Актуально на:
17 октября 2019 г.

Решение Верховного суда: Постановление N 45-УД17-19 от 05.09.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№45-УД17-19

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в

судебном заседании суда кассационной инстанции

г. Москва 5 сентября 2017 года

Судья Верховного Суда Российской Федерации Климов А.Н рассмотрев кассационную жалобу адвоката Танько А.А. в защиту осужденного Крикливцева А П о пересмотре приговора Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга от 10 августа 2015 года и апелляционного определения судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда от 29 ноября 2016 года,

установил:

по приговору Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга от 10 августа 2015 года

Крикливцев А П,

ранее не судимый,

осужден по ч. 3 ст. 33, п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ к 8 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда от 29 ноября 2016 года приговор в отношении Крикливцева изменен, исключено осуждение Крикливцева по квалифицирующему признаку совершения преступления группой лиц по предварительному сговору; переквалифицированы действия Крикливцева с ч. 3 ст. 33, п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ на ч. 3 ст. 33, ч. 1 ст. 30, п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ, по которой назначено 7 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима; исключено из приговора указание о солидарном порядке взыскания с осужденных

процессуальных издержек. Постановлено произвести взыскание процессуальных издержек в доход федерального бюджета с Крикливцева и Т в равных долях по 100 000 рублей с каждого из них. В остальной части приговор в отношении Крикливцева оставлен без изменения.

В кассационной жалобе адвоката Танько А.А. выражает несогласие с судебными решениями в отношении Крикливцева, считает их подлежащими отмене в связи с существенными нарушениями уголовного и уголовно процессуального закона. Полагает, что уголовное дело рассматривалось с обвинительным уклоном, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам, не установлены все обстоятельства, подлежащие доказыванию. Приходит к выводу, что если и можно говорить об организации к приготовлению вымогательства, то только 11 акций стоимость которых явно не может превышать 1 миллиона рублей и даже 250 тысяч рублей. При соответствующем заключении судебно-экономической экспертизы и правильном применении уголовного закона квалификация действий Крикливцева должна быть следующей: при рыночной стоимости 11 акций менее 250 тысяч рублей - ч. 3 ст. 33, ч. 1 ст. 30, ч. 1 ст. 163 УК РФ (в силу ч. 2 ст. 30 УК РФ уголовная ответственность не наступает и уголовное дело должно быть прекращено), при рыночной стоимости 11 акций от 250 тысяч рублей до 1 миллиона рублей - ч. 3 ст. 33, ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 2 ст. 163 УК РФ (срок наказания не может превышать 3,6 года лишения свободы Считает, что суд апелляционной инстанции безосновательно назначил повторную судебную экспертизу, без вызова и допроса экспертов, которые проводили первоначальную и дополнительную экспертизы. Считает, что судебная коллегия нарушила требования ч.1 ст. 198 и ч.4 ст.283 УПК РФ Указывает, что его и его подзащитного не ознакомили с определением о назначении повторной судебно-экономической экспертизой. Полагает, что заключение экспертов от 11 октября 2016 года подлежит исключению из числа доказательств, как недопустимое, в связи с грубейшими нарушениями процессуального закона. Кроме того, ссылаясь на апелляционный приговор Судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда от 29 июня 2016 года, указывает, что суд апелляционной инстанции при пересмотре обжалуемого приговора необоснованно не применил положения ст.70 УК РФ.

Изучив доводы кассационной жалобы адвоката Танько А.А. в защиту осужденного Крикливцева и истребованные материалы уголовного дела полагаю, что оснований для пересмотра обжалуемых судебных решений не имеется.

15

В соответствии с ч. 1 ст. 401 УПК РФ, основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при

2

рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Таких нарушений уголовного и уголовно-процессуального закона повлиявших на исход данного дела, не допущено.

В силу ст. 401 УПК РФ при рассмотрении кассационной жалобы судья кассационной инстанции проверяет только законность судебных решений, то есть правильность применения норм уголовного и норм уголовно-процессуального права (вопросы права).

С учетом данного ограничения во взаимосвязи с требованиями ч. 1 ст. 401 УПК РФ доводы кассационной жалобы защитника о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела не подлежат удовлетворению.

Обвинительный приговор в отношении Крикливцева, учитывая изменения, соответствует требованиям ст.307, 308 УПК РФ.

Как усматривается из приговора, собранные по делу доказательства, в частности показания потерпевшего З , показания осужденного по этому же приговору Т , данные им в ходе предварительного следствия и подтвержденные им в судебном заседании, свидетелей З , Л Г И М Л Б , сведения содержащиеся в материалах оперативно-розыскного мероприятия «Оперативный эксперимент», протоколы следственных действий, и другие письменные доказательства, суд проверил и оценил, в том числе с точки зрения допустимости.

При пересмотре уголовного дела в апелляционном порядке, принимая во внимание, что по результатам первоначальной и дополнительной экспертиз, проведенных в ходе предварительного расследования и в апелляционной инстанции, представления как стороной защиты, так и стороной обвинения документов, влияющих на оценку рыночной стоимости акций ЗАО « », были выявлены противоречия, повлекшие возникновение вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств и как следствие, существенные сомнения в обоснованности имеющих юридическое значение по уголовному делу, судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда пришла к правильному выводу о назначении повторной судебной комиссионной экономической экспертизы мотивировав свое решение в определении от 21 июня 2016 года, которое соответствует требованиям уголовно-процессуального закона (т. 11 л.д. 117- 119).

3

Назначение судом апелляционной инстанции повторной судебной комиссионной экспертизы отвечает положениям ст. 195, ч. 2 ст. 207 УПК РФ.

Согласно протоколу судебного заседания суда апелляционной инстанции от 21 июня 2016 года, нарушений прав осужденного и его защитника при назначении повторной комиссионной экспертизы судом не допущено. Так. ходатайство о назначении указанной экспертизы было заявлено представителем потерпевшего в ходе судебного разбирательства проведенное с участием сторон. При его разрешении, в установленном законом порядке, стороны активно заявляли свои доводы по этому поводу. В соответствии с требованиями ст. 198. ст. 256 УПК РФ определение судебной коллегии было вынесено в совещательной комнате, публично оглашено в судебном заседании, с участием осужденных и их защитников. С заключением комиссионной экспертизы стороны ознакомлены в полном объеме, о чем в материалах уголовного дела имеются соответствующие расписки.

Повторное комиссионное заключение экспертов от 11 октября 2016 года оценено судебной коллегией в совокупности с другими доказательствами, при этом судом апелляционной инстанции установлено что данное заключение соответствует требованиям ст.ст. 200 и 204 УПК РФ и основано на исследовании, оценке и анализе всех письменных материалов уголовного дела. Оснований сомневаться в компетентности экспертов научной обоснованности выводов экспертов у судебной коллегии не имелось.

Учитывая, что судом первой инстанции установлено участие в преступлении Крикливцева в качестве организатора преступления, но неверно квалифицированы его действия как совершение преступления группой лиц по предварительному сговору, а также принимая во внимание что выполнение Крикливцевым организационных и руководящих действий связанных с реализацией своего преступного умысла при пособничестве Т , направленных на вымогательство имущественных прав потерпевшего, было осуществлено в условиях проведения оперативно розыскного мероприятия «оперативный эксперимент» с участием в качестве «исполнителя» преступления З , давшего согласие на это участие судебная коллегия правильно исключила осуждение Крикливцева по квалифицирующему признаку - совершение преступления группой лиц по предварительному сговору, и переквалифицировала его деяния нач. 3 ст. 33, ч. 1 ст. 30, п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ. Оснований для иной юридической оценки действий Крикливцева, как о том ставится вопрос в жалобе, не имеется.

Наказание осужденному назначено в соответствии с требованиями ст.6,

4

60, ч.2 ст.66 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, конкретных обстоятельств дела, данных о личности виновного.

Вопросы, связанные с исполнением приговора при наличии других неисполненных приговоров, если это не решено в последнем по времени приговоре в соответствии со ст.70 УК РФ, разрешаются судом постановившим приговор, в порядке, предусмотренном ст.396, 397 УПК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь п.1 ч.2 ст.401 УПК РФ,

постановил:

отказать в передаче кассационной жалобы адвоката Танько А.А. в защиту осужденного Крикливцева А П о пересмотре приговора Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга от 10 августа 2015 года и апелляционного определения судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда от 29 ноября 2016 года для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции Судья Верховного Суда Российской Федерации А.Н.Климов

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...