Актуально на:
22 октября 2019 г.
Закон РФ "О средствах массовой информации" ( о СМИ ), N 2124-1 | ст. 41

Статья 41. Обеспечение конфиденциальности информации

Редакция не вправе разглашать в распространяемых сообщениях и материалах сведения, предоставленные гражданином с условием сохранения их в тайне.

Редакция обязана сохранять в тайне источник информации и не вправе называть лицо, предоставившее сведения с условием неразглашения его имени, за исключением случая, когда соответствующее требование поступило от суда в связи с находящимся в его производстве делом.

Редакция не вправе разглашать в распространяемых сообщениях и материалах сведения, прямо или косвенно указывающие на личность несовершеннолетнего, совершившего преступление либо подозреваемого в его совершении, а равно совершившего административное правонарушение или антиобщественное действие, без согласия самого несовершеннолетнего и его законного представителя.

Редакция не вправе разглашать в распространяемых сообщениях и материалах информацию, указанную в части шестой статьи 4 настоящего Закона, за исключением случаев, если распространение такой информации осуществляется в целях защиты прав и законных интересов несовершеннолетнего, пострадавшего в результате противоправных действий (бездействия). В этих случаях такая информация может распространяться в средствах массовой информации, а также в информационно-телекоммуникационных сетях:

1) с согласия несовершеннолетнего, достигшего четырнадцатилетнего возраста и пострадавшего в результате противоправных действий (бездействия), и его законного представителя;

2) с согласия законного представителя несовершеннолетнего, не достигшего четырнадцатилетнего возраста и пострадавшего в результате противоправных действий (бездействия);

3) без согласия несовершеннолетнего, достигшего четырнадцатилетнего возраста и пострадавшего в результате противоправных действий (бездействия), и (или) законного представителя такого несовершеннолетнего, если получить это согласие невозможно либо если законный представитель такого несовершеннолетнего является подозреваемым или обвиняемым в совершении данных противоправных действий.

Распространение в средствах массовой информации, а также в информационно-телекоммуникационных сетях указанной в части шестой статьи 4 настоящего Закона информации в части, относящейся к несовершеннолетнему потерпевшему от преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности, допускается в предусмотренных пунктами 1 - 3 части четвертой настоящей статьи случаях только в целях расследования преступления, установления лиц, причастных к совершению преступления, розыска пропавших несовершеннолетних в объеме, необходимом для достижения указанных целей, и с соблюдением требований, установленных статьями 161 и 241 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Комментарий к ст. 41 Закона о СМИ

1. Комментируемая статья определяет режим конфиденциальной информации. Согласно п. 7 ст. 2 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" конфиденциальность информации представляет собой обязательное для выполнения лицом, получившим доступ к определенной информации, требование не передавать такую информацию третьим лицам без согласия ее обладателя.

2. Статья 9 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" предусматривает определенный режим оборота информации с ограниченным доступом. Кроме указанной в данном Законе информации, к информации с ограниченным доступом, являющейся государственной тайной, относятся сведения, предусмотренные ст. 5 Закона РФ от 21 июля 1993 г. N 5485-1 "О государственной тайне" и Перечнем сведений конфиденциального характера, утвержденным Указом Президента РФ от 6 марта 1997 г. N 188.

К сведениям ограниченного доступа относятся, в частности, сведения, составляющие персональные данные (любую информацию, относящуюся прямо или косвенно к определенному или определяемому физическому лицу - субъекту персональных данных), налоговую тайну (ст. ст. 102 и 313 НК РФ), банковскую тайну (ст. 857 ГК РФ), врачебную тайну (ст. 15 Семейного кодекса РФ, ст. ст. 13, 92 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации", ст. 9 Закона РФ от 2 июля 1992 г. N 3185-1 "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании", ст. 14 Закона РФ от 22 декабря 1992 г. N 4180-1 "О трансплантации органов и (или) тканей человека", ст. 13 Закона РФ от 20 июля 2012 г. N 125-ФЗ "О донорстве крови и ее компонентов), нотариальную тайну (ст. ст. 16 и 28 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате от 11 февраля 1993 г. N 4462-1), адвокатскую тайну (ст. 8 Федерального закона от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации"), аудиторскую тайну (ст. 9 Федерального закона от 30 декабря 2008 г. N 307-ФЗ "Об аудиторской деятельности") и др.

Как мы видим, регламентация режима отдельных видов конфиденциальной информации закреплена в самостоятельных нормативных актах. Информация, составляющая служебную или коммерческую тайну, защищается способами, предусмотренными Гражданским кодексом и другими законами. Так, Федеральный закон от 29 июля 2004 г. N 98-ФЗ "О коммерческой тайне" регулирует отношения, связанные с установлением, изменением и прекращением режима коммерческой тайны в отношении информации, составляющей секрет производства (ноу-хау).

Обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемом лице производится в соответствии с Федеральным законом от 20 августа 2004 г. N 119-ФЗ "О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства".

3. Непосредственно комментируемая статья регламентирует отдельные случаи сохранения конфиденциальной информации в тайне. Так, если гражданин, предоставивший редакции средства массовой информации определенные сведения, не желает их разглашения, редакция не вправе основывать на таких сведениях свои сообщения и материалы. Однако при этом гражданин, предоставляя сведения, должен специально оговорить их конфиденциальность. В противном случае, публикуя сведения, предоставленные гражданином без требования сохранения в тайне, редакция не нарушает ничьих прав.

Так, например, Орлова Е.А. обратилась в суд с иском к ООО "Ньюс Медиа-Рус" о взыскании компенсации морального вреда, причиненного разглашением конфиденциальных сведений о ней, содержащихся в ее заявлении в правоохранительные органы по факту мошенничества, мотивируя требования тем, что ответчик воспользовался незаконно полученной информацией об истице, опубликовав сведения ограниченного доступа в печатном издании, а также на интернет-сайте в электронном виде. Обращаясь в суд, истица утверждала, что публикация осуществлена без ее ведома и согласия, доступ к информации, изложенной в заявлении, ею ответчику не предоставлялся, что свидетельствует об использовании последним незаконного способа получения информации. Однако представитель ответчика пояснила, что копию данного заявления истица сама предоставила журналистам для публикации, поскольку была заинтересована в привлечении общественного мнения к факту невыдачи ей выигранного в телепередаче "Поле Чудес" главного приза в виде автомобиля. До этой публикации она неоднократно сообщала журналистам различных средств массовой информации о предоставлении ей в качестве приза иного автомобиля, чем тот, который был обещан, обращалась непосредственно в телекомпанию "ВИД" и к Л. Якубовичу. В связи с тем что истица никак не подтвердила факт предоставления сведений с условием сохранения их в тайне, суд первой инстанции в удовлетворении требований истицы отказал. В дальнейшем решение суда первой инстанции оставила без изменений и кассационная инстанция.

Гражданин может дать согласие на распространение предоставленных сведений, но с условием сохранения в тайне источника получения информации.

Условие о сохранении тайны может быть оговорено гражданином при передаче сведений средству массовой информации.

Суды обеих инстанций пришли к выводу о том, что опубликованная переписка истца с Санкт-Петербургским городским судом не является личной, кроме того, в ходе судебного разбирательства истец не опроверг возражения ответчиков в части того, что он сам прислал на сайт Н.П.И., представившегося журналистом, состоящим в Гильдии судебных репортеров, полученные истцом ответы на его обращения в суд, после чего они и были опубликованы. Наоборот, исходя из представленной самим истцом переписки с ответчиком Н.П.А. следует, что истец направил ответчику соответствующие фотографии, несмотря на предупреждение о возможности их публикации со всеми реквизитами, хотя какая-либо необходимость предоставления такой переписки с учетом сложившихся между сторонами правоотношений отсутствовала (см. Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 10 января 2013 г. N 33-214/2013).

Если информация получена при условии сохранения в тайне источника получения информации, редакция средства массовой информации не должна разглашать информацию о нем и может предоставить сведения о данном гражданине только по запросу суда, по делу, находящемуся в производстве данного суда.

В связи с этим необходимо обратить внимание на существенную коллизию законодательства. Редакция может раскрыть источник информации и назвать имя автора, предоставившего информацию только по запросу суда. Однако для периода предварительного расследования подобного правила не предусмотрено. Получается, что редактор не имеет права раскрывать следователю источник информации, передавший ее с условием сохранения в тайне, но соответствующего свидетельского иммунитета не предусмотрено ни самим комментируемым Законом, ни Уголовно-процессуальным кодексом и при отказе предоставить информацию следователю, если редактор привлечен в качестве свидетеля, на него может быть возложена уголовная ответственность по ст. 308 УК РФ за отказ от дачи показаний.

4. Кодекс профессиональной этики российского журналиста возлагает на журналиста обязанность сохранения профессиональной тайны в отношении источника информации, полученной конфиденциальным путем. Никто не может принудить его к раскрытию этого источника. Право на анонимность может быть нарушено лишь в исключительных случаях, когда имеется подозрение, что источник сознательно исказил истину, а также когда упоминание имени источника представляет собой единственный способ избежать тяжкого и неминуемого ущерба для людей.

Журналист обязан уважать просьбу интервьюируемых им лиц не разглашать официально их высказывания.

Например, отказывая в иске, суд исходил из того, что в рассматриваемых фрагментах статьи отсутствуют упоминания об истце - ОАО "Вашъ финансовый Попечитель", а также факта распространения ответчиком сведений об ОАО "Вашъ финансовый Попечитель". При этом суд указал на то, что фрагмент текста, в котором упоминаются группа компании "Вашъ финансовый Попечитель" и председатель совета директоров Василий Бойко, является субъективным мнением сотрудника НИИ; оценочные суждения, мнения, убеждения не являются предметом защиты в порядке ст. 152 ГК РФ, поскольку являются выражением субъективного мнения, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности. Вывод суда не противоречит п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 3. Судом отклонен довод заявителя о процессуальном нарушении в связи с нерассмотрением им двух ходатайств о раскрытии данных о личности источника информации, указанного в оспариваемой публикации как "сотрудник НИИ", и о раскрытии данных о личности источника информации, указанного в оспариваемой публикации как автор текста Андрей Смирнов (подробнее см. Постановление ФАС Московского округа от 9 апреля 2010 г. N КГ-А40/2765-10 по делу N А40-86732/09-51-673).

5. Уже не раз упомянутый проект Индустриального комитета предлагал несколько расширить обязанности редакции в плане сохранения в тайне источника информации. Абзацы 2 ст. 2, ст. 11 проекта предусматривали, что не допускается раскрытие источника информации, если таким раскрытием может быть нанесен вред охраняемым законом интересам источника информации. Таким образом, на владельца средства массовой информации, издателя, вещателя, редакцию, журналиста предлагалось возложить обязанность самостоятельно оценивать потенциальную опасность разглашения сведений об источнике информации, даже если тот и не просил сохранить это в тайне.

6. Часть 3 комментируемой статьи обязывает редакцию сохранять в тайне известные ей сведения о несовершеннолетних лицах, проходящих в качестве фигурантов по уголовному делу. Подобное положение распространяется и в отношении несовершеннолетнего лица, совершившего административное правонарушение или иной антиобщественный поступок.

Закон запрещает как прямое, так и косвенное указание на данных лиц. Прямым указанием будет, например, публикация фамилии несовершеннолетнего, при косвенном же указании публикуется достаточный объем персональных данных лица, позволяющих его идентифицировать. Единственным допустимым случаем распространения подобных сведений является предварительное получение согласия самого несовершеннолетнего и (или) его законного представителя. Причем в отношении сведений о потерпевшем достаточно согласия только несовершеннолетнего или только его законного представителя, в отношении же лица, подозреваемого в совершении преступления, совершившего преступление или иное правонарушение (антиобщественный поступок), необходимо согласие как самого несовершеннолетнего, так и его законных представителей.

Части 3 - 5 комментируемой статьи направлены на защиту прав и законных интересов несовершеннолетних. Редакция не вправе разглашать в распространяемых сообщениях и материалах сведения о несовершеннолетнем, т.е. конфиденциальную информацию.

В данном случае к конфиденциальной законодатель отнес следующую информацию о лицах, не достигших 18 лет:

- информацию, прямо или косвенно указывающую на личность несовершеннолетнего, которым совершено преступление либо который является подозреваемым в его совершении;

- информацию, прямо или косвенно указывающую на личность несовершеннолетнего, совершившего административное правонарушение или антиобщественное действие;

- информацию о несовершеннолетнем, пострадавшем в результате противоправных действий (бездействия).

Представляется, что к информации, прямо или косвенно указывающей на личность несовершеннолетнего, во всех случаях можно отнести фамилии, имена, отчества, фото- и видеоизображения такого несовершеннолетнего, его родителей и иных законных представителей, дату рождения такого несовершеннолетнего, аудиозапись его голоса, место его жительства или место временного пребывания, место его учебы или работы, иную информацию, перечень которой не может быть сформулирован как исчерпывающий, поскольку зависит от конкретных обстоятельств произошедшего.

В каждом из указанных выше случаев возможно при выполнении отдельных, прямо названных в Законе условий, "обойти" предусмотренные запреты при наличии на то достаточных оснований.

Информацию, названную в ч. 3 комментируемой статьи, можно разглашать только при наличии на то согласия самого несовершеннолетнего и его законного представителя.

Информация, о которой идет речь в п. 5, может разглашаться только при выполнении одного обязательного условия и одного из трех дополнительных условий. Обязательным условием является цель распространения такой информации - защита прав и законных интересов несовершеннолетнего, пострадавшего в результате противоправных действий (бездействия). Дополнительными условиями являются:

- согласие несовершеннолетнего, достигшего 14 лет и пострадавшего в результате противоправных действий (бездействия), и его законного представителя;

- согласие законного представителя несовершеннолетнего, не достигшего 14 лет и пострадавшего в результате противоправных действий (бездействия);

- в отсутствие согласия несовершеннолетнего, достигшего 14 лет и пострадавшего в результате противоправных действий (бездействия), и (или) законного представителя такого несовершеннолетнего - если получить это согласие невозможно (например, когда ребенок нездоров) либо если законный представитель такого несовершеннолетнего является подозреваемым или обвиняемым в совершении противоправных действий в отношении ребенка.

Согласие в данном случае должно оформляться по правилам, установленным Федеральным законом от 27 июля 2006 г. N 152-ФЗ "О персональных данных", поскольку правоотношения по разглашению в распространяемых сообщениях и материалах сведений о несовершеннолетнем в данном случае подпадает под действие п. п. 3 и 5 ст. 3 названного Закона, которые содержат определения понятий "обработка персональных данных" и "распространение персональных данных".

В соответствии с п. 8 ч. 1 ст. 6 Федерального закона "О персональных данных" обработка персональных данных должна осуществляться с соблюдением принципов и правил, предусмотренных названным Законом. Обработка персональных данных допускается в случаях, когда обработка персональных данных необходима для осуществления профессиональной деятельности журналиста и (или) законной деятельности средства массовой информации при условии, что при этом не нарушаются права и законные интересы субъекта персональных данных. В данном случае субъектом персональных данных выступает несовершеннолетний.

Согласие субъекта персональных данных, которым в данном случае являются сам несовершеннолетний и (или) его родители, иные законные представители, на обработку его персональных данных оформляется по правилам, установленным ст. 9 Федерального закона "О персональных данных".

Согласие должно быть дано свободно, своей волей и в своем интересе. Согласие должно быть конкретным, информированным и сознательным.

По общему правилу согласие на обработку персональных данных может быть дано субъектом персональных данных или его представителем в любой позволяющей подтвердить факт его получения форме, если иное не установлено федеральным законом. В комментируемом Законе речи об обязательной письменной, в том числе нотариально удостоверенной, форме не идет.

Равнозначным содержащему собственноручную подпись субъекта персональных данных согласию в письменной форме на бумажном носителе признается согласие в форме электронного документа, подписанного электронной подписью (см. Федеральный закон от 6 апреля 2011 г. N 63-ФЗ).

Несовершеннолетний, как и его законный представитель, вправе в любой момент отозвать свое согласие на обработку персональных данных.

Согласие должно включать в себя, в частности:

- фамилию, имя, отчество, адрес несовершеннолетнего или его законного представителя, номер основного документа, удостоверяющего его личность, сведения о дате выдачи указанного документа и выдавшем его органе, реквизиты документа (свидетельства о рождении или др.), подтверждающего полномочия законного представителя (при получении согласия от представителя);

- наименование или фамилию, имя, отчество и адрес средства массовой информации, журналиста, получающей (получающего) согласие;

- цель обработки персональных данных;

- перечень персональных данных, на обработку которых дается согласие;

- наименование или фамилию, имя, отчество и адрес журналиста или иного сотрудника средства массовой информации, которому поручена обработка данных;

- перечень действий с персональными данными, на совершение которых дается согласие, общее описание используемых оператором способов обработки персональных данных (например, однократная публикация в определенном номере газеты);

- срок, в течение которого действует согласие несовершеннолетнего или его законного представителя, а также способ его отзыва;

- подпись несовершеннолетнего или его законного представителя.

Часть 5 особое внимание уделяет защите прав несовершеннолетнего потерпевшего от преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности. Это связано с тем, что психика пострадавших детей серьезно травмирована, и зачастую в результате запугиваний и уговоров со стороны педофилов дети не хотят рассказывать о случившемся ни родителям, ни друзьям. Напротив, долгие и изматывающие допросы пострадавших несовершеннолетних оборачиваются тем, что следователи разглашают по различным мотивам информацию о такого рода преступлениях, не скрывая место события преступления и фамилии потерпевших, в том числе в ходе проведения розыскных мероприятий, сбора доказательств.

Надо отметить, что ст. 161 УПК РФ закрепляет правило о недопустимости разглашения данных предварительного расследования. Со вступлением в силу Федерального закона от 28 декабря 2013 г. N 432-ФЗ разглашение данных о частной жизни участников уголовного судопроизводства без их согласия, а также данных о частной жизни несовершеннолетнего потерпевшего, не достигшего возраста четырнадцати лет, без согласия его законного представителя признано недопустимым. Данные предварительного расследования могут быть преданы гласности лишь с разрешения следователя, дознавателя и только в том объеме, в каком ими будет признано это допустимым, если разглашение не противоречит интересам предварительного расследования и не связано с нарушением прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства.

Согласно п. п. 2 и 3 ч. 2 ст. 241 УПК РФ уголовные дела о преступлениях, совершенных лицами, не достигшими 16 лет, равно как и уголовные дела о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности и других преступлениях, может привести к разглашению сведений об интимных сторонах жизни участников уголовного судопроизводства либо сведений, унижающих их честь и достоинство, рассматриваются на закрытых судебных заседаниях. Закрытое судебное разбирательство проводится на основании определения или постановления суда, в котором указываются конкретные фактические обстоятельства, на основании которых суд принял данное решение. Приговор суда, как правило, провозглашается в открытом судебном заседании.

До последнего времени не были редкостью показы в новостных репортажах пострадавших несовершеннолетних, при том что по информации, касающейся времени и места совершенного по отношению к ним преступления, а также по их персональным данным (имя, адрес, имена родителей и т.д.) можно было без труда узнать пострадавшего ребенка.

Между тем неразглашение информации, помимо защиты прав и законных интересов пострадавших детей, также служит цели создания серьезных препятствий для невольной "популяризации" с помощью СМИ педофилии и иных преступлений, совершаемых в отношении половой неприкосновенности несовершеннолетних.

Таким образом, комментируемой статьей вкупе с ч. 6 ст. 4 введен полный запрет на распространение в СМИ, а также в информационно-телекоммуникационных сетях информации о несовершеннолетних, пострадавших от противоправных действий. Разумными исключениями являются случаи, когда распространение такой информации необходимо для скорейшего обнаружения скрывающегося обвиняемого, т.е. в рамках осуществления оперативно-розыскной деятельности уполномоченными органами.

7. Ответственность за незаконное распространение информации о несовершеннолетнем, пострадавшем в результате противоправных действий (бездействия), или нарушение предусмотренных федеральными законами требований к распространению такой информации, если эти действия (бездействие) не содержат уголовно наказуемого деяния, предусмотрена ч. 3 ст. 13.15 КоАП РФ. Мерами ответственности являются наложение административного штрафа на граждан в размере от 3 тыс. до 5 тыс. руб., на должностных лиц - от 30 тыс. до 50 тыс. руб.; на юридических лиц - от 400 тыс. до 1 млн. руб. с конфискацией предмета административного правонарушения. Предметом административного правонарушения, в частности, может являться тираж газеты с опубликованной в ней статьей о несовершеннолетнем либо запись телепрограммы.

Уголовно наказуемым является незаконное распространение в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении, средствах массовой информации или информационно-телекоммуникационных сетях информации, указывающей на личность несовершеннолетнего потерпевшего, не достигшего шестнадцатилетнего возраста, по уголовному делу, либо информации, содержащей описание полученных им в связи с преступлением физических или нравственных страданий, повлекших причинение вреда здоровью несовершеннолетнего, или психическое расстройство несовершеннолетнего, или иные тяжкие последствия (подробнее см. ч. 3 ст. 137 УК РФ, Федеральный закон от 28 декабря 2013 г. N 432-ФЗ).



Судебная практика по статье 41 Закона о СМИ:

Изменения документа
Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...