Актуально на:
27 января 2022 г.
Гражданский процессуальный кодекс, N 138-ФЗ | ст. 185 ГПК РФ

Статья 185 ГПК РФ. Воспроизведение аудио- или видеозаписи и ее исследование (действующая редакция)

1. При воспроизведении аудио- или видеозаписи, содержащей сведения личного характера, а также при ее исследовании применяются правила, предусмотренные статьей 182 настоящего Кодекса.

2. Воспроизведение аудио- или видеозаписи осуществляется в зале заседания или ином специально оборудованном для этой цели помещении с указанием в протоколе судебного заседания признаков воспроизводящих источников доказательств и времени воспроизведения. После этого суд заслушивает объяснения лиц, участвующих в деле. При необходимости воспроизведение аудио- или видеозаписи может быть повторено полностью либо в какой-либо части.

3. В целях выяснения содержащихся в аудио- или видеозаписи сведений судом может быть привлечен специалист. В необходимых случаях суд может назначить экспертизу.

Комментарий к ст. 185 ГПК РФ

1. Аудио- и видеозаписи впервые включены в число доказательств в гражданском судопроизводстве в качестве самостоятельного средства доказывания действующим ГПК РФ. В настоящее время аудио- и видеозаписи используются для доказывания в гражданском, уголовном, административном, арбитражном процессах. Развитие технических средств, появление доступных для использования звуко- и видеозаписывающих устройств привело к широкому использованию этих средств доказывания.

Если первоначально аудио- и видеозаписи использовались при рассмотрении отдельных, достаточно ограниченных категорий дел, то теперь их предоставляют по имущественным, семейным, жилищным и прочим делам.

Пример: по одному из дел, рассмотренных в кассационном порядке Верховным Судом РФ, установлено, что аудиозаписью сторона подтверждала условия письменной сделки.

Судом апелляционной инстанции по данному делу было указано, что представленная истицей аудиозапись телефонных переговоров является недопустимым доказательством, поскольку была получена без согласия ответчицы.

С выводами суда апелляционной инстанции судебная коллегия Верховного Суда РФ не согласилась, апелляционное определение отменила, указав при этом, что аудиозаписи отнесены ГПК РФ к самостоятельным средствам доказывания, в связи с чем истица в обоснование того, что денежные средства по договору займа предоставлялись на общие нужды супругов, вправе ссылаться на аудиозапись беседы с ними. При этом истицей суду были представлены исчерпывающие сведения о том, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи, а ответчица не оспаривала их достоверность и подтвердила факт телефонных переговоров с истицей. Исходя из изложенного, представление истицей аудиозаписи соответствует требованиям о допустимости доказательств.

В обоснование недопустимости аудиозаписи телефонного разговора суд сослался на п. 8 ст. 9 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и защите информации", согласно которому запрещается требовать от гражданина (физического лица) предоставления информации о его частной жизни, в том числе информации, составляющей личную или семейную тайну, и получать такую информацию помимо воли гражданина (физического лица), если иное не предусмотрено федеральными законами. По мнению апелляционной инстанции, запись разговора между истицей и ответчицей была сделана первой без уведомления о фиксации разговора, а потому такая информация получена помимо воли ответчицы, что недопустимо в силу вышеприведенной нормы закона. При этом не было учтено, что запись телефонного разговора была произведена одним из лиц, участвовавших в этом разговоре, и касалась обстоятельств, связанных с договорными отношениями между сторонами. В связи с этим запрет на фиксацию такой информации на указанный случай не распространяется (см. Определение Верховного Суда РФ от 6 декабря 2016 г. N 35-КГ16-18).

В другом деле видеозаписью разговора истца и ответчика ответчик доказывал безденежность займа. Верховный Суд РФ признал допустимым использование видеозаписи в доказывании этого обстоятельства, отметив, что законом установлены пределы допустимости только свидетельских показаний, но не видеозаписей.

Пример: А. обратился в суд с иском к В. о взыскании долга по договору займа и процентов за пользование чужими денежными средствами. Иск мотивирован тем, что 3 августа 2012 г. между ним и ответчиком был заключен нотариально удостоверенный договор займа, по условиям которого ответчик взял у него в долг денежные средства со сроком возврата 3 августа 2013 г., свои обязательства не выполнил.

Разрешая спор по существу и отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции пришел к выводу о безденежности заключенного между сторонами договора займа от 3 августа 2012 г. При этом судом в качестве доказательства безденежности договора была принята представленная В. видеозапись разговора между сторонами, сделанная им с помощью мобильного телефона 10 июля 2013 г., из которой следует, что в действительности деньги ответчику в долг не передавались, а между сторонами сложились иные правоотношения, вытекающие из обязательства по возмещению ущерба.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции и удовлетворяя иск, исходил из положений ч. 2 ст. 55 ГПК РФ о том, что доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда. Суд апелляционной инстанции указал, что запись была получена с нарушением положений ч. 1 и 2 ст. 23 и ч. 1 ст. 24 Конституции РФ, а также ст. 9 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ. Распечатку видеозаписи беседы судебная коллегия также посчитала не соответствующей положениям ч. 1 ст. 71 ГПК РФ, поскольку она никем не заверена и не позволяет установить достоверность представленного письменного доказательства.

С выводами суда апелляционной инстанции судебная коллегия Верховного Суда РФ не согласилась по следующим основаниям. По смыслу п. п. 1 и 2 ст. 812 ГК РФ в подтверждение безденежности договора займа заемщик не вправе ссылаться только на свидетельские показания (за исключением указанных в законе случаев). В отношении других видов доказательств такого запрета законодателем не установлено. Аудио- и видеозапись отнесены ГПК РФ к самостоятельным средствам доказывания, и ответчик был вправе в обоснование безденежности договора займа и существования с истцом иных правоотношений ссылаться на видеозапись беседы с ним, где тот не отрицает, что денежные средства фактически ответчику в долг не передавались. Ссылка суда апелляционной инстанции на нарушение законодательства, запрещающего получать сведения о частной жизни, личной и семейной тайне гражданина без его согласия, является неправильной, поскольку ответчиком была получена информация, касающаяся договорных отношений между ним и ответчиком, а потому не был нарушен запрет на получение сведений о частной жизни, установленный п. 8 ст. 9 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ. В отношении представленной распечатки записи не требовалось ее специального заверения. Соответствие содержания распечатки записи, имеющейся на представленном суду электронном носителе, надлежало проверить суду (см. Определение Верховного Суда РФ от 14 апреля 2015 г. N 33-КГ15-6).

2. В соответствии со ст. 77 ГПК РФ лицо, представляющее аудио- и (или) видеозаписи на электронном или ином носителе либо ходатайствующее об их истребовании, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи.

Вопрос о приобщении к делу в качестве доказательств аудио- и видеозаписей, представленных участвующими в деле лицами, разрешается судом с учетом общих требований проверки их относимости и допустимости.

Относимость доказательств проверяется путем сопоставления сведений, содержащихся в представляемых записях, обстоятельствам, входящим в предмет доказывания по делу. Так как визуальное исследование носителя информации не дает суду представления о его содержании, суд может рекомендовать лицу, ходатайствующему о приобщении этого доказательства, представить расшифровку записей на бумажном носителе.

3. Поскольку аудио- и видеозаписи легко копируются без искажения информации, законом не установлено ограничений на предоставление суду копий таких записей.

В соответствии в ч. 1 ст. 78 ГПК РФ носители аудио- и видеозаписей хранятся в суде. Суд принимает меры для сохранения их в неизменном состоянии.

Возврат носителей аудио- и видеозаписей представившим их лицам может быть осуществлен только в исключительных случаях после вступления решения в законную силу (ч. 2 ст. 78 ГПК РФ), в отличие от письменных доказательств, которые всегда возвращаются по просьбе представивших лиц (ч. 1 ст. 72 ГПК РФ), и вещественных доказательств, которые возвращаются или реализуются после вступления решения в законную силу независимо от ходатайств представивших лиц (ч. 1 ст. 76 ГПК РФ).

4. Часть 1 комментируемой статьи устанавливает особые правила исследования аудио- и видеозаписей, содержащих сведения личного характера. Они аналогичны правилам исследования личной переписки и телеграфных сообщений граждан (комментируемая статья прямо отсылает к нормам ст. 182 ГПК РФ).

Из этого следует, что исследование аудио- и видеозаписей, содержащих записи о личной жизни, может производиться в открытом судебном заседании только с согласия лиц, обстоятельства чьей личной жизни содержат исследуемые доказательства.

В соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ, изложенными в п. 11 Постановления от 13 декабря 2012 г. N 35 "Об открытости и гласности судопроизводства и о доступе к информации о деятельности судов", наличие в деле сведений, относящихся к частной жизни участвующих в деле лиц, не является безусловным основанием для принятия судом решения о проведении разбирательства дела в закрытом судебном заседании. Судам при решении вопроса о проведении разбирательства дела в закрытом судебном заседании по мотиву обеспечения права лица на неприкосновенность частной жизни надлежит принимать во внимание характер и содержание сведений о частной жизни лица, а также возможные последствия разглашения таких сведений. Однако с учетом положений ст. 182, 185 ГПК РФ, ч. 4 ст. 241 УПК РФ переписка, запись телефонных и иных переговоров, телеграфные, почтовые и иные сообщения лиц, а также материалы аудиозаписи, фотосъемки, видеозаписи, киносъемки, носящие личный характер, оглашаются и исследуются в ходе открытого судебного разбирательства только при наличии согласия этих лиц на оглашение и исследование таких материалов.

Если согласие на исследование аудио- или видеозаписей лиц, обстоятельства чьей личной жизни содержат исследуемые доказательства, судом не получено, такие аудио- или видеозаписи могут исследоваться в закрытом судебном заседании. При этом закрытым должно быть не все судебное заседание, а только та его часть, в которой исследуются соответствующие доказательства.

5. Для исследования аудио- и видеозаписей закон предусматривает такой способ, как их воспроизведение: аудиозаписи прослушиваются, видеозаписи просматриваются.

Воспроизведение, как и всякое исследование доказательств, производится в судебном заседании.

Поскольку воспроизведение этих записей требует специального оборудования, закон содержит определенные требования к технической процедуре проведения исследования этих доказательств. Прослушивание и просмотр записей может осуществляться в зале судебного заседания, если туда доставлено соответствующее оборудование, или в ином помещении. Например, просмотр видеозаписей может осуществляться в специально оборудованном помещении суда. В этом случае в это помещение приглашаются все участвующие в деле лица и, если процесс носит открытый характер, присутствующие в зале судебного заседания слушатели. Если для воспроизведения записей требуется специальное оборудование, которое отсутствует в суде, исследование записей может быть произведено судом и участвующими в деле лицами в ином помещении.

На качество воспроизводимых записей может оказывать влияние используемая техника. Поэтому признаки воспроизводящих источников доказательств отражаются в протоколе судебного заседания.

Воспроизведение аудио- и видеозаписей требует значительного времени, поэтому иногда судьи ограничиваются исследованием самого носителя аудио- или видеозаписи - приобщенного к материалам дела диска с записями. Это является грубым нарушением процессуальных норм, поскольку такое исследование не имеет никакой информационной значимости, само визуальное изучение диска не раскрывает сведений об обстоятельствах, которые содержит исследуемое средство доказывания.

Пример: такое нарушение явилось одним из оснований для отмены в порядке надзора Верховным Судом РФ решения Пресненского районного суда г. Москвы от 28 июля 2009 г. и Определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20 октября 2009 г. по делу по иску Д., Х. и С. к ОАО "ТНТ-Телесеть". Обращаясь в суд, истцы просили признать трансляцию телепрограммы "Дом-2" по телекоммуникационным сетям открытого доступа, в том числе в доступное для просмотра детьми время вещания, нарушением законодательства РФ, запретить трансляцию телепрограммы "Дом-2" в утренние, дневные и ранние вечерние часы, то есть во временном интервале с 4 часов утра до 23 часов вечера. Исковые требования были удовлетворены, суд второй инстанции оставил без изменения решение суда первой инстанции.

Верховный Суд РФ, отменяя состоявшиеся по делу судебные постановления и направляя дело на новое рассмотрение, указал на то, что ответчиком ОАО "ТНТ-Телесеть" до начала судебного разбирательства суду первой инстанции было заявлено на основании ч. 1 ст. 157 и ч. 2 ст. 185 ГПК РФ ходатайство об исследовании доказательств по делу путем просмотра дисков с видеозаписями программы "Дом-2", однако суд первой инстанции, сославшись на большой объем представленных в суд видеоматериалов (283 диска с видеозаписями), а также на то, что они уже были предметом исследования при производстве назначенной судом экспертизы, отказал ответчику в удовлетворении ходатайства, решив ограничиться обозрением дисков (то есть носителей информации) с записью телепрограммы "Дом-2". При этом суд сослался на то, что записи телепрограммы "Дом-2" на видеодисках в качестве материала для экспертного исследования были представлены самим ответчиком, а эксперты, проводившие экспертное исследование, ходатайств о предоставлении дополнительных материалов не заявляли, в судебном заседании подтвердили, что все видеодиски просмотрены ими в полном объеме.

Таким образом, суд, рассматривая дело, не просмотрел ни одной видеозаписи телепрограммы "Дом-2", ограничившись внешним изучением дисков (носителей информации), на которых программа была записана, тем самым заменив личное восприятие исследуемых первоначальных доказательств и их собственную оценку оценкой производных доказательств, то есть экспертных заключений, которые в силу прямого указания закона (ч. 3 ст. 86 ГПК) для суда не обязательны и не могут являться исключительным средством доказывания. Между тем из содержания ч. 3 ст. 185 ГПК РФ не следует, что назначение по делу в необходимых случаях экспертизы освобождает суд от обязанности соблюдать принцип непосредственного исследования доказательств, как один из основных принципов судебного разбирательства, обеспечивающих вынесение законного решения по делу.

В данном деле судом принцип непосредственного исследования видеозаписей телепрограммы "Дом-2" как доказательств по делу соблюден не был, а основой решения послужило лишь производное доказательство (экспертное заключение), что было признано существенным нарушением норм процессуального права, повлекшим вынесение незаконного решения (см. подробнее Определение Верховного Суда РФ от 5 октября 2010 г. N 5-В10-67).

6. Часть 3 комментируемой статьи предусматривает возможность исследования аудио- и видеозаписей с участием эксперта или специалиста.

Специалист может привлекаться к исследованию этих доказательств для оказания суду технической помощи в воспроизведении исследуемых записей, если работа с представленными носителями информации или воспроизводящими записи техническими устройствами представляет сложность для суда. Также специалист может привлекаться для консультирования суда как по самому процессу воспроизведения записей, так и по их содержанию.

Эксперт может привлекаться к исследованию записей, если они являются предметом экспертного исследования.

Источник комментария:
"КОММЕНТАРИЙ К ГЛАВЕ 15 "СУДЕБНОЕ РАЗБИРАТЕЛЬСТВО" ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 14 НОЯБРЯ 2002 Г. № 138-ФЗ"
Н.Ф. Никулинская, 2017


Судебная практика по статье 185 ГПК РФ:

Изменения документа
Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...