Решение Верховного суда: Определение N 92-КГ16-2 от 07.09.2016 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№ 92-КГ16-2

ОПРЕДЕЛЕНИЕ город Москва 7 сентября 2016 года

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Хаменкова В.Б.,

судей Калининой Л. А. и Горчаковой Е В .

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по заявлению Ондар А.А. к федеральному казенному учреждению «Главный информационно-аналитический центр» МВД России, Министерству внутренних дел по Республике Тыва, Управлению Министерства внутренних дел России по г. Кызылу о признании действий по сбору, хранению использованию и обработке информации незаконными, возложении обязанности исключить информацию из баз данных по кассационной жалобе Министерства внутренних дел по Республике Тыва на апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Республики Тыва от 24 сентября 2015 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Калининой Л.А., объяснения представителей МВД по Республике Тыва и ФКУ «ГИАЦ МВД России» Даниловой Д.Б., Марьяна Г.В. и Рогожиной Н.Л., поддержавших доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Ондар А.А. обратилась в суд с вышеуказанным заявлением, ссылаясь в его обоснование на то, что ей была выдана справка от 25 марта 2014 года об отсутствии сведений о судимости. Однако в нижней части справки была сделана запись о том, что она привлекалась к уголовной ответственности по части 1 статьи 292 Уголовного кодекса Российской Федерации

1 февраля 2012 года, дело было прекращено по пункту 3 части 1 статьи 24 Уголовного кодекса Российской Федерации, 23 февраля 2012 года отказано в возбуждении уголовного дела по части 1 статьи 292 Уголовного кодекса Российской Федерации. Указанные данные хранятся без ее согласия, создают препятствие осуществлению ее прав и свобод. Кроме того, участковым уполномоченным УМВД РФ по г. Кызылу Каваа С.К. ей была выдана справка о привлечении к административной ответственности по ст. 14.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, то есть осуществление предпринимательской деятельности без государственной регистрации, а также к уголовной ответственности по статье 285 Уголовного кодекса Российской Федерации за злоупотребление должностными полномочиями. Данная информация является недостоверной, т.к. она не привлекалась ни к административной, ни к уголовной ответственности, что подтверждается справкой ИЦ МВД по Республике Тыва. Просила признать действия ответчиков по сбору, хранению, использованию и обработке информации о привлечении ее к административной и уголовной ответственности незаконными и обязать исключить данную информацию из всех баз данных.

Определением Кызылского городского суда Республики Тыва от 24 марта 2015 года ответчик - ИЦ МВД по Республике Тыва заменен на Министерство внутренних дел по Республике Тыва.

Решением Кызылского городского суда Республики Тыва от 15 мая 2015 года заявление оставлено без удовлетворения.

Апелляционным определением судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Республики Тыва от 24 сентября 2015 года решение суда отменено, вынесено новое решение об удовлетворении заявления. Признаны незаконными действия Федерального казенного учреждения «Главный информационно-аналитический центр Министерства внутренних дел Российской Федерации», Министерства внутренних дел по Республике Тыва, Управления МВД России по г. Кызылу по сбору, хранению, использованию и обработке информации о привлечении Ондар А А к административной и уголовной ответственности. На Федеральное казенное учреждение «Главный информационно - аналитический центр Министерства внутренних дел Российской Федерации», Министерство внутренних дел по Республике Тыва Управление МВД России по г.Кызылу возложена обязанность исключить информацию о привлечении Ондар А А к

административной и уголовной ответственности из всех баз данных.

Определением судьи Верховного Суда Республики Тыва от 3 марта

2016 года Министерству внутренних дел по Республике Тыва отказано в

передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда

кассационной инстанции.

В кассационной жалобе Министерство внутренних дел по Республике

Тыва просит отменить состоявшееся по делу апелляционное определение.

По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации от 25

апреля 2016 года дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 29 июля 2016 года кассационная жалоба Министерства внутренних дел по Республике Тыва передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации.

В соответствии со статьей 328 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных актов в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права которые повлияли на исход административного дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что судом апелляционной инстанции при рассмотрении настоящего дела допущено существенное нарушение норм материального права, которое повлияло на исход административного дела и без устранения которого невозможна защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судебными инстанциями установлено и подтверждается материалами дела, что постановлениями следователя по особо важным делам Центрального межрайонного следственного отдела следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Республике Тыва от 23 января 2012 года было отказано в возбуждении уголовного дела по материалам предварительной проверки в отношении Ондар А.А. на основании пункта 2 части 1 статьи 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, в связи с отсутствием в действиях состава преступления, предусмотренного частью 1 статьи 285 Уголовного кодекса Российской Федерации, и в возбуждении уголовного дела по материалам предварительной проверки в отношении Ондар А.А. на основании пункта 3 части 1 статьи 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного частью 1

статьи 292 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Данные сведения внесены в банк данных учета информации о лицах,

осужденных за совершение преступления.

Разрешая заявленные требования и отказывая в их удовлетворении, суд

первой инстанции исходил из того, что право вести определенные учеты

Министерству внутренних дел Российской Федерации предоставлено

Федеральным законом от 7 февраля 2011 года № 3-ФЗ «О полиции»,

Федеральным законом от 27 июля 2006 года № 152-ФЗ «О персональных

данных». Порядок ведения оперативных учетов информационными центрами

органов внутренних дел определен межведомственным правовым актом который не оспорен в установленном порядке, является действующим и правомерно применен.

Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции указал на то, что постановления о прекращении уголовного дела в отношении Ондар А.А. по нереабилитирующим основаниям не выносились При этом коллегия исходила из того, что пункты 40, 41 приказа Генеральной прокуратуры № 39, МВД РФ № 1070, МЧС РФ № 1021, Министерства юстиции РФ № 253, ФСБ РФ № 780, Минэкономразвития РФ № 353, ФСКН РФ № 399 от 29 декабря 2005 года «О едином учете преступлений которыми руководствовались ответчик и суд первой инстанции в части предусматривающей, что учету подлежат все лица, в отношении которых вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям, противоречат статье 17 Федерального закона «О полиции», согласно которой внесению в банки данных подлежит информация о лицах, в отношении которых вынесено постановление о прекращении уголовного преследования за истечением срока давности, в связи с примирением сторон, вследствие акта об амнистии, в связи с деятельным раскаянием. В отношении Ондар А.А. такое постановление не выносилось, а потому суд первой инстанции в силу абзаца 13 статьи 12 Гражданского кодекса Российской Федерации не имел оснований для применения акта государственного органа, противоречащего закону независимо от того, что акт не был признан недействительным, а информация о вынесении в отношении заявителя, которая не имела статуса подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления постановления об отказе в возбуждении уголовного дела не подлежит включению в банк данных.

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации с данными выводами суда апелляционной инстанции согласиться не может.

В соответствии с частью 1 статьи 17 Федерального закона от 7 февраля 2011 года № 3-ФЗ «О полиции» полиция имеет право обрабатывать данные о гражданах, необходимые для выполнения возложенных на нее обязанностей с последующим внесением полученной информации в банки данных о гражданах.

Согласно пунктам 1, 4 части 3 статьи 17 указанного федерального закона, внесению в банки данных подлежит информация о лицах подозреваемых или обвиняемых в совершении преступления, о лицах, в

отношении которых вынесено постановление о прекращении уголовного

преследования, в том числе за истечением срока давности.

Уголовное преследование представляет собой процессуальную

деятельность, осуществляемую стороной обвинения в целях изобличения

подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления. Понятие

«уголовное преследование» расширяет круг лиц по сравнению с кругом лиц,

в отношении которых возбуждено уголовное дело, включающим только

подозреваемых и обвиняемых. В частности, этот круг включает лиц, в отношении которых проводится проверка сообщения о преступлении проводятся меры задержания, обыск, т.е. начало уголовного преследования может иметь место до момента, когда лицо занимает процессуальное положение обвиняемого или подозреваемого. Следовательно, уголовное преследование может начинаться до возбуждения уголовного дела.

Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 27 июля 2000 года № 11-П «По делу о проверке конституционности положений части первой статьи 47 и части второй статьи 51 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И. Маслова» сформулировал правовую позицию относительно начала уголовного преследования, указав на то, что «...факт уголовного преследования и, следовательно, направленная против конкретного лица обвинительная деятельность могут подтверждаться актом о возбуждении в отношении данного лица уголовного дела, проведением в отношении его следственных действий (обыска, опознания, допроса и др.) и иными мерами, предпринимаемыми в целях его изобличения или свидетельствующими о наличии подозрений против него».

Моментом начала уголовного преследования, по сути, является начало осуществления любых действий, которые свидетельствуют о том, что к лицу применяются какие-либо принудительные меры или иные меры направленные на его изобличение, в том числе и до возбуждения уголовного дела.

Аналогичная позиция изложена и пункте 18 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 марта 2016 года № 11 «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок».

По своему смысловому содержанию пункт 4 части 3 статьи 17 Федерального закона от 7 февраля 2011 года № 3-ФЗ «О полиции предусматривает, что информация о лицах, в отношении которых вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям, в том числе за истечением срока давности также подлежит включению в банки данных.

Пунктами 40 и 41 приказа Генеральной прокуратуры № 39, МВД РФ

№ 1070, МЧС РФ № 1021, Министерства юстиции РФ № 253, ФСБ РФ

№ 780, Минэкономразвития РФ № 353, ФСКН РФ № 399 от 29 декабря

2005 года «О едином учете преступлений» (далее Приказ) предусмотрено,

что учету подлежат все лица, в отношении которых вынесено постановление

об отказе в возбуждении уголовного дела по нереабилитирующим

основаниям, о прекращении уголовного дела или уголовного преследования

по нереабилитирующим основаниям, уголовное дело направлено прокурором

в суд с обвинительным заключением (актом) либо вынесен обвинительный

приговор по уголовному делу частного обвинения.

Ввиду этого вывод суда апелляционной инстанции о том, что данные

пункты Приказа в части, предусматривающей, что учету подлежат все лица, в

отношении которых вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям, противоречат статье 17 Федерального закона «О полиции», ошибочен.

Следовательно, действия МВД по Республике Тыва по хранению и обработке информации об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Ондар А.А. на основании пункта 3 части 1 статьи 24 Уголовно процессуального кодекса Российской Федерации, т.е. по ^реабилитирующему основанию, соответствуют требованиям правовых актов.

С учетом того, что судом апелляционной инстанции допущены существенные нарушения норм материального права, которые повлияли на исход дела, Судебная коллегия признает подлежащим отмене апелляционное определение в части признания незаконными действий уполномоченных органов по сбору, хранению, использованию и обработке информации об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Ондар А.А. на основании пункта 3 части 1 статьи 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного частью 1 статьи 292 Уголовного кодекса Российской Федерации, с оставлением без изменения решения суда первой инстанции в той же части.

В остальной части кассационная жалоба удовлетворению не подлежит ввиду ее необоснованности.

Руководствуясь статьями 328 и 329 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Республики Тыва от 24 сентября 2015 года отменить в части признания незаконными действий уполномоченных органов по сбору, хранению, использованию и обработке информации об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Ондар А.А. на основании пункта 3 части 1 статьи 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной

ответственности за совершение преступления, предусмотренного частью 1

статьи 292 Уголовного кодекса Российской Федерации, оставить в силе

решение Кызылского городского суда Республики Тыва от 15 мая 2015 года в

указанной части.

В остальной части то же апелляционное определение оставить без

изменения, а кассационную жалобу Министерства внутренних дел по

Республике Тыва - без удовлетворения Председательствующий

Судьи

Оригинал документа: www.vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1473814