Актуально на:
28 октября 2020 г.
Гражданский процессуальный кодекс, N 138-ФЗ | ст. 392 ГПК РФ

Статья 392 ГПК РФ. Основания для пересмотра судебных постановлений, вступивших в законную силу (по вновь открывшимся или новым обстоятельствам) (действующая редакция)

1. Судебные постановления, вступившие в законную силу, могут быть пересмотрены по вновь открывшимся или новым обстоятельствам.

2. Основаниями для пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений являются:

1) вновь открывшиеся обстоятельства - указанные в части третьей настоящей статьи и существовавшие на момент принятия судебного постановления существенные для дела обстоятельства;

2) новые обстоятельства - указанные в части четвертой настоящей статьи, возникшие после принятия судебного постановления и имеющие существенное значение для правильного разрешения дела обстоятельства.

3. К вновь открывшимся обстоятельствам относятся:

1) существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны заявителю;

2) заведомо ложные показания свидетеля, заведомо ложное заключение эксперта, заведомо неправильный перевод, фальсификация доказательств, повлекшие за собой принятие незаконного или необоснованного судебного постановления и установленные вступившим в законную силу приговором суда;

3) преступления сторон, других лиц, участвующих в деле, их представителей, преступления судей, совершенные при рассмотрении и разрешении данного дела и установленные вступившим в законную силу приговором суда.

4. К новым обстоятельствам относятся:

1) отмена судебного постановления суда общей юрисдикции или арбитражного суда либо постановления государственного органа или органа местного самоуправления, послуживших основанием для принятия судебного постановления по данному делу;

2) признание вступившим в законную силу судебным постановлением суда общей юрисдикции или арбитражного суда недействительной сделки, повлекшей за собой принятие незаконного или необоснованного судебного постановления по данному делу;

3) признание Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующим Конституции Российской Федерации закона, примененного в конкретном деле, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Конституционный Суд Российской Федерации;

4) установление Европейским Судом по правам человека нарушения положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом конкретного дела, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Европейский Суд по правам человека;

5) определение либо изменение в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации или постановлении Президиума Верховного Суда Российской Федерации практики применения правовой нормы, если в таком постановлении содержится указание на то, что сформулированная в нем правовая позиция имеет обратную силу применительно к делам со схожими фактическими обстоятельствами;

6) установление или изменение федеральным законом оснований для признания здания, сооружения или другого строения самовольной постройкой, послуживших основанием для принятия судебного акта о сносе самовольной постройки.

Комментарий к ст. 392 ГПК РФ

1. Институт пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений, регламентируемый комментируемой главой, является дополнительной гарантией защиты нарушенных прав и исправления допущенных судами ошибок при разрешении гражданских дел. Необходимость существования такой процедуры в гражданском процессе и необходимость ее применения, если какое-либо новое или вновь открывшееся обстоятельство неоспоримо свидетельствует о судебной ошибке, неоднократно признавались Конституционным Судом РФ <156>.

--------------------------------

<156> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 26 февраля 2010 г. N 4-П "По делу о проверке конституционности части второй статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан А.А. Дорошка, А.Е. Кота и Е.Ю. Федотовой".

Положения главы 42 комментируемого Кодекса в редакции Федерального закона от 9 декабря 2010 г. N 353-ФЗ вступили в силу с 1 января 2012 г., предусмотрев исчерпывающий перечень вновь открывшихся и новых обстоятельств. В целях разъяснения вопросов, возникающих у судов при применении положений данной главы в новой редакции, Пленум Верховного Суда РФ принял Постановление от 11 декабря 2012 г. N 31 "О применении норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении судами заявлений, представлений о пересмотре по вновь открывшимся или новым обстоятельствам вступивших в законную силу судебных постановлений".

2. В ч. 1 комментируемой статьи, открывающей рассматриваемую главу, декларируется возможность пересмотра судебных постановлений, вступивших в законную силу, по вновь открывшимся или новым обстоятельствам, которые суд не мог учесть в момент вынесения судебного акта в силу их неизвестности.

С учетом положений ст. 393 комментируемого Кодекса вступившие в законную силу решения судов первой инстанции, определения судов апелляционной инстанции, постановления и определения судов кассационной инстанции, постановления Президиума Верховного Суда РФ могут быть пересмотрены по вновь открывшимся или новым обстоятельствам судом, принявшим постановление. Как разъясняет Пленум Верховного Суда РФ, исходя из положений п. 2 ч. 1 ст. 331 ГПК РФ определения названных судов, которыми дело не разрешается по существу, могут быть пересмотрены в случае, если они исключают возможность дальнейшего движения дела в соответствии с ч. 4 ст. 1 ГПК РФ (п. 1 Постановления от 11 декабря 2012 г. N 31).

Если постановлениями судов апелляционной, кассационной инстанций, а также Президиума Верховного Суда РФ в соответствии со ст. 393 ГПК РФ было изменено постановление суда нижестоящей инстанции либо вынесено новое постановление, то подобные постановления по вновь открывшимся или новым обстоятельствам пересматривают суды, изменившие судебное постановление или принявшие новое судебное постановление.

3. В ч. ч. 2 - 4 комментируемой статьи установлен исчерпывающий перечень вновь открывшихся (ч. 3) и новых (ч. 4) обстоятельств, по которым могут быть пересмотрены судебные постановления, вступившие в законную силу. Следовательно, никакие иные основания, за исключением перечисленных в комментируемой норме, не могут послужить причиной для пересмотра судебного постановления. Недопустимость расширительного толкования положений рассматриваемой нормы можно проиллюстрировать на конкретном судебном деле.

Пример: Администрация города Назрани обратилась в суд с заявлением о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам решения Назрановского районного суда Республики Ингушетия от 14 октября 2013 г. по делу по заявлению К. об оспаривании отказа в приватизации земельного участка. Судами первой и апелляционной инстанций заявление Администрации было удовлетворено, решение от 14 октября 2013 г. отменено.

Свою позицию суды аргументировали тем, что при исполнении указанного решения выяснилось, что ранее Постановлением администрации от 24 октября 2000 г. N 183 этот же земельный участок был выделен физкультурно-спортивному обществу "Динамо" при МВД Республики Ингушетия под строительство стоянки автомобильного транспорта из земель населенных пунктов. Это обстоятельство во время рассмотрения дела заявителю не было известно. Данное обстоятельство является основанием для пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам на основании ст. 392 ГПК РФ.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ, проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, не согласилась с позицией судов нижестоящих инстанций, указав, что сущность пересмотра судебных решений, определений по вновь открывшимся обстоятельствам заключается в проверке судебных постановлений вынесшим их судом в связи с открытием новых обстоятельств, ставящих под сомнение законность и обоснованность вынесения этих постановлений.

Однако суды обеих инстанций не указали мотивов, по которым постановление администрации города было отнесено к вновь открывшимся обстоятельствам. Ссылка суда апелляционной инстанции на то, что о постановлении не было известно суду, является несостоятельной, поскольку о таком обстоятельстве должно было быть неизвестно не только суду, но и заявителю. Кроме того, в нарушение требований ст. 394 ГПК РФ Администрация, обратившись с заявлением о пересмотре решения по вновь открывшимся обстоятельствам через 3 года после его вынесения, каких-либо уважительных причин пропуска трехмесячного срока не указала, соответствующего ходатайства не заявила. Эти нарушения были оставлены без внимания и оценки судов первой и апелляционной инстанций.

Суд апелляционной инстанции в качестве дополнительного основания для отмены решения от 14 октября 2013 г. по вновь открывшимся обстоятельствам указал на то, что ранее спор о возложении обязанности на Администрацию предоставить земельный участок был неправомерно рассмотрен по правилам, вытекающим из публичных правоотношений. Между тем суд не учел, что перечень оснований для пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений, являясь исчерпывающим, не содержит такого основания для пересмотра судебного решения, как нарушение процедуры рассмотрения спора.

При таких обстоятельствах вынесенные судебные постановления нельзя признать отвечающими требованиям ст. 195 ГПК РФ. Допущенные нарушения норм права являются существенными, они повлияли на исход дела, и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя (см. Определение Верховного Суда РФ от 17 октября 2017 г. N 26-КГ17-10).

4. Из ч. 2 рассматриваемой статьи следует важное обстоятельство - вновь открывшиеся и новые обстоятельства могут являться основаниями для пересмотра судебного постановления, только если они имеют существенное значение для правильного разрешения дела.

Приведем пример из судебной практики: Ф.А. обратился в суд с заявлением о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам решения суда от 15 сентября 2016 г. по его иску к администрации г. Владивостока о признании жилого помещения непригодным.

В обоснование необходимости пересмотра принятого решения он указал, что решением Ленинского районного суда г. Владивостока от 13.04.2017 удовлетворены его требования по административному иску, были признаны незаконными заключение межведомственной комиссии администрации г. Владивостока N 3 от 27.01.2016 и распоряжение администрации г. Владивостока. Этим решением на администрацию г. Владивостока возложена обязанность повторно рассмотреть вопрос о признании жилого помещения непригодным для проживания.

Ф.А. просил пересмотреть решение Ленинского районного суда г. Владивостока от 15.09.2016 по вновь открывшимся обстоятельствам с учетом вступившего в законную силу 03.08.2017 решения Ленинского суда г. Владивостока от 13.04.2017.

Судом отказано в пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам ввиду отсутствия таковых. С таким определением не согласился Ф.А. и подал частную жалобу о его отмене.

Выслушав заявителя и представителя ответчика, проверив материалы дела, обсудив доводы частной жалобы и возражения против них, судебная коллегия по гражданским делам Приморского краевого суда не находит оснований для удовлетворения частной жалобы. Суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что признание решением Ленинского районного суда г. Владивостока от 13.04.2017 незаконными заключения межведомственной комиссии администрации г. Владивостока N 3 от 27.01.2016 и распоряжения администрации г. Владивостока не является существенным обстоятельством, то есть фактом, который имеет юридическое значение для взаимоотношений спорящих сторон.

Кроме того, по смыслу статьи 392 ГПК РФ вновь открывшиеся обстоятельства должны были существовать на момент рассмотрения и разрешения дела, но не были известны суду и заявителю <157>.

--------------------------------

<157> См.: Апелляционное определение Приморского краевого суда от 29 января 2018 г. по делу N 33-14/2018.

4.1. Вновь открывшимися обстоятельствами являются обстоятельства, существовавшие на момент принятия судебного постановления и существенные для дела.

4.1.1. К ним отнесены в первую очередь существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны заявителю (п. 1 ч. 3 комментируемой статьи). Как разъясняет Пленум Верховного Суда РФ, это относящиеся к делу фактические обстоятельства, объективно имевшие место на время рассмотрения дела и способные повлиять на существо принятого судебного постановления, о которых не знал и не мог знать заявитель, а также суд при вынесении данного постановления (п. 9 Постановления от 11 декабря 2012 г. N 31).

Пример: отказывая в удовлетворении заявления о пересмотре решения суда по вновь открывшимся обстоятельствам, суд первой инстанции исходил из того, что обстоятельства, указанные заявителем в качестве вновь открывшихся, таковыми не являются. Однако судебная коллегия Ставропольского краевого суда пришла к другому выводу.

Как следует из материалов дела, решением Октябрьского районного суда города Ставрополя от 28 ноября 2014 г. заявление А. о признании незаконными действий администрации города Ставрополя, обязании устранить допущенное нарушение было удовлетворено. Заявленные требования А. мотивировала нахождением на спорном земельном участке принадлежащего ей на праве собственности объекта капитального строительства.

Судебная коллегия посчитала доводы заявителя обоснованными, поскольку заявление А. по рассматриваемому делу обусловлено наличием на спорном земельном участке объекта капитального строительства. Однако вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Ставропольского края от 19 июня 2014 г. установлено, что на этом же земельном участке находится нестационарный торговый объект. Указанное обстоятельство является существенным для правильного разрешения данного дела и не было известно ни суду, ни администрации города Ставрополя при вынесении решения Октябрьским районным судом города Ставрополя 28 ноября 2014 г. (см. Апелляционное определение Ставропольского краевого суда от 25 января 2017 г. по делу N 33-456/2017).

При этом следует отличать от вновь открывшихся обстоятельств, являющихся юридическими фактами, новые доказательства, которые являются сведениями о фактах, на основании которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле. Поэтому новые доказательства, даже если о них не было известно на момент судебного заседания и вынесения судебного постановления, не могут рассматриваться как вновь открывшиеся обстоятельства (см. Апелляционное определение Нижегородского областного суда от 23 мая 2017 г. по делу N 33-5823/2017).

Пример: решением Заводского районного суда г. Кемерово от 15 мая 2013 г. было отказано в удовлетворении требований ряда лиц к Администрации г. Кемерово о расселении граждан из жилого помещения, непригодного для проживания, с предоставлением других благоустроенных жилых помещений по договорам социального найма. Решение суда вступило в законную силу. Одно из указанных лиц - А.В.Л. обратился в суд с заявлением о пересмотре данного решения по вновь открывшимся обстоятельствам.

Суд первой инстанции обоснованно признал, что обстоятельства, на которые ссылается заявитель, имели место на момент рассмотрения дела, были известны или могли быть известны заявителю, поскольку оспариваемая доверенность, информация о постановке заявителя на жилищный учет имелись в материалах дела и были предметом оценки суда апелляционной инстанции. Данные обстоятельства не могут повлиять на установленные вступившим в законную силу решением суда правоотношения спорящих сторон и не могут рассматриваться в качестве вновь открывшихся обстоятельств, с которыми законодатель связывает возможность пересмотра вступившего в законную силу судебного постановления в порядке главы 42 ГПК РФ, поскольку были известны заявителю и суду при рассмотрении указанного дела. Указанные заявителем обстоятельства, по существу, сводятся к несогласию с оценкой установленных судом обстоятельств по названным выше критериям.

При этом заявителем были фактически представлены новые доказательства по делу: определение судебной коллегии по административным делам Кемеровского областного суда от 26 августа 2015 г., наличие опасности заражения туберкулезом от А.В.Л. других членов семьи, которые не могут служить основанием для пересмотра судебного постановления по вновь открывшимся обстоятельствам (см. Апелляционное определение Кемеровского областного суда от 25 мая 2017 г. по делу N 33-5554/2017).

4.1.2. Другим видом вновь открывшихся обстоятельств являются заведомо ложные показания свидетеля, заведомо ложное заключение эксперта, заведомо неправильный перевод, фальсификация доказательств (п. 2 ч. 3 комментируемой статьи).

Пример: поскольку вступившим в законную силу приговором Новосибирского гарнизонного военного суда был установлен факт фальсификации В. доказательств по гражданскому делу N 33-10129/2016, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о необходимости пересмотра решения Калининского районного суда г. Новосибирска от 28 апреля 2009 г. по вновь открывшимся обстоятельствам (см. Апелляционное определение Новосибирского областного суда от 13 октября 2016 г. по делу N 33-10129/2016).

Выявление таких обстоятельств будет являться основанием для пересмотра дела только в случае, если они повлекли принятие незаконного или необоснованного судебного постановления и установлены вступившим в законную силу приговором суда.

Пример: решением Кирилловского районного суда Вологодской области от 20 июля 2016 г. с И. в пользу Кирилловского районного потребительского общества (далее - Кирилловское райпо) в возмещение ущерба, вызванного недостачей товарно-материальных ценностей, были взысканы денежные средства. И. обратилась в суд с заявлением о пересмотре указанного решения суда по вновь открывшимся (новым) обстоятельствам. В обоснование требований указала, что ею получена справка об исследовании от экспертно-криминалистического центра Управления Министерства внутренних дел РФ по Вологодской области, которой установлена фальсификация подписи И. в договоре о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности, заключенном между Кирилловским райпо и К., И., М., П.Е.

Разрешая заявленные требования, суд, руководствуясь положениями ст. 392 ГПК РФ, исходил из того, что на момент рассмотрения исковых требований Кирилловского райпо к И. о возмещении ущерба, причиненного работником при исполнении трудовых обязанностей, суд не располагал данными почерковедческого исследования, однако данные обстоятельства имели существенное значение при разрешении спора, в связи с чем суд пришел к выводу о наличии оснований для их удовлетворения.

Однако судебная коллегия с таким выводом суда не согласилась и указала, что фальсификация доказательств, на которую указывает И., может быть основанием для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам судебного постановления лишь в том случае, если она повлекла за собой принятие незаконного или необоснованного судебного постановления и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Вместе с тем приговора суда, которым был бы установлен факт фальсификации договора о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности, в данном случае не имеется (см. Апелляционное определение Вологодского областного суда от 25 ноября 2016 г. N 33-6601/2016).

4.1.3. Наконец, последней группой вновь открывшихся обстоятельств являются преступления сторон, других лиц, участвующих в деле, их представителей, преступления судей, которые были совершены при рассмотрении либо при разрешении данного дела (п. 3 ч. 3 комментируемой статьи). Для того чтобы повлечь за собой пересмотр дела, данные обстоятельства должны быть установлены вступившим в законную силу приговором суда.

Пример: решением Новосибирского районного суда Новосибирской области от 17 января 2014 г. Н.А. было отказано в удовлетворении исковых требований к ПГСК "Монолит-1", А.Н., Е.В., Т.А., В.М., П.В. о признании внесенным паевого взноса, права собственности на гаражный бок, признании сделки недействительной.

Вступившим в законную силу приговором Октябрьского районного суда г. Новосибирска от 13 июля 2015 г. было установлено, что А.С., являясь председателем ПГСК "Монолит-1", путем обмана приобрел право собственности на чужое имущество, в том числе на спорный гаражный бокс, в результате чего причинил А.Н. ущерб. Также приговором установлено, что А.С., реализуя свой преступный умысел, от имени ПГСК "Монолит-1" обратился в Арбитражный суд Новосибирской области о признании права собственности на гаражные боксы, в том числе на спорный гаражный бокс, и получил решение Арбитражного суда Новосибирской области от 8 декабря 2009 г., которым признано право собственности за ПГСК "Монолит-1" на гаражные боксы, в том числе на спорный гаражный бокс.

Разрешая заявление Н.А. о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам решения Новосибирского районного суда Новосибирской области, суд первой инстанции правомерно пришел к выводу, что обстоятельства совершения председателем ПГСК "Монолит-1" преступления являются основанием для пересмотра решения суда от 17 января 2015 г. по вновь открывшимся обстоятельствам (см. Апелляционное определение Новосибирского областного суда от 30 августа 2016 г. по делу N 33-9079/2016).

Следует обратить внимание, что, в отличие от группы вновь открывшихся обстоятельств, связанной с заведомо ложными, сфальсифицированными доказательствами в процессе рассмотрения дела, преступления, совершенные при рассмотрении и разрешении дела, являются основанием для пересмотра судебного постановления независимо от того, повлияли ли эти обстоятельства на результат рассмотрения дела.

Обстоятельства, входящие в две последние группы, установленные определением или постановлением суда, постановлением следователя или дознавателя о прекращении уголовного дела за истечением срока давности, вследствие акта об амнистии, в связи со смертью обвиняемого или недостижением лицом возраста, с которого наступает уголовная ответственность, также могут служить основанием для пересмотра судебного постановления по вновь открывшимся обстоятельствам как существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны заявителю (п. 1 ч. 3 настоящей статьи), если суд признает их таковыми (п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 декабря 2012 г. N 31).

Пример: суд апелляционной инстанции, отказывая в удовлетворении заявления о пересмотре апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда по вновь открывшимся обстоятельствам, не принял во внимание тот факт, что постановлением старшего следователя следственного отдела по Центральному округу г. Краснодара следственного управления Следственного комитета РФ по Краснодарскому краю от 6 июня 2016 г. установлена вина эксперта Л., хотя и было отказано в возбуждении уголовного дела в связи с истечением срока давности уголовного преследования по ч. 1 ст. 307 УК РФ. Таким образом, суду апелляционной инстанции следовало обсудить доводы истца о ненадлежащих доказательствах, которые были положены в основу судебного постановления, которое он просил пересмотреть по вновь открывшимся обстоятельствам (см. Постановление Президиума Краснодарского краевого суда от 11 января 2017 г. по делу N 44г-2330/2016).

4.2. Новые обстоятельства - это обстоятельства, возникшие после принятия судебного постановления и имеющие существенное значение для правильного разрешения дела. Разъяснения по рассмотрению заявлений, представлений о пересмотре судебных постановлений по новым обстоятельствам приведены в п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 декабря 2012 г. N 31. Исчерпывающий их перечень установлен в ч. 4 рассматриваемой статьи:

1) отмена судебного постановления суда общей юрисдикции или арбитражного суда либо постановления государственного органа или органа местного самоуправления, послуживших основанием для принятия судебного постановления по делу, о пересмотре которого поставлен вопрос, - в данном случае необходимо проверять, повлияла ли отмена постановлений указанных органов на результат рассмотрения дела. Только лишь отмена такого постановления, не оказавшая влияния на принятые по делу судебные акты, не может быть основанием для их пересмотра.

Пример: Железнодорожным районным судом обоснованно было удовлетворено заявление ОО "Новосибирское областное общество охотников и рыболовов" о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам вступившего в законную силу решения Железнодорожного районного суда от 28 декабря 2015 г. о взыскании с ОО "Новосибирское областное общество охотников и рыболовов" ущерба, причиненного объектам животного мира вследствие незаконной добычи сурка серого. Основанием для пересмотра дела стало то, что положенное в основу вынесенного по делу судебного акта решение судьи Железнодорожного районного суда от 14 августа 2015 г., которым было признано обоснованным постановление по делу об административном правонарушении о привлечении ответчика к административной ответственности, было отменено, производство по делу об административном правонарушении прекращено, в связи с чем решение суда от 28 декабря 2015 г. было отменено (см. Апелляционное определение Новосибирского областного суда от 14 февраля 2017 г. по делу N 33-1250/2017);

2) признание недействительной сделки, повлекшей за собой принятие незаконного или необоснованного судебного постановления по данному делу, - такое признание должно быть зафиксировано вступившим в законную силу судебным постановлением суда общей юрисдикции или арбитражного суда, вынесенным по другому делу. Вывод о признании недействительной оспоримой или ничтожной сделки либо о применении последствий недействительности ничтожной сделки должен содержаться в резолютивной и (или) мотивировочной части решения суда по другому делу.

Пример: удовлетворяя заявление С. о пересмотре решения Никулинского районного суда г. Москвы от 10 июня 2016 г., суд первой инстанции правомерно исходил из того, что по делу имеются новые обстоятельства, прямо предусмотренные ст. 392 ГПК РФ, имеющие существенное значение для правильного разрешения дела, поскольку вступившим в законную силу Постановлением Восьмого арбитражного апелляционного суда г. Омска от 7 июля 2016 г. признан недействительным договор купли-продажи квартиры от 20 августа 2015 г., заключенный между индивидуальным предпринимателем М.А. в лице конкурсного управляющего В. и А.А. (см. Апелляционное определение Московского городского суда от 6 апреля 2017 г. по делу N 33-12943/2017);

3) признание Конституционным Судом РФ не соответствующим Конституции РФ закона, примененного в деле, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Конституционный Суд РФ и о пересмотре которого поставлен вопрос. Пленум Верховного Суда РФ при этом разъясняет, что постановление Конституционного Суда РФ может являться новым обстоятельством и в случае, если оно содержит иное конституционно-правовое истолкование нормативных положений, примененных в конкретном деле.

Пример: удовлетворяя заявление Военного комиссариата Московской области о пересмотре решения суда от 1 августа 2014 г. в порядке главы 42 ГПК РФ, суд обоснованно исходил из того, что основания, предусмотренные в п. 3 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ, в данном случае имеются, учитывая правовые позиции, изложенные в Определении Конституционного Суда РФ от 5 ноября 2015 г. N 2500-О-Р "По ходатайству Министерства обороны Российской Федерации об официальном разъяснении Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 18 марта 2004 года N 6-П по делу о проверке конституционности части второй статьи 6 Закона Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" в связи с запросами Верховного Суда Российской Федерации и Мещанского районного суда города Москвы", а также в Определении судьи Верховного Суда РФ от 28 июня 2016 г. N 5-КФ16-2331, принятом по данному делу, и такие обстоятельства имеют существенное значение для правильного разрешения дела по существу (см. Апелляционное определение Московского городского суда от 22 ноября 2016 г. по делу N 33-45621/2016).

Рассмотрение дел о конституционности законов по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан осуществляется Конституционным Судом РФ в порядке, установленном главой XII Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации". Как указано в ст. 96 данного Закона, граждане, чьи права и свободы нарушаются законом, примененным в конкретном деле, и объединения граждан обладают правом на обращение в Конституционный Суд РФ с индивидуальной или коллективной жалобой на нарушение конституционных прав и свобод.

Жалоба на нарушение законом конституционных прав и свобод признается допустимой, если: а) закон затрагивает конституционные права и свободы граждан; б) закон применен в конкретном деле, рассмотрение которого завершено в суде, при этом жалоба должна быть подана в срок не позднее одного года после рассмотрения дела в суде.

По итогам рассмотрения жалобы Конституционный Суд РФ принимает одно из следующих постановлений:

- о признании нормативного акта либо отдельных его положений соответствующими Конституции РФ;

- признании нормативного акта либо отдельных его положений соответствующими Конституции РФ в данном Конституционным Судом РФ истолковании;

- признании нормативного акта либо отдельных его положений не соответствующими Конституции РФ;

4) установление Европейским судом по правам человека нарушения положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом конкретного дела, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Европейский суд по правам человека, - основанием для пересмотра является такое постановление Европейского суда по правам человека, в котором установлено нарушение Конвенции о защите прав человека и основных свобод и (или) Протоколов к ней, повлиявшее на правильность разрешения дела заявителя (см. Рекомендацию Комитета министров Совета Европы от 19 января 2000 г. N R(2000)2 по пересмотру дел и возобновлению производства по делу на внутригосударственном уровне в связи с решениями Европейского суда по правам человека).

Пленум Верховного Суда РФ разъясняет, что при рассмотрении судом вопроса о необходимости пересмотра судебного акта учитывается причинно-следственная связь между установленным Европейским судом по правам человека нарушением Конвенции или Протоколов к ней и неблагоприятными последствиями, которые продолжает испытывать заявитель, и что судебный акт подлежит пересмотру в том случае, если заявитель продолжает испытывать неблагоприятные последствия такого акта и выплаченная ему справедливая компенсация, присужденная Европейским судом по правам человека во исполнение ст. 41 Конвенции, либо иные средства, не связанные с пересмотром, не обеспечивают восстановление нарушенных прав и свобод (п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 г. N 21 "О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней").

Пример: С. обратилась в президиум Санкт-Петербургского городского суда с заявлением о пересмотре Постановления от 30 мая 2007 года по вновь открывшимся обстоятельствам в связи с тем, что 15 декабря 2016 г. Европейским судом по правам человека принята односторонняя декларация российских властей о готовности выплаты истице суммы компенсации в возмещение вреда по жалобе N 21121/07 "Скородумова против России". В удовлетворении заявления было отказано, поскольку, как следует из представленного решения третьей секции Европейского суда по правам человека, заявление С. по существу не разрешено, исключено из списка подлежащих рассмотрению дел в связи с мировым решением исков, не содержит выводов, касающихся нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод и (или) Протоколов к ней, повлиявших на правильность разрешения дела заявителя, Постановление президиума Санкт-Петербургского городского суда от 30 мая 2007 г. не подлежит пересмотру по основаниям, указанным в заявлении (см. Постановление президиума Санкт-Петербургского городского суда от 19 апреля 2017 г. N 44г-64/2017 по делу N 2-3176/2006).

Включение данной нормы в комментируемую статью обусловлено конституционными требованиями и нормами международного права - согласно ч. 3 ст. 46 Конституции РФ каждый вправе в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты. Таким органом является в первую очередь Европейский Суд по правам человека, который учрежден в целях обеспечения соблюдения каждым государством, ратифицировавшим Конвенцию о защите прав человека и основных свобод, принятых на себя обязательств и разрешает вопросы, касающиеся толкования и применения ее положений и Протоколов к ней, в том числе в процессе рассмотрения индивидуальных жалоб, и окончательные постановления которого государства - участники Конвенции обязуются исполнять.

Конвенция о защите прав человека и основных свобод ратифицирована Российской Федерацией Федеральным законом от 30 марта 1998 г. N 54-ФЗ "О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней", при этом Россия признала ipso facto и без специального соглашения юрисдикцию Европейского суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения положений данной Конвенции и Протоколов к ней в случаях их предполагаемого нарушения Российской Федерацией.

Исходя из этого окончательное постановление Европейского суда по правам человека, принятое по результатам рассмотрения жалобы лица, которое утверждало, что является жертвой нарушения со стороны Российской Федерации его прав, признанных Конвенцией о защите прав человека и основных свобод или Протоколами к ней, в части, констатирующей соответствующее нарушение в отношении данного лица и присуждающей ему в случае необходимости справедливую компенсацию, безусловно подлежит исполнению. Пункт 4 ч. 4 комментируемой статьи является одной из процессуальных гарантий обеспечения исполнения Российской Федерацией постановления Европейского суда по правам человека в указанной части (см. Постановление Конституционного Суда РФ от 6 декабря 2013 г. N 27-П "По делу о проверке конституционности положений статьи 11 и пунктов 3 и 4 части четвертой статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом президиума Ленинградского окружного военного суда").

В системном единстве с положениями комментируемого пункта находятся нормы абз. 2 ст. 101 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ, согласно которым суд при пересмотре в случаях, установленных процессуальным законодательством, дела в связи с принятием межгосударственным органом по защите прав и свобод человека решения, в котором констатируется нарушение в Российской Федерации прав и свобод человека при применении закона либо отдельных его положений, придя к выводу, что вопрос о возможности применения соответствующего закона может быть решен только после подтверждения его соответствия Конституции РФ, обращается с запросом в Конституционный Суд РФ о проверке конституционности этого Закона. Данные положения были включены в Федеральный конституционный закон в порядке реализации рассмотренного выше Постановления Конституционного Суда РФ от 6 декабря 2013 г. N 27-П.

Поскольку, будучи ратифицированной, Конвенция о защите прав человека и основных свобод в силу ст. 15 Конституции РФ вошла в правовую систему России в качестве ее составной части, то государство обязано исполнять вынесенное на основании положений Конвенции постановление Европейского суда по правам человека по жалобе против России в отношении участвующих в деле лиц и в рамках конкретного предмета спора. Признавая это, Конституционный Суд РФ вместе с тем в Постановлении от 14 июля 2015 г. N 21-П обосновывает позицию о том, что решение уполномоченного межгосударственного органа, в том числе постановление Европейского суда по правам человека, не может быть исполнено Российской Федерацией в части возлагаемых на нее мер индивидуального и общего характера, если толкование нормы международного договора, на котором основано это решение, нарушает соответствующие положения Конституции РФ (см. главу III Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ).

Указанное обосновано тем, что ни Конвенция о защите прав человека и основных свобод как международный договор Российской Федерации, ни основанные на ней правовые позиции Европейского суда по правам человека, содержащие оценки национального законодательства либо касающиеся необходимости изменения его положений, не отменяют для российской правовой системы приоритет Конституции РФ и потому подлежат реализации в рамках этой системы только при условии признания высшей юридической силы именно Конституции РФ. Этим обосновывается возможность отступления России - в порядке исключения - от выполнения возлагаемых на нее обязательств, если самим содержанием постановления Европейского суда по правам человека, в том числе в части предписаний, основанных на положениях Конвенции о защите прав человека и основных свобод, интерпретированных Европейским судом по правам человека в рамках конкретного дела, неправомерно - с конституционно-правовой точки зрения - затрагиваются принципы и нормы Конституции РФ. Конституционный Суд РФ при этом отмечает, что суд общей юрисдикции, осуществляющий производство по пересмотру вступившего в законную силу судебного акта по заявлению лица, по жалобе которого Европейским судом по правам человека было принято постановление, констатирующее нарушение Конвенции о защите прав человека и основных свобод положениями законодательства РФ, примененными в деле этого лица, во всяком случае обязан приостановить производство и обратиться в Конституционный Суд РФ с запросом о проверке их соответствия Конституции РФ <158>;

--------------------------------

<158> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 14 июля 2015 г. N 21-П "По делу о проверке конституционности положений статьи 1 Федерального закона "О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней", пунктов 1 и 2 статьи 32 Федерального закона "О международных договорах Российской Федерации", частей первой и четвертой статьи 11, пункта 4 части четвертой статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, частей 1 и 4 статьи 13, пункта 4 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, частей 1 и 4 статьи 15, пункта 4 части 1 статьи 350 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации и пункта 2 части четвертой статьи 413 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы".

5) определение (изменение) в постановлении Президиума Верховного Суда РФ практики применения правовой нормы, примененной судом в конкретном деле, в связи с принятием судебного постановления, по которому подано заявление о пересмотре дела в порядке надзора, или в постановлении Президиума Верховного Суда РФ, вынесенном по результатам рассмотрения другого дела в порядке надзора, или в постановлении Пленума Верховного Суда РФ. Законодатель в комментируемом пункте строго ограничивает перечень судебных актов, которыми может быть изменена практика применения правовой нормы.

Как указывает Конституционный Суд РФ в Постановлении от 17 октября 2017 г. N 24-П "По делу о проверке конституционности пункта 5 части четвертой статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Д.А. Абрамова, В.А. Ветлугаева и других", вопрос о том, постановления какого именно органа Верховного Суда Российской Федерации могут повлечь такое последствие, во всяком случае с учетом конституционной значимости принципа стабильности правового статуса лица, определенного судебным актом, не может решаться произвольно ни при законодательном регулировании, ни при интерпретации соответствующих правовых норм.

Возможность пересмотра неопределенного числа вступивших в законную силу судебных постановлений по рассмотренным ранее делам - во избежание снижения гарантий судебной защиты, нарушения стабильности определенного судебными постановлениями правового положения субъектов права и в конечном счете конституционного принципа законного суда - может быть обусловлена определением (изменением) практики применения правовой нормы при условии, что оно осуществляется такими актами Верховного Суда РФ, которые обладают свойствами окончательности (т.е. не могут быть отменены или изменены в каком-либо процессуальном порядке) и принимаются входящим в его состав органом, чьи решения отражают правовую позицию Верховного Суда РФ в целом.

В состав Пленума Верховного Суда РФ и Президиума Верховного Суда РФ входят судьи Верховного Суда РФ, осуществляющие полномочия по руководству Верховным Судом РФ, а также судьи - члены всех его судебных коллегий. Тем самым при рассмотрении Пленумом Верховного Суда РФ или Президиумом Верховного Суда РФ вопросов определения (изменения) практики применения правовых норм обеспечиваются непротиворечивые подходы в толковании действующего законодательства и, как следствие, необходимый в демократическом обществе высокий уровень доверия к судебной власти. Кроме того, окончательность постановлений Президиума Верховного Суда РФ по конкретным делам и невозможность их пересмотра какой-либо иной судебной инстанцией закреплена законодательно: постановления Президиума Верховного Суда РФ обжалованию не подлежат.

Если постановления Президиума Верховного Суда РФ являются окончательными, принимаются в составе, представляющем Верховный Суд РФ в целом, и только в случаях, имеющих особое значение, в частности для формирования единообразной правоприменительной практики, то определения, выносимые судебными коллегиями Верховного Суда РФ при пересмотре конкретных дел в кассационном порядке, указанным критериям не отвечают. Не изменяет свойств судебных актов, вынесенных судебными коллегиями Верховного Суда РФ по конкретным делам, и факт их включения в обзоры судебной практики, утверждаемые Президиумом Верховного Суда РФ, поскольку при решении вопроса о включении в обзор того или иного судебного акта, вынесенного судебной коллегией Верховного Суда РФ, рассмотрение самого дела в процедуре, предусмотренной процессуальным законом, не происходит.

Таким образом, в качестве нового обстоятельства, в связи с которым могут быть пересмотрены судебные постановления, вступившие в законную силу, называется определение (изменение) практики применения правовой нормы, зафиксированное в постановлении Пленума Верховного Суда РФ или в постановлении Президиума Верховного Суда РФ. Придание такого же значения с точки зрения пересмотра судебных постановлений по вновь открывшимся и новым обстоятельствам какому-либо иному судебному акту не рассматривается как допустимое с конституционной точки зрения.

В постановлении Президиума или Пленума Верховного Суда РФ, определившем (изменившем) практику применения правовой нормы, должно быть указано на возможность пересмотра по новым обстоятельствам вступивших в законную силу судебных постановлений, при вынесении которых правовая норма была применена судом иначе, чем указано в данном постановлении. Пленум Верховного Суда РФ особо разъясняет, что пересмотр вступивших в законную силу судебных постановлений в указанном случае допускается, если в результате нового толкования правовых норм не ухудшается положение подчиненной (слабой) стороны в публичном правоотношении (п. 11 Постановления от 11 декабря 2012 г. N 31).

Пример: Д. обратился в суд с заявлением о пересмотре решения Кировского районного суда города Саратова по новым обстоятельствам. В качестве нового обстоятельства Д. указал на опубликование Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2017 г. N 22 "О некоторых вопросах рассмотрения судами споров по оплате коммунальных услуг и жилого помещения, занимаемого гражданами в многоквартирном доме по договору социального найма или принадлежащего им на праве собственности" (далее - Постановление N 22).

Отказывая в удовлетворении заявления, суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что изложенные в заявлении основания не являются обстоятельствами для пересмотра решения на основании положений ст. 392 ГПК РФ. Свою позицию суды мотивировали тем, что пересмотр судебных постановлений, вступивших в законную силу, является дополнительной процессуальной гарантией защиты прав и охраняемых законом интересов участников гражданских процессуальных отношений. Пересмотр судебного решения в связи с приданием толкованию норм права на основе обобщения судебной практики характера правовой позиции, имеющей обратную силу, допустим только при наличии специального указания на это. Иное бы противоречило принципу правовой определенности, а также не смогло бы гарантировать лицам, обратившимся в суд, возможность исполнения решения суда в разумные сроки. Учитывая, что Постановление N 22, на которое ссылается автор жалобы, не содержит указания на возможность придания обратной силы по вопросу применения положений законодательства, оснований для пересмотра решения суда по новым обстоятельствам не имеется.

Кроме того, судебная коллегия учла принцип правовой определенности, который закрепляет, что ни одна из сторон не может требовать пересмотра вступившего в законную силу постановления только в целях проведения повторного слушания и получения нового постановления. Отступления от названного принципа могут быть оправданы только тогда, когда они вызваны обстоятельствами существенного и непреодолимого характера. Таких доводов ни заявление о пересмотре решения суда, ни частная жалоба не содержат. Приведенные в частной жалобе доводы на законность постановленного судом определения не влияют, поскольку сводятся к несогласию заявителя с постановленным определением, в связи с чем судебные инстанции не нашли оснований для отмены определения суда по доводам частной жалобы (см. Апелляционное определение Саратовского областного суда от 21 ноября 2017 г. по делу N 33-8630/2017).

Европейским судом по правам человека не отрицается возможность квалифицировать изменение толкования законодательства в качестве вновь открывшегося или нового обстоятельства, но подчеркивается, что такое изменение не оправдывает отмену судебного решения, вынесенного в пользу заявителя. Недопустимость отмены связана не с характером обстоятельств, как не существовавших на момент рассмотрения дела, а с тем, что отмена судебного решения приводит к ухудшению установленного этим решением положения лица.

Таким образом, отмена вышестоящим судебным органом судебного решения в связи с изменением толкования положенных в его основу норм права уже после вынесения данного решения, если она приводит к ухудшению правового положения гражданина, определенного этим судебным решением, рассматривается Европейским судом по правам человека (вне зависимости от примененной процедуры отмены) как несовместимая с положениями Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а критерием ее правомерности признается направленность на защиту приобретенного статуса гражданина или объединения граждан как заведомо более слабой стороны в отношениях с государством. Тем самым в отношении правового статуса гражданина обеспечивается действие принципа правовой определенности, который, по мнению Европейского суда по правам человека, не может рассматриваться как препятствующий отмене вступившего в законную силу судебного решения, если она необходима для восстановления прав гражданина или улучшения его правового положения (в частности, по основаниям, которые в иных случаях признавались бы неприемлемыми), что в целом соответствует и общим принципам действия норм права во времени, включая правила придания им обратной силы.

Учитывая, что положения комментируемой нормы в настоящей редакции не в полной мере соответствуют общепризнанным принципам и нормам как международного права, так и Конституции РФ, Конституционный Суд РФ в своем Постановлении от 17 октября 2017 г. N 24-П указал федеральному законодателю на необходимость внесения в гражданское процессуальное законодательство следующих изменений, касающихся пересмотра по новым обстоятельствам вступившего в законную силу судебного постановления по основанию, указанному в рассматриваемом пункте:

1) предусмотреть возможность такого пересмотра только при условии, что в соответствующем постановлении Пленума Верховного Суда РФ или Президиума Верховного Суда РФ содержится прямое указание на придание сформулированной в нем правовой позиции обратной силы применительно к делам со схожими фактическими обстоятельствами;

2) закрепить недопустимость придания обратной силы толкованию правовых норм, ухудшающему положение граждан в их правоотношениях (пенсионных, жилищных, по предоставлению обеспечения в порядке обязательного социального страхования и др.) с органами государственной власти, органами местного самоуправления или организациями, наделенными отдельными государственными или иными публичными полномочиями (их должностными лицами).

Учитывая такую необходимость, Верховный Суд РФ внес в Государственную Думу Федерального Собрания РФ законопроект N 383208-7, в котором предлагается усовершенствовать и комментируемую норму. В целях расширения гарантий для лиц, участвующих в деле, на защиту своего права и законного интереса, обеспечения единообразного применения законодательства, а также реализации принципа правовой определенности законопроект дополняется перечнем новых обстоятельств, которые могут являться основаниями для пересмотра судебного акта в данном процессуальном порядке.

Пленум Верховного Суда РФ предлагает изложить п. 5 ч. 4 ст. 392 в следующей редакции: "5) определение либо изменение практики применения правовой нормы, содержащееся в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации, постановлении Президиума Верховного Суда Российской Федерации, вынесенном по результатам рассмотрения конкретного дела в порядке надзора, или в обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации, утвержденном Президиумом Верховного Суда Российской Федерации, если в соответствующем акте Верховного Суда Российской Федерации содержится указание на возможность пересмотра вступивших в законную силу судебных актов в силу данного обстоятельства" (см. п. 111 законопроекта N 383208-7).

Как видно из изложенного, Пленум Верховного Суда РФ предлагает в качестве судебных постановлений, которыми может быть определена или изменена практика применения правовой нормы, признавать и судебные акты, зафиксированные в обзоре судебной практики Верховного Суда РФ, утвержденном Президиумом Верховного Суда РФ. Как представляется, такая позиция Пленума Верховного Суда РФ основана на сложившейся судебной практике.

Пример: Определением Нижегородского районного суда г. Нижнего Новгорода было отменено по новым обстоятельствам решение Нижегородского районного суда г. Н. Новгорода от 3 августа 2016 г. по гражданскому делу по иску Х. к Министерству финансов Нижегородской области о взыскании задолженности по выплате денежных средств на содержание несовершеннолетнего ребенка, переданного под опеку.

Отменяя решение по новым обстоятельствам, суд правомерно исходил из того, что практика применения нормы, регулирующей срок исковой давности, изложенная в вопросе 6 раздела II "Практика рассмотрения дел по спорам, возникающим из социальных, трудовых и пенсионных правоотношений" Обзора судебной практики Верховного РФ за четвертый квартал 2013 г., утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 4 июня 2014 г., которая учитывалась при его принятии, изменена, а разъяснения по данному вопросу отозваны Верховным Судом РФ (см. Апелляционное определение Нижегородского областного суда от 28 февраля 2017 г. по делу N 33-2091/2017).

Источник комментария:
"КОММЕНТАРИЙ К РАЗДЕЛУ IV "ПЕРЕСМОТР ВСТУПИВШИХ В ЗАКОННУЮ СИЛУ СУДЕБНЫХ ПОСТАНОВЛЕНИЙ" ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 14 НОЯБРЯ 2002 Г. № 138-ФЗ"
Н.В. Ласкина, 2018


Судебная практика по статье 392 ГПК РФ:

  • Решение Верховного суда: Определение N 46-КГ17-24, Судебная коллегия по гражданским делам, кассация
    Медведева СВ. 14 июля 2016 г. обратилась в Самарский районный суд г. Самары с заявлением о пересмотре решения Самарского районного суда г. Самары от 20 августа 2012 г. по новым обстоятельствам на основании пункта 4 части 4 статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ). Определением Самарского районного суда г. Самары от 10 августа 2016 г. в удовлетворении данного заявления Медведевой С В . отказано...
  • Решение Верховного суда: Определение N 18-КГ16-19, Судебная коллегия по гражданским делам, кассация
    Между тем Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает, что такой вывод противоречит нормам процессуального права. В соответствии со статьей 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации вступившие в законную силу судебные постановления могут быть пересмотрены по вновь открывшимся или новым обстоятельствам...
  • Решение Верховного суда: Определение N АПЛ15-13Д, Апелляционная коллегия, апелляция
    Проверив материалы дела, обсудив доводы частной жалобы Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований к отмене определения Дисциплинарной коллегии Верховного Суда Российской Федерации. В соответствии с частью 3 статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решения, определения суда, вступившие в законную силу, могут быть пересмотрены по вновь открывшимся обстоятельствам...
Изменения документа
Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...