Актуально на:
30 мая 2020 г.
Гражданский кодекс, N 146-ФЗ | ст. 1185 ГК РФ

Статья 1185 ГК РФ. Наследование государственных наград, почетных и памятных знаков (действующая редакция)

1. Государственные награды, которых был удостоен наследодатель и на которые распространяется законодательство о государственных наградах Российской Федерации, не входят в состав наследства. Передача указанных наград после смерти награжденного другим лицам осуществляется в порядке, установленном законодательством о государственных наградах Российской Федерации.

2. Принадлежавшие наследодателю государственные награды, на которые не распространяется законодательство о государственных наградах Российской Федерации, почетные, памятные и иные знаки, в том числе награды и знаки в составе коллекций, входят в состав наследства и наследуются на общих основаниях, установленных настоящим Кодексом.

Комментарий к ст. 1185 ГК РФ

1. Государственные награды - звание Героя, ордена, медали, знаки отличия и почетные звания Российской Федерации - являются высшей формой поощрения граждан за выдающиеся заслуги в защите Отечества, государственном строительстве, экономике, науке, культуре, искусстве, воспитании, просвещении, охране здоровья, жизни и прав граждан, благотворительной деятельности и иные выдающиеся заслуги перед государством (п. 1 Положения о государственных наградах Российской Федерации, утвержденного Указом Президента РФ от 2 марта 1994 г. N 442; далее - Положение).

Утверждение государственных наград со своим статутом и описанием, а также награждение ими находятся в исключительной компетенции Президента РФ. Перечень орденов, медалей и почетных званий в системе государственных наград приведен в указанном Положении, которым регламентирована и судьба их в случае смерти награжденного лица.

Все они остаются у наследников либо передаются им при посмертном награждении. Круг наследников, которым могут быть переданы награды, ограничен самыми близкими родственниками награжденного - пережившим супругом, родителями и детьми (п. 12 Положения), т.е. наследниками первой очереди.

В основном указанное Положение воспроизводит нормы ранее действующего законодательства о государственных наградах СССР. В п. 37 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 3 июля 1979 г. N 360-X предусматривалось, что в случае смерти награжденных граждан государственные награды и документы о награждении оставляются или передаются семьям награжденных граждан для хранения как память.

За ношение государственных наград Российской Федерации, РСФСР, СССР лицом, не имеющим на то права, предусмотрена административная (ст. 17.11 КоАП), а за незаконное их приобретение или сбыт - уголовная (ст. 324 УК) ответственность.

Норма ст. 1185 является новой - в ней впервые проведено разделение государственных наград на две группы в зависимости от того, распространяется на них законодательство о государственных наградах или нет.

Как предусмотрено п. 1 комментируемой статьи, государственные награды, которых удостоен наследодатель и на которые распространяется законодательство о государственных наградах Российской Федерации, не входят в состав наследства. Это означает, что такие ордена, медали, нагрудные знаки к почетным званиям, знаки отличия не могут быть завещаны, передаваться наследникам других очередей, а также включаться в наследственную массу. Когда наследников несколько, то между ними не исключены споры о праве каждого на получение части или всех наград умершего лица. При их разрешении важно, чтобы суды руководствовались не нормами наследственного права, а законодательством о государственных наградах. Нормативно этот вопрос в достаточной степени не урегулирован; сформулировано лишь общее положение о том, что награды и документы к ним остаются у наследников либо передаются им как акт памяти умершего. Видимо, приоритеты в достижении этой цели и должны быть положены в основу решения суда при разбирательстве такого рода споров. Соответственно, не может быть присуждена денежная либо иная компенсация другим наследникам с лица, которому награды переданы по решению суда, несмотря на то что те или иные из них могут иметь значительную ценность, а в дальнейшем и переходить по наследству без каких-либо изъятий.

Точно так же в состав наследства не входят и государственные награды СССР, поскольку на них распространены правила, предусмотренные Положением о государственных наградах Российской Федерации и законодательством Российской Федерации о государственных наградах (п. 20 Положения).

С согласия наследников по ходатайству государственного музея государственные награды могут передаваться таким музеям для хранения и экспонирования по решению Комиссии при Президенте РФ по государственным наградам. Причем переданные музеям ордена, медали и другие государственные награды наследникам не возвращаются (п. 14 Положения). Это правило распространяется и на те награды, которые были переданы музеям до принятия Положения о государственных наградах Российской Федерации.

При отсутствии наследников первой очереди государственные награды и документы к ним подлежат возврату в Управление Президента РФ по кадровым вопросам и государственным наградам.

2. В отличие от указанных в п. 1 комментируемой статьи все другие государственные награды, почетные, памятные и иные знаки, в том числе награды и знаки в составе коллекций, наследуются на общих основаниях (п. 2 ст. 1185). Это могут быть ордена и медали царской России, государственные награды иностранных государств, ведомственные знаки отличия (например, медаль "За службу", учрежденная Приказом Министерства юстиции РФ от 25 февраля 2000 г. N 75), региональные награды (в частности, знак отличия "За заслуги перед Москвой" или звание "Почетный гражданин города Москвы", учрежденные Законом г. Москвы от 5 сентября 2001 г. N 38), награды общественных организаций (ежегодная премия "Фемида", учрежденная Московским клубом юристов в 1996 г.). В состав наследственной массы могут включаться и те награды, на которые ранее распространялось законодательство о государственных наградах. Речь идет о случаях, когда умирают наследники награжденного лица - хранители его наград. Поскольку законом обязанность по хранению не возлагается на их наследников, то после их смерти, как представляется, ордена и медали, другие государственные награды утрачивают свой особый мемориальный статус и могут наследоваться на общих основаниях.

В число наград может входить и наградное оружие - гражданское, боевое короткоствольное ручное стрелковое и холодное оружие, полученное гражданами Российской Федерации на основании Указа Президента РФ, постановления Правительства РФ, наградных документов глав иностранных государств и глав правительств иностранных государств, а также на основании приказов руководителей государственных военизированных организаций.

Виды, типы, модели боевого короткоствольного ручного стрелкового и холодного оружия, которыми могут награждаться граждане Российской Федерации, а также порядок награждений указанным оружием устанавливаются Правительством РФ.

Особенности наследования гражданского оружия регулируются ст. 1180 ГК и ст. ст. 20, 20.1 Закона об оружии.

Продажа, дарение и наследование боевого короткоствольного ручного стрелкового и наградного оружия не допускается.

Особо в ГК выделена возможность наследовать государственные награды в виде собраний или коллекций, которые могут рассматриваться в качестве единого целого, т.е. неделимой вещи, и передаваться тому из наследников, кто имеет на нее преимущественное право (ст. 1168).

1. Нормы, относящиеся к области международного частного права, ранее помещались в разделе VII Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г. (ОГЗ 1991 г.), которые не прекращали своего действия с принятием частей первой и второй Гражданского кодекса РФ. С 1 марта 2002 г. эти нормы уже не применяются. Утратил силу и раздел VIII ГК 1964 г. Надо, однако, иметь в виду, что раздел VI ГК применяется к гражданским правоотношениям, возникшим после введения его в действие (см. Вводный закон к ч. 3 ГК).

Обновление законодательства в сфере международного частного права обусловлено глубокими переменами в области экономики, актуальностью решения задач интеграции России в международные хозяйственные отношения, подготовки к вступлению в международные организации, реализации целей и задач СНГ, а также расширением международных контактов российских граждан и юридических лиц, необходимостью защиты их прав за рубежом. Внимание к институтам данной области права связано и с обновлением всего российского частного права, а также с принятием Межпарламентской Ассамблеей государств - участников СНГ на седьмом пленарном заседании Модели третьей части ГК для стран СНГ в качестве рекомендательного акта.

Россия уже давно встала на путь нормативного регулирования отношений в сфере международного частного права. В 60-х годах соответствующие (немногочисленные) нормы были помещены в основные отраслевые акты. Последующее развитие норм этой области права было связано с принятием раздела VII ОГЗ 1991 г. Возможности дальнейшей кодификации широко обсуждались в науке. При этом отмечались преимущества как отраслевой кодификации (включение соответствующих норм в ГК, СК и другие акты), так и кодификации путем принятия специального закона о международном частном праве. Законодатель, как видно, пошел по первому пути (коллизионные нормы семейного права еще ранее, в 1995 г., были включены в новый СК).

2. Будучи включенными в ГК, нормы международного частного права оказываются в сфере действия основных начал и принципов гражданского права (неприкосновенность собственности, самостоятельность предпринимательской деятельности, свобода договора и др.), в том числе и тех, которые прямо относятся к данной области права. Так, п. 1 ст. 2 ГК распространяет правила гражданского законодательства на отношения с участием иностранных граждан, лиц без гражданства и иностранных юридических лиц, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Существенное значение (для применения правил раздела VI) имеет ст. 7 ГК, базирующаяся на нормах ст. 15 Конституции РФ. В сфере международного частного права весьма значительна регулирующая роль международных договоров, которые, как и общепризнанные принципы и нормы международного частного права, являются в соответствии с Конституцией РФ составной частью правовой системы Российской Федерации. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены гражданским законодательством, применяются правила международного договора. Это положение применимо и при сопоставлении соответствующих норм международного договора с нормами раздела VI. Например, гражданская дееспособность иностранного гражданина, имеющего место жительства в России, не будет определяться по российскому праву, как это предусмотрено в ст. ст. 1195 и 1197 (см. комментарий к этим статьям), при наличии в международном договоре нормы о регулировании дееспособности законом страны гражданства (так предусмотрено в большинстве договоров Российской Федерации о правовой помощи).

Помещение ст. 7 в часть первую ГК (ранее аналогичная ст. 170 содержалась в разделе VII ОГЗ 1991 г.) лишь подчеркивает ее общее для всего Кодекса значение.

Под "международным договором Российской Федерации" понимается (см. ст. 2 Федерального закона от 15 июля 1995 г. N 101-ФЗ "О международных договорах Российской Федерации") международное соглашение, заключенное Российской Федерацией с иностранным государством (или государствами), с международной организацией либо с иным образованием, обладающим правом заключать международные договоры, в письменной форме и регулируемое международным правом, независимо от того, содержится такое соглашение в одном документе или в нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования. Обязательны для Российской Федерации как государства-продолжателя, по общему правилу, и международные договоры, заключенные ранее СССР. Следует вместе с тем иметь в виду, что согласие на обязательность для Российской Федерации международного договора, устанавливающего иные правила, чем предусмотренные законом, должно быть выражено в форме федерального закона (о ратификации, присоединении и др.) (о действии ст. 7 ГК см. подробнее в комментарии к этой статье).

Правила международных договоров Российской Федерации, регулирующие те же отношения, что и раздел VI, анализируются далее при постатейном комментировании раздела. Здесь следует лишь заметить, что имеющую существенное значение для отношений стран СНГ Минскую конвенцию 1993 г. предполагается заменить новой Конвенцией с таким же названием, подписанной 7 октября 2002 г. в Кишиневе странами - участницами Минской конвенции 1993 г., кроме Туркменистана и Узбекистана (Конвенция вступила в силу 27 апреля 2004 г. и действует в отношениях между Азербайджаном, Арменией, Белоруссией, Казахстаном, Киргизией и Таджикистаном. Россия ее подписала, но не ратифицировала). Минская конвенция 1993 г. с вступлением Кишиневской конвенции в силу сохранит свое действие в отношениях Российской Федерации лишь с двумя названными странами. Надо, однако, иметь в виду, что коллизионные нормы новой Конвенции практически воспроизводят соответствующие нормы Минской конвенции 1993 г.

3. Раздел VI ГК содержит в основном коллизионные нормы, регулирующие - путем отсылки к подлежащему применению праву - гражданско-правовые отношения с участием иностранных граждан и юридических лиц или осложненные иным иностранным элементом (о понятии "иностранный элемент" см. комментарий к ст. 1186). За его рамками остаются материально-правовые предписания, призванные регулировать гражданско-правовые отношения с иностранным элементом иным (не коллизионным) методом (см. комментарий к п. 3 ст. 1186). Раздел VI содержит лишь единичные нормы, которые не являются коллизионными. Таково, в частности, правило ст. 1196 ГК о приравнивании иностранных граждан и лиц без гражданства в вопросах пользования гражданской правоспособностью к российским гражданам.

4. Коллизионные нормы раздела VI не исключают действия коллизионных норм специального характера, содержащихся в иных, кроме ГК, федеральных законах. Возможность специального ("иного") регулирования иногда оговаривается и в самих нормах раздела VI (ст. ст. 1187, 1196, 1198, 1204 ГК).

Специальными коллизионными нормами являются, в частности, нормы КТМ. Указывая в качестве общего правила на то, что имущественные отношения, возникающие из торгового мореплавания и основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников, регулируются этим Кодексом в соответствии с ГК (п. 2 ст. 1), КТМ вместе с тем содержит в гл. XXVI коллизионные нормы, специально рассчитанные на отношения, возникающие из торгового мореплавания (о праве собственности на судно, о возмещении ущерба в связи с морской перевозкой и т.п.).

Надо, однако, иметь в виду, что коллизионные нормы некоторых федеральных законов, принятых до введения в действие раздела VI, регулируют тот же круг отношений, что и соответствующие нормы этого раздела, и поэтому едва ли могут рассматриваться как специальное регулирование. В силу п. 2 ст. 3 ГК, предусматривающего, что "нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать настоящему Кодексу", они не должны иметь преимущества перед нормами раздела VI.

5. Наличие в ГК раздела VI, хотя и имеющего широкое название "Международное частное право", не означает, что эта область права может рассматриваться как институт гражданского права. Раздел VI включает далеко не все нормы (не говоря об упомянутых выше материально-правовых и специальных коллизионных нормах) международного частного права, сохраняющего, независимо от способа кодификации, свою самостоятельность в качестве особой области права. Его нормы, охватывающие гражданско-правовые отношения в широком смысле слова (собственно гражданские, семейные, трудовые и т.п.), содержатся помимо ГК и в других отраслевых актах, действующих параллельно с правилами раздела VI.

Применительно к семейным отношениям с иностранным элементом действует раздел VII СК. Поскольку СК допускает применение гражданского законодательства к отношениям членов семьи, не урегулированным семейным законодательством, если это не противоречит их существу (ст. 4 СК), нормы рассматриваемого раздела VI (при недостаточности регулирования в нормах СК) применимы и к семейным отношениям. Допускается применение гражданского законодательства к семейным отношениям и по аналогии (ст. 5 СК).

Что касается трудовых отношений, осложненных иностранным элементом, то новый Трудовой кодекс коллизионных норм не содержит. В сфере трудового права можно указать лишь на норму ст. 416 КТМ, предусматривающую применение к трудовому договору (в отношении торгового мореплавания) - при отсутствии выбора сторонами подлежащего применению права - закона государства флага судна. При отсутствии коллизионного регулирования некоторые нормы раздела VI, возможно, могли бы найти свое применение и в данной сфере.

При отсутствии самостоятельной кодификации норм международного частного права (отдельного закона о международном частном праве) нормы раздела VI практически должны, очевидно, играть определенную регулирующую роль применительно и к другим выходящим за рамки регулирования ГК областям международного частного права, если соответствующее регулирование в отраслевом акте отсутствует, и в той мере, в какой это не противоречит существу соответствующих отношений. В первую очередь это касается таких общих и не решенных в СК или других отраслевых актах вопросов, как квалификация юридических понятий (ст. 1187), применение права страны с множественностью правовых систем (ст. 1188), взаимность (ст. 1189), обратная отсылка (ст. 1190), применение императивных норм (ст. 1192).

Сказанное, однако, на наш взгляд, не означает, что нормы международного частного права, содержащиеся в других, кроме ГК, отраслевых актах, в частности в СК, должны рассматриваться в качестве специальных по отношению к нормам раздела VI ГК, как это имеет место, например, в отношении правил КТМ. Коллизионные нормы семейного права, коль скоро они помещены в СК, находятся в сфере действия отраженных в этом Кодексе общих принципов семейного права, рассматриваемого в России как самостоятельная отрасль права.

Некоторые правила раздела VI, например нормы ст. 1191 об установлении содержания норм иностранного права (ГПК соответствующего правила не содержит), будут иметь значение и в процессуальном аспекте.

6. По сравнению с ранее действовавшим законодательством общий объем регулирования в разделе VI значительно увеличен: число его статей более чем в два раза превышает число статей в разделе VII ОГЗ 1991 г. Произошла более глубокая детализация, дифференциация норм, сформулированы и новые нормы, восполнившие пробелы в законодательстве. Сфера регулирования теперь включает практически все основные институты международного частного права: правовое положение участников гражданского оборота, право, определяющее личный статус граждан и юридических лиц, право собственности и иные вещные права, исковую давность, форму сделки, право, подлежащее применению к договору, наследованию и др. Получили дальнейшее развитие и нормы общего характера (ст. ст. 1186 - 1193).

В основу регулирования (при определении содержания конкретных коллизионных норм) положены проверенные временем и апробированные практикой положения. Безусловно, налицо преемственность норм раздела VI по отношению к ОГЗ 1991 г. Вместе с тем новеллы столь значительны, что позволяют говорить о качественно новом урегулировании гражданско-правовых отношений с иностранным элементом, адекватном существующим в стране новым экономическим отношениям и направленном на обеспечение их в будущем. В формулировках норм прослеживается использование зарубежного опыта законотворчества и применения соответствующих законодательных норм, учет новых тенденций, воплощенных в кодификациях международного частного права последнего времени (законодательство в данной сфере в последние годы во многих странах существенно обновлено) и в международных договорах. В большей или меньшей степени учтены нормы раздела VI Модели ГК для стран СНГ.

Из многочисленных нововведений раздела VI (они анализируются далее) прежде всего надо обратить внимание на следующие правила: о том, что в случаях, когда подлежащее применению право определить невозможно, применяется право страны, с которой гражданско-правовое отношение, осложненное иностранным элементом, наиболее тесно связано (п. 2 ст. 1186 и ряд других статей); об обязательном применении определенной группы императивных норм российского законодательства независимо от указания коллизионной нормы на подлежащее применению право (ст. 1192); о личном законе физического лица (ст. 1195), о правоспособности физического лица (ст. 1196); об определении личного закона юридического лица и иностранной организации, не являющейся юридическим лицом (ст. ст. 1202, 1203); о применении правил раздела VI к гражданско-правовым отношениям с участием государства (ст. 1204); нормы, развивающие применение принципа автономии воли сторон договора, в том числе договора с участием потребителя (ст. ст. 1210, 1212); о праве, подлежащем применению к договору (ст. 1211); об определении права, подлежащего применению к обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда (ст. 1219), в частности вреда, причиненного вследствие недостатков товара, работы или услуги (ст. 1221), и к обязательствам, возникающим вследствие недобросовестной конкуренции (ст. 1222).



Изменения документа
Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...