Актуально на:
30 мая 2020 г.

Решение Верховного суда: Постановление N 303-АД14-3647 от 17.11.2014 Судебная коллегия по административным делам, кассация

399_612305

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№ 303-АД14-3647

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

г. Москва 17 ноября 2014 года

Судья Верховного Суда Российской Федерации Меркулов В.П., рассмотрев жалобу генерального директора ООО «Благземпроект» Суворова А.А. на решение Арбитражного суда Амурской области от 5 июня 2014 года, постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 7 августа 2014 года по делу № А04-2341/2014 Арбитражного суда Амурской области, принятые в отношении ООО «Благземпроект», привлеченного постановлением Управления Федеральной антимонопольной службы по Амурской области от 27 марта 2014 года № А-19/2014 к административной ответственности, предусмотренной частью 2 статьи 14.33 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

установил:

постановлением Управления Федеральной антимонопольной службы по Амурской области от 27 марта 2014 года № А-19/2014 ООО «Благземпроект» (далее также – общество) привлечено к административной ответственности предусмотренной частью 2 статьи 14.33 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в виде административного штрафа в размере 100 000 рублей.

Решением Арбитражного суда Амурской области от 5 июня 2014 года оставленным без изменения постановлением Шестого арбитражного апелляционного суда от 7 августа 2014 года по делу № А04-2341/2014, в удовлетворении заявления общества о признании незаконным и отмене постановления Управления Федеральной антимонопольной службы по Амурской области от 27 марта 2014 года № А-19/2014 отказано.

В жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации ООО «Благземпроект» просит принятые по делу судебные акты отменить производство по делу об административном правонарушении прекратить.

Жалоба не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно части 2 статьи 14.33 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях недобросовестная конкуренция выразившаяся во введении в оборот товара с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации юридического лица, средств индивидуализации продукции работ, услуг, влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере двадцати тысяч рублей либо дисквалификацию на срок до трех лет; на юридических лиц - от одной сотой до пятнадцати сотых размера суммы выручки правонарушителя от реализации товара (работы, услуги), на рынке которого совершено правонарушение, но не менее ста тысяч рублей.

Как усматривается из представленных материалов, ООО «Благземпроект ранее имевшее фирменное наименование ООО «Амурземпроект плюс», является юридическим лицом, осуществляющим топографо-геодезическую и землеустроительную деятельность.

В Управление Федеральной антимонопольной службы по Амурской области поступило заявление ОАО «Амурское землеустроительное проектно изыскательское предприятие» (краткое фирменное наименование - ООО «Амурземпроект», ОГРН 1062801082123, ИНН 2801118167) о нарушении обществом антимонопольного законодательства, которое выразилось в осуществлении недобросовестной конкуренции путем использования последним фирменного наименования, сходного до степени смешения с фирменным наименованием заявителя.

При проверке заявления антимонопольным органом установлено, что на территории Амурской области осуществляют деятельность 4 организации, краткое наименование которых включает слово «Амурземпроект», в том числе, общество При этом все указанные хозяйствующие субъекты осуществляют топографогеодезическую и землеустроительную деятельность, а учредителем ООО «Амурземпроект плюс» являлся бывший работник ООО «Амурземпроект зарегистрированного в качестве юридического лица первым.

Решением Управления Федеральной антимонопольной службы по Амурской области по делу от 12 апреля 2013 года № А-14/10 2013 действия ООО «Амурземпроект плюс», выражающиеся в осуществлении недобросовестной конкуренции путем использования фирменного наименования в части слов «Амурземпроект», сходного до степени смешения с фирменным наименованием «Амурземпроект», принадлежащим ОАО «Амурское землеустроительное проектно-изыскательское предприятие», реализации услуг с использованием указанного фирменного наименования, признаны нарушающими пункт 4 части 1, 2 статьи 14 Федерального закона от 26 июля 2006 года № 135-ФЗ «О защите конкуренции», обществу выдано предписание о прекращении нарушения антимонопольного законодательства.

Принятие комиссией антимонопольного органа решения, которым установлен факт нарушения антимонопольного законодательства, стало поводом для возбуждения в отношении общества дела об административном правонарушении составления в отношении общества протокола об административном правонарушении от 13 марта 2014 года и вынесения постановления о назначении административного наказания от 27 марта 2014 года № А-19/2014.

Соглашаясь с выводами административного органа, арбитражные суды правомерно исходили из того, что обществом было совершено административное правонарушение, ответственность за которое предусмотрена частью 2 статьи 14.33 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях поскольку осуществляя деятельность по оказанию услуг с использованием краткого фирменного наименования, включающего слово «Амурземпроект общество совершило акт недобросовестной конкуренции.

В соответствии с пунктом 2 статьи 14 Федерального закона от 26 июля 2006 года № 135-ФЗ «О защите конкуренции» не допускается недобросовестная конкуренция, связанная с приобретением и использованием исключительного права на средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации продукции, работ или услуг.

Согласно статье 1474 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическому лицу принадлежит исключительное право использования своего фирменного наименования в качестве средства индивидуализации любым не противоречащим закону способом (исключительное право на фирменное наименование), в том числе путем его указания на вывесках, бланках, в счетах и иной документации, в объявлениях и рекламе, на товарах или их упаковках Сокращенные фирменные наименования, а также фирменные наименования на языках народов Российской Федерации и иностранных языках защищаются исключительным правом на фирменное наименование при условии их включения в единый государственный реестр юридических лиц.

В соответствии с пунктом 2 статьи 1474 ГК РФ распоряжение исключительным правом на фирменное наименование (в том числе путем его отчуждения или предоставления другому лицу права использования фирменного наименования) не допускается. При этом не допускается использование юридическим лицом фирменного наименования, тождественного фирменному наименованию другого юридического лица или сходного с ним до степени смешения, если указанные юридические лица осуществляют аналогичную деятельность и фирменное наименование второго юридического лица было включено в единый государственный реестр юридических лиц ранее, чем фирменное наименование первого юридического лица (пункт 3 статья 1474 ГК РФ).

С учетом приведенных правовых норм, признавая соответствующим закону постановление Управления Федеральной антимонопольной службы по Амурской области от 27 марта 2014 года № А-19/2014, арбитражные суды правильно исходили из того, что действия ООО «Амурземпроект плюс», выражающиеся в использовании им фирменного наименования в части слов «Амурземпроект сходного до степени смешения с фирменным наименованием «Амурземпроект принадлежащим ОАО «Амурземпроект» (ОГРН 1032800063196, ИНН 2801091910), а также реализации услуг с использованием указанного фирменного наименования, являются недобросовестной конкуренцией, противоречат обычаям делового оборота и направлены на получение преимуществ в предпринимательской деятельности в части сокращения затрат на вывод на рынок оказываемых аналогичных услуг, привлечение клиентуры, могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам в связи с выбором клиентами в результате заблуждения относительно исполнителя ООО «Амурземпроект плюс» в качестве исполнителя услуг по землеустройству, технической инвентаризации топографо-геодезической деятельности.

Арбитражные суды правомерно не согласились с доводами общества об отсутствии оснований для признания его в качестве субъекта административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 14.33 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Поскольку частью 2 статьи 14.33 Кодекса установлена ответственность за недобросовестную конкуренцию, выразившуюся только во введении в оборот товара с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации юридического лица, средств индивидуализации продукции, работ, услуг, а не за любое незаконное использование таких результатов или средств, субъектом административной ответственности за административные правонарушения, предусмотренные названной нормой, по смыслу указанной части может быть лишь лицо, которое первым ввело в оборот товар с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации юридического лица, средств индивидуализации продукции, работ, услуг.

В данном случае общество было привлечено к административной ответственности в качестве исполнителя работ, выполнявшихся с незаконным использованием чужого фирменного наименования, а не в качестве лица приобретшего результаты таких работ после их введения в оборот.

Доводы общества об отсутствии доказательств оказания им услуг (выполнения работ) с незаконным использованием при этом средств индивидуализации юридического лица, основаны на неправильном толковании закона, так как исходя из положений статьи 1474 Гражданского кодекса РФ незаконными признаются любые способы использования чужого фирменного наименования, в том числе, его указание в документах, опосредующих отношения по выполнению работ на основании договора, заключенного правонарушителем с контрагентом.

Доводы общества о том, что вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Амурской области от 13 мая 2014 года по делу № А04-1621/2014 было отказано в привлечении генерального директора общества к административной ответственности в качестве должностного лица, не свидетельствует о наличии оснований для отмены судебных актов арбитражных судов по настоящему делу, поскольку действиям общества арбитражными судами была дана правильная правовая квалификация, а положения части 2 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, на которые ссылается общество, касаются лишь вопросов освобождения от доказывания обстоятельств дела, а не их правовой квалификации, и лишь при условии принятия арбитражными судами судебных актов арбитражных судов в отношении одних и тех же лиц.

Между тем часть 2 статьи 14.33 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях называет организации и их должностные лица в качестве отдельных самостоятельных субъектов данного административного правонарушения, в отношении каждого из которых подлежат выяснению обстоятельства, предусмотренные 26.1 Кодекса, в том числе, наличие события административного правонарушения и виновность лица в его совершении.

Поэтому квалификация деяний должностного лица, данная арбитражным судом при рассмотрении дела о его привлечении к административной ответственности, не является обязательной при решении вопроса о наличии события административного правонарушения в действиях общества и его виновности. Противоречий в установленных арбитражными судами фактических обстоятельствах по доводам жалобы общества не усматривается.

Не могут служить основанием для отмены принятых по делу судебных актов арбитражных судов и доводы общества о допущенном, по его мнению, по делу нарушении, которое выразилось в не предоставлении обществу достаточного времени для подготовки к участию в составлении протокола об административном правонарушении.

Как следует из представленных материалов, о дате составления протокола об административном правонарушении общество было извещено 11 марта 2014 года, протокол об административном правонарушении составлен 13 марта 2014 года с участием законного представителя общества.

Поскольку в силу части 1 статьи 25.4 Российской Федерации об административных правонарушениях защиту прав и законных интересов юридического лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, осуществляет его законный представитель предусмотренные статьей 28.2 Кодекса права общества при составлении протокола об административном правонарушении были соблюдены.

Как правильно отмечено арбитражными судами при оценке аналогичных доводов общества, задачей предусмотренного статьей 28.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях процессуального действия по составлению протокола об административном правонарушении является исключительно фиксация события административного правонарушения. При этом ни до, ни после составления протокола общество не было лишено возможности предоставлять доказательства в свою защиту.

При таких обстоятельствах оснований для вывода о том, что отказав в удовлетворении ходатайства об отложении даты составления протокола об административном правонарушении, административный орган ущемил права привлекаемого к административной ответственности лица, не имеется.

Доводы общества, касающиеся запроса у него административным органом сведений до составления протокола об административном правонарушении заслуживают внимания.

Частью 3 статьи 26.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях установлен запрет использования доказательств по делу об административном правонарушении, полученных с нарушением закона.

В соответствии с разъяснениями, данными в пункте 16 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 октября 1995 года № 8 (редакция от 16 апреля 2013 года) «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией Российской Федерации права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами.

Поскольку в соответствии с частью 2 статьи 26.1 Кодекса данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения устанавливаются протоколом об административном правонарушении, иными протоколами, предусмотренными Кодексом, объяснениями лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, показаниями потерпевшего свидетелей, заключениями эксперта, иными документами, а также показаниями специальных технических средств, вещественными доказательствами, то в качестве доказательств по делу об административном правонарушении допускаются, в том числе, документы полученные административным органом до возбуждения дела об административном правонарушении при реализации установленных законодательством контрольных полномочий.

Однако истребование у лица документов в целях решения вопроса о возбуждении дела об административном правонарушении положениями Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в том числе статьей 26.10, устанавливающей порядок истребования сведений, не предусмотрено.

Вместе с тем, как следует из постановления Управления Федеральной антимонопольной службы по Амурской области от 27 марта 2014 года № А-19/2014 о назначении административного наказания обществу истребованные сведения использовались Управлением не для установления наличия события правонарушения, как это предусмотрено частью 2 статьи 26.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, а при определении размера административного штрафа.

Учитывая изложенное, а также принимая во внимание то, что правильное определение административного наказания не может ущемлять права лица обоснованно привлеченного к административной ответственности, судья приходит к выводу том, что доводы жалобы в данной части не свидетельствуют о наличии предусмотренных статьей 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях оснований для отмены постановления административного органа.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 30.13 и 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

постановил:

решение Арбитражного суда Амурской области от 5 июня 2014 года постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 7 августа 2014 года по делу № А04-2341/2014 Арбитражного суда Амурской области, принятые в отношении ООО «Благземпроект», привлеченного постановлением Управления Федеральной антимонопольной службы по Амурской области от 27 марта 2014 года № А-19/2014 к административной ответственности, предусмотренной частью 2 статьи 14.33 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, оставить без изменения, а жалобу генерального директора ООО «Благземпроект» Суворова А.А. – без удовлетворения Судья Верховного Суда Российской Федерации В.П. Меркулов

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...