Актуально на:
26 июня 2019 г.

Решение Верховного суда: Определение N 69-КГ17-9 от 26.06.2017 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

<

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№69-КГ17-9

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г.Москва 26 июня 2017 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Пчелинцевой Л.М.,

судей Вавилычевой Т.Ю. и Кириллова ВС.

рассмотрела в открытом судебном заседании 26 июня 2017 г. гражданское дело по иску Курки А А к публичному акционерному обществу «Федеральная сетевая компания Единой энергетической системы» о признании незаконным и отмене решения о прекращении допуска к сведениям составляющим государственную тайну, признании увольнения незаконным восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда

по кассационной жалобе Курки А А на решение Сургутского городского суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 20 мая 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 18 октября 2016 г., которыми в удовлетворении иска отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Вавилычевой Т.Ю., выслушав объяснения Курки А.А., поддержавшего доводы кассационной жалобы, представителей публичного акционерного общества «Федеральная сетевая компания Единой энергетической системы Демидова Д.В., Силину Ю.М., возражавших против удовлетворения кассационной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Засеевой Э.С., полагавшей судебные постановления подлежащими отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд Ханты-Мансийского автономного округа - Югры, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Курка А.А. обратился в суд с иском к публичному акционерному обществу «Федеральная сетевая компания Единой энергетической системы» (далее также - ПАО «ФСК ЕЭС») о признании незаконным и отмене решения о прекращении допуска к сведениям, составляющим государственную тайну признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда.

В обоснование заявленных требований Курка А.А. указал, что состоял в трудовых отношениях с ответчиком, работал в филиале публичного акционерного общества «Федеральная сетевая компания Единой энергетической системы» - Магистральные электрические сети Западной Сибири (далее - ПАО «ФСК ЕЭС» - МЭС Западной Сибири) с 26 июля 2005 г в должности ведущего юрисконсульта, затем в должности начальника юридического отдела. Приказом генерального директора филиала ПАО «ФСК ЕЭС» - МЭС Западной Сибири от 18 марта 2016 г. № 43/к он был уволен по пункту 10 части 1 статьи 83 Трудового кодекса Российской Федерации (в связи с прекращением допуска к государственной тайне, так как выполняемая работа требует такого допуска). Решение о прекращении ему допуска к сведениям, составляющим государственную тайну, оформлено приказом генерального директора филиала ПАО «ФСК ЕЭС» - МЭС Западной Сибири от 18 марта 2016 г. № 253.

Курка А.А. считает решение работодателя о прекращении ему допуска к государственной тайне и последующее его увольнение незаконными, поскольку его работа не требовала допуска к сведениям, составляющим государственную тайну, в трудовом договоре отсутствовало условие о возможности расторжения трудового договора в случае нарушения обязательств, связанных с доступом к таким сведениям, в трудовом договоре отсутствовало его согласие на частичное временное ограничение прав, которые могут касаться выезда за границу вследствие чего на него не распространялась обязанность согласования выездов за границу с руководителем. Также истец указал, что его сестра за границей не проживает, фактически живет в г. Санкт-Петербурге. Считает, что решение о прекращении его допуска к государственной тайне основано на недостоверных сведениях, немотивированно, содержание уведомления органа безопасности № 1616, на которое ссылался работодатель в акте о результатах проведенного служебного расследования, ему не известно. Курка А.А. полагает, что

ответчиком нарушена процедура увольнения, поскольку он не отказывался от дачи объяснений по факту проживания своей сестры в другом государстве, не

отказывался от предложенных ему вакансий, однако работодателем были

составлены акты об отказе от дачи пояснений и об отказе дать согласие на занятие вакантных должностей. По мнению истца, со стороны работодателя допущено злоупотребление правом. Просил суд признать незаконным решение ответчика о прекращении ему допуска к сведения, составляющим государственную тайну, отменить приказ от 18 марта 2016 г. № 253, признать незаконным увольнение, восстановив его на работе в прежней должности взыскать с ответчика средний заработок за время вынужденного прогула и компенсацию морального вреда в сумме 30 000 руб.

Представители ответчика в суде иск не признали.

Решением Сургутского городского суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 20 мая 2016 г. Курке А.А. в удовлетворении иска отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 18 октября 2016 г решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Курка А.А. обратился в Верховый Суд Российской Федерации с кассационной жалобой, в которой поставил вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены принятых по делу судебных постановлений, как незаконных.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы судьей Верховного Суда Российской Федерации Вавилычевой Т.Ю. 15 февраля 2017 г дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и ее же определением от 15 мая 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы письменные возражения на нее представителя ПАО «ФСК ЕЭС Силиной Ю.М., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению поскольку имеются основания для отмены в кассационном порядке обжалуемых судебных постановлений.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что при рассмотрении настоящего дела имеются такого характера существенные нарушения норм процессуального права, допущенные судами первой и апелляционной инстанций, и они выразились в следующем.

Судом установлено и следует из материалов дела, что Курка А.А. состоял в трудовых отношениях с ПАО «ФСК ЕЭС», работал в филиале ПАО «ФСК ЕЭС» - МЭС Западной Сибири с 26 июля 2005 г. в должности ведущего юрисконсульта на основании трудового договора от 26 июля 2005 г. № 21. В соответствии с дополнительным соглашением к трудовому договору от 10 февраля 2006 г. Курка А.А. переведен на должность начальника юридического отдела филиала ПАО «ФСК ЕЭС» - МЭС Западной Сибири.

8 августа 2008 г. Курке А.А. оформлен допуск к сведениям составляющим государственную тайну, по третьей форме.

1 октября 2008 г. между филиалом ПАО «ФСК ЕЭС» - МЭС Западной Сибири и Куркой А.А. был заключен договор № 5 о допуске к государственной тайне, Курка А.А. был предупрежден о том, что в случае даже однократного нарушения взятых на себя обязательств, связанных с защитой государственной тайны, а равно возникновения обстоятельств, являющихся согласно статье 22 Закона Российской Федерации от 21 июля 1993 г. № 5485-1 «О государственной тайне» основанием для отказа в допуске к государственной тайне, допуск к государственной тайне по решению генерального директора филиала может быть прекращен и трудовой договор расторгнут, если такие условия предусмотрены в трудовом договоре.

20 февраля 2016 г. между ПАО «ФЭК ЕЭС» и Куркой А.А. было заключено соглашение об изменении условий трудового договора от 26 июля 2005 г. № 21: пункт 2.1 трудового договора изложен в новой редакции определено, что для исполнения должностных обязанностей работнику требуется допуск к сведениям, составляющим государственную тайну, в соответствии с Законом Российской Федерации от 21 июля 1993 г. № 5485-1 «О государственной тайне», с которым работник ознакомлен до подписания договора.

Также согласно пункту 2.1 трудового договора Курка А.А. был обязан соблюдать требования законодательства Российской Федерации о государственной тайне; в случае принятия решения о временном ограничении права работника на выезд из Российской Федерации в пятидневный срок передать имеющийся у него заграничный паспорт на хранение в режимно секретное подразделение работодателя до истечения установленного срока ограничения прав; не распространять сведения, составляющие государственную тайну, ставшую известной работнику в связи с исполнением им своих должностных обязанностей; в пятидневный срок информировать режимно-секретное подразделение работодателя обо всех изменениях в анкетных и биографических данных и о возникновении оснований для отказа работнику в допуске к государственной тайне, предусмотренной Законом Российской Федерации от 21 июля 1993 г. № 5485-1 «О государственной тайне».

Согласно пункту 2.2 трудового договора в редакции от 20 февраля 2016 г работодатель обязан прекратить работнику допуск к государственной тайне в

случае нарушения работником обязательств, связанных с защитой

государственной тайны, возникновения обстоятельств, являющихся основанием для отказа работнику в допуске к государственной тайне.

Приказом генерального директора филиала ПАО «ФСК ЕЭС» - МЭС Западной Сибири от 15 марта 2016 г. № 242 на основании пункта 48 Инструкции о порядке допуска должностных лиц и граждан Российской Федерации к государственной тайне, утвержденной постановлением Правительства Российской Федерации от 6 февраля 2010 г. № 63, в связи с поступившим 15 марта 2016 г. из органа безопасности уведомлением о возникновении обстоятельств, которые в соответствии с подпунктами «б» и «в пункта 15 названной инструкции являются основанием для прекращения допуска к государственной тайне, начальник юридического отдела Курка А.А был отстранен от работы со сведениями, составляющими государственную тайну.

Приказом генерального директора филиала ПАО «ФСК ЕЭС» - МЭС Западной Сибири от 18 марта 2016 г. № 253 Курке А.А. прекращен допуск к сведениям, составляющим государственную тайну.

Основанием для прекращения Курке А.А. допуска к сведениям составляющим государственную тайну, явились уведомление из органа безопасности от 15 марта 2016 г. о возникновении обстоятельств, являющихся в соответствии с пунктом 12 Инструкции о порядке допуска должностных лиц и граждан Российской Федерации к государственной тайне, утвержденной постановлением Правительства Российской Федерации от 6 февраля 2010 г. № 63 (постоянное проживание его самого и (или) его близких родственников за границей и (или) оформление указанными лицами документов для выезда на постоянное жительство в другие государства), основанием для отказа гражданину в допуске к государственной тайне, и акт о результатах проведенного служебного расследования в филиале ПАО «ФСК ЕЭС» - МЭС Западной Сибири.

Согласно акту о результатах служебного расследования работодателем установлены основания для прекращения Курке А.А. допуска к сведениям составляющим государственную тайну: неоднократные нарушения Куркой А.А. пунктов 19, 20 статьи 24 Инструкции по обеспечению режима секретности в Российской Федерации, утвержденной постановлением Правительства Российской Федерации от 5 января 2004 г. № 3-1 (согласование с руководителем, принявшим решение о допуске работника к государственной тайне, выезда за границу), возникновение обстоятельств, являющихся согласно статье 22 Закона Российской Федерации от 21 июля 1993 г. № 5458-1 «О государственной тайне» основанием для отказа должностному лицу или гражданину в допуске к государственной тайне (Курка А.А. имеет близких родственников, постоянно проживающих за границей).

Уведомлением филиала ПАО «ФСК ЕЭС» - МЭС Западной Сибири от 18 марта 2016 г. № 2 Курке А.А. предложены вакантные должности, не требующие допуска к государственной тайне, согласия на замещение которых он не дал.

Приказом генерального директора ПАО «ФСК ЕЭС» от 18 марта 2016 г. № 43/к Курка А.А. был уволен с работы по пункту 10 части 1 статьи 83

Трудового кодекса Российской Федерации (в связи с прекращением допуска к государственной тайне, так как выполняемая работа требует такого допуска). С приказом Курка А.А. ознакомлен 18 марта 2016 г.

Разрешая спор и отказывая Курке А.А. в удовлетворении иска о признании решения о прекращении допуска к государственной тайне и увольнения незаконными, суд первой инстанции, руководствуясь положениями Трудового кодекса Российской Федерации, Закона Российской Федерации от 21 июля 1993 г. № 5485-1 «О государственной тайне», Инструкции о порядке допуска должностных лиц и граждан Российской Федерации к государственной тайне, утвержденной постановлением Правительства Российской Федерации от 6 февраля 2010 г. № 63, пришел к выводу о том, что у ответчика имелись основания для прекращения Курке А.А. допуска к государственной тайне и расторжения с ним трудового договора по пункту 10 части 1 статьи 83 Трудового кодекса Российской Федерации и процедура увольнения ответчиком не нарушена.

С указанным выводом суда первой инстанции и его правовым обоснованием согласился суд апелляционной инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит принятые по делу судебные постановления подлежащими отмене, поскольку они вынесены с существенным нарушением норм процессуального права.

В силу пункта 1 статьи 47 Конституции Российской Федерации никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

Пунктом 1 части 1 статьи 26 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что в качестве суда первой инстанции гражданские дела, связанные с государственной тайной, рассматривают верховный суд республики, краевой, областной суд, суд города федерального значения, суд автономной области и суд автономного округа.

Согласно абзацам второму и седьмому статьи 2 Закона Российской Федерации от 21 июля 1993 г. № 5485-1 «О государственной тайне» к государственной тайне относятся защищаемые государством сведения в области его военной, внешнеполитической, экономической, разведывательной контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности распространение которых может нанести ущерб безопасности Российской Федерации; гриф секретности - это реквизиты, свидетельствующие о степени секретности сведений, содержащихся в их носителе, проставляемые на самом носителе и (или) в сопроводительной документации на него.

В соответствии с пунктом 3 части 2 статьи 33 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд передает дело на рассмотрение другого суда, если при рассмотрении дела в данном суде выявилось, что оно было принято с нарушением правил подсудности.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 37 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции», при наличии нарушений судом первой инстанции норм процессуального права устанавливающих правила подсудности, суд апелляционной инстанции в соответствии со статьей 47 Конституции Российской Федерации и частью 2 статьи 33 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации отменяет постановление суда первой инстанции по основаниям части 3 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и передает дело в суд первой инстанции, к подсудности которого законом отнесено его рассмотрение.

Из материалов дела видно, что исковые требования Курки А.А. связаны с проверкой законности решения ПАО «ФСК ЕЭС» о прекращении ему допуска к государственной тайне и последующего увольнения по этому основанию.

Как установлено судом и следует из материалов дела, поводом для проведения служебного расследования в целях соблюдения требований законодательства в области защиты государственной тайны, основанием для принятия ответчиком решения о прекращении допуска Курке А.А. к государственной тайне и для его последующего увольнения явилось, в том числе уведомление из органа безопасности о возникновении обстоятельств являющихся в соответствии с пунктом 12 Инструкции о порядке допуска должностных лиц и граждан Российской Федерации к государственной тайне утвержденной постановлением Правительства Российской Федерации от 6 февраля 2010 г. № 63, основанием для отказа гражданину в допуске к государственной тайне.

Представителем ПАО «ФСК ЕЭС» Машницких О.В. в Сургутский городской суд Ханты-Мансийского автономного округа - Югры, к производству которого был принят иск Курки А.А. о признании незаконным и отмене решения ПАО «ФСК ЕЭС» о прекращении ему допуска к государственной тайне, признании незаконным увольнения и о восстановлении на работе, подано ходатайство о передаче дела на основании пункта 1 части 1 статьи 26, пункта 3 части 2 статьи 33 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в суд Ханты-Мансийского автономного округа - Югры с указанием на правила родовой подсудности при рассмотрении дел, связанных с государственной тайной, а также о необходимости исследования в судебном заседании документов с грифом «секретно».

Определением Сургутского городского суда от 20 мая 2016 г. в удовлетворении ходатайства о передаче гражданского дела по иску Курки А.А к ПАО «ФСК ЕЭС» о признании решения о прекращении допуска к сведениям составляющим государственную тайну, и увольнения незаконными о восстановлении на работе по подсудности в суд Ханты-Мансийского автономного округа - Югры отказано по мотиву того, что постоянное проживание родственника за границей, указанное в уведомлении органа безопасности о возникновении обстоятельств, являющихся в соответствии с пунктом 12 Инструкции о порядке допуска должностных лиц и граждан Российской Федерации к государственной тайне, утвержденной постановлением Правительства Российской Федерации от 6 февраля 2010 г. № 63, как основание для отказа Курке А.А. в допуске к государственной тайне не относится к перечню сведений, составляющих государственную тайну.

Дело по иску Курки А.А. по существу было разрешено Сургутским городским судом Ханты-Мансийского автономного округа - Югры. Решение об отказе в иске постановлено 20 мая 2016 г. При этом в мотивировочной части решения суда первой инстанции имеется указание на то, что в основу приказа генерального директора филиала ПАО «ФСК ЕЭС» - МЭС Западной Сибири от 18 марта 2016 г. № 253 о прекращении Курке А.А. допуска к государственной тайне положено в том числе уведомление, полученное 15 марта 2016 г. из органа безопасности.

Указанное уведомление, как установлено судом, имеет гриф секретности «секретно».

Также судом было установлено, что в период с 10 по 26 февраля 2016 г комиссией отдела службы по Ханты-Мансийскому автономному округу Югры Регионального управления ФСБ России по Тюменской области была проведена проверка режима секретности в филиале ПАО «ФСК ЕЭС» - МЭС Западной Сибири, по результатам которой выявлены нарушения условий предусмотренных лицензией на право осуществления работ, связанных с использованием сведений, составляющих государственную тайну. По результатам выявленных нарушений 15 марта 2016 г. генеральный директор филиала ПАО «ФСК ЕЭС» - МЭС Западной Сибири Мальцев А.А. был признан виновным в совершении административного правонарушения предусмотренного частью 3 статьи 13.12 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации (нарушение условий предусмотренных лицензией на проведение работ, связанных с использованием и защитой информации, составляющей государственную тайну) и ему постановлением Регионального управления ФСБ России по Тюменской области от 15 марта 2016 г. назначено административное наказание.

Рассматривая дело в апелляционном порядке по апелляционной жалобе Курки А.А., суд апелляционной инстанции (судебная коллегия по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры), оставляя решение суда первой инстанции без изменения, также сослался в обоснование своих выводов в том числе на уведомление из органа безопасности от 14 марта 2016 г. № 1616, поступившее в филиал ПАО «ФСК ЕЭС» - МЭС Западной Сибири 15 марта 2016 г.

При этом судом апелляционной инстанции было отклонено ходатайство представителя ПАО «ФСК ЕЭС» об истребовании выписки из материалов проверки органов безопасности, имеющих гриф секретности «секретно», со ссылкой на то, что ответчиком не представлено доказательств наличия уважительных причин, препятствующих представлению доказательства в суд первой инстанции.

Между тем документ, имеющий гриф секретности «секретно уведомление из органа безопасности от 15 марта 2016 г., послужившее поводом для проведения в филиале ПАО «ФСК ЕЭС» - МЭС Западной Сибири

служебного расследования, и основанное в том числе на этом документе решение работодателя о прекращении Курке А.А. допуска к государственной тайне, которое повлекло его последующее увольнение с работы по пункту 10 части 1 статьи 83 Трудового кодекса Российской Федерации (прекращение допуска к государственной тайне, если выполняемая работа требует такого допуска), предметом исследования и оценки судебных инстанций не являлись.

При таких обстоятельствах в нарушение норм процессуального права устанавливающих правила родовой подсудности гражданских дел, связанных с государственной тайной (пункт 1 части 1 статьи 26, пункт 3 части 2 статьи 33 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), судом апелляционной инстанции не был решен вопрос о передаче настоящего дела на рассмотрение по подсудности в суд первой инстанции - суд Ханты Мансийского автономного округа - Югры, в то время как от изучения содержания документа, имеющего гриф секретности «секретно», зависело определение юридически значимых обстоятельств по делу, правильного распределения бремени их доказывания с учетом положений статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и разъяснений изложенных в пункте 23 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», о том, что при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение при этом порядка увольнения возлагается на работодателя.

Ссылка суда апелляционной инстанции на то, что отсутствие в материалах дела уведомления из органа безопасности от 15 марта 2016 г. не может повлечь пересмотр судебного решения об отказе Курке А.А. в удовлетворении иска, поскольку в основание приказа от 18 марта 2016 г. о прекращении допуска к сведениям, составляющим государственную тайну положен акт служебного расследования от 18 марта 2016 г., выводы которого подтверждаются представленными в дело доказательствами, противоречит установленным судом обстоятельствам и требованиям закона.

Как установлено судом и видно из материалов дела, решение генерального директора филиала ПАО «ФСК ЕЭС» - МЭС Западной Сибири о прекращении истцу допуска к сведениям, составляющим государственную тайну, от 18 марта 2016 г. № 25 принято на основании уведомления из органа безопасности от 14 марта 2016 г. и акта о результатах проведенного служебного расследования от 18 марта 2016 г. В свою очередь, поводом для проведения служебного расследования явилось уведомление из органа безопасности от 14 марта 2016 г. № 1616, поступившее в филиал ПАО «ФСК ЕЭС» - МЭС Западной Сибири 15 марта 2016 г.

В силу статьи 12 Гражданского процессуального кодекса Российской

Федерации правосудие по гражданским делам осуществляется на основе

состязательности и равноправия сторон.

Согласно статье 56 Гражданского процессуального кодекса Российской

Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

В соответствии с частью 1 статьи 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле. Суд вправе предложить им представить дополнительные доказательства. В случае, если представление необходимых доказательств для этих лиц затруднительно, суд по их ходатайству оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств.

Согласно части 1 статьи 157 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд при рассмотрении дела обязан непосредственно исследовать доказательства по делу: заслушать объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, заключения экспертов, консультации и пояснения специалистов, ознакомиться с письменными доказательствами, осмотреть вещественные доказательства, прослушать аудиозаписи и просмотреть видеозаписи.

Решение может быть основано только на тех доказательствах, которые были исследованы судом первой инстанции в судебном заседании (часть 2 статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Пунктом 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении» разъяснено, что в силу статьи 157 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации одним из основных принципов судебного разбирательства является его непосредственность, решение может быть основано только на тех доказательствах, которые были исследованы судом первой инстанции в судебном заседании. При вынесении судебного решения недопустимо основываться на доказательствах, которые не были исследованы судом в соответствии с нормами Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, а также на доказательствах, полученных с нарушением норм федеральных законов (часть 2 статьи 50 Конституции Российской Федерации статьи 181, 183, 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Из приведенных норм процессуального права и разъяснений по их применению следует, что непосредственность судебного разбирательства - это принцип гражданского процесса, определяющий метод исследования доказательств судом и являющийся правовой гарантией их надлежащей оценки установления действительных обстоятельств дела, формулирования правильных выводов и вынесения правосудного решения. Он заключается в том, что суд, рассматривающий дело, обязан лично воспринимать доказательства по делу, а судебное постановление должно быть основано лишь на исследованных в судебном заседании доказательствах.

Принцип непосредственности исследования доказательств судом установлен и частью 1 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которой суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Исходя из этого принципа суд первой инстанции при рассмотрении дела как того требует часть 1 статьи 157 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, обязан непосредственно исследовать доказательства по делу: заслушать объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей заключения экспертов, консультации и пояснения специалистов, ознакомиться с письменными доказательствами, осмотреть вещественные доказательства.

В нарушение приведенных норм процессуального права и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по их применению суд без непосредственного исследования документа, имеющего гриф секретности «секретно» (уведомления из органа безопасности от 14 марта 2016 г. № 1616) и послужившего основанием для принятия ответчиком решения о прекращении истцу допуска к государственной тайне и для его последующего увольнения по пункту 10 части 1 статьи 83 Трудового кодекса Российской Федерации (в связи с прекращением допуска к государственной тайне, так как выполняемая работа требует такого допуска), учитывал его при вынесении решения, а его содержание установил со слов ответчика - лица, заинтересованного в исходе дела, нарушив тем самым основополагающий принцип гражданского судопроизводства - состязательности и равноправия сторон (статья 6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Ввиду изложенного решение суда первой инстанции и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам суда Ханты Мансийского автономного округа - Югры нельзя признать законными поскольку они приняты с существенными нарушениями норм процессуального права, повлиявшими на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя что согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений и в силу пункта 1 части 1 статьи 26, пункта 3 части 2 статьи 33 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации - основанием для направления дела на новое рассмотрение по подсудности для разрешения по существу в суд Ханты-Мансийского автономного округа - Югры в качестве суда первой инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,

определила:

решение Сургутского городского суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 20 мая 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 18 октября 2016 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение по подсудности для разрешения по существу в суд Ханты-Мансийского автономного округа - Югры в качестве суда первой инстанции Председательствующий

Судьи

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...