Актуально на:
05 марта 2021 г.
Гражданский кодекс, N 230-ФЗ | ст. 1483 ГК РФ

Статья 1483 ГК РФ. Основания для отказа в государственной регистрации товарного знака (действующая редакция)

1. Не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, не обладающих различительной способностью или состоящих только из элементов:

1) вошедших во всеобщее употребление для обозначения товаров определенного вида;

2) являющихся общепринятыми символами и терминами;

3) характеризующих товары, в том числе указывающих на их вид, качество, количество, свойство, назначение, ценность, а также на время, место и способ их производства или сбыта;

4) представляющих собой форму товаров, которая определяется исключительно или главным образом свойством либо назначением товаров.

Указанные элементы могут быть включены в товарный знак как неохраняемые элементы, если они не занимают в нем доминирующего положения.

Абзац утратил силу с 1 октября 2014 года. - Федеральный закон от 12.03.2014 N 35-ФЗ.

1.1. Положения пункта 1 настоящей статьи не применяются в отношении обозначений, которые:

1) приобрели различительную способность в результате их использования;

2) состоят только из элементов, указанных в подпунктах 1 - 4 пункта 1 настоящей статьи и образующих комбинацию, обладающую различительной способностью.

2. Не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, которые относятся к объектам, не подлежащим правовой охране в соответствии со статьей 1231.1 настоящего Кодекса, или сходны с ними до степени смешения.

3. Не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, представляющих собой или содержащих элементы:

1) являющиеся ложными или способными ввести в заблуждение потребителя относительно товара либо его изготовителя;

2) противоречащие общественным интересам, принципам гуманности и морали.

4. Не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, тождественных или сходных до степени смешения с официальными наименованиями и изображениями особо ценных объектов культурного наследия народов Российской Федерации либо объектов всемирного культурного или природного наследия, а также с изображениями культурных ценностей, хранящихся в коллекциях, собраниях и фондах, если регистрация испрашивается на имя лиц, не являющихся их собственниками, без согласия собственников или лиц, уполномоченных собственниками, на регистрацию таких обозначений в качестве товарных знаков.

5. В соответствии с международным договором Российской Федерации не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, представляющих собой или содержащих элементы, которые охраняются в одном из государств - участников этого международного договора в качестве обозначений, позволяющих идентифицировать вина или спиртные напитки как происходящие с его территории (производимые в границах географического объекта этого государства) и имеющие особое качество, репутацию или другие характеристики, которые главным образом определяются их происхождением, если товарный знак предназначен для обозначения вин или спиртных напитков, не происходящих с территории данного географического объекта.

6. Не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков обозначения, тождественные или сходные до степени смешения с:

1) товарными знаками других лиц, заявленными на регистрацию (статья 1492) в отношении однородных товаров и имеющими более ранний приоритет, если заявка на государственную регистрацию товарного знака не отозвана, не признана отозванной или по ней не принято решение об отказе в государственной регистрации;

2) товарными знаками других лиц, охраняемыми в Российской Федерации, в том числе в соответствии с международным договором Российской Федерации, в отношении однородных товаров и имеющими более ранний приоритет;

3) товарными знаками других лиц, признанными в установленном настоящим Кодексом порядке общеизвестными в Российской Федерации товарными знаками, в отношении однородных товаров с даты более ранней, чем приоритет заявленного обозначения.

Регистрация в качестве товарного знака в отношении однородных товаров обозначения, сходного до степени смешения с каким-либо из товарных знаков, указанных в подпунктах 1 и 2 настоящего пункта, допускается с согласия правообладателя при условии, что такая регистрация не может явиться причиной введения в заблуждение потребителя. Согласие не может быть отозвано правообладателем.

Положения, предусмотренные абзацем пятым настоящего пункта, не применяются в отношении обозначений, сходных до степени смешения с коллективными знаками.

7. Не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков в отношении любых товаров обозначения, тождественные или сходные до степени смешения с географическим указанием или наименованием места происхождения товара, охраняемыми в соответствии с настоящим Кодексом, а также с обозначением, заявленным на регистрацию в качестве такового до даты приоритета товарного знака, за исключением случая, если такое географическое указание или такое наименование либо сходное с ними до степени смешения обозначение включено как неохраняемый элемент в товарный знак, регистрируемый на имя лица, имеющего право использования такого географического указания или такого наименования, при условии, что регистрация товарного знака осуществляется в отношении тех же товаров, для индивидуализации которых зарегистрировано такое географическое указание или такое наименование места происхождения товара.

8. Не могут быть в отношении однородных товаров зарегистрированы в качестве товарных знаков обозначения, тождественные или сходные до степени смешения с охраняемым в Российской Федерации фирменным наименованием или коммерческим обозначением (отдельными элементами таких наименования или обозначения) либо с наименованием селекционного достижения, зарегистрированного в Государственном реестре охраняемых селекционных достижений, права на которые в Российской Федерации возникли у иных лиц ранее даты приоритета регистрируемого товарного знака.

9. Не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков обозначения, тождественные:

1) названию известного в Российской Федерации на дату подачи заявки на государственную регистрацию товарного знака (статья 1492) произведения науки, литературы или искусства, персонажу или цитате из такого произведения, произведению искусства или его фрагменту, без согласия правообладателя, если права на соответствующее произведение возникли ранее даты приоритета регистрируемого товарного знака;

2) имени (статья 19), псевдониму (пункт 1 статьи 1265 и подпункт 3 пункта 1 статьи 1315) или производному от них обозначению, портрету или факсимиле известного в Российской Федерации на дату подачи заявки лица, без согласия этого лица или его наследника;

3) промышленному образцу, знаку соответствия, права на которые возникли ранее даты приоритета регистрируемого товарного знака.

Положения настоящего пункта применяются также в отношении обозначений, сходных до степени смешения с указанными в нем объектами.

10. Не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков в отношении однородных товаров обозначения, элементами которых являются охраняемые в соответствии с настоящим Кодексом средства индивидуализации других лиц, сходные с ними до степени смешения обозначения, а также объекты, указанные в пункте 9 настоящей статьи.

Государственная регистрация в качестве товарных знаков таких обозначений допускается при наличии соответствующего согласия, предусмотренного пунктом 6 и подпунктами 1 и 2 пункта 9 настоящей статьи.

11. По основаниям, предусмотренным настоящей статьей, правовая охрана также не предоставляется товарным знакам, зарегистрированным в соответствии с международными договорами Российской Федерации.

Комментарий к ст. 1483 ГК РФ

1. По сравнению с основаниями, предусмотренными ранее действовавшим Законом о товарных знаках, основания для отказа в регистрации, установленные комментируемой статьей, не претерпели каких-либо серьезных изменений, хотя законодатель и отказался от их деления на две большие группы - абсолютные основания для отказа в регистрации и иные основания, объединив их в одной статье. Вместе с тем по-прежнему препятствия для отказа в регистрации можно разделить на абсолютные, т.е. относящиеся к обозначениям, по своей природе не обладающим различительной способностью или состоящим из элементов, прямо перечисленных в комментируемой статье, и на иные основания, которые могут нарушать права третьих лиц на объекты промышленной собственности, авторского права, личные неимущественные права.

2. Основное препятствие для регистрации обозначения в качестве товарного знака - отсутствие у него различительной способности. Близким по своей природе к этому основанию является еще одно, предусмотренное п. 1 комментируемой статьи, - в тех случаях, когда обозначение полностью состоит из определенных элементов (частей), также не обладающих различительной способностью в силу определенных обстоятельств. В качестве обозначений, не обладающих различительной способностью, могут рассматриваться обозначения, которые представляют собой: отдельные буквы и цифры, не имеющие характерного графического исполнения; простые геометрические фигуры и линии или их сочетания, не образующие соответствующих композиций, дающих качественно иной уровень восприятия, отличный от восприятия составляющих их элементов по отдельности; сочетания букв, не имеющие словесного характера; реалистические или схематические изображения товаров, заявляемые на регистрацию в качестве товарных знаков для обозначения этих товаров, а также трехмерные объекты, форма которых обусловлена исключительно функциональным назначением; общепринятые наименования, представляющие собой простые указания товаров; общепринятые сокращения и аббревиатуры.

Пункт 1 рассматриваемой статьи в качестве основания для отказа в регистрации указывает также на обозначения, состоящие только из определенных комментируемой статьей элементов. К ним относятся, в частности, обозначения, вошедшие во всеобщее употребление для обозначения товаров определенного вида. Под таковым понимают обозначение, которое в результате его длительного использования различными производителями для одного и того же товара или товара того же вида стало указанием определенного вида товаров, т.е. видовым (например, "термос", "рубероид").

Обозначениями, являющимися общепринятыми символами, признаются обозначения: символизирующие область деятельности или отрасль хозяйства, к которым относятся заявленные на регистрацию товары; условные обозначения, применяемые в науке и технике. Соответственно, к общепринятым терминам относятся различные лексические единицы, характерные для определенных областей науки и техники.

Обозначениями, характеризующими товары, в том числе указывающими на их вид, качество, количество, свойство, назначение, ценность, а также на время, место и способ производства или сбыта, признаются обозначения, являющиеся простыми наименованиями товаров ("кисель", "станок", "платье" и т.д.); обозначения, указывающие на категорию качества товаров ("первый сорт", "высший сорт" и т.п.) и их свойства, в том числе носящие хвалебный характер, на материал или состав сырья, из которых изготовлены товары. К таким обозначениям относятся также: указания веса, объема, цены товаров; видовые наименования предприятий, адреса фирм изготовителей и посредников; обозначения, состоящие полностью или частично из географических названий, которые могут восприниматься как указание на место нахождения производителя товаров.

К обозначениям, состоящим только из элементов, не позволяющих дать обозначению правовую охрану, относятся также обозначения, представляющие собой общепринятую форму товаров, которая определяется исключительно или главным образом свойством или назначением товара.

Хотя обозначения, соответствующие перечисленным выше положениям ГК, не могут быть объектом правовой охраны в Российской Федерации, они могут быть включены в качестве вспомогательных неохраняемых элементов в состав товарного знака. Однако при этом предусматривается соблюдение одного условия - указанные элементы не должны занимать в товарном знаке доминирующего положения.

При определении, занимает ли неохраняемый элемент доминирующее положение в товарном знаке, в первую очередь должно оцениваться его смысловое значение и (или) пространственное положение.

3. Новым п. 1.1 комментируемой статьи установлено, что положения п. 1 этой статьи не применяются, во-первых, к обозначениям, которые приобрели различительную способность в результате их использования (аналогичное положение содержалось и в предыдущей редакции комментируемой статьи).

Данная норма основана на положениях ст. 6quinquies Парижской конвенции, указывающей: "чтобы определить, может ли быть знак предметом охраны, необходимо учитывать все фактические обстоятельства, особенно продолжительность применения знака".

В случае заинтересованности заявителя в применении рассмотренного выше законодательного положения при проведении экспертизы по заявленному им товарному знаку он по собственной инициативе представляет в федеральный орган исполнительной власти доказательства, свидетельствующие о приобретении знаком различительной способности. Подобными доказательствами могут, в частности, служить сведения о длительности и интенсивности использования товарного знака, о территории использования знака, различные рекламные материалы и упоминания в СМИ.

В федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности была подана заявка на регистрацию в качестве товарного знака комбинированного обозначения, словесным элементом которого выступало словосочетание "магазин магазинов". Указанное словосочетание занимало доминирующее положение. В перечне услуг, для которых испрашивалась регистрация товарного знака, были указаны услуги 35-го и 42-го классов МКТУ. Исходя из общего правила регистрация такого обозначения в качестве товарного знака представлялась невозможной. Экспертиза уведомила об этом заявителя. Не согласившись с мнением экспертизы, заявитель представил большой пакет документов, подтверждающих использование заявленного обозначения в течение длительного времени. Из содержания документов следовало, что обозначение использовалось достаточно интенсивно. Оно известно на рынке среди потребителей и контрагентов. Результатом анализа представленных документов явилось решение о регистрации заявленного обозначения в качестве товарного знака. Оно было признано приобретшим различительную способность в результате его использования лицом, которое впоследствии выступило в качестве заявителя и стало правообладателем.

Во-вторых, положения п. 1 комментируемой статьи не применяются к обозначениям, которые, с одной стороны, состоят исключительно из неохраноспособных элементов (перечисленных в подп. 1 - 4 п. 1), а с другой - образуют комбинацию, обладающую различительной способностью. Из такого положения может, например, следовать, что заявленная в качестве товарного знака этикетка или упаковка какого-либо товара будет содержать несколько словесных элементов, при этом все они будут являться неохраноспособными с точки зрения закона (например, указание на вид товара, какое-то его свойство, место его производства, сочетание каких-либо символов и т.д.), но при этом все эти неохраноспособные элементы образуют оригинальную комбинацию за счет необычной последовательности их сочетания, размещения в комбинации и т.д.

4. Пункт 2 комментируемой статьи отсылает к новой ст. 1231.1 ГК, в соответствии с которой в качестве товарных знаков не может быть предоставлена правовая охрана объектам, включающим, воспроизводящим или имитирующим официальные символы, наименования и отличительные знаки либо их узнаваемые части. Среди них: 1) государственные символы и знаки (флаги, гербы, ордена, денежные знаки и т.п.); 2) сокращенные или полные наименования международных и межправительственных организаций, их флаги, гербы, другие символы и знаки; 3) официальные контрольные, гарантийные или пробирные клейма, печати, награды и другие знаки отличия. Содержание этой нормы основывается на положениях Парижской конвенции. Регистрация подобных обозначений в качестве товарных знаков нарушала бы права государств и различных международных и межправительственных организаций на их отличительные знаки.

Нельзя не отметить, что для реализации положений ст. 6ter Парижской конвенции, отраженных в рассматриваемом пункте, в рамках ВОИС была установлена специальная процедура, суть которой сводится к тому, что отличительные знаки государств-членов и межправительственных организаций направляются в Международное бюро ВОИС, которое, в свою очередь, рассылает полученную информацию всем странам - участникам Конвенции для использования в процедурах, связанных с предоставлением правовой охраны товарным знакам.

Необходимо также отметить, что положения п. 2 комментируемой статьи имеют исключения. К ним относится использование рассмотренных выше обозначений в составе товарных знаков как неохраняемых элементов с разрешения соответствующих компетентных органов. Так, например, использование в названиях организаций наименований "Россия", "Российская Федерация" регулируется специальными актами Правительства РФ, а использование олимпийской символики возможно лишь с согласия Международного олимпийского комитета (МОК), условия и процедура получения которого определены в Найробском договоре об охране олимпийского символа.

Указанные официальные символы, наименования и отличительные части, их узнаваемые части или имитации могут быть включены в товарный знак в качестве неохраняемого элемента, если на это имеется согласие соответствующего компетентного государственного органа, органа международной или межправительственной организации.

5. Гражданский кодекс называет также группу обозначений, которые ни при каких обстоятельствах не могут быть включены в состав товарного знака. Это ложные обозначения и обозначения, способные ввести потребителя в заблуждение относительно товара или его изготовителя. Обозначение признается ложным или вводящим в заблуждение, если хотя бы один из его элементов является таковым. Практика применения законодательства показывает, что признание обозначения ложным не вызывает никаких трудностей. Так, обозначение, содержащее в своем составе изображение Большого театра, поданное на регистрацию заявителем из Перми, будет ложным точно так же, как указание в товарном знаке наименования "пиво" в случае подачи заявки для всех товаров 32-го класса МКТУ, в состав которого входят в том числе соки, минеральные воды и т.д.

Определить, является ли обозначение "вводящим в заблуждение" или нет, гораздо сложнее. Например, размещение на товаре, не изготовленном из натуральной шерсти, указания "натуральная шерсть" является ложным, но размещение на том же товаре схематичного изображения овцы может явиться вводящим в заблуждение. Однако "способность введения в заблуждение" подтверждается или опровергается в конечном счете только самим рынком при реализации различных товаров.

Заявитель обратился в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о признании недействительным решения Палаты по патентным спорам Роспатента, оставившего в силе решение экспертизы, которым было отказано в регистрации словесного обозначения "ФЕДЕРАЛЬНЫЙ" в качестве товарного знака, в связи с тем что заявленное обозначение способно ввести в заблуждение потребителя относительно изготовителя товара. По мнению же заявителя, словесное обозначение "ФЕДЕРАЛЬНЫЙ" не способно ввести в заблуждение потребителя относительно изготовителя товара, поскольку является фантазийным. Заявитель полагал, что слово "ФЕДЕРАЛЬНЫЙ" не используется в хозяйственной деятельности предприятий в качестве какого-либо обязательного и общепринятого обозначения при маркировке товаров, а значит, его регистрация в качестве товарного знака не будет препятствовать их нормальной деятельности. Кроме того, в подтверждение своей позиции заявителем указывалось на наличие зарегистрированных, в том числе и на его имя, товарных знаков, таких как "ФЕДЕРАЛЬНАЯ" и "ФЕДЕРАЛЬНОЕ". Палата по патентным спорам Роспатента с доводами заявителя не согласилась, просила в удовлетворении заявления отказать, поскольку обозначение "ФЕДЕРАЛЬНЫЙ" имеет конкретное смысловое значение - общегосударственный, государственный. Заявленное обозначение может быть воспринято как указание на принадлежность товара изготовителю, имеющему государственную форму собственности, хотя в действительности изготовитель - общество с ограниченной ответственностью. Рассмотрев доводы сторон, суд пришел к выводу об отсутствии оснований для признания решения Палаты по патентным спорам Роспатента незаконным. При этом судом было указано, в частности, что слово "ФЕДЕРАЛЬНЫЙ" в соответствии со словарно-справочными материалами имеет два значения: "общегосударственный" и производное от "федерация". Слово "федерация", в свою очередь, означает "форма государственного устройства, при которой несколько государственных образований, обладающих определенной юридической и политической самостоятельностью, образуют одно союзное государство; государство, организованное на таких началах". Довод заявителя о том, что данное обозначение не может вводить потребителя в заблуждение, поскольку в настоящее время существуют требования законодательства об обязательном указании на производимом товаре наименования его производителя, также был признан неосновательным. Рассматриваемое требование закона относится непосредственно к товарному знаку, а не к товару в целом или его упаковке. Товарный знак не должен вводить потребителя в заблуждение вне зависимости от того, содержится на товаре указание изготовителя или нет. Суд согласился с мнением Палаты о том, что для потребителя слово "ФЕДЕРАЛЬНЫЙ" прямо ассоциируется с государством. Довод заявителя о наличии других регистраций по обозначениям "ФЕДЕРАЛЬНАЯ" и "ФЕДЕРАЛЬНОЕ" был признан судом неосновательным, поскольку правомерность регистрации этих обозначений в качестве товарных знаков не входила в предмет рассмотрения по настоящему заявлению. Сама по себе регистрация указанных товарных знаков не влечет правовых последствий в отношении заявленного обозначения "ФЕДЕРАЛЬНЫЙ".

6. К обозначениям, которые ни при каких условиях не могут быть зарегистрированы либо включены в состав товарного знака в качестве неохраняемых элементов, относятся также обозначения, перечисленные в подп. 2 п. 3 комментируемой статьи. К ним могут относиться, в частности, обозначения, представляющие собой слова, словосочетания, лозунги, изображения и их комбинации, противоречащие законодательству, регулирующему общественный порядок, либо обозначения, которые могут вызвать возмущение членов общества, основанное на нарушении общепринятых моральных норм. Примером таких обозначений могут быть антигосударственные или антиобщественные лозунги, неэтично примененная государственная символика; фамилии, имена, псевдонимы известных лиц, например политических или религиозных деятелей, и производные от них (в зависимости от перечня товаров, на которых они применяются); обозначения, затрагивающие религиозные чувства и оскорбляющие человеческое достоинство, в том числе слова и изображения непристойного характера; обозначения, носящие антигуманный характер.

7. Пункт 4 комментируемой статьи содержит только общее указание на те объекты, регистрация которых в качестве товарных знаков недопустима. В связи с этим необходимо руководствоваться рядом специальных нормативных актов, среди которых: Федеральный закон от 25.06.2002 N 73-ФЗ "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации" <1>, Указ Президента РФ от 30.11.1992 N 1487 "Об особо ценных объектах культурного наследия народов Российской Федерации" <2>, утвердивший Положение об особо ценных объектах культурного наследия народов Российской Федерации. Положение установило процедуру отнесения объектов культурного наследия к категории особо ценных и включения их в Государственный свод, депозитарием которого является Министерство культуры РФ.

--------------------------------

<1> С последними изменениями, внесенными Федеральным законом от 13.07.2015 N 233-ФЗ (СЗ РФ. 2002. N 26. Ст. 2519; 2015. N 29 (ч. I). Ст. 4359).

<2> С последними изменениями, внесенными Указом Президента РФ от 17.05.2007 N 637 (Ведомости РФ. 1992. N 49. Ст. 2936; 2007. N 21. Ст. 2491).

8. Соглашением, упомянутым в п. 5 комментируемой статьи, является Соглашение ТРИПС, действующее в рамках ВТО. Речь идет о ст. 23 указанного документа, положения которой направлены на повышение эффективности защиты прав производителей вин и спиртных напитков. В частности, п. 1 ст. 23 Соглашения ТРИПС устанавливает, что каждая страна-член предусматривает правовые средства, позволяющие заинтересованным лицам предотвращать использование географического указания, идентифицирующего вина, для вин, не происходящих из места, обозначенного данным географическим указанием, или географического указания, идентифицирующего крепкие спиртные напитки, для спиртных напитков, не происходящих из места, обозначенного данным географическим указанием, даже если используется подлинное место происхождения товаров или географическое указание используется в переводе либо сопровождается такими выражениями, как "вид", "тип", "в стиле", "имитация" и т.д.

Необходимо отметить, что данная норма ГК действует на территории Российской Федерации с даты присоединения нашей страны к этому Соглашению.

9. Указанные в п. 9 комментируемой статьи основания для отказа корреспондируются с положениями, содержащимися в ст. 6quinquies Парижской конвенции, указывающей, что регистрация товарных знаков может быть отклонена в случае, "если знаки могут затронуть права, приобретенные третьими лицами в стране, где испрашивается охрана".

10. Так называемые иные (в отличие от "абсолютных") основания для отказа в регистрации, в свою очередь, также могут быть разделены на две группы. Первую группу составляют основания, предусмотренные п. п. 6 и 7 ст. 1483, по которым проводится экспертиза. Ко второй группе относятся основания, по которым экспертиза не проводится, но которые в соответствии с ГК могут стать основаниями для оспаривания регистрации товарного знака и признания ее недействительной. Основания второй группы содержатся в п. п. 8, 9 комментируемой статьи.

11. Пункт 6 комментируемой статьи устанавливает, что при определении возможности регистрации заявленного обозначения в качестве товарного знака, т.е. при проведении экспертизы на тождество и сходство, во внимание принимаются только действующие, "живые товарные знаки" или заявки на регистрацию товарных знаков. Таким образом, не учитываются товарные знаки, правовая охрана которых прекращена в соответствии со ст. 1514 ГК; товарные знаки, заявки на которые отозваны либо признаны отозванными в соответствии со ст. ст. 1495, 1497 и 1512 ГК; заявки, по которым приняты решения об отказе, возможность оспаривания которых утрачена; заявки, по которым в адрес заявителей были направлены уведомления о невозможности регистрации в связи с неуплатой или несвоевременной уплатой пошлины за регистрацию товарного знака и выдачу свидетельства на него.

12. По результатам экспертизы обозначению отказывают в регистрации, если: 1) оно тождественно или сходно до степени смешения с товарными знаками, имеющими более ранний приоритет; 2) товары, в отношении которых испрашивается регистрация товарного знака, являются однородными с товарами, в отношении которых зарегистрирован (подан на регистрацию) тождественный или сходный до степени смешения товарный знак.

Тождественными являются обозначения, совпадающие во всех элементах. Если же обозначения имеют отдельные отличия, но в целом ассоциируются друг с другом, то они признаются сходными до степени смешения.

Для установления однородности товаров принимаются во внимание их род (вид), назначение, вид материала, из которого они изготовлены, условия сбыта товаров, круг потребителей и другие признаки. Кроме того, необходимо учитывать потенциальную возможность возникновения у потребителя представления о принадлежности товаров одному изготовителю.

Обозначению, заявленному на регистрацию в качестве товарного знака, может быть отказано в предоставлении правовой охраны и в случае его тождества или сходства с товарным знаком третьего лица, охрана которому предоставлена в соответствии с международным договором Российской Федерации и который имеет более ранний приоритет. Следует иметь в виду, что знаками, охраняемыми в Российской Федерации в соответствии с международным договором, являются международные знаки, заявленные или охраняемые в Российской Федерации на основании Мадридского соглашения или Протокола к нему, а также общеизвестные товарные знаки, охраняемые в соответствии со ст. 6bis Парижской конвенции, т.е. знаки, ранее не зарегистрированные на территории Российской Федерации, но получившие правовую охрану в результате их признания общеизвестными (п. 13 комментария к рассматриваемой статье).

13. Подпункт 3 п. 6 ст. 1483 напрямую запрещает регистрацию в качестве товарных знаков обозначений, тождественных или сходных до степени смешения с товарными знаками, признанными в установленном порядке общеизвестными на территории Российской Федерации в отношении однородных товаров. При этом в обновленной редакции особо указывается на более раннюю дату такого признания по сравнению с датой приоритета заявляемого обозначения.

Требования к общеизвестным товарным знакам и процедура их признания таковыми содержатся в ст. ст. 1508 и 1509 (см. комментарий).

14. Как и в законодательстве многих стран мира, в российском законодательстве о товарных знаках содержится указание на возможность регистрации обозначений, сходных до степени смешения с обозначениями, имеющими более ранний приоритет, в отношении однородных товаров при условии согласия их владельцев. То есть предусмотрена возможность предоставления заявителями так называемых писем-согласий от владельцев более ранних товарных знаков или документов иной формы, например соглашений между правообладателем "старшего" знака и заявителем. Необходимо отметить, что федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности не обязан безоговорочно основывать свое решение по заявке на таких письмах-согласиях. Экспертиза обязана рассмотреть их так же, как и любой другой документ, представленный в рамках делопроизводства по заявке на регистрацию товарного знака. Письма-согласия учитываются только в тех случаях, когда обозначения являются сходными до степени смешения, но не тождественными. Кроме того, в регистрации обычно отказывают, если она может явиться причиной введения потребителя в заблуждение.

В рамках комментария рассматриваемой нормы представляется необходимым обратиться к одному из судебных решений, согласиться с которым вряд ли возможно.

В Арбитражный суд г. Москвы обратился заявитель, не согласный с решением об отказе в регистрации заявленного им обозначения, а также с решением Палаты по патентным спорам, поддержавшей решение федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности (Роспатента). Палата и Роспатент требования истца о признании их решений недействительными не признали, ссылаясь на следующее: заявленное словесное обозначение является фонетически и семантически тождественным словесному элементу в двух зарегистрированных комбинированных товарных знаках, имеющих более ранний приоритет в отношении однородных товаров и услуг. Представленные заявителем письма правообладателей этих комбинированных товарных знаков о согласии на регистрацию словесного обозначения в качестве товарного знака в отношении однородных товаров и услуг не являются безусловным основанием для регистрации, так как заявленное словесное обозначение имеет высокую степень сходства до степени смешения с противопоставленными товарными знаками.

В мотивировочной части решения суд указал: "У суда не имеется оснований согласиться с доводами Палаты по патентным спорам и Роспатента о том, что наличие разрешения обладателя старших прав на регистрацию обозначения не влечет обязанность принимать во внимание такие согласия при вынесении решения о регистрации товарных знаков и письмо-согласие принимается во внимание лишь в случаях, когда возможность смешения заявленного обозначения с товарным знаком неочевидна.

Исходя из содержания Закона РФ "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров" сходство до степени смешения обозначений не разделяется на критерии "очевидности" или "неочевидности".

Тождественность фонетического и семантического признаков в обозначении по заявке N X (условное обозначение введено автором) с товарным знаком N XX (условное обозначение введено автором) при отсутствии тождественности по графическому признаку не означает, что словесное обозначение X (условное обозначение введено автором) является тождественным комбинированному товарному знаку N XX (условное обозначение введено автором).

При принятии оспариваемого решения Палата по патентным спорам исходит из того, что наличие письма-согласия правообладателя допускает по усмотрению регистрирующего органа зарегистрировать или отказать в регистрации сходного до степени смешения с товарным знаком (старшим по праву).

Такую позицию можно было бы признать правомерной, если бы согласие правообладателя было недействительным, или указанное письмо было отозвано правообладателем, или согласие правообладателем дано, например, на регистрацию обозначения, сходного до степени смешения с неохраняемым элементом.

Оспариваемое решение Палаты по патентным спорам и решение экспертизы таких обстоятельств не содержат, и ответчики в заседании суда таких доводов в обоснование возражений не приводят.

Суд признает неправомерными ссылки ответчиков на то, что регистрация обозначения X (условное обозначение введено автором) (при наличии согласия правообладателя старшего знака) "противоречит ст. 1 Закона РФ "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров", устанавливающей предназначение товарного знака индивидуализировать товары, услуги юридических лиц, что зарегистрированное обозначение X (условное обозначение введено автором) на имя истца способно вызвать у потребителя не соответствующее действительности представление о принадлежности услуг 39-го класса МКТУ одному лицу или юридически связанным лицам. Такая позиция Палаты по патентным спорам и Роспатента подразумевает свободное усмотрение регистрирующего органа согласиться или отказать в регистрации обозначения при сопоставимых обстоятельствах, что фактически сделает проблематичной реализацию абз. 4 п. 1 ст. 7 Закона РФ "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров".

Установленная ст. 43 Закона РФ "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров" обязанность федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности осуществлять государственную политику и функции в сфере правовой охраны товарных знаков не может выходить за пределы Закона РФ "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров", допускающего возможность использования зарегистрированного при сходных обстоятельствах обозначения наравне с ранее зарегистрированным товарным знаком правообладателя независимо от указанных в оспариваемом решении ссылок на ст. 1 указанного района (вероятно, Закона. - Авт. комментария).

В связи с изложенным оставление Палатой по патентным спорам в силе решения экспертизы об отказе в регистрации обозначения X (условное обозначение введено автором) в отношении услуг 39-го класса МКТУ (транспорт (перевозки); упаковка и хранение товаров; организация путешествий) следует признать недействительным, так как оно противоречит п. 1 ст. 7 Закона РФ "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров".

Представляется, что подобные решения могут привести к массовому появлению на рынке однородных товаров и услуг, производимых и (или) оказываемых разными лицами. Очевидно, что их качество не может быть одинаковым. В конечном счете потребитель будет постоянно вводиться в заблуждение относительно производителя товара (лица, оказывающего услуги). Законодатель совершенно справедливо и в Законе о товарных знаках, и в комментируемой статье указал на возможность ("допускается") регистрации товарного знака при представлении согласия, но не на ее обязательность.

В обновленной редакции нормы специально указано на безотзывность согласия правообладателя "старшего" знака.

Учитывая особый правовой режим коллективных знаков, закон указывает на невозможность использования согласий при испрашивании правовой охраны обозначениям, сходным до степени смешения с такими знаками. Такой подход представляется оправданным, поскольку: во-первых, предоставление подобных согласий не сопровождается встречным обязательством соблюдать единые характеристики качества или иные общие характеристики с товарами, маркируемыми коллективным знаком; во-вторых, членов объединения, которые вправе использовать коллективный знак, может быть достаточно много, правообладатели новых знаков, сходных с коллективным знаком, могут рассматриваться потребителями как члены объединения и тем самым вводиться в заблуждение, в том числе и в отношении товара.

15. Положения п. 7 комментируемой статьи указывают на невозможность регистрации в качестве товарных знаков обозначений, тождественных или сходных до степени смешения с наименованием места происхождения товара. Причем это касается любых товаров, а не только однородных тем, в отношении которых зарегистрировано наименование места происхождения товара. Исключение составляют случаи, когда заявитель товарного знака одновременно имеет исключительное право на это наименование. При этом устанавливается, и в этом отличие комментируемого положения от положений ранее действовавшего законодательства, что при наличии у заявителя такого права наименование места происхождения товаров может быть включено в состав товарного знака в качестве неохраняемого элемента, но при условии, что регистрация товарного знака испрашивается в отношении товаров, для индивидуализации которых зарегистрировано наименование места происхождения товаров. Например, в отношении минеральной воды правовая охрана товарному знаку (в виде этикетки и проч.) может быть предоставлена только относительно товаров 32-го класса МКТУ.

Данный подход законодателя представляется вполне оправданным и определяется спецификой такого объекта, как наименование места происхождения товаров. По своей правовой природе наименование места происхождения товаров не может принадлежать какому-либо одному правообладателю; производитель товаров, происходящих из этого географического объекта, по существу, получает лишь право пользования данным наименованием. Таким образом, все изготовители товаров, происходящих из данного географического объекта и обладающих особыми свойствами, обусловленными природными условиями и (или) людскими факторами, получают возможность включать наименование места происхождения товара в состав своего товарного знака как неохраняемый элемент.

16. Пункт 8 статьи содержит основания для отказа в регистрации, по которым не проводится экспертиза, но на основании которых может быть оспорена и признана недействительной регистрация товарного знака.

Следует особо отметить, что ранее действовавшее законодательство не принимало во внимание наличие прав на селекционное достижение, нередко имевшее оригинальное название. Право на коммерческое обозначение не могло учитываться ввиду отсутствия правовой охраны таких средств индивидуализации.

17. При реализации положений подп. 1 п. 9 комментируемой статьи необходимо обратить внимание на ряд обстоятельств. Во-первых, законодатель говорит о тождественности, а не о сходстве до степени смешения. Во-вторых, предоставление правовой охраны таким обозначениям возможно, если на это имеется согласие правообладателя. В-третьих, во внимание должны приниматься следующие даты: дата возникновения права на соответствующие произведения и дата приоритета регистрируемого знака. В-четвертых, для понимания рассматриваемой статьи необходимо определиться с понятием "известность". Так, под "известным" следует понимать объект, о котором все знают и который пользуется широкой известностью в обществе. Известным, в частности, может считаться тот объект, который включен в словари и энциклопедии, справочники, упоминания о котором содержатся в периодических изданиях, в СМИ.

По обозначениям, подпадающим под действие комментируемого положения, экспертиза не проводится, поскольку федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности не располагает перечнем известных объектов (его как такового не существует); однако заявитель, на наш взгляд, должен информироваться об оспоримом характере зарегистрированного товарного знака.

18. В отношении обозначений, упомянутых в п. 9 статьи, во внимание также должны приниматься обстоятельства, на которые указывалось в предыдущем пункте комментария, - тождественность индивидуализирующих обозначений, известность в Российской Федерации лица, об имени, псевдониме, портрете которого идет речь. При этом известность должна анализироваться не на данный момент времени (на момент проведения экспертизы или рассмотрения спора), а на дату подачи заявки. При определении известности лица, чье имя, псевдоним, факсимиле могут явиться основанием для отказа в регистрации товарного знака, необходимо руководствоваться словарями, справочниками, периодикой, СМИ, а также принимать во внимание общую осведомленность общества. Предоставление в таких ситуациях правовой охраны товарному знаку возможно только при согласии самого известного лица либо его наследника.

Рассматриваемые в данном пункте обозначения, так же как и обозначения, упомянутые в подп. 1 п. 9 комментируемой статьи, должны оцениваться с точки зрения их соответствия требованиям п. 1 ст. 1483, т.е. проверяться на различительную способность. Так, широко распространенные в Российской Федерации фамилии Иванов, Орлов достаточно часто являются фамилиями персонажей различных литературных произведений. При этом они не обладают различительной способностью и не могут выполнять индивидуализирующую функцию, присущую товарным знакам. Подобные обозначения могут быть зарегистрированы только в случае их оригинального и запоминающегося исполнения.

Кроме того, важно принимать во внимание положения п. 3 статьи, запрещающей регистрацию товарных знаков, которые являются ложными или способными ввести в заблуждение относительно товара или его изготовителя. Например, ряд известных имен и фамилий может ассоциироваться с определенной территорией. Поэтому регистрация в качестве товарных знаков обозначений, повторяющих эти имена и фамилии, на имя заявителей, находящихся на другой территории, может ввести потребителя в заблуждение относительно местонахождения производителя товара.

19. Основанием для отказа в регистрации товарного знака является также наличие прав третьих лиц на промышленный образец, знак соответствия, права на которые возникли ранее даты приоритета регистрируемого товарного знака.

Упоминание такого объекта, как промышленный образец, является очень актуальным, поскольку достаточно часты коллизии между правами на промышленные образцы и правами на объемные товарные знаки, регистрация которых предусмотрена ГК.

Федеральным законом от 04.10.2010 N 259-ФЗ из комментируемой нормы исключено указание на доменные имена. Вместе с тем следует отметить, что нередки коллизии, связанные с правами на товарные знаки и доменные имена. Кроме того, вопрос о правах на доменное имя по-прежнему остается достаточно спорным. Право на доменное имя не отнесено к категории исключительных прав. Очевидно, что речь идет о праве пользования, которое по своей природе отличается от права пользования товарным знаком, основанного на исключительном праве его обладателя. Следовательно, его нельзя приравнять к праву на товарный знак и рассматривать как безусловное препятствие для регистрации товарного знака. Представляется, что отношения между исключительными правами на товарный знак и правами на доменное имя нуждаются в дополнительном регулировании (см. комментарий к ст. 1515 ГК).

20. Содержание п. 10 является новым для комментируемой статьи. Норма направлена на расширение возможностей защиты прав на охраняемые средства индивидуализации, а также на иные объекты, указанные в п. 9 этой же статьи. Но в отличие от нормы, содержащейся в п. п. 7 и 8 статьи, в п. 10 речь идет не о наименованиях мест происхождения товаров или о фирменных наименованиях и коммерческих обозначениях (их элементах или сходных с ними обозначениях), а об обозначениях, в состав которых указанные средства индивидуализации (или сходные с ними обозначения) входят в качестве элементов. Аналогичная ситуация сложилась и в отношении объектов, перечисленных в п. 9. В рассматриваемом п. 10 о таких объектах говорится как об элементах других объектов-обозначений. Представляется, что в большинстве случаев имеются в виду этикетки, упаковки товаров.

21. Пункт 11 устанавливает, что основания для отказа в регистрации, предусмотренные п. п. 1 - 9 ст. 1483, относятся также к товарным знакам, правовая охрана которым предоставляется в соответствии с международным договором Российской Федерации.

В данном случае речь идет об установленной Мадридским соглашением и Протоколом к нему процедуре, которая предусматривает проведение экспертизы национальными ведомствами по международным заявкам. Таким образом, указанное установление ГК уравнивает статус товарных знаков, поданных на регистрацию по обычной процедуре, и международных товарных знаков, поданных на регистрацию в соответствии с международными договорами Российской Федерации.

Источник комментария:
Отв. ред. Л.А. Трахтенгерц "КОММЕНТАРИЙ К ГРАЖДАНСКОМУ КОДЕКСУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ЧАСТИ ЧЕТВЕРТОЙ) (ПОСТАТЕЙНЫЙ) В 2 Т. Т. 1 И 2"
Горленко С.А., Калятин В.О., Кирий Л.Л., Козырь О.М., Корчагин А.Д., Орлова В.В., Павлова Е.А., Синельникова В.Н., Степанов П.В., Трахтенгерц Л.А., Шилохвост О.Ю., 2016. Издательство "Инфра-М"


Судебная практика по статье 1483 ГК РФ:

  • Решение Верховного суда: Определение N 300-КГ17-12018, Судебная коллегия по экономическим спорам, кассация
    Обществом «УК «ЭКС» подано возражение против предоставления правовой охраны указанному товарному знаку со ссылкой на несоответствие требованиям пунктов 3, 6 статьи 1483 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку оспариваемый товарный знак способен ввести потребителя в заблуждение относительно лица, оказывающего услуги, а также является сходным до степени смешения с ранее зарегистрированными товарными знаками по свидетельствам Российской Федерации № 300530, 266169, 242719, 216000 в отношении части услуг 35-го класса МКТУ...
  • Решение Верховного суда: Определение N 300-ЭС17-12126, Судебная коллегия по экономическим спорам, кассация
    Проанализировав услуги 35-го класса МКТУ, в отношении которых Роспатентом была сохранена правовая охрана оспариваемого товарного знака суд пришел к выводу о неправильном применении и толковании Роспатентом нормы пункта 6 статьи 1483 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также о несоответствии выводов Роспатента фактическим обстоятельствам дела в отношении установления однородности услуг, для которых была предоставлена правовая охрана товарному знаку по свидетельству Российской Федерации № 519649, и услуг, для которых зарегистрирован противопоставленный товарный знак...
  • Решение Верховного суда: Определение N 300-КГ17-12021, Судебная коллегия по экономическим спорам, кассация
    Не согласившись с решением Роспатента, общество «УК «Экс» оспорило его в Суде по интеллектуальным правам. Удовлетворяя заявленные обществом «УК «Экс» требования суд исходил из следующего. Подпунктом 2 пункта 6 статьи 1483 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначения, тождественные или сходные до степени смешения с товарными знаками других лиц, охраняемыми в Российской Федерации, в том числе в соответствии с международным договором Российской Федерации, в отношении однородных товаров и имеющими более ранний приоритет...
Изменения документа
Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...