Актуально на:
23 марта 2019 г.
Гражданский кодекс, N 230-ФЗ | ст. 1474 ГК РФ

Статья 1474 ГК РФ. Исключительное право на фирменное наименование (действующая редакция)

1. Юридическому лицу принадлежит исключительное право использования своего фирменного наименования в качестве средства индивидуализации любым не противоречащим закону способом (исключительное право на фирменное наименование), в том числе путем его указания на вывесках, бланках, в счетах и иной документации, в объявлениях и рекламе, на товарах или их упаковках, в сети "Интернет".

Сокращенные фирменные наименования, а также фирменные наименования на языках народов Российской Федерации и иностранных языках защищаются исключительным правом на фирменное наименование при условии их включения в единый государственный реестр юридических лиц.

2. Распоряжение исключительным правом на фирменное наименование (в том числе путем его отчуждения или предоставления другому лицу права использования фирменного наименования) не допускается.

3. Не допускается использование юридическим лицом фирменного наименования, тождественного фирменному наименованию другого юридического лица или сходного с ним до степени смешения, если указанные юридические лица осуществляют аналогичную деятельность и фирменное наименование второго юридического лица было включено в единый государственный реестр юридических лиц ранее, чем фирменное наименование первого юридического лица.

4. Юридическое лицо, нарушившее правила пункта 3 настоящей статьи, по требованию правообладателя обязано по своему выбору прекратить использование фирменного наименования, тождественного фирменному наименованию правообладателя или сходного с ним до степени смешения, в отношении видов деятельности, аналогичных видам деятельности, осуществляемым правообладателем, или изменить свое фирменное наименование, а также обязано возместить правообладателю причиненные убытки.

Комментарий к ст. 1474 ГК РФ

1. Комментируемая статья посвящена одной из ключевых категорий права - исключительному праву на фирменное наименование.

Ранее исключительное право на фирменное наименование определялось в п. 4 ст. 54 ГК РФ и связывалось с его регистрацией, порядок которой должен был устанавливаться законом и иными правовыми актами. Вводным законом (ст. 17) п. 4 ст. 54 ГК РФ изложен в новой редакции, согласно которой права на фирменные наименования определяются в соответствии с правилами раздела VII ГК РФ.

Общие правила определения исключительного права гражданина или юридического лица закреплены в ст. 1229 ГК РФ (см. комментарий к указанной статье). Исключительное право сформулировано как в позитивной форме (правообладатель вправе использовать результат и средство), так и в негативной форме (правообладатель может запрещать другим лицам использование результата или средства).

Правообладателю принадлежит также правомочие по распоряжению исключительным правом (он может разрешать другим лицам использование результата или средства), которое детализировано в ст. 1233 - 1238 ГК РФ.

Исключительное право на результат или средство может принадлежать одному лицу или нескольким лицам совместно, кроме исключительного права на фирменное наименование. Другие особенности исключительного права на фирменное наименование, о которых речь пойдет ниже, раскрыты в комментируемой статье.

2. В абзаце первом п. 1 данной статьи сформулирована позитивная функция исключительного права на фирменное наименование: юридическому лицу принадлежит исключительное право использования своего фирменного наименования в качестве средства индивидуализации любым не противоречащим закону способом.

Кроме того, в этой норме изложен примерный перечень видов использования фирменного наименования: путем его указания на вывесках, бланках, счетах и иной документации, объявлениях и рекламе, на товарах и их упаковках.

В абзаце втором п. 1 комментируемой статьи предписано, что сокращенные фирменные наименования (в мировой практике их принято называть фирменными знаками), а также фирменные наименования на языках народов России и иностранных языках защищаются исключительным правом на фирменное наименование при условии их включения в Единый государственный реестр юридических лиц.

Поскольку указанные разновидности фирменного наименования используются правообладателем факультативно, то их правовая охрана в режиме исключительного права обусловлена обязательным включением сведений о них в Единый государственный реестр юридических лиц.

3. В пункте 2 комментируемой статьи раскрыта одна из основных особенностей правовой охраны фирменных наименований в России, заключающаяся в том, что распоряжение исключительным правом на фирменное наименование (в том числе путем его отчуждения или предоставления другому лицу права его использования) не допускается.

В этом отношении фирменное наименование сближается с другим средством индивидуализации - наименованием места происхождения товара; распоряжение исключительным правом на наименование места происхождения товара также не допускается (см. комментарий к п. 4 ст. 1519 ГК РФ).

Поэтому говорить об исключительном праве на фирменное наименование, которое в российском варианте лишено одного из своих основных элементов - права распоряжения, можно лишь условно.

В основе указанного решения законодателя лежит, на мой взгляд, широко распространенный в советской, а затем в российской правовой литературе тезис о том, что право на фирменное наименование - это личное неимущественное право (см. например: Советское гражданское право. Часть 1 / Под ред. В.А. Рясенцева. М., 1986. С. 183; Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации: Учебник. М., 2004. С. 580).

4. В соответствии с законодательствами большинства государств мира фирменные наименования, являясь объектом интеллектуальной, в том числе промышленной, собственности, может передаваться, т.е. быть предметом гражданского оборота, но только совместно с предприятием, которое оно обозначает.

Именно в этом случае используется понятие "фирменное наименование (nom commercial, trade name)" в тексте ст. 8 Парижской конвенции по охране промышленной собственности, оказавшей влияние на законодательства и судебную практику большинства государств мира. Так, например, согласно ст. 13 Закона Швеции о фирменных наименованиях от 29 марта 1974 г. N 156 (Industrial Property. 1986. N 10. Text 1-001) фирменное наименование может быть передано только совместно с предприятием, на котором фирменное наименование использовано.

5. С утверждением в российском праве концепции индивидуализации фирменного наименования юридического лица норма о возможности передачи права на фирменное наименование совместно с предприятием лишилась своего основания.

Следует особо отметить, что Положение о фирме, в котором была воплощена концепция индивидуализации фирмой предприятия, в ст. 12 допускало передачу фирменного наименования совместно с предприятием: в случае перехода предприятия к новому владельцу таковой может воспользоваться прежней фирмой предприятия лишь с согласия прежнего владельца или его правопреемников и лишь при условии добавления к ней указания на преемственную связь.

В период неопределенности с концепцией индивидуализации, длившийся с 1 января 1995 г. по 31 декабря 2007 г., возможность передачи фирменного наименования совместно с предприятием фактически существовала на основании ст. 132 и 559 ГК РФ (до вступления в силу их новых редакций, согласно которым термин "фирменное наименование" заменен термином "коммерческое обозначение").

С исключением возможности передачи фирменного наименования совместно с предприятием исключительное право на фирменное наименование, по сути, лишилось своего имущественного содержания и фактически слилось с такой категорией, как "наименование коммерческой организации", указанной в ст. 54 ГК РФ и в других специальных законах.

Наименование юридического лица - это личное неимущественное право. В этом качестве оно индивидуализирует юридическое лицо в целом как организацию, наделенную обособленным имуществом и выступающую в имущественных и личных неимущественных отношениях от своего имени во всех сферах деятельности. Эта особенность четко проявляется, когда юридическое лицо выступает в публично-правовых отношениях. В таких случаях применяется только термин "наименование юридического лица". В качестве примера можно привести ст. 7 и 9 Федерального закона от 8 августа 2001 г. N 134-ФЗ "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)" (СЗ РФ. 2001. N 33. Ст. 3436).

В тех случаях, когда наименование юридического лица используется в гражданском обороте, оно приобретает качество фирменного наименования, но не может быть предметом передачи вместе с передачей предприятия юридического лица.

Таким образом, российский законодатель для индивидуализации юридического лица определил фирменное наименование, которое в этой функции совпадает с собственно наименованием юридического лица, а для индивидуализации предприятия, собственником которого является юридическое лицо, - коммерческое обозначение, которое в этой функции заменяет фирменное наименование.

6. В пункте 3 комментируемой статьи сформулировано важное правило о запрете нарушения исключительного права на фирменное наименование.

Так, не допускается использование юридическим лицом фирменного наименования другого юридического лица или сходного с ним до степени смешения.

При этом такое использование считается незаконным при наличии следующих условий:

- если указанные юридические лица, использующие тождественные или сходные наименования, осуществляют аналогичную деятельность;

- фирменное наименование второго юридического лица включено в Единый государственный реестр юридических лиц ранее, чем фирменное наименование первого юридического лица (т.е. принимается во внимание "старшинство" права на фирменное наименование).

Следует признать, что формулировка п. 3 далека от совершенства.

Исключительное право на фирменное наименование предполагает, что правомочие запрета действует в отношении неопределенного круга лиц, т.е. имеет абсолютный характер.

Однако в комментируемой норме запрет использования чужого фирменного наименования адресован только юридическому лицу, которым, по смыслу ст. 1473 ГК РФ, является коммерческая организация, что в принципе существенно сужает объем исключительного права на фирменные наименования относительно субъектов ответственности за его нарушение.

В данной норме установлен запрет использования чужого фирменного наименования, но ничего не говорится о запрете использования других средств индивидуализации - товарных знаков, знаков обслуживания и наименований мест происхождения товаров в качестве отдельных элементов такого наименования. В этом случае объем исключительного права на фирменное наименование расширен, однако такое расширение произошло за счет сужения объема исключительного права на другие средства индивидуализации.

В анализируемой норме не раскрыто понятие "аналогичная деятельность", осуществляемая другими юридическими лицами с использованием спорных фирменных наименований.

Следует предположить, что речь идет о производстве однородных товаров, выполнении однородных работ или предоставлении однородных услуг, которые могут вызвать у потребителей представление о принадлежности этих товаров, работ, услуг определенному лицу. При этом должны приниматься во внимание различные признаки деятельности, в том числе род товара, вид материала, из которого изготовлен товар, виды работ, услуг, их назначение, круг потребителей.

7. В соответствии с ранее действовавшей редакцией п. 4 ст. 54 ГК РФ запрещалось использование чужого зарегистрированного фирменного наименования. С самого начала применения этой нормы правоприменительные органы толковали ее как недопустимость полного тождества фирменных наименований с учетом организационно-правовой формы юридических лиц, участвующих в спорных правоотношениях.

Суды и иные правоприменительные органы пошли по пути наименьшего сопротивления: во внимание принималось в первую очередь тождество или различие организационно-правовой формы организации. При этом отличительная часть фирменного наименования, т.е. наиболее запоминаемое название, под которым фирменное наименование известно публике, могло быть одинаковым у различных организаций. В принципе, такую точку зрения высказал Высший Арбитражный Суд РФ в своем письме от 29 мая 1992 г. "Об отдельных решениях совещаний по арбитражной практике" (Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1992. N 1).

В связи с этим определенный интерес представляет иск екатеринбургского хозяйственного товарищества с ограниченной ответственностью "Акцепт", который был предъявлен еще в мае 1991 г. московской Акционерской компании "Акцепт" в Государственном арбитраже г. Москвы. Ответчикам предъявлялось требование об изменении фирменного наименования, однако иск был отклонен, поскольку зарегистрированные в установленном порядке организации имели разную организационно-правовую форму. В декабре 1991 г. истец попытал счастья в бывшем Антимонопольном комитете, подав заявление о пресечении недобросовестной конкуренции со стороны уже пяти "Акцептов" (московского, новосибирского и трех екатеринбургских). И вновь проиграл дело, поскольку организации-ответчики имели различные, с учетом их организационно-правовой формы, фирменные наименования.

Правильное по существу решение Антимонопольного комитета по этому делу нуждалось, на мой взгляд, в дополнении: в подобных делах определяющим обстоятельством является доказанность факта смешения (или возможности смешения) спорных наименований только на соответствующем рынке товаров или услуг, когда конкуренты действуют в одной области предпринимательства и/или в одном и том же регионе страны. Так, стороны не являются конкурентами, если ответчик использует фирменное наименование истца для другого типа товаров (услуг) или в связи с другой сферой деловой активности. Например, один из видов продукции истца (водомаслоотделительные фильтры) никак не соотносятся с услугами Коммерческого банка "Акцепт" из Новосибирска. У этих организаций не было общей сферы деятельности, поэтому вероятность смешения их фирменных наименований исключена - так же, как и у екатеринбургского "Акцепта" и московского "Акцепта", развивающих свою деловую активность далеко друг от друга в территориальном смысле.

При исследовании доказательств смешения фирменных наименований необходимо принимать во внимание не только уставные документы организации, в которых, как правило, обозначается самое широкое поле деятельности, но и факты реального использования организациями своего фирменного наименования (в сделках, рекламе, на бланках, счетах, товарах или на упаковке и т.д.). Учитываться должны и другие факты: отличительный характер обозначений и масштаб их известности, период времени, в течение которого используется обозначение, степень сходства обозначения.

К сожалению, подобная практика сохранилась до настоящего времени. Российские суды в спорах о нарушении исключительного права на фирменное наименование придерживаются тактики сравнения на тождество полных фирменных наименований, учитывая только организационно-правовую форму организаций. Конечно, подобная практика совершенно не стыкуется с практикой государств с развитым правопорядком.

Следует полагать, что с введением в действие нормы п. 3 ст. 1474 о запрете использования не только тождественного фирменного наименования, но и сходного с ним до степени смешения, суды изменят свой подход к разрешению дел о нарушении исключительного права на фирменные наименования, который будет соответствовать общепринятой мировой практике.

Для этих целей, однако, судам необходимо выработать критерии сходства фирменных наименований до степени смешения, поскольку в ГК РФ такие критерии не раскрыты, а разработанные федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности аналогичные критерии при проведении экспертизы товарных знаков не во всех случаях подходят к фирменным наименованиям.

8. Пункт 6 ст. 1252 ГК РФ предписывает, что если различные средства индивидуализации (фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания, коммерческое обозначение) оказываются тождественными или сходными до степени смешения и в результате такого тождества или сходства могут быть введены в заблуждение потребители и (или) контрагенты, преимущество имеет средство индивидуализации, исключительное право на которое возникло ранее.

В этой норме закреплен так называемый принцип старшинства права.

Однако реализовать указанный принцип старшинства права, т.е. требовать признания недействительным предоставление правовой охраны товарному знаку (знаку обслуживания) либо полного или частичного запрета на использование фирменного наименования или коммерческого обозначения, обладатель исключительного права может в порядке, установленном в ГК РФ.

Иными словами, зарегистрированный ранее товарный знак может повлиять на исход дела в отношении сходного фирменного наименования при условии, если установлен соответствующий порядок в комментируемом Кодексе.

К сожалению, законодатель не предусмотрел в п. 3 комментируемой статьи такой порядок, т.е. положение о запрете использования фирменного наименования, тождественного или сходного до степени смешения с товарным знаком другого лица, если этот товарный знак зарегистрирован ранее получения права на фирменное наименование.

Вполне очевидна целесообразность устранения законодателем указанного пробела в правовом регулировании.

9. В пункте 4 комментируемой статьи определены способы защиты нарушенного исключительного права на фирменное наименование.

В данной норме эти способы сформулированы в виде обязанности правонарушителя (первого юридического лица) по требованию правообладателя:

- прекратить использование фирменного наименования, принадлежащего правообладателю (т.е. тождественного или сходного с ним до степени смешения);

- возместить правообладателю причиненные убытки.

Первая обязанность правонарушителя касается незаконного использования соответствующего наименования в отношении видов деятельности, аналогичных видам деятельности, осуществляемым правообладателям.

Вторую обязанность - возмещение причиненных убытков - следует толковать расширительно, т.е. включать в них как реальный ущерб, так и упущенную выгоду в соответствии с положениями ст. 15 ГК РФ.

Из вышеизложенного следует, что управомоченными лицами в целях защиты исключительного права от нарушения являются юридические лица - правообладатели. Другие лица, даже понесшие убытки вследствие незаконного использования фирменного наименования (в большинстве случаев такими лицами могут быть потребители), не могут предъявить требования к лицам, незаконно использующим фирменные наименования.


Судебная практика по статье 1474 ГК РФ:

  • Решение Верховного суда: Определение N 308-ЭС16-11705, Судебная коллегия по экономическим спорам, кассация
    Суд первой инстанции, руководствуясь статьями 54, 138, 1474 Гражданского кодекса Российской Федерации и положениями совместного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 № 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее постановление № 5/29), удовлетворил заявленные требования...
  • Решение Верховного суда: Определение N 309-ЭС15-1103, Судебная коллегия по экономическим спорам, кассация
    Удовлетворяя заявленные требования в части обязания ответчика прекратить использование фирменного наименования истца при ведении деятельности в области права, суд апелляционной инстанции руководствовался пунктом 1 статьи 1473, пунктом 3 статьи 1474, статьей 1475 Гражданского кодекса Российской Федерации, и исходил из неправомерного использования ответчиком фирменного наименования истца, сходного до степени смешения в отношении видов деятельности, аналогичным видам деятельности истца...
  • Решение Верховного суда: Постановление N 303-АД14-3647, Судебная коллегия по административным делам, кассация
    Доводы общества об отсутствии доказательств оказания им услуг (выполнения работ) с незаконным использованием при этом средств индивидуализации юридического лица, основаны на неправильном толковании закона, так как исходя из положений статьи 1474 Гражданского кодекса РФ незаконными признаются любые способы использования чужого фирменного наименования, в том числе, его указание в документах, опосредующих отношения по выполнению работ на основании договора, заключенного правонарушителем с контрагентом...
Изменения документа
Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...