Актуально на:
16 сентября 2019 г.
Закон РФ "О средствах массовой информации" ( о СМИ ), N 2124-1 | ст. 43

Статья 43. Право на опровержение

Гражданин или организация вправе потребовать от редакции опровержения не соответствующих действительности и порочащих их честь и достоинство сведений, которые были распространены в данном средстве массовой информации. Такое право имеют также законные представители гражданина, если сам гражданин не имеет возможности потребовать опровержения. Если редакция средства массовой информации не располагает доказательствами того, что распространенные им сведения соответствуют действительности, она обязана опровергнуть их в том же средстве массовой информации.

Если гражданин или организация представили текст опровержения, то распространению подлежит данный текст при условии его соответствия требованиям настоящего Закона. Редакция радио-, телепрограммы, обязанная распространить опровержение, может предоставить гражданину или представителю организации, потребовавшему этого, возможность зачитать собственный текст и передать его в записи.

Комментарий к ст. 43 Закона о СМИ

1. Комментируемая статья предоставляет гражданам действенный инструмент защиты своих чести, достоинства и деловой репутации. Часть 1 ст. 21 Конституции РФ гласит: "Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления". Статья 150 ГК РФ относит честь, достоинство и деловую репутацию человека к нематериальным благам, защищаемым Гражданским кодексом и иным законодательством. Право граждан на защиту чести, достоинства и деловой репутации является их конституционным правом, а деловая репутация юридических лиц - одним из условий их успешной деятельности.

Большинство цивилистов под данными категориями понимают следующее: честь - это социально значимая положительная оценка лица со стороны общественного мнения; достоинство - это самооценка лицом своих моральных, профессиональных и иных качеств; деловая репутация - это общественное мнение о профессиональных достоинствах и недостатках лица.

Представляется, что в комментируемой статье законодателю следовало бы упомянуть деловую репутацию лиц. На практике граждане и организации нередко страдают от распространения через средства массовой информации сведений, которые умаляют деловую репутацию, и в некоторых случаях имеют право на опровержение.

Деловая репутация представляет собой позитивное отношение общественного сознания к профессиональным, деловым качествам предприятия, организации или конкретного гражданина.

Деловая репутация является нематериальным благом, защищаемым в соответствии с Гражданским кодексом РФ и другими законами в случаях и в порядке, ими предусмотренных (ст. 150 ГК РФ). В соответствии с п. 1 ст. 152 ГК РФ гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Данное правило применяется к защите деловой репутации юридического лица (п. 7 ст. 152 ГК РФ).

Приведем пример. ФАС Московского округа 17 октября 2013 г. вынесено Постановление по делу N А40-166057/12-19-1449, инициированному ЗАО "Нева металл посуда", которое обратилось к ЗАО "Телекомпания "Останкино", Малышевой Елене Васильевне, ОАО "Первый канал" с иском о защите чести, достоинства и деловой репутации.

Как указали суды обеих инстанций, сюжет, послуживший основанием для обращения с исковым заявлением, носит авторский характер, представляет собой выражение субъективной позиции ведущих телепрограмм, содержит оценочные категории, их собственное мнение и субъективные выводы. В отношении отдельных высказываний, содержащихся в телепрограммах "Здоровье", суды пришли к выводу о том, что высказывания являлись оценочными суждениями ведущих, не подлежащими судебной защите ("Частицы тефлона повышают риск атеросклероза"; "Частицы тефлона повышают риск развития онкологических заболеваний"). Указанные факты были основаны не на субъективном умозаключении самих ведущих телепрограммы, а на результатах, проведенных в научной сфере экспериментов и исследований.

Помимо этого, нельзя сделать вывод о том, что распространенные в программе "Здоровье" сведения, на которые указывает истец, порочат его деловую репутацию, поскольку тема программы не была связана с непосредственным обсуждением производственной деятельности ЗАО "Нева металл посуда" и характеристикой выпускаемой им продукции, а также не были в ней предметом критики профессиональные и деловые качества истца.

Как мы видим из примера, пострадать деловая репутация может в случае, если речь идет не о вреде или ненадлежащем качестве производимой продукции или выполняемых работ, оказываемых услуг вообще, а о вредной деятельности конкретной организации.

При этом не любой субъект вправе требовать опровержения в силу его определенной правовой природы.

По мнению судебной коллегии Белгородского областного суда, УМВД России по Белгородской области как юридическое лицо выполняет функции осуществления публично-властных полномочий, отсюда следует невозможность осуществления им предпринимательской деятельности, отсутствие связей с деловыми партнерами и, как следствие, невозможность причинения нематериального вреда. Таким образом, невозможно признание за ним права на защиту деловой репутации путем возложения обязанности по опровержению не соответствующих действительности сведений (см. Кассационное определение Белгородского областного суда от 20 октября 2011 г. по делу N 33-3803).

Как мы видим, судебная практика осторожно относится к понятию "деловая репутация" применительно к органам власти, которых, с одной стороны, можно считать юридическими лицами, а с другой - носителями властных полномочий.

2. Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 3 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц" под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу. Сообщение таких сведений лицу, которого они касаются, не может признаваться их распространением, если лицом, сообщившим данные сведения, были приняты достаточные меры конфиденциальности, с тем чтобы они не стали известны третьим лицам.

Если сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, распространены в средствах массовой информации, они должны быть опровергнуты в тех же средствах массовой информации.

3. Судебная защита чести, достоинства и деловой репутации лица, в отношении которого распространены не соответствующие действительности порочащие сведения, не исключается также в случае, когда невозможно установить лицо, распространившее такие сведения (например, при направлении анонимных писем в адрес граждан и организаций либо распространении сведений в сети Интернет лицом, которое невозможно идентифицировать). В соответствии с п. 6 ст. 152 ГК РФ суд в указанном случае вправе по заявлению заинтересованного лица признать распространенные в отношении его сведения не соответствующими действительности, порочащими сведениями. Такое заявление рассматривается в порядке особого производства.

Для признания за гражданином права на опровержение распространенные сведения должны обладать, согласно комментируемой статье, совокупностью двух характеристик: они должны не соответствовать действительности и быть порочащими.

Не соответствующими действительности сведениями, в соответствии с п. 4 ч. 7 указанного Постановления Пленума ВС, являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения. Не могут рассматриваться как не соответствующие действительности сведения, содержащиеся в судебных решениях и приговорах, постановлениях органов предварительного следствия и других процессуальных или иных официальных документах, для обжалования и оспаривания которых предусмотрен иной установленный законами судебный порядок (например, не могут быть опровергнуты в порядке ст. 152 ГК РФ сведения, изложенные в приказе об увольнении, поскольку такой приказ может быть оспорен только в порядке, предусмотренном Трудовым кодексом РФ).

Соответствие сведений действительности должно оцениваться исходя из реалий того момента, в который сведения были распространены; соответственно, если они становятся предметом судебного разбирательства, то имеет значение их достоверность по состоянию на прошедшее время.

ООО "Банкир.ру" опубликовало 2 декабря 2010 г. идентичную информацию со ссылкой на официальное сообщение, опубликованное Управлением ФАС по Чувашской Республике 2 декабря 2010 г., которая содержала достоверные сведения, установленные на момент осуществления публикации. Несмотря на то что в дальнейшем некоторые решения были обжалованы, а предписания оспорены, суд принял во внимание момент их публикации и заключил, что оспариваемые сведения не могут рассматриваться как не соответствующие действительности и не подлежат опровержению (см. Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 23 октября 2014 г. по делу N А79-1063/2014).

Порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица.

4. Также вправе требовать опровержения сведений родители, опекуны и попечители и иные законные представители несовершеннолетних лиц, лиц, признанных недееспособными, или лиц, дееспособность которых ограничена.

Некоторые авторы считают равноценными опровержение и извинение. Так, М.Н. Малеина пишет: "Извинение может рассматриваться как опровержение, если распространение порочащих не соответствующих действительности сведений произошло на собрании, в общественном месте и т.п., но не в средстве массовой информации, рекламе, документе, исходящем от организации. Извинение может выступать как самостоятельный способ защиты права, если извинение упоминается в решении суда вместе с другим способом защиты или автономно. Для этого достаточно, чтобы суд по обстоятельствам конкретного дела сделал вывод, что извинение нарушителя отвечает интересам потерпевшего и является дополнительным воздействием на нарушителя". Однако на наш взгляд, у извинения и опровержения абсолютно разная природа. Извинение больше направлено конкретному человеку (организации). Опровержение же свидетельствует о публичном признании факта распространения недостоверной информации, порочащей честь, достоинство и деловую репутацию. Опровержение направлено именно на изменение общественного мнения, информации неограниченного круга лиц.

Более того, согласно разъяснениям, содержащимся в абз. 2 ст. 18 Постановления от 24 февраля 2005 г. N 3 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц", Пленум ВС РФ не считает извинение способом судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации, поскольку оно "статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации и другими нормами законодательства не предусмотрено, в связи с чем суд не вправе обязывать ответчиков по данной категории дел принести истцам извинения в той или иной форме".

В качестве примера также можно привести Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда N 33-11437/2013, в котором судом учтены разъяснения Пленума Верховного Суда РФ и указано, что "извинение как способ судебной защиты права на неприкосновенность частной жизни действующим законодательством не предусмотрено", а потому "судебная коллегия приходит к выводу о незаконности и необоснованности вынесенного по делу решения" в части удовлетворения требования об обязании средства массовой информации принести истцу извинения в письменном виде за противоправное использование, обработку, передачу и распространение в письменном виде его персональных данных, в том числе в ближайшем номере информационно-аналитического журнала".

Таким образом, публичные извинения и опровержение - это самостоятельные понятия и при устранении вреда, причиненного распространением недостоверной информации, порочащей честь, достоинство или деловую репутацию гражданина и организации, должны использоваться в "связке", что может обеспечить кумулятивный эффект.

5. По сути, комментируемая статья закрепляет претензионный порядок защиты своих прав. Обязанность редакции опубликовать опровержение, если у редакции нет доказательств, что распространенные сведения соответствуют действительности, закреплена в самой комментируемой статье. Однако если редакция в добровольном порядке не исполнит свою обязанность, гражданин или организация вправе требовать по суду опровержения порочащих честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.

Суд, оценивая соответствие действительности, должен внимательно анализировать каждое значимое словосочетание, фразу с тем, чтобы сделать общий вывод о наличии и затем о возможности опровержения сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию.

Приведем пример. Содержащаяся в данной статье фраза о том, что "...люди потеряли веру во врачей в целом и в справедливость в Волховской ЦРБ в частности. Не верит народ, что здесь кого-то из медиков, даже признав виновным, накажут", по мнению суда, представляет собой оценочное суждение (мнение) ее автора и не может быть проверена на соответствие действительности. Аналогичным образом, как указал суд, необходимо трактовать и фразу в статье о том, что "...роженица с двойней была оставлена без медицинского внимания на несколько часов". Это исключительно субъективная оценка фактических обстоятельств и временного интервала со стороны автора статьи. До того, как ей стало плохо, женщина находилась в палате. По мнению истца, в это время она находилась под наблюдением медицинского персонала. По мнению автора статьи, так как непосредственно рядом с нею в этот момент никого из сотрудников больницы не было, она находилась без медицинского внимания (см. Определение Ленинградского областного суда от 6 июня 2013 г. N 33-2584/2013).

По требованию заинтересованных лиц допускается защита чести и достоинства гражданина и после его смерти.

6. Редакция может сформулировать опровержение самостоятельно, но если гражданин или организация, чьи честь, достоинство или деловая репутация были затронуты, предложат свой текст опровержения, редакция обязана распространить этот вариант (при условии, что предложенный текст не нарушает законодательство). Отказ опубликовать подготовленный текст опровержения или редакционный текст, если редакция не подтвердила достоверность опубликованной информации, является нарушением законодательства о средствах массовой информации.

Для теле- и радиопрограмм закреплена также обязанность предоставить гражданину или представителю организации возможность самостоятельно зачитать текст опровержения. Однако не совсем понятно, почему законодатель закрепил передачу опровержения только в записи, ограничив тем самым возможность выступить с опровержением в прямом эфире.

7. Следует учитывать существенную разницу между распространением сведений, порочащих честь и достоинство физического или юридического лица, и высказыванием своего мнения в критической форме.

Так, например, в газете "Сибирский курьер" было опубликовано открытое письмо губернатору, содержащее в том числе претензии ООО "Волжская строительная компания "Строймеханизация". В тексте письма были в том числе такие высказывания: "На сегодняшний день группа лиц из руководства ООО "ВСК "Строймеханизация" завладела всеми помещениями здания бывшего треста "Строймеханизация", кроме помещений, принадлежащих "Веге", и сейчас нас буквально выжимает с наших законных площадей". "Мы, в отличие от наших оппонентов, не изощрены в интригах, мы умеем только работать, поэтому перевес сил на их стороне". Данные высказывания ООО "ВСК "Строймеханизация" восприняло как порочащие честь и достоинство. Это мнение было поддержано судом первой инстанции, однако суд апелляционной инстанции принял альтернативное решение, поддержанное в дальнейшем судом кассационной инстанции. Совершенно обоснованно судами было установлено, что: в рассматриваемом открытом письме имела место реализация конституционного права на обращение в органы, которые в силу закона обязаны проверить поступившую информацию. Исследовав смысловые конструкции, выделенные обществом, фразы открытого письма под заголовком "Лично губернатору" во взаимосвязи с содержанием всей статьи в целом, суд кассационной инстанции правомерно пришел к выводу, что указанные фразы направлены на привлечение общественного внимания, являются по существу оценочным суждением, изложением позиции граждан в открытом письме. Ни ГК РФ, ни комментируемый Закон не содержат запрета на изложение в СМИ критических суждений (см. Постановление ФАС Поволжского округа от 23 июня 2011 г. по делу N А72-3620/2010).



Судебная практика по статье 43 Закона о СМИ:

  • Решение Верховного суда: Определение N 308-ЭС17-10959, Судебная коллегия по экономическим спорам, кассация
    Отказывая в удовлетворении исковых требований, суды первой и апелляционной инстанций, оценив представленные в материалы дела доказательства, руководствуясь положениями статей 150, 151, 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, статей 2, 43, 46, 57 Закона Российской Федерации от 27.12.1991 № 2124-1 «О средствах массовой информации», разъяснениями, изложенными в постановлениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.02.2005 № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан...
  • Решение Верховного суда: Определение N ВАС-6751/12, Коллегия по гражданским правоотношениям, надзор
    При таких обстоятельствах суд отказал в иске. Выводы суда соответствуют статье 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, статье 43, пункту 3 статьи 57 Закона от 27.12.1991 № 2124-1 «О средствах массовой информации» и пункту 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.02.2005 № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» и установленным по делу фактическим обстоятельствам...
  • Решение Верховного суда: Определение N ВАС-3112/14, Высший арбитражный суд, надзор
    При этом суды руководствовались положениями, статей 15, 23, 46 Конституции Российской Федерации, статьи 10 Конвенции о защите прав человека, статей 150, 152 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), статей 43, 56 Федерального закона Российской Федерации от 27.12.1991 № 2124-1 «О средствах массовой информации», пунктов 5, 7, 9 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.02.2005 № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан...
Изменения документа
Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...