Актуально на:
29 мая 2020 г.

Решение Верховного суда: Определение N 5-КГ16-158 от 06.12.2016 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 5-КГ16-158

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 6 декабря 2016 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующей Гетман Е.С.,

судей Романовского С В . и Киселева А.П.,

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Вирко О И к Департаменту городского имущества г. Москвы о признании незаконным отказа в предоставлении земельного участка в собственность, возложении обязанности принять решение о предоставлении земельного участка и направить проект договора купли-продажи

по кассационной жалобе представителей Вирко О.И. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 2 марта 2015 г.,

заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского СВ., выслушав объяснения представителей Вирко О.И Марусенко Д.А. и Шарунова А.М., поддержавших доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Вирко О.И. обратилась в Хорошевский районный суд Москвы с иском к Департаменту городского имущества г. Москвы о признании незаконным отказа в предоставлении земельного участка в собственность, возложении обязанности принять решение о предоставлении земельного участка и направить проект договора купли-продажи.

8 обоснование требований Вирко О.И. указала, что она является собственником жилого дома по адресу: г.,

расположенного на земельном участке площадью кв.м. с кадастровым номером

9 декабря 2013 г. истица обратилась к ответчику с заявлением о предоставлении указанного земельного участка в собственность, однако ей было отказано со ссылкой на то, что земельный участок находится в границах памятника природы «Серебряный Бор».

Вирко О.И. полагала такой отказ незаконным, поскольку данный земельный участок не входит в состав земель особо охраняемых природных территорий и не является ограниченным в обороте.

Решением Хорошевского районного суда Москвы от 10 сентября 2014 г. исковые требования удовлетворены.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 2 марта 2015 г. решение суда первой инстанции отменено и по делу принято новое решение об отказе в удовлетворении иска.

Определением Хорошевского районного суда Москвы от 6 ноября 2015 г. Вирко О.И. восстановлен срок для подачи кассационной жалобы на определение суда апелляционной инстанции в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

В кассационной жалобе представители Вирко О.И. Марусенко Д.А. и Шарунов А.М. просят отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 2 марта 2015 г. и оставить в силе решение Хорошевского районного суда Москвы от 10 сентября 2014 г.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Асташова С В . от 26 октября 2016 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в жалобе возражения на нее, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что оснований для отмены определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 2 марта 2015 г. не имеется.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Таких нарушений норм материального или процессуального права Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не выявлено.

Судом установлено и из материалов дела следует, что 1 января 2007 г в государственный кадастр недвижимости были внесены сведения о земельном участке площадью кв.м. с ориентировочным адресом:,

с присвоением этому земельного участку кадастрового номера.

28 декабря 2008 г. в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним на основании договора купли продажи зарегистрировано право собственности Вирко О.И. на жилой дом расположенный на спорном земельном участке по адресу:

9 декабря 2013 г. истица обратилась в Департамент городского имущества г. Москвы с заявлением о предоставлении ей в собственность вышеуказанного земельного участка как собственнику расположенного на этом земельном участке строения.

25 декабря 2013 г. Департамент городского имущества г. Москвы отказал Вирко О.И. в предоставлении земельного участка в собственность со ссылкой на то, что указанный участок полностью входит в зону «Памятник природы «Серебряный Бор», в связи с чем не подлежит приватизации (л.д. 7- 8).

Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции сослался на то, что спорный земельный участок находится не в границах особо охраняемой природной территории, а в зоне с особыми условиями использования территорий, что предполагает наличие определенных ограничений использования этого земельного участка, но не исключает его из гражданского оборота.

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая по делу новое решение об отказе в удовлетворении иска, суд апелляционной инстанции исходил из того, что спорный земельный участок относится к землям особо охраняемой природной территории «Памятник природы «Серебряный Бор что исключает возможность его приватизации.

В обоснование такого вывода суд апелляционной инстанции сослался на данные кадастрового паспорта земельного участка, согласно которому в разделе «Сведения о территориальных зонах и зонах с особыми условиями использования территории» имеется запись о том, что земельный участок входит в зону памятника природы «Серебряный Бор».

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что постановление суда апелляционной инстанции соответствует требованиям закона.

Пунктом 2 статьи 27 Земельного кодекса Российской Федерации предусмотрено, что земельные участки, отнесенные к землям, ограниченным в обороте, не предоставляются в частную собственность, за исключением случаев, установленных федеральными законами.

Согласно подпункту 1 пункта 5 статьи 27 Земельного кодекса Российской Федерации ограничиваются в обороте находящиеся в государственной или муниципальной собственности земельные участки в пределах особо охраняемых природных территорий, не указанные в пункте 4 настоящей статьи.

В соответствии с частью 3 статьи 14 Закона г. Москвы от 26 сентября 2001 г. № 48 «Об особо охраняемых природных территориях в городе Москве» предоставление земельных участков в границах особо охраняемых природных территорий гражданам и юридическим лицам в собственность постоянное (бессрочное) пользование (кроме учреждений, организаций осуществляющих охрану, содержание и использование особо охраняемых природных территорий, государственных учреждений, указанных в части 2 настоящей статьи) не допускается.

В силу пункта 1 статьи 95 Земельного кодекса Российской Федерации к землям особо охраняемых природных территорий относятся земли государственных природных заповедников, в том числе биосферных государственных природных заказников, памятников природы национальных парков, природных парков, дендрологических парков ботанических садов.

Согласно пункту 2 статьи 95 Земельного кодекса Российской Федерации земли особо охраняемых природных территорий относятся к объектам общенационального достояния и могут находиться в федеральной собственности, собственности субъектов Российской Федерации и в муниципальной собственности.

Как следует из пункта 1 статьи 18 Федерального закона от 14 марта 1995 г. № 33-ФЗ «Об особо охраняемых природных территориях природные парки являются особо охраняемыми природными территориями регионального значения, в границах которых выделяются зоны, имеющие экологическое, культурное или рекреационное назначение, и соответственно этому устанавливаются запреты и ограничения экономической и иной деятельности.

В соответствии с пунктом 2 статьи 18 Федерального закона от 14 марта 1995 г. № 33-ФЗ «Об особо охраняемых природных территориях» природные ресурсы, расположенные в границах природных парков, если иное не установлено федеральными законами, ограничиваются в гражданском обороте.

Как следует из Перечня существующих особо охраняемых природных территорий по административным округам города Москвы, являющегося приложением к Закону г. Москвы от 6 июля 2005 г. № 37 «О схеме развития и размещения особо охраняемых природных территорий в городе Москве природно-исторический парк «Серебряный Бор» в качестве памятника природы отнесен к особо охраняемым природным территориям города Москвы.

Согласно пункту 4.3. «Положения о памятнике природы «Серебряный Бор», утвержденного Постановлением Правительства Москвы от 15 февраля 2005 г. № 86-ПП «О памятнике природы «Серебряный Бор», приватизация земельных участков, в том числе находящихся в аренде, не допускается.

Судом второй инстанции установлено, что исходя из содержания кадастрового паспорта спорного земельного участка с кадастровым номером,

расположенного по адресу:,

указанный участок площадью кв.м. полностью входит в зону «Памятник природы «Серебряный Бор сведения о которой внесены в государственный кадастр недвижимости на основании карты (плана) объекта землеустройства в составе землеустроительного дела по установлению границ особо охраняемой природной территории «Памятник природы «Серебряный Бор».

Таким образом, изложенные в апелляционном определении от 2 марта 2015 г. выводы судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда о том, что спорный участок находится на землях особо охраняемой природной территории, ограничен в обороте и не подлежит передаче в собственность гражданам, соответствуют закону.

Доводы кассационной жалобы о том, что спорный земельный участок не относится к землям особо охраняемых природных территорий и находится на территории, в отношении которой установлен режим охранной зоны предусмотренный пунктом 4 статьи 95 Земельного кодекса Российской Федерации, направлены на переоценку собранных по делу доказательств и оспаривание правильности выводов суда об установленных им обстоятельствах, не могут служить основанием для отмены обжалуемого судебного постановления, поскольку в соответствии с частью 2 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими.

Доводы кассационной жалобы о процессуальных нарушениях допущенных при апелляционном рассмотрении и выразившихся в ненадлежащем извещении истицы о судебном заседании, также не могут служить основанием для отмены обжалуемого судебного постановления.

По мнению представителей Вирко О.И. Марусенко Д.А. и Шарунова А.М., изложенному в выступлениях при кассационном рассмотрении дела ненадлежащее извещение их доверителя выразилось в том, что судебные повестки о рассмотрении дела в апелляционном порядке были направлены по адресам, отличным от адреса фактического проживания истицы.

Как усматривается из материалов дела, при обращении в суд с иском Вирко О.И. в качестве своего адреса указала адрес регистрации:,

а также адрес для корреспонденции: .

Назначенное на 4 февраля 2015 г. заседание судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда по делу по апелляционной жалобе Департамента городского имущества г. Москвы было отложено по мотиву отсутствия сведений о надлежащем извещении истицы. Судебная коллегия при этом определила известить Вирко О.И. судебными повестками по двум известным адресам, указанным ею в иске.

В соответствии с частью 4 статьи 113 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебное извещение, адресованное лицу участвующему в деле, направляется по адресу, указанному лицом участвующим в деле, или его представителем. В случае если по указанному адресу гражданин фактически не проживает, извещение может быть направлено по месту его работы.

Согласно статье 118 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, лица, участвующие в деле, обязаны сообщить суду о перемене своего адреса во время производства по делу. При отсутствии такого сообщения судебная повестка или иное судебное извещение посылаются по последнему известному суду месту жительства или месту нахождения адресата и считаются доставленными, хотя бы адресат по этому адресу более не проживает или не находится.

Истица не поставила суд в известность о перемене своего адреса во время производства по делу и во всех документах указывала адрес в соответствии с регистрацией по месту жительства.

Таким образом, извещение Вирко О.И. по тем адресам, которые были указаны в иске, соответствует требованиям части 4 статьи 113 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и не свидетельствует о нарушении судом апелляционной инстанции норм процессуального права.

При таких обстоятельствах, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что оснований для отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 2 марта 2015 г. не имеется.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 2 марта 2015 г. оставить без изменения, кассационную жалобу представителей Вирко О.И. - без удовлетворения.

Председательствующая

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...