение прав других собственников водных объектов, водопользователей, а также причинение вреда окружающей среде;

2) содержать в исправном состоянии эксплуатируемые ими очистные сооружения и расположенные на водных объектах гидротехнические и иные сооружения;

3) информировать уполномоченные исполнительные органы государственной власти и органы местного самоуправления об авариях и иных чрезвычайных ситуациях на водных объектах;

4) своевременно осуществлять мероприятия по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций на водных объектах;

5) вести в установленном порядке учет объема забора (изъятия) водных ресурсов из водных объектов и объема сброса сточных, в том числе дренажных, вод, их качества, регулярные наблюдения за водными объектами и их водоохранными зонами, а также бесплатно и в установленные сроки представлять результаты такого учета и таких регулярных наблюдений в уполномоченный Правительством Российской Федерации федеральный орган исполнительной власти;

6) выполнять иные предусмотренные Водным кодексом РФ, другими федеральными законами обязанности.

Объективная сторона правонарушения по ст. 7.6 КоАП РФ состоит в следующих противоправных действиях:

самовольном занятии водного объекта или его части, то есть в виде активных действий по фактическому завладению водным объектом или его частью, с целью последующего использования для удовлетворения хозяйственных, рекреационных и иных личных нужд и (или) получения коммерческой выгоды;

использовании водного объекта или его части без документов, на основании которых возникает право пользования водным объектом или его частью. Пользование водным объектом без документов означает незаконное осуществление действий, в частности, по изъятию воды и сбросу сточных вод без оформления соответствующего разрешения и (или) без заключения договора. Например, в Постановлении Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.09.2015 N 15АП-14776/2015 по делу N А32-11018/2015 указано, что для осуществления сброса сточных вод в поверхностный водный объект организация обязана получить соответствующее решение о предоставлении водного объекта в пользование. Соответственно, использование водного объекта без разрешительного документа влечет административную ответственность, предусмотренную ст. 7.6 КоАП РФ;

водопользовании с нарушением условий пользования водным объектом или его частью. Нарушение условий документов, на основании которых возникает право пользования водным объектом или его частью, состоит в деянии (действии или бездействии), которое может выражаться в превышении объемов забираемой воды, изменении места сброса сточных вод и т.п.

Договоры водопользования до 2005 года заключались с физическими и юридическими лицами органами исполнительной власти субъектов РФ.

В соответствии с Федеральным законом от 22 августа 2004 года N 122-ФЗ "О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием федеральных законов "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" и "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" с 1 января 2005 г. по 1 января 2006 г. право заключения договоров водопользования принадлежало федеральному органу исполнительной власти в области управления использованием и охраной водного фонда, а именно Федеральному агентству водных ресурсов.

Федеральным законом от 31 декабря 2005 г. N 199-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в связи с совершенствованием разграничения полномочий" полномочия по заключению договоров водопользования были возвращены органам исполнительной власти субъектов РФ.

Подготовка договора водопользования и формирование его условий осуществляются с учетом особенностей предоставляемого в пользование водного объекта, его режима, ограничений и запретов, установленных в отношении использования водного объекта, в случаях, предусмотренных законодательством РФ и законодательством субъекта РФ (см. Постановления Правительства РФ от 12 марта 2008 г. N 165 "О подготовке и заключении договора водопользования", от 14 апреля 2007 г. N 230 "О договоре водопользования, право на заключение которого приобретается на аукционе, и о проведении аукциона").

На основании ст. ст. 46 и 58 действовавшего до 01.01.2007 Водного кодекса Российской Федерации от 16.11.1995 N 167-ФЗ права пользования водными объектами приобретались на основании лицензии на водопользование и заключенного в соответствии с ней договора пользования водным объектом. После выдачи лицензии на водопользование заключение такого договора являлось обязательным.

В силу п. 1 ст. 5 Федерального закона N 73-ФЗ после введения в действие нового Водного кодекса РФ водопользователи сохраняли право пользования водным объектом до окончания срока действия лицензии.

При этом п. 2 указанной нормы установлено, что водопользователи, осуществляющие, в частности, использование водных объектов на основании лицензий на водопользование и договоров пользования водными объектами, соответственно принятых, выданных и заключенных до введения в действие Водного кодекса Российской Федерации, в соответствии с Водным кодексом Российской Федерации вправе заключить договоры водопользования или обратиться с заявлениями о предоставлении водных объектов в пользование на основании решений о предоставлении водных объектов в пользование. При этом условия и сроки использования водных объектов могут быть изменены только по инициативе водопользователей.

До вступления в силу Водного кодекса Российской Федерации договоры водопользования на торгах не заключались.

ПРИМЕР.

Решением Арбитражного суда Республики Коми от 02.03.2016 по делу N А29-12079/2015, вступившим в законную силу, признан незаконным отказ Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды Республики Коми в переоформлении права пользования водным объектом - затоном "Печора" с ОАО "Судоходная компания Печорское речное пароходство" на ПАО "ПСЗ".

В названном отказе (письмо от 24.09.2015 N 05-02-17/4587) в переоформлении лицензии Минприроды указало, что замещение активов не порождает у ПАО "Печорский судостроительный завод" права на пользование водным объектом (права по долгосрочной лицензии не переходят к вновь созданному ПАО), выдача долгосрочных лицензий на пользование водными объектами, ранее предусмотренных законодательством, отменена. Вместо выдачи лицензии Водным кодексом РФ предусмотрено заключение договоров водопользования посредством проведения аукциона.

Согласно ч. 2 ст. 69 АПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица.

В данном случае Арбитражный суд Республики Коми при рассмотрении дела N А29-12079/2015 установил, что отказ Минприроды, выраженный в письме от 24.09.2015 N 05-02-17/4587, не соответствовал требованиям Закона о банкротстве, которым предусмотрен особый порядок создания юридического лица - открытого акционерного общества в результате замещения активов должника.

По результатам рассмотрения дела суд пришел к выводу, что в силу положений статей 115 и 141 Закона о банкротстве к ПАО "Печорский судостроительный завод" перешли все права по долгосрочной лицензии, выданной ОАО "Судоходная компания Печорское речное пароходство", признал оспариваемый отказ незаконным и обязал ответчика устранить допущенное нарушение прав и законных интересов ПАО "Печорский судостроительный завод" путем переоформления на него прав пользования водным объектом - затоном "Печора".

Таким образом, суды обоснованно посчитали, что в силу приведенных норм до истечения срока действия лицензии от 22.09.1999 серии СЫК 00078 ТРИБК, то есть до 16.09.2024, АО "ПСЗ" является законным водопользователем водного объекта - затона "Печора".

Суды сделали правильный вывод о том, что в данном случае право пользования водным объектом перешло к обществу на основании долгосрочной лицензии, в связи с чем отсутствует самовольное занятие и использование водного объекта, а следовательно, и событие административного правонарушения, предусмотренного ст. 7.6 КоАП РФ (Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 02.06.2017 N Ф01-2081/2017 по делу N А29-8114/2016).

В пункте 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 года N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении КоАП РФ" разъяснено, что малозначительным административным правонарушением является действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки состава административного правонарушения, но с учетом характера совершенного правонарушения и роли правонарушителя, размера вреда и тяжести наступивших последствий не представляющее существенного нарушения охраняемых общественных правоотношений.

В этой связи судебная практика исходит из возможности квалификации правонарушения, предусмотренного ст. 7.6 КоАП РФ, как малозначительного, если совершенное административное правонарушение не привело к возникновению существенной угрозы охраняемым общественным отношениям, не повлекло наступление неблагоприятных последствий для общества и государства. При этом существенная угроза представляет собой опасность, предполагающую возможность изменений в виде нанесения потерь (ущерба) главной, основополагающей части каких-либо экономических или общественных отношений. Для определения наличия существенной угрозы необходимо выявление меры социальной значимости фактора угрозы, а также нарушенных отношений. Угроза может быть признана существенной в том случае, если она подрывает стабильность установленного правопорядка с точки зрения его конституционных критериев, является реальной, непосредственной, значительной, подтвержденной доказательствами (см., например, решение N 12-65/2016 12-9/2017 от 1 марта 2017 г. по делу N 12-65/2016).

Согласно ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ срок давности привлечения к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного ст. 7.6 названного Кодекса, составляет два месяца.

Частью 2 ст. 4.5 КоАП РФ предусмотрено, что при длящемся административном правонарушении сроки, предусмотренные ч. 1 этой статьи, начинают исчисляться со дня обнаружения административного правонарушения (см., например, решение N 7-210/2017 от 29 июня 2017 г. по делу N 7-210/2017).

Субъекты правонарушения - граждане, должностные лица юридические лица, которые являются:

водопользователями, т.е. лицами, которым предоставлены права пользования водными объектами;

водопотребителями, т.е. лицами, которые получают от водопользователей в установленном порядке воду для обеспечения своих нужд.

В частности, в Постановлении Арбитражного суда Поволжского округа от 08.07.2016 N Ф06-9946/2016 по делу N А12-59120/2015 отмечено: "Материалами дела, в том числе актом технического освидетельствования пляжа, актом обследования, подтверждено, что администрация городского поселения г. Николаевск использует акваторию Волгоградского водохранилища в рекреационных целях при отсутствии договора водопользования, что, как правильно указано судами, образует объективную сторону административного правонарушения, предусмотренного ст. 7.6 КоАП РФ.

Правомерно не принят довод заявителя о том, что администрация городского поселения г. Николаевск не является субъектом вмененного административного правонарушения, поскольку субъектом ответственности является любое лицо, осуществляющее использование водного объекта".

Субъективная сторона правонарушения может быть выражена как умышленной, так и неосторожной формой вины (см., например, решение Самарского областного суда от 28.05.2015 N 12-162/2015).

Согласно ч. 2 ст. 2.1 КоАП РФ юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых указанным Кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

ПРИМЕР.

В Постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 31.01.2008 N Ф04-642/2008(1389-А46-6) по делу N А46-2570/2007 указано: "Арбитражным судом установлено и материалами дела подтверждается, что учреждение предпринимало все зависящие от него меры для соблюдения требований действующего законодательства в части получения решения для надлежащего использования водного объекта.

С учетом изложенного арбитражный суд правомерно признал незаконным постановление Росприроднадзора о привлечении к административной ответственности учреждения по ст. 7.6 КоАП РФ при отсутствии разрешения, исходя из ст. 2.1 КоАП РФ".

При применении комментируемой статьи также следует учитывать, что в соответствии со ст. 2.7 КоАП РФ не является административным правонарушением причинение лицом вреда охраняемым законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или других лиц, а также охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и если причиненный вред является менее значительным, чем предотвращенный вред.

ПРИМЕР.

"Принимая во внимание, что на территории Большереченского городского поселения ООО "БОС" является единственной организацией, осуществляющей централизованный прием и очистку канализационных стоков всего поселка, обе судебные инстанции пришли к выводу, что названное общество было вынуждено приступить к хозяйственной деятельности при отсутствии решения о предоставлении водного объекта в пользование, поскольку остановка работы очистных сооружений оказала бы существенное влияние на жизнедеятельность всего районного центра Большеречье, вызвав неблагоприятные последствия и ухудшение его санитарно-эпидемиологического состояния. Прекращение водопользования могло повлечь в последующем к невозможности жизнеобеспечения жителей названного населенного пункта.

Совершение лицом в состоянии крайней необходимости действия, содержащего состав административного правонарушения, в соответствии с п. 3 ст. 24.5 КоАП РФ исключает производство по делу об административном правонарушении" (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 24.07.2014 по делу N А46-13617/2013).

Источник комментария:
Под общ. Л.В. Чистяковой "ПОСТАТЕЙНЫЙ КОММЕНТАРИЙ К КОДЕКСУ РФ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ГЛАВА 1-8. ТОМ 1"
ЧИСТЯКОВА Л.В. АМЕЛИН Р.В. КОЛОКОЛОВ А.В. КОЛОКОЛОВА М.Д. ЛИПАТОВ Э.Г. СВЕЧНИКОВА И.В. ЧАННОВА С.Е., 2019. Издательство "РосБух"


Судебная практика по статье 7.6 КоАП РФ:

  • Решение Верховного суда: Определение N 304-АД17-12525, Судебная коллегия по экономическим спорам, кассация
    Оценив представленные доказательства, руководствуясь положениями статей 9, 11 Водного кодекса Российской Федерации, суды пришли к выводу о наличии в действиях общества состава административного правонарушения ответственность за которое предусмотрена статьей 7.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. Обстоятельств, свидетельствующих о том, что обществом были приняты все зависящие от него меры, направленные на недопущение совершения вменяемого административного правонарушения, судами не установлено...
  • Решение Верховного суда: Определение N 309-АД17-1941, Судебная коллегия по экономическим спорам, кассация
    Установив, что процедура и срок давности привлечения к административной ответственности соблюдены, административное наказание в виде штрафа назначено в соответствии с санкцией нормы статьи 7.6 КоАП РФ суды двух инстанций пришли к выводу об отсутствии оснований для признания незаконным и отмены оспоренного постановления административного органа...
  • Решение Верховного суда: Определение N 303-АД16-11665, Судебная коллегия по экономическим спорам, кассация
    Исходя из обстоятельств совершенного правонарушения, установив, что процедура и срок давности привлечения к административной ответственности соблюдены, административное наказание в виде штрафа назначено в соответствии с санкцией нормы статьи 7.6 КоАП РФ, суды двух инстанций пришли к выводу об отсутствии оснований для признания незаконным и отмены оспоренного постановления административного органа...
Изменения документа
Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...