Актуально на:
05 декабря 2020 г.

Решение Верховного суда: Определение N 18-КГ15-57 от 29.06.2015 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№ 18-КГ15-57

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 29 июня 2015 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Пчелинцевой Л.М.,

судей Фролкиной СВ., Гуляевой Г.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании 29 июня 2015 г гражданское дело по иску Ломоносовой О А к Государственному учреждению - Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации в Карасунском внутригородском округе г. Краснодара о признании права на назначение досрочной трудовой пенсии по старости

по кассационной жалобе Ломоносовой О А на решение Советского районного суда г. Краснодара от 25 июня 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 14 августа 2014 г., которыми в удовлетворении исковых требований отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Фролкиной СВ.,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Ломоносова О А обратилась в суд с иском к Государственному учреждению - Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации в Карасунском внутригородском округе г. Краснодара о признании права на досрочную трудовую пенсию по старости просила включить в стаж работы, дающей право на досрочное назначение пенсии в связи с лечебной и иной деятельностью по охране здоровья населения в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения, в льготном исчислении (год и шесть месяцев за один год работы) периоды работы:

с 13 октября 1995 г. по 18 февраля 1996 г. в должности медсестры хирургического отделения больницы СевероКавказской железной дороги;

с 2 марта 1998 г. по 6 марта 1999 г. в должности врача анестезиолога-реаниматолога в отделении анестезиологии-реанимации для прохождения интернатуры на контрактной основе в клиническом госпитале для ветеранов войн ;

с 8 января по 27 мая 2002 г. в должности врача анестезиолога-реаниматолога в отделении анестезиологии-реанимации в клиническом госпитале для ветеранов войн.

В обоснование заявленных требований Ломоносова О.А. указала на то что 25 апреля 2014 г. она обратилась в Государственное учреждение Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в Карасунском внутригородском округе г. Краснодара с заявлением о досрочном назначении трудовой пенсии по старости в соответствии с пунктом 20 части 1 статьи 27 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» (далее - Федеральный закон «О трудовых пенсиях в Российской Федерации»).

Решением комиссии по рассмотрению вопросов реализации пенсионных прав граждан от 5 мая 2014 г. ей было отказано в назначении досрочной трудовой пенсии по старости из-за отсутствия требуемого 30 летнего специального стажа лечебной деятельности в учреждениях здравоохранения.

Ломоносова О.А. не согласна с указанным решением комиссии поскольку считает, что периоды нахождения в отпусках по беременности и родам (с 13 октября 1995 г. по 18 февраля 1996 г. и с 8 января по 27 мая 2002 г.) подлежат включению в специальный стаж в льготном исчислении в соответствии с пунктом 5 Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со статьями 27 и 28 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 11 июля 2002 г. № 516, так как в течение этих периодов она получала пособия по государственному социальному страхованию Ломоносова О.А. полагает, что период ее работы с 2 марта 1998 г. по 6 марта 1999 г. в должности врача анестезиолога реаниматолога в отделении анестезиологии-реанимации при прохождении интернатуры, включенный пенсионным органом в ее специальный стаж в календарном исчислении, должен быть засчитан в указанный стаж в льготном исчислении как год и шесть месяцев за год работы.

Решением Советского районного суда г. Краснодара от 25 июня 2014 г оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 14 августа 2014 г., исковые требования Ломоносовой О.А. оставлены без удовлетворения.

В кассационной жалобе Ломоносовой О.А. ставится вопрос о ее передаче для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены обжалуемых судебных постановлений и принятия нового решения.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы Ломоносовой О.А. 23 декабря 2014 г. судьей Верховного Суда Российской Федерации Фролкиной С В . дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и ее же определением от 21 мая 2015 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещены о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке. Представитель Государственного учреждения - Управления Пенсионного фонда Российской Федерации в Карасунском внутригородском округе г. Краснодара в судебное заседание не явился, о причинах неявки не сообщил От истца Ломоносовой О.А. поступило ходатайство о рассмотрении дела в ее отсутствие. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ), считает возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц, участвующих в деле.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 ГПК РФ).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что в настоящем деле такого характера существенные нарушения норм материального и процессуального права были допущены судами первой и апелляционной инстанций и выразились в следующем.

Как установлено судом и следует из материалов дела, лечебную деятельность по охране здоровья населения Ломоносова О.А. стала осуществлять с 1 ноября 1990 г. в должности медицинской сестры хирургического отделения больницы -

железной дороги.

С 2 марта 1998 г. по 6 марта 1999 г. Ломоносова О.А работала в должности врача анестезиолога-реаниматолога отделения

анестезиологии-реанимации в клиническом госпитале для ветеранов войн , проходя при этом интернатуру.

9 марта 1999 г. истец на контрактной основе принята на должность врача анестезиолога-реаниматолога анестезиолого-реанимационного отделения клинического госпиталя для ветеранов войн .

3 января 2002 г. Ломоносова О.А. переведена на должность врача анестезиолога-реаниматолога в отделение анестезиологии-реанимации

клинического госпиталя для ветеранов войн

(л.д. 16-22).

25 апреля 2014 г. Ломоносова О.А., полагая, что имеет право на досрочную трудовую пенсию по старости, поскольку ее специальный медицинский стаж составляет более 30 лет, обратилась к ответчику с заявлением о назначении ей пенсии в соответствии с пунктом 20 пункта 1 статьи 27 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации».

Решением комиссии по рассмотрению вопросов реализации пенсионных прав Управления Пенсионного фонда Российской Федерации в Карасунском внутригородском округе г. Краснодара от 5 мая 2014 г. Ломоносовой О.А отказано в назначении данной пенсии ввиду отсутствия требуемого специального стажа 30 лет.

В специальный стаж работы, дающий право на назначение досрочной пенсии по возрасту в связи с лечебной деятельностью, в льготном исчислении не включены периоды работы истца: с 13 октября 1995 г. по 18 февраля 1996 г. в должности медсестры хирургического отделения больницы железной дороги, с 2 марта 1998 г. по 6 марта 1999 г. в должности врача анестезиолога-реаниматолога в отделении анестезиологии-реанимации для прохождения интернатуры в

клиническом госпитале для ветеранов войн,

с 8 января по 27 мая 2002 г. в должности врача анестезиолога реаниматолога в отделении анестезиологии-реанимации

клинического госпиталя для ветеранов войн .

Периоды с 13 октября 1995 г. по 18 февраля 1996 г. и с 8 января по 27 мая 2002 г. не включены в специальный стаж Ломоносовой О.А. в льготном исчислении по причине того, что в эти периоды истица находилась в отпуске по беременности и родам продолжительностью 70 дней до родов и 70 дней после родов и не осуществляла лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения. Период с 2 марта 1998 г. по 6 марта 1999 г. не включен пенсионным органом в указанный стаж как год и шесть месяцев за год работы в связи с тем, что в это время Ломоносова О.А. проходила интернатуру (обучение) и функциональные обязанности по должности врача-специалиста выполняла не в полном объеме.

Разрешая возникший спор по существу, суд первой инстанции руководствовался положениями Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», постановления Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 г. № 781 «О списках работ, профессий должностей, специальностей и учреждений, с учетом которых досрочно назначается трудовая пенсия по старости в соответствии со статьей 27 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», и об утверждении Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со статьей 27 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» и исходя из установленных по делу обстоятельств, пришел к выводу об отсутствии оснований для включения спорных периодов в специальный стаж работы Ломоносовой О.А., дающий ей право на назначение досрочной пенсии по старости в связи с лечебной деятельностью, в льготном исчислении (один год шесть месяцев за один год работы).

Отказывая в удовлетворении исковых требований Ломоносовой О.А в части включения в ее специальный стаж в льготном исчислении периодов нахождения в отпусках по беременности и родам с 13 октября 1995 г. по 18 февраля 1996 г. и с 8 января по 27 мая 2002 г., суд исходил из того, что льготное исчисление специального стажа допустимо только в отношении периодов работы, а во время нахождения истца в отпуске по беременности и родам (продолжительностью 70 дней до родов и 70 дней после родов лечебная и иная деятельность по охране здоровья населения ею не осуществлялась.

Период работы Ломоносовой О.А. в должности врача анестезиолога реаниматолога в отделении анестезиологии-реанимации при прохождении интернатуры с 2 марта 1998 г. по 6 марта 1999 г. суд не включил в ее специальный стаж в льготном исчислении, указав на то, что в это время истец проходила интернатуру (обучение) и по существу не выполняла функциональные обязанности в полном объеме по должности врача специалиста, осуществляя лишь вспомогательные функции. Кроме того, суд указал, что Номенклатурой должностей медицинского персонала утвержденной приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 15 октября 1999 г. № 377, должность врача-интерна выделена как самостоятельная и не отнесена к числу врачей-специалистов.

С данными выводами суда первой инстанции согласилась и судебная коллегия по гражданским делам Краснодарского краевого суда.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что выводы судов первой и апелляционной инстанций об отсутствии правовых оснований для включения в специальный стаж Ломоносовой О.А. в льготном исчислении периодов ее нахождения в отпусках по беременности и родам (продолжительностью 70 дней до родов и 70 дней после родов) с 13 октября 1995 г. по 18 февраля 1996 г. и с 8 января по 27 мая 2002 г., а также периода прохождения интернатуры основаны на неправильном применении и толковании норм материального права. При этом судебными инстанциями были существенно нарушены и нормы процессуального права.

Статьей 7 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» предусмотрено, что право на трудовую пенсию по старости имеют мужчины, достигшие возраста 60 лет, и женщины, достигшие возраста 55 лет. Трудовая пенсия по старости назначается при наличии не менее пяти лет страхового стажа.

В соответствии с подпунктом 20 пункта 1 статьи 27 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» трудовая пенсия по старости ранее достижения возраста, установленного статьей 7 настоящего федерального закона, назначается лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения не менее 25 лет в сельской местности и поселках городского типа и не менее 30 лет в городах, сельской местности и поселках городского типа либо только в городах, независимо от их возраста.

Согласно пункту 2 статьи 27 названного закона списки соответствующих работ, производств, профессий, должностей, специальностей и учреждений (организаций), с учетом которых назначается трудовая пенсия по старости в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи, правила исчисления периодов работы (деятельности) и назначения указанной пенсии при необходимости утверждаются Правительством Российской Федерации.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 г. № 781 были утверждены Список должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществляющим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения, в соответствии с подпунктом 2 пункта 1 статьи 27 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» (далее - Список) и Правила исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения, в соответствии с подпунктом 20 пункта 1 статьи 27 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» (далее Правила).

В соответствии с разделом «Наименование должностей Списка право на досрочную трудовую пенсию по старости предоставлено врачам-специалистам всех наименований, работающим в учреждениях перечисленных в том же списке в разделе «Наименование учреждений».

На основании пункта 5 Правил периоды работы в должностях в учреждениях, указанных в Списке, засчитываются в стаж работы в календарном порядке, за исключением случаев применения льготного порядка исчисления стажа указанной работы, в частности, лицам, работавшим в структурных подразделениях учреждений здравоохранения в должностях по перечню согласно приложению, год работы засчитывается в указанный стаж работы как год и шесть месяцев (подпункт «б» пункта 5 Правил).

Приложением к названным правилам является Перечень структурных подразделений учреждений здравоохранения и должностей врачей и среднего медицинского персонала, работа в которых в течение года засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, как год и шесть месяцев.

В данном перечне в числе наименований структурных подразделений указаны отделения анестезиологии-реанимации, а также реанимации и интенсивной терапии учреждений, а в числе наименований должностей должности врачей анестезиологов-реаниматологов (врачей анестезиологов реаниматоров).

Аналогичный порядок исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения, применялся и при ранее установленном правовом регулировании данных отношений.

Так, пункт 2 постановления Совета Министров РСФСР от 6 сентября 1991 г. № 464 «Об утверждении Списка профессий и должностей работников здравоохранения и санитарно-эпидемиологических учреждений, лечебная и иная работа которых по охране здоровья населения дает право на пенсию за выслугу лет», действовавшего в период работы Ломоносовой О.А. в должности медсестры хирургического отделения

больницы железной дороги и нахождения ее при этом в отпуске по беременности и родам с 13 октября 1995 г. по 18 февраля 1996 г., предусматривал, в частности, льготное исчисление стажа (один год и шесть месяцев за один год работы для среднего медицинского персонала отделений (палат) хирургического профиля стационаров и для врачей анестезиологов-реаниматологов, среднего медицинского персонала отделений (групп) анестезиологии-реанимации отделений (палат) реанимации и интенсивной терапии.

Такое же исчисление специального стажа предусматривалось для врачей анестезиологов - реаниматологов и медицинских сестер-анестезистов медицинских сестер отделений анестезиологии-реанимации, отделений реанимации и интенсивной терапии Правилами исчисления сроков выслуги для назначения пенсии за выслугу лет в связи с лечебной и иной работой по охране здоровья населения, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1999 г. № 1066 (пункт 3). Названные правила действовали в период работы Ломоносовой О.А. в должности врача анестезиолога-реаниматолога в отделении анестезиологии реанимации клинического госпиталя для ветеранов войн и нахождения ее при этом в отпуске по беременности и родам с 8 января по 27 мая 2002 г.

Отпуска по беременности и родам в силу статьи 255 Трудового кодекса Российской Федерации предоставляются женщинам по их заявлению и на основании выданного в установленном порядке листка нетрудоспособности продолжительностью 70 (в случае многоплодной беременности - 84) календарных дней до родов и 70 (в случае осложненных родов - 86, при рождении двух или более детей - ПО) календарных дней после родов с выплатой пособия по государственному социальному страхованию в установленном федеральными законами размере.

Отпуск по беременности и родам исчисляется суммарно и предоставляется женщине полностью независимо от числа дней, фактически использованных ею до родов.

В соответствии с пунктом 5 Правил исчисления периодов работы дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со статьями 27 и 28 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 11 июля 2002 г. № 516, периоды работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, которая выполнялась постоянно в течение полного рабочего дня, засчитываются в стаж в календарном порядке, если иное не предусмотрено настоящими Правилами и иными нормативными правовыми актами.

При этом в стаж включаются периоды получения пособия по государственному социальному страхованию в период временной нетрудоспособности, а также периоды ежегодных основного и дополнительных оплачиваемых отпусков.

Как следует из разъяснений, содержащихся в пункте 26 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 декабря 2012 г. № 30 «О практике рассмотрения судами дел, связанных с реализацией прав граждан на трудовые пенсии», согласно пункту 5 Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со статьями 27 и 28 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 11 июля 2002 г. № 516, в стаж включаются периоды получения пособия по государственному социальному страхованию в период временной нетрудоспособности, а также периоды ежегодных основного и дополнительных оплачиваемых отпусков С учетом того, что в период нахождения женщины в отпуске по беременности и родам, предусмотренном в статье 255 Трудового кодекса Российской Федерации, ей выплачивается пособие по государственному социальному страхованию на основании листка нетрудоспособности, выданного по случаю временной нетрудоспособности, указанный период также подлежит включению в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости.

Таким образом, в случае предоставления женщинам отпусков по беременности и родам в период работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости и включаемой в специальный стаж на льготных условиях, периоды таких отпусков также подлежат включению в льготном исчислении в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости.

При разрешении настоящего спора судами первой и апелляционной инстанций установлено, что в спорные периоды нахождения в отпусках по беременности и родам (с 13 октября 1995 г. по 18 февраля 1996 г. и с 8 января по 27 мая 2002 г.) Ломоносова О.А. занимала должности соответственно медицинской сестры хирургического отделения стационара и врача анестезиолога-реаниматолога в отделении анестезиологии-реанимации учреждений здравоохранения.

Между тем суды не учли приведенные выше нормативные положения подлежащие применению к спорным отношениям сторон, а также разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации, и пришли к неправильному выводу о том, что периоды нахождения Ломоносовой О.А. в отпуске по беременности и родам с 13 октября 1995 г. по 18 февраля 1996 г. и с 8 января по 27 мая 2002 г. могут быть зачтены Ломоносовой О.А. в специальный стаж только в календарном исчислении.

Нельзя признать основанным на законе и вывод суда о том, что в период прохождения интернатуры Ломоносова О.А. не выполняла в полном объеме функциональные обязанности по должности врача анестезиолога реаниматолога, осуществляя лишь вспомогательные функции.

Согласно Положению об одногодичной специализации (интернатуре выпускников лечебных, педиатрических и стоматологических факультетов медицинских институтов и медицинских факультетов университетов (приложение № 3 к приказу Министерства здравоохранения СССР от 20 января 1982 г. № 44, утвержденному Министром здравоохранения СССР 12 января 1982 г., Министром высшего и среднего специального образования СССР 20 января 1982 г.) интернатура - это обязательная одногодичная последипломная подготовка для выпускников медицинских институтов с целью получения ими квалификации врача-специалиста. Для прохождения интернатуры выпускники медицинских институтов зачисляются в качестве врачей-интернов по соответствующей специальности. Заработная плата врачам-интернам выплачивается в течение всего периода в размере установленном действующим законодательством для врачей соответствующей специальности и стажа. Подготовка врачей-интернов проводится по индивидуальному плану на основании типовых учебных планов и программ Во время прохождения интернатуры при осуществлении функции врача молодые специалисты обладают правами и несут ответственность за свои действия наравне с врачами, работающими на самостоятельной основе. На врачей-интернов полностью распространяются правила внутреннего трудового распорядка, права и льготы, установленные для медицинских работников данного учреждения. В отношении продолжительности рабочего дня к интернам применяются правила, установленные действующим законодательством для врачей соответствующей специальности (пункты 1, 8, 9, 14, 16 названного положения).

В период прохождения Ломоносовой О.А. интернатуры действовало постановление Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 27 августа 1997 г. № 43 «О согласовании разрядов оплаты труда и тарифно-квалификационных характеристик по должностям работников здравоохранения Российской Федерации», которым были установлены разряды оплаты труда единой тарифной сетки по должностям работников здравоохранения Российской Федерации. В приложении № 1 к указанному постановлению врачи-интерны включены в раздел 2.1 «Специалисты с высшим медицинским и фармацевтическим образованием», согласно должностным обязанностям врачи-интерны осуществляли функции врача под руководством врача-специалиста, отвечая наравне с ним за свои действия.

Из системного толкования приведенных выше правовых норм следует что период прохождения интернатуры отдельными категориями врачей специалистов, в том числе врачами анестезиологами-реаниматологами, может быть засчитан им в льготном исчислении в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, при условии документального подтверждения выполнения врачом-интерном функциональных обязанностей по должности врача-специалиста.

Таким образом, обстоятельством, имеющим значение для разрешения настоящего спора, является установление выполнения Ломоносовой О.А функциональных обязанностей врача анестезиолога-реаниматолога при прохождении ею интернатуры в период с 2 марта 1998 г. по 6 марта 1999 г.

В силу части 2 статьи 56 ГПК РФ суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Между тем суд первой инстанции в нарушение указанной нормы процессуального права не определил данное обстоятельство в качестве юридически значимого для правильного разрешения спора, оно не вошло в предмет доказывания и не получило правовой оценки суда.

Это нарушение не было устранено и судом апелляционной инстанции который, как следует из кассационной жалобы и материалов дела, не принял и не исследовал представленные Ломоносовой О.А. в заседании суда апелляционной инстанции доказательства, подтверждающие выполнение ею при прохождении интернатуры обязанностей врача-специалиста в полном объеме.

При этом судом апелляционной инстанции не учтены разъяснения данные в пункте 29 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции», о том, что если судом первой инстанции неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела (пункт 1 части 1 статьи 330 ГПК РФ), то суду апелляционной инстанции следует поставить на обсуждение вопрос о представлении лицами участвующими в деле, дополнительных (новых) доказательств и при необходимости по их ходатайству оказать им содействие в собирании и истребовании таких доказательств. Суду апелляционной инстанции также следует предложить лицам, участвующим в деле, представить дополнительные (новые) доказательства, если в суде первой инстанции не доказаны обстоятельства, имеющие значение для дела (пункт 2 части 1 статьи 330 ГПК РФ), в том числе по причине неправильного распределения обязанности доказывания (часть 2 статьи 56 ГПК РФ).

Ввиду изложенного решение суда первой инстанции и определение суда апелляционной инстанции, оставившее его без изменения, нельзя признать законными. Они приняты с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможна защита нарушенных прав и законных интересов Ломоносовой О.А., что согласно статье 387 ГПК РФ является основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений и направления дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует разрешить спор в соответствии с нормами закона, подлежащими применению к спорным отношениям, с учетом их толкования, данного в настоящем определении, и в соответствии с установленными обстоятельствами.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь ст. ст. 387, 388, 390 ГПК РФ,

определила:

решение Советского районного суда г. Краснодара от 25 июня 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 14 августа 2014 г. отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции - Советский районный суд г. Краснодара.

Председательствующий

Судьи

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...