Актуально на:
29 ноября 2020 г.
Кодекс об административных правонарушениях, N 195-ФЗ | ст. 2.1 КоАП РФ

Статья 2.1 КоАП РФ. Административное правонарушение (действующая редакция)

1. Административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое настоящим Кодексом или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность.

2. Юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых настоящим Кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

3. Назначение административного наказания юридическому лицу не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение виновное физическое лицо, равно как и привлечение к административной или уголовной ответственности физического лица не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение юридическое лицо.

Комментарий к ст. 2.1 КоАП РФ

1. Часть первая комментируемой ст. 2.1 КоАП РФ определяет понятие административного правонарушения.

Исторически в правовой науке и в законодательстве сложились два подхода к пониманию административных правонарушений.

В конце XIX века значительно возросло количество административных актов, нарушающих права индивидов. Поэтому наиболее развитые государства вынуждены были признать себя ответственными за действия своей администрации, даже если эти действия совершались в соответствии с предоставленной ей компетенцией. Возникла необходимость законного и обоснованного разрешения споров между представителями власти и гражданами. Поэтому в развитых государствах мира был образован институт административной юстиции - важнейшее средство общественного контроля за деятельностью администраций. Такое представление о сущности административных деликтов и ответственности за их совершение легло в основу построения административного законодательства Франции, ФРГ, Англии, США.

Второй подход, который условно называют карательным, первоначально, до возникновения понятия административных правонарушений в собственном смысле, доминировал в Германии в XVIII - XIX вв. Проступки, за которые наступала ответственность, назывались exekutivstrafen, позднее - полицейскими, или фискальными, деликтами. Они представляли собой уголовные проступки. Лица, их совершившие, несли уголовную ответственность. В целом законодательством Пруссии, а затем Германии закреплялось административное усмотрение на уголовное принуждение. Таким образом, сложилось иное понимание административных правонарушений - как неисполнение населением административных предписаний государственной власти либо совершение таких действий, наказание за которые назначались в административном порядке. Целью подобных наказаний было не восстановление нарушенного права, а наказание за ослушание. В настоящее время в Германии взыскания, устанавливаемые в административном порядке, предназначаются для обеспечения выполнения административных постановлений, а не для кары, и применяются достаточно редко, поскольку карательные нормы содержатся в основном в уголовном законодательстве (Административное право: Курс лекций: Учебное пособие для вузов / Под ред. Э.Г. Липатова, С.Е. Чаннова. М., 2006. С. 281 - 282).

В силу ряда причин именно "прусский" подход получил второе рождение в нашем государстве в XIX веке и после 1917 года. Произошла трансформация административных правонарушений в иное явление, обозначаемое прежним термином. Из средства контроля за решениями органов государственной власти институт административных правонарушений, как, собственно, и вся отрасль административного права, превратился в придаток уголовного права, обеспечивая контроль государства над обществом, охраняя правопорядок угрозой наказания (Честнов И.Л. Институт административных правонарушений в системе права: Дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 1994. С. 9 - 11). Полицейское право играет важную роль и в построении науки современного российского административного права (Бельский К.С. К вопросу о предмете административного права // Гос. и право. 1997. N 11. С. 14 - 21; Соловей Ю.П. Российское полицейское право: история и современность // Гос. и право. 1995. N 6; Бельский К.С., Елисеев Б.П., Кучеров И.И. Полицейское право как подотрасль административного права // Гос. и право. 2001. N 12. С. 45 - 53; и др.).

Таким образом, и в настоящее время понятие административного правонарушения в российском законодательстве и правовой науке связано прежде всего с карательным характером административной ответственности.

Согласно комментируемой статье административное правонарушение представляет собой деяние, которое может проявляться в двух формах: действие и бездействие. Из его определения в юридической науке обычно выделяют следующие признаки административного правонарушения:

- противоправность. Противоправность означает, что совершением данного деяния (действия или бездействия) обязательно нарушены нормы права. Никакое деяние не может быть признано административным правонарушением и за его совершение не может наступить административная ответственность, если при этом не были нарушены нормы права. Так, например, административное правонарушение, предусмотренное ст. 12.6 КоАП РФ: "Нарушение правил применения ремней безопасности или мотошлемов", связано с нарушением правил, установленных п. 2.1.2 Правил дорожного движения Российской Федерации (утверждены Постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г. N 1090): при движении на транспортном средстве, оборудованном ремнями безопасности, быть пристегнутым и не перевозить пассажиров, не пристегнутых ремнями. При управлении мотоциклом быть в застегнутом мотошлеме и не перевозить пассажиров без застегнутого мотошлема;

- виновность. Виновность означает, что являющееся административным правонарушением деяние совершается при наличии вины. Отсутствие вины не позволяет считать данное деяние (даже противоправное) административным правонарушением. Вина может выступать в двух формах: в форме умысла и в форме неосторожности (см. об этом комментарий к ст. 2.2 КоАП РФ). Статья 1.5 КоАП РФ непосредственно указывает, что лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина, а п. 3 ст. 26.1 КоАП РФ - что по делу об административном правонарушении выяснению подлежит виновность лица в совершении административного правонарушения.

Часть 2 комментируемой статьи регламентирует особенности определения вины юридических лиц:

- наказуемость. Она означает, что за совершение данного деяния предусмотрена административная ответственность. Иногда за совершение противоправного деяния законодательством предусмотрена иная ответственность (дисциплинарная, уголовная и др.) либо не установлено никакой ответственности. В последнем случае деяние, несмотря на его противоправность, возможную виновность и общественную опасность, не может быть признано административным правонарушением. Так, например, в соответствии с абз. 1 п. 10.2 Правил дорожного движения Российской Федерации в населенных пунктах разрешается движение транспортных средств со скоростью не более 60 км/ч. При этом ст. 12.9 КоАП РФ устанавливает административную ответственность за превышение установленной скорости движения транспортного средства начиная от превышения не менее 20 км/ч. Таким образом, движение транспортного средства в населенном пункте, например, со скоростью 79 км/ч будет противоправным, но не административно наказуемым деянием.

Таковое деяние имеет некоторые признаки, характерные для административного правонарушения (общественная опасность, противоправность, виновность), за исключением наказуемости, и именно в силу отсутствия последнего административным правонарушением не является.

В то же время не за каждое деяние, даже содержащее все вышеназванные признаки, будет наступать административная ответственность. Отсутствие в деянии состава административного правонарушения исключает возможность привлечения лица, его совершившего, к административной ответственности.

2. Как было отмечено выше, вина является обязательным условием привлечения лица к административной ответственности, однако традиционная концепция вины как психического отношения лица к совершенному им деянию малоприменима к определению виновности юридических лиц. Юридическим лицом является искусственно созданный посредством юридической фикции субъект права, поэтому как таковое оно не осуществляет никакой психической деятельности.

В связи с этим в научной литературе и в нормативных документах предлагались различные подходы к определению вины юридических лиц. Так, распространенным является понимание вины юридических лиц как психологического отношения к содеянному коллектива, определяемого по доминирующей воле в этом коллективе (Петров М.П. Административная ответственность организаций (юридических лиц): Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 1998. С. 6). Аналогичное по конструкции понятие вины содержится в ст. 110 Налогового кодекса РФ.

В науке административного права имеет место и иной подход к вине юридического лица. Он основан на приоритете объективного аспекта в деятельности юридического лица. При таком рассмотрении вина юридического лица определяется как "комплекс негативных элементов, характеризующихся дезорганизацией деятельности юридического лица, непринятием им необходимых мер для надлежащего исполнения возложенных на него обязанностей, неприложением требуемых усилий для предупреждения правонарушений и устранения их причин" (Овчарова Е.В. Административная ответственность юридических лиц: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2001. С. 13).

Эта концепция оказалась положена в основу законодательного определения вины, данного в ч. 2 комментируемой статьи. Суть данного подхода заключается в определении реальной возможности или невозможности для юридического лица соблюсти те нормы и правила, за нарушение которых и установлена административная ответственность. В юридической литературе данный подход к определению вины юридического лица получил название комплексного, включающего объективный и субъективный критерии. Как отмечает А.С. Дугенец, объективная вина - это вина организации, с точки зрения государственного органа, назначающего административное наказание в зависимости от характера конкретных действий или бездействия юридического лица, нарушающих установленные правила поведения; это то, что известно как объективное вменение; субъективная вина - отношение организации в лице ее коллектива, администрации, должностных лиц к противоправному деянию (Дугенец А.С. Административная ответственность в российском праве: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2005. С. 11).

Конституционный Суд Российской Федерации в своем Определении от 21 апреля 2005 г. N 119-О указал, что положения ч. 2 ст. 2.1 КоАП РФ, предусматривающие основания, при обязательном наличии которых юридическое лицо может быть признано виновным в совершении административного правонарушения, направлены на обеспечение действия презумпции невиновности (ст. 1.5 КоАП РФ) и имеют целью исключить возможность привлечения юридических лиц к административной ответственности при отсутствии их вины.

Несмотря на указание в КоАП РФ на необходимость установления вины юридических лиц для привлечения их к ответственности, проблему все же трудно считать решенной. Совершенно очевидно, что такие формулировки, как "имелась возможность для соблюдения правил и норм", "не были приняты все зависящие от него меры", носят оценочный характер и оставляют широкий простор для усмотрения правоприменителя. Это, собственно, и было подтверждено Конституционным Судом Российской Федерации в том же Определении от 21 апреля 2005 г.: установление того, имелась ли у юридического лица возможность для соблюдения норм и правил, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, и были ли приняты все зависящие от него меры по их соблюдению, а также проверка доказательств, свидетельствующих о наличии или отсутствии его вины (умышленной или неосторожной), связано с исследованием фактических обстоятельств дела, что является прерогативой судов общей и арбитражной юрисдикции и не входит в компетенцию Конституционного Суда РФ, определенную ст. 125 Конституции РФ и ст. 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" (данная позиция была подтверждена Конституционным Судом Российской Федерации также в Определениях от 02.04.2009 N 486-О-О; от 19.05.2009 N 572-О-О и от 07.12.2010 N 1620-О-О).

В Постановлении от 25.02.2014 N 4-П Конституционный Суд Российской Федерации указал, что "содержательно вина юридического лица в совершении административного правонарушения может выражаться различным образом - в полном игнорировании требований законодательства, в уклонении от исполнения отдельных правовых предписаний, в неиспользовании всех доступных средств для соблюдения установленных правил и т.п. Составообразующего значения для квалификации совершенного юридическим лицом административного правонарушения эти обстоятельства не имеют, однако в правоприменительной практике назначения административного наказания их учет не лишен смысла".

На необходимость выяснения виновности лица в совершении административного правонарушения обращал внимание Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ в п. 16 Постановления от 02.06.2004 N 10 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях" (Постановление сохраняет свою силу до принятия соответствующих решений Пленумом Верховного Суда Российской Федерации).

В соответствии с п. 16 Постановления выяснение виновности лица в совершении административного правонарушения осуществляется на основании данных, зафиксированных в протоколе об административном правонарушении, объяснений лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, в том числе об отсутствии возможности для соблюдения соответствующих правил и норм, о принятии всех зависящих от него мер по их соблюдению, а также на основании иных доказательств, предусмотренных частью 2 статьи 26.2 КоАП РФ.

Рассматривая дело об административном правонарушении, арбитражный суд в судебном акте не вправе указывать на наличие или отсутствие вины должностного лица или работника в совершенном правонарушении, поскольку установление виновности названных лиц не относится к компетенции арбитражного суда. Соответственно, органы и должностные лица при привлечении юридического лица к административной ответственности обязаны выяснить наличие именно его вины в его действиях, а не переносить автоматически вину работников данного юридического лица на все лицо в целом.

Однако на практике, как правило, правоприменители исходят из того, что наличие вины работника юридического лица в совершенном правонарушении свидетельствует о том, что данное юридическое лицо не приняло все зависящие от него меры по соблюдению установленных норм и правил. Так, например, Девятый арбитражный апелляционный суд, рассматривая дело о привлечении к административной ответственности потребительского общества "Органика" по ч. 2 ст. 14.5 КоАП РФ (Неприменение контрольно-кассовой техники в установленных законодательством Российской Федерации о применении контрольно-кассовой техники случаях), в частности, указал: по смыслу ч. 3 ст. 2.1 КоАП РФ вина конкретного работника в совершении административного правонарушения не может являться основанием для освобождения юридического лица от административной ответственности за правонарушение. Поскольку Столярова Р.Д. осуществляла свою деятельность от имени и в интересах потребительского общества (Заявителя) и является его работником (пайщиком), то названное Общество является ответственным за применение ККТ (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 15 июня 2017 г. по делу N А40-8138/2017). Арбитражный суд Камчатского края, признавая виновным общество с ограниченной ответственностью "Курильский пролив" в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 18.1 КоАП РФ (Нарушение правил пересечения Государственной границы Российской Федерации лицами и (или) транспортными средствами либо нарушение порядка следования таких лиц и (или) транспортных средств от Государственной границы Российской Федерации до пунктов пропуска через Государственную границу Российской Федерации и в обратном направлении), указал: ответственность за административное правонарушение по части 1 статьи 18.1 КоАП РФ наступает вне зависимости от вины конкретных должностных лиц Общества. Неисполнение данными должностными лицами (в частности, капитаном судна) своих должностных обязанностей не исключает возможности привлечения самого юридического лица к административной ответственности в силу части 3 статьи 2.1 названного Кодекса (решение Арбитражного суда Камчатского края от 12 мая 2017 г. по делу N А24-1294/2017). Аналогичные по смыслу заключения можно встретить и во многих иных актах судебных органов.

Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации также отметил, что, в отличие от физических лиц, в отношении юридических лиц КоАП РФ формы вины (статья 2.2 КоАП РФ) не выделяет. Следовательно, и в тех случаях, когда в соответствующих статьях Особенной части КоАП РФ возможность привлечения к административной ответственности за административное правонарушение ставится в зависимость от формы вины, в отношении юридических лиц требуется лишь установление того, что у соответствующего лица имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, но им не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению (часть 2 статьи 2.1 КоАП РФ). Обстоятельства, указанные в части 1 или части 2 статьи 2.2 КоАП РФ, применительно к юридическим лицам установлению не подлежат (п. 16.1 Постановления).

Верховный Суд Российской Федерации в своих постановлениях неоднократно констатировал, что наличие возможности для соблюдения правил и норм, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, всегда анализируется судами при рассмотрении дел в отношении юридических лиц (см., например: Постановления от 09.11.2016 N 303-АД16-12333 по делу N А04-2847/2016; от 04.10.2016 N 306-АД16-12487 по делу N А06-8433/2015; от 04.12.2015 N 308-АД15-10495 по делу N А32-36328/2014 и др.)

При этом в качестве обоснования наличия вины юридического лица в совершении административного правонарушения суды, как правило, указывают на то, что указанными юридическими лицами не представлены доказательства, свидетельствующие о том, что правонарушение вызвано чрезвычайными обстоятельствами и другими непредвиденными, непреодолимыми препятствиями, находящимися вне их контроля (см., например: Постановление Двадцать первого арбитражного апелляционного суда от 15 февраля 2017 г. по делу N А83-4040/2016; решение Арбитражного суда города Москвы от 13 февраля 2017 г. по делу N А40-237018/2016; решение Арбитражного суда города Москвы от 15 февраля 2017 г. по делу N А40-254089/2016; и др.).

Хотя по общему правилу установление вины юридического лица в совершенном им административном правонарушении является обязательным, КоАП РФ содержит несколько исключений из этого правила. В соответствии с ч. ч. 3 - 6 ст. 2.10 КоАП РФ при реорганизации юридических лиц (слиянии, присоединении, разделении, преобразовании) вновь возникшие юридические лица несут ответственность независимо от того, было ли известно привлекаемому к административной ответственности юридическому лицу о факте административного правонарушения до завершения реорганизации, то есть при отсутствии его вины. Более подробно см. об этом комментарий к ст. 2.10.

3. Назначение административного наказания юридическому лицу не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение виновное физическое лицо, равно как и привлечение к административной или уголовной ответственности физического лица не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение юридическое лицо. Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в своем Постановлении от 25.02.2014 N 4-П, "такое правовое регулирование, будучи обусловленным спецификой административной деликтоспособности юридических лиц, сопряженной с причастностью к совершению административных правонарушений не отдельных индивидов, а создаваемых в установленном законом порядке коммерческих и некоммерческих организаций, на которые как на участников гражданского оборота возлагаются и сопутствующие осуществляемой ими деятельности риски и которые - в отличие от физических лиц - не признаются субъектами уголовной ответственности, является конституционно допустимым (Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 27 апреля 2001 года N 7-П, от 26 ноября 2012 года N 28-П и от 17 января 2013 года N 1-П)".

Согласно позиции Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, выраженной в Постановлении от 02.06.2004 N 10, "в случае, если до рассмотрения арбитражным судом дела о привлечении к административной ответственности юридического лица (а равно дела об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности юридического лица) судом общей юрисдикции рассмотрено дело о привлечении к административной или уголовной ответственности за данное нарушение физического лица (а равно дело об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности физического лица), квалификация, данная судом общей юрисдикции совершенному деянию, с учетом статьи 69 АПК РФ не является обязательной для арбитражного суда. При этом оценка, данная судом общей юрисдикции, обстоятельствам, которые установлены в рассмотренном им деле, принимается во внимание арбитражным судом" (п. 16.2).

Федеральная антимонопольная служба в Методических рекомендациях по применению антимонопольными органами статьи 2.9 КоАП (в части прекращения дел об административных правонарушениях, связанных с нарушением антимонопольного законодательства, по малозначительности) (http://orel.f.isfb.ru), указала, что в случае освобождения юридического лица, совершившего административное правонарушение, от административной ответственности в соответствии со статьей 2.9 КоАП РФ (то есть в связи с малозначительностью) следует решить вопрос об освобождении от административной ответственности за данное правонарушение и физического лица.

Источник комментария:
Под общ. Л.В. Чистяковой "ПОСТАТЕЙНЫЙ КОММЕНТАРИЙ К КОДЕКСУ РФ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ГЛАВА 1-8. ТОМ 1"
ЧИСТЯКОВА Л.В. АМЕЛИН Р.В. КОЛОКОЛОВ А.В. КОЛОКОЛОВА М.Д. ЛИПАТОВ Э.Г. СВЕЧНИКОВА И.В. ЧАННОВА С.Е., 2019. Издательство "РосБух"


Судебная практика по статье 2.1 КоАП РФ:

Изменения документа
Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...