Актуально на:
17 октября 2019 г.

Решение Верховного суда: Определение N 24-КГ16-25 от 30.01.2017 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

п

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№24-КГ 16-25

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 30 января 2017 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской

Федерации в составе

председательствующего Гуляевой Г.А.,

судей Вавилычевой Т.Ю. и Киселева А.П.

рассмотрела в открытом судебном заседании 30 января 2017 г.

гражданское дело по иску Казачкова С А к отрытому

акционерному обществу «Российские железные дороги», обществу

с ограниченной ответственностью «Кубанский Стандарт» о компенсации

морального вреда, судебных расходов

по кассационной жалобе представителя открытого акционерного

общества «Российские железные дороги» Кадыковой Н.В. на решение

Красногвардейского районного суда Республики Адыгея от 31 марта 2015 г.

и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам

Верховного Суда Республики Адыгея от 5 июня 2015 г., которыми исковые

требования удовлетворены частично.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации

Вавилычевой Т.Ю., выслушав объяснения представителей открытого

акционерного общества «Российские железные дороги» Хархардина Д.Н.,

Иванова СВ., поддержавших доводы кассационной жалобы, представителя

общества с ограниченной ответственностью «Кубанский Стандарт»

Беленко А.Б., полагавшего судебные постановления подлежащими отмене

с принятием нового решения об отказе в иске, представителя акционерного

общества «Страховое общество газовой промышленности» Жукова Р.А.,

поддержавшего доводы кассационной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., полагавшей судебные постановления подлежащими отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Казачков С.А. 20 февраля 2015 г. через представителя Попонина В.А обратился в суд с иском к открытому акционерному обществу «Российские железные дороги» (далее - ОАО «РЖД») о компенсации морального вреда судебных расходов.

В обоснование заявленных требований Казачков С.А. ссылался на то, что 13 января 2006 г. в 8 час. 29 мин. на неохраняемом железнодорожном переезде расположенном в районе 84 км железнодорожного перегона Усть-Лабинск Варилка в станице Воронежской Усть-Лабинского района Краснодарского края произошло столкновение вахтового автобуса принадлежащего обществу с ограниченной ответственностью «Кубанский Стандарт» (далее ООО «Кубанский Стандарт»), под управлением водителя Н с пассажирским поездом № сообщением Краснодар - Минеральные Воды, управляемым машинистом локомотива Г В результате дорожно-транспортного происшествия погибли находившиеся в автобусе работники ООО «Кубанский Стандарт» (21 человек), в том числе мать Казачкова С.А. - Казачкова (Гойдуменко) Л В

года рождения.

3 марта 2006 г. следователем по особо важным делам прокуратуры Краснодарского края было вынесено постановление о прекращении уголовного дела в связи со смертью виновного в дорожно-транспортном происшествии Н

По мнению Казачкова С.А., пассажирский поезд № сообщением Краснодар - Минеральные Воды, управляемый в момент дорожно транспортного происшествия машинистом локомотива Г является источником повышенной опасности, обслуживание и содержание которого осуществляют структурные подразделения ОАО «РЖД», поэтому на основании статей 151, 1079, 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации с ОАО «РЖД» как владельца источника повышенной опасности подлежат взысканию компенсация морального вреда в связи с гибелью его матери Казачковой (Гойдуменко) Л.В. в размере 1 000 000 руб. и судебные расходы на изготовление нотариальной доверенности представителю в размере 600 руб оплату государственной пошлины - 300 руб. и оплату услуг представителя - 50 000 руб.

Определением Красногвардейского районного суда Республики Адыгея от 31 марта 2015 г. по ходатайству представителя ОАО «РЖД» к участию в деле в качестве соответчика привлечено ООО «Кубанский Стандарт».

Решением Красногвардейского районного суда Республики Адыгея от 31 марта 2015 г. исковые требования Казачкова С.А. к ОАО «РЖД и ООО «Кубанский Стандарт» удовлетворены частично. С ОАО «РЖД в пользу Казачкова С.А. взысканы компенсация морального вреда в размере 500 000 руб., судебные расходы в размере 600 руб. и расходы на оплату государственной пошлины в размере 300 руб.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Адыгея от 5 июня 2015 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Представитель ОАО «РЖД» Кадыкова Н.В. обратилась в Верховный Суд Российской Федерации с кассационной жалобой, в которой просила об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений, как незаконных.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы 12 ноября 2015 г. судьей Верховного Суда Российской Федерации Кирилловым ВС. дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и его же определением от 19 февраля 2016 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 4 апреля 2016 г. решение Красногвардейского районного суда Республики Адыгея от 31 марта 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Адыгея от 5 июня 2015 г. отменены, по делу принято новое решение, которым в удовлетворении иска Казачкова С.А. к ОАО «РЖД ООО «Кубанский Стандарт» о компенсации морального вреда, судебных расходов отказано.

Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 23 ноября 2016 г. определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 4 апреля 2016 г. отменено, дело направлено на новое кассационное рассмотрение в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

В судебное заседание Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации истец Казачков С.А., надлежаще извещенный о времени и месте рассмотрения дела в суде кассационной инстанции, не явился, о причинах неявки не сообщил. На основании статьи 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает возможным рассмотреть дело в его отсутствие.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы,

заслушав объяснения явившихся в судебное заседание лиц, участвующих

в деле, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской

Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда

Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению,

поскольку имеются основания для отмены в кассационном порядке судебных

постановлений.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что в настоящем деле такого характера существенные нарушения норм материального и процессуального права были допущены судами первой и апелляционной инстанций, и они выразились в следующем.

Судом установлено и следует из материалов дела, что 13 января 2006 г в 8 час. 29 мин. на неохраняемом железнодорожном переезде, расположенном в районе 84 км железнодорожного перегона Усть-Лабинск - Варилка в станице Воронежской Усть-Лабинского района Краснодарского края произошло столкновение вахтового автобуса , принадлежащего ООО «Кубанский Стандарт», под управлением Н с пассажирским поездом № сообщением Краснодар - Минеральные Воды, управляемым машинистом локомотива Г

По факту дорожно-транспортного происшествия было возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного частью 3 статьи 264 Уголовного кодекса Российской Федерации, а именно нарушение лицом, управляющим автомобилем, трамваем либо другим механическим транспортным средством, правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц В ходе следствия по уголовному делу было установлено, что лицом, виновным в дорожно-транспортном происшествии, является водитель автобуса Н который, нарушив правила дорожного движения и не остановившись на красный сигнал светофора, выехал на неохраняемый железнодорожный переезд в момент приближения поезда, вследствие чего произошло столкновение.

Постановлением следователя по особо важным делам прокуратуры Краснодарского края от 3 марта 2006 г. возбужденное по указанному факту уголовное дело было прекращено в связи со смертью виновного в совершении преступления лица - Н

В результате данного дорожно-транспортного происшествия погибли пассажиры автобуса - работники ООО «Кубанский Стандарт» (21 человек в том числе и мать истца Казачкова (Гойдуменко) Л В ,

года рождения.

Судом также установлено, что 11 мая 2006 г. совет директоров

ООО «Кубанский Стандарт», собственника вахтового автобуса,

принял решение о выплате родным погибших в результате

дорожно-транспортного происшествия работников, в том числе родным Казачковой (Гойдуменко) Л.В., компенсации морального вреда в размере 150 000 руб. и компенсации расходов на погребение в размере 25 000 руб.

Разрешая спор по существу и удовлетворяя частично исковые требования Казачкова С.А. о взыскании с ОАО «РЖД» компенсации морального вреда, суд первой инстанции сославшись на положения пункта 3 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации о солидарной ответственности владельцев источников повышенной опасности за вред, причиненный третьим лицам в результате взаимодействия этих источников, исходил из того, что ООО «Кубанский Стандарт» в 2006 году добровольно выплатило родным погибшей Казачковой (Гойдуменко) Л.В. компенсацию морального вреда исполнив тем самым указанную обязанность, вследствие чего пришел к выводу о том, что ООО «Кубанский Стандарт» следует освободить от солидарной ответственности перед истцом. При этом суд со ссылкой на положения части 3 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации также указал, что истцом требований к ООО «Кубанский Стандарт» не предъявлялось.

Определяя размер компенсации морального вреда в 500 000 руб подлежащей взысканию с ОАО «РЖД», суд руководствовался положениями пункта 2 статьи 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации, указав на характер и степень нравственных страданий, причиненных истцу в связи с утратой матери, и выплату компенсации морального вреда, произведенную другим солидарным должником - ООО «Кубанский Стандарт».

С указанными выводами суда первой инстанции и их правовым обоснованием согласился суд апелляционной инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что выводы судов первой и апелляционной инстанций сделаны с существенным нарушением норм материального и процессуального права.

В соответствии со статьей 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред.

Статьей 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено что в случаях, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина

источником повышенной опасности, компенсация морального вреда

осуществляется независимо от вины причинителя вреда.

Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости

от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего (пункт 2 статьи 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации).

По общему правилу, установленному пунктом 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом причинившим вред.

Пунктом 1 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично также по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 3 статьи 1083 данного кодекса.

Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.) (абзац второй пункта 1 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Пунктом 3 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации определены правила, применяемые в случае причинения вреда в результате взаимодействия источников повышенной опасности третьим лицам.

Абзацем первым пункта 3 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что владельцы источников повышенной опасности солидарно несут ответственность за вред, причиненный в результате

взаимодействия этих источников (столкновения транспортных средств и т.п третьим лицам, по основаниям, предусмотренным пунктом 1 этой статьи.

Согласно пунктам 1 и 2 статьи 1083 Гражданского кодекса Российской

Федерации вред, возникший вследствие умысла потерпевшего, возмещению не

подлежит. Если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала

возникновению или увеличению вреда, в зависимости от степени вины

потерпевшего и причинителя вреда размер возмещения должен быть уменьшен.

При грубой неосторожности потерпевшего и отсутствии вины причинителя вреда в случаях, когда его ответственность наступает независимо от вины размер возмещения должен быть уменьшен или в возмещении вреда может быть отказано, если законом не предусмотрено иное. При причинении вреда жизни или здоровью гражданина отказ в возмещении вреда не допускается Вина потерпевшего не учитывается при возмещении дополнительных расходов при возмещении вреда в связи со смертью кормильца, а также при возмещении расходов на погребение.

В соответствии с пунктом 1 статьи 323 Гражданского кодекса Российской Федерации при солидарной обязанности должников кредитор вправе требовать исполнения как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга.

Кредитор, не получивший полного удовлетворения от одного из солидарных должников, имеет право требовать недополученное от остальных солидарных должников. Солидарные должники остаются обязанными до тех пор, пока обязательство не исполнено полностью (пункт 2 статьи 323 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В пункте 25 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 г. № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» разъяснено, что при причинении вреда третьим лицам владельцы источников повышенной опасности, совместно причинившие вред, в соответствии с пунктом 3 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации несут перед потерпевшими солидарную ответственность по основаниям, предусмотренным пунктом 1 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации. Солидарный должник, возместивший совместно причиненный вред, вправе требовать с каждого из других причинителей вреда долю выплаченного потерпевшему возмещения. Поскольку должник, исполнивший солидарное обязательство становится кредитором по регрессному обязательству к остальным должникам распределение ответственности солидарных должников друг перед другом (определение долей) по регрессному обязательству производится с учетом требований абзаца второго пункта 3 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации по правилам пункта 2 статьи 1081 Гражданского кодекса Российской Федерации, то есть в размере, соответствующем степени вины каждого из должников. Если определить степень вины не представляется возможным, доли признаются равными.

Из приведенных нормативных положений и разъяснений, данных Пленумом Верховного Суда Российской Федерации в пункте 25 постановления от 26 января 2010 г. № 1 по их применению, следует, что в случае причинения вреда третьим лицам в результате взаимодействия источников повышенной

опасности их владельцы солидарно несут ответственность за такой вред В данном правоотношении обязанность по возмещению вреда, в том числе

компенсации морального вреда, владельцами источников повышенной

опасности исполняется солидарно. При этом солидарные должники остаются

обязанными до полного возмещения вреда потерпевшему. Основанием для освобождения таких владельцев источников повышенной опасности, в том числе и невиновных в причинении вреда, от ответственности за такой вред могут являться лишь умысел потерпевшего или непреодолимая сила. В случаях указанных в пункте 2 статьи 1083 Гражданского кодекса Российской Федерации, грубая неосторожность потерпевшего может служить основанием для уменьшения возмещения вреда или для отказа в его возмещении.

Надлежащее исполнение прекращает обязательство (пункт 1 статьи 408 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно пункту 1 и подпункту 1 пункта 2 статьи 325 Гражданского кодекса Российской Федерации исполнение солидарной обязанности полностью одним из должников освобождает остальных должников от исполнения кредитору. Если иное не вытекает из отношений между солидарными должниками, должник, исполнивший солидарную обязанность имеет право регрессного требования к остальным должникам в равных долях за вычетом доли, падающей на него самого.

По смыслу положений статьи 323 Гражданского кодекса Российской Федерации во взаимосвязи с пунктом 1 статьи 325 Гражданского кодекса Российской Федерации, солидарное обязательство, в том числе и по возмещению морального вреда, прекращается лишь в случае его полного исполнения перед потерпевшим. При неполном возмещении вреда потерпевший в соответствии с приведенными выше положениями пункта 2 статьи 323 Гражданского кодекса Российской Федерации вправе требовать недополученное от любого из остальных солидарных должников. Солидарный должник, исполнивший обязательство не в полном объеме, не выбывает из правоотношения до полного погашения требований кредитора. Вместе с тем обязательство солидарных должников перед кредитором прекращается исполнением солидарной обязанности полностью одним из должников При этом распределение долей между солидарными должниками производится по регрессному требованию должника, исполнившего солидарную обязанность к другим должникам, а не по иску потерпевшего к солидарным должникам.

Таким образом, к юридически значимым обстоятельствам, подлежащим установлению судом при разрешении споров, связанных с ответственностью солидарных должников, относятся состав участников солидарного обязательства, объем ответственности солидарных должников перед потерпевшим, факт исполнения солидарными должниками либо одним из них обязанности перед кредитором (потерпевшим) в полном объеме или частично.

Однако суд, указав на солидарный характер ответственности ОАО «РЖД» и ООО «Кубанский Стандарт» за вред, причиненный третьим лицам в результате взаимодействия принадлежащих им источников

повышенной опасности, и на исполнение ООО «Кубанский Стандарт»

обязанности перед истцом по возмещению морального вреда, соответствующей

доле этого общества, не применил содержащиеся в статьях 323 и 325

Гражданского кодекса Российской Федерации общие правила, регулирующие

отношения между должниками и кредитором в солидарном обязательстве,

вследствие чего не установил объем ответственности солидарных должников - общий размер компенсации, необходимой для полного возмещения причиненного потерпевшему морального вреда, и факт выполнения солидарной обязанности одним из солидарных должников полностью или частично.

Помимо неправильного применения норм материального права к спорным отношениям судами первой и апелляционной инстанций допущены существенные нарушения норм процессуального права.

Выводы судов первой и апелляционной инстанций об удовлетворении требований Казачкова С.А. о компенсации причиненного ему морального вреда в соответствующей сумме основаны исключительно на изложенных в исковом заявлении доводах его представителя Попонина В.А. об испытанных Казачковым С.А. физических и нравственных страданиях.

Между тем в силу статьи 157 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации одним из основных принципов судебного разбирательства является его непосредственность, решение может быть основано только на тех доказательствах, которые были исследованы судом первой инстанции в судебном заседании.

При вынесении судебного решения недопустимо основываться на доказательствах, которые не были исследованы судом в соответствии с нормами Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (пункт 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении»).

Принцип непосредственности исследования доказательств судом установлен и частью 1 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которой суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Непосредственность судебного разбирательства - это принцип гражданского процесса, определяющий метод исследования доказательств судом и являющийся правовой гарантией их надлежащей оценки, установления действительных обстоятельств дела, формулирования правильных выводов и вынесения правосудного решения. Он заключается в том, что суд рассматривающий дело, обязан лично воспринимать доказательства по делу а судебное постановление должно быть основано лишь на исследованных в судебном заседании доказательствах.

Исходя из этого принципа, суд первой инстанции при рассмотрении дела,

как того требует часть 1 статьи 157 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, обязан непосредственно исследовать доказательства по

делу: заслушать объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей,

заключения экспертов, консультации и пояснения специалистов, ознакомиться

с письменными доказательствами, осмотреть вещественные доказательства.

В абзаце втором пункта 8 постановления Пленума Верховного Суда

Российской Федерации от 26 января 2010 г. № 1 «О применении судами

гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам

вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» разъяснено, что степень нравственных или физических страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий.

При рассмотрении дел о компенсации морального вреда в связи со смертью потерпевшего иным лицам, в частности членам его семьи иждивенцам, суду необходимо учитывать обстоятельства, свидетельствующие о причинении именно этим лицам физических или нравственных страданий Указанные обстоятельства влияют также и на определение размера компенсации этого вреда. Наличие факта родственных отношений само по себе не является достаточным основанием для компенсации морального вреда При определении размера компенсации морального вреда суду с учетом требований разумности и справедливости следует исходить из степени нравственных или физических страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, степени вины нарушителя и иных заслуживающих внимания обстоятельств каждого дела (пункт 32 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 г. № 1 «О применении судами гражданского законодательства регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина»).

Аналогичные критерии определения размера компенсации морального вреда содержаться и в пункте 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда».

Таким образом, суд при разрешении спора о компенсации морального вреда не связан той суммой компенсации, на которой настаивает истец а исходит из требований разумности, справедливости и соразмерности компенсации последствиям нарушения, то есть основополагающих принципов предполагающих баланс интересов сторон.

Как следует из материалов дела, ОАО «РЖД» в возражениях на иск ссылалось на отсутствие в материалах дела доказательств, подтверждающих причинение морального вреда именно истцу, в частности на отсутствие доказательств специфики семейных взаимоотношений между погибшей и истцом, близких и доверительных отношений между ними, утрата которых привела бы к нравственным и физическим страданиям истца, совместного проживания с погибшей и ведения общего хозяйства до наступления смерти последней, обращения за медицинской и психологической помощью в медицинские органы вследствие причиненных ему физических и нравственных страданий (морального вреда).

Суд в нарушение приведенных норм материального и процессуального права и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации рассмотрел требования Казачкова С.А. о компенсации морального вреда

в его отсутствие, без непосредственного получения от истца необходимых

объяснений по юридически значимым обстоятельствам, без определения

реального размера компенсации морального вреда, без исследования и оценки ; обстоятельств, касающихся степени физических и нравственных страданий истца, с учетом времени, истекшего с момента смерти Казачковой (Гойдуменко) Л.В. (матери истца) до момента обращения в суд (более девяти лет).

В соответствии со статьей 194 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решением является постановление суда первой инстанции, которым дело разрешается по существу.

Решение должно быть законным и обоснованным (часть 1 статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Как разъяснено в пункте 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59-61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов (пункт 3 постановления Пленума).

На основании части 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

В силу части 1 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при принятии решения суд оценивает доказательства определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению.

Кроме того, в силу положений статей 67, 71, 195-198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд обязан исследовать по

существу все фактические обстоятельства и не вправе ограничиваться установлением формальных условий применения нормы, а выводы суда

о фактах, имеющих юридическое значение для дела, не должны быть общими

и абстрактными, они должны быть указаны в судебном постановлении

убедительным образом со ссылками на нормативные правовые акты

и доказательства, отвечающие требованиям относимости и допустимости.

В противном случае нарушаются задачи и смысл судопроизводства,

установленные статьей 2 названного кодекса.

Оценка доказательств и отражение ее результатов в судебном решении являются проявлением дискреционных полномочий суда, необходимых для осуществления правосудия, вытекающих из принципа самостоятельности судебной власти, что, однако, не предполагает возможность оценки судом доказательств произвольно и в противоречии с законом.

Эти требования закона судами первой и апелляционной инстанций выполнены не были.

В нарушение требований к судебному решению (часть 1 статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации) и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении» по применению данной процессуальной нормы суды первой и апелляционной инстанций не привели в судебных постановлениях никаких доводов в обоснование размера присужденной истцу компенсации морального вреда со ссылкой на какие-либо доказательства.

Ввиду изложенного выводы судов первой и апелляционной инстанций об удовлетворении исковых требований Казачкова С.А. о компенсации морального вреда не могут быть признаны основанными на законе.

Судебная коллегия полагает также необходимым обратить внимание на следующее.

Частью 3 статьи 45 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что прокурор вступает в процесс и дает заключение по делам о выселении, о восстановлении на работе, о возмещении вреда причиненного жизни или здоровью, а также в иных случаях, предусмотренных Кодексом и другими федеральными законами, в целях осуществления возложенных на него полномочий.

В пункте 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 г. № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» разъяснено, что в соответствии с частью 3 статьи 45 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации прокурор вправе участвовать в рассмотрении дел о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, в том числе по делам о компенсации морального вреда, причиненного повреждением здоровья или смертью кормильца.

Между тем в нарушение положений части 3 статьи 45 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, а также разъяснений изложенных в пункте 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 г. № 1, суд первой инстанции рассмотрел возникший спор о компенсации морального вреда, причиненного смертью гражданина, без участия в деле прокурора и дачи им заключения.

С учетом приведенных обстоятельств решение Красногвардейского

районного суда Республики Адыгея от 31 марта 2015 г. и апелляционное

определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда

Республики Адыгея от 5 июня 2015 г. нельзя признать законными, они приняты

с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможна защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, что согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений и направления дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе суда.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить возникший спор в соответствии с подлежащими применению к спорным отношениям нормами материального права, требованиями процессуального закона и установленными по делу обстоятельствами.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,

определила:

решение Красногвардейского районного суда Республики Адыгея от 31 марта 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Адыгея от 5 июня 2015 г отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции Красногвардейский районный суд Республики Адыгея в ином составе суда Председательствующий

Судьи

I

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...