Актуально на:
16 сентября 2019 г.
Закон РФ "О средствах массовой информации" ( о СМИ ), N 2124-1 | ст. 51

Статья 51. Недопустимость злоупотребления правами журналиста

Не допускается использование установленных настоящим Законом прав журналиста в целях сокрытия или фальсификации общественно значимых сведений, распространения слухов под видом достоверных сообщений, сбора информации в пользу постороннего лица или организации, не являющейся средством массовой информации.

Запрещается использовать право журналиста на распространение информации с целью опорочить гражданина или отдельные категории граждан исключительно по признакам пола, возраста, расовой или национальной принадлежности, языка, отношения к религии, профессии, места жительства и работы, а также в связи с их политическими убеждениями.

Комментарий к ст. 51 Закона о СМИ

1. Статья 51 рассматриваемого Закона принята в целях воспрепятствования возможным злоупотреблениям предоставленными журналистам правами. Статья рассматривает различные способы злоупотребления правами: Кодекс профессиональной этики российского журналиста рассматривает как тяжкие профессиональные преступления злонамеренное искажение фактов, клевету, получение при любых обстоятельствах платы за распространение ложной или сокрытие истинной информации; журналист вообще не должен принимать ни прямо, ни косвенно никаких вознаграждений или гонораров от третьих лиц за публикации материалов и мнений любого характера.

Под злоупотреблением правами путем сокрытия общественно значимых сведений понимаются случаи, когда журналист, получивший информацию и документы, имеющие большое общественное значение, не только не выпускает их в эфир, но изымает их, прячет или иным образом препятствует их обнародованию.

2. Фальсификацией общественно значимых сведений будет являться изменение содержания достоверных сообщений, искажение их сути. Фальсификация может быть полной (создание полностью недостоверной информации о каком-либо общественно значимом событии) или частичной (искажение лишь отдельных элементов информации). "Первейшая задача журналиста - гарантировать людям получение правдивой и достоверной информации посредством честного отражения объективной реальности. Журналист излагает факты добросовестно, сохраняя их подлинный смысл, вскрывая важнейшие связи и не допуская искажений. Он максимально использует свои творческие способности для того, чтобы общественность получила достаточно материала, позволяющего ей сформировать точное и связное представление о мире. Так, чтобы происхождение, природа и сущность событий, течение и положение дел были понятны как можно более объективно". Такое содержание имеет принцип верности журналиста объективной реальности, закрепленный в Международных принципах профессиональной этики журналиста.

В журналистике информация понимается как общественное благо, а не как предмет потребления. Это означает, что журналист разделяет ответственность за переданную информацию. Он ответствен не только перед теми, кто контролирует СМИ, но прежде всего перед широкой общественностью, принимая во внимание различные социальные интересы. Социальная ответственность журналиста требует, чтобы при всех обстоятельствах он действовал в соответствии со своим нравственным сознанием.

3. Под слухами понимается заведомо и очевидно недостоверная информация. Под распространением слухов под видом достоверной информации имеется в виду распространение любых, полностью или частично сфальсифицированных, сведений о фактах и комментариев к ним под видом реальной, проверенной, соответствующей истине информации, создание иллюзии достоверности информации.

4. Резолюция 1003 (1993) по журналистской этике Парламентской Ассамблеи Совета Европы также указала, что "информационное вещание должно быть основано на достоверности, подтвержденной соответствующими средствами проверки и доказательствами, его представление, описание и изложение должны быть беспристрастны. Слухи не должны смешиваться с новостями. Заголовки и сводки новостей должны как можно точнее отражать суть представляемых событий и фактов... Журналистике не следует искажать достоверную, беспристрастную информацию или честное мнение, а также использовать их в интересах СМИ или для формирования и обработки общественного мнения, так как ее легитимность основывается на действительном уважении фундаментального права граждан на получение информации, что является проявлением уважения к демократическим ценностям. В связи с этим действующие в рамках закона журналистские расследования ограничены правдивостью и честностью представленной в них информации и мнений и несовместимы с журналистскими кампаниями, проводимыми на основе заранее определенных позиций или особых интересов".

5. Для получения информации журналисту предоставлен больший (по сравнению с другими гражданами) объем прав. Согласно ст. 39 комментируемого Закона редакция имеет право запрашивать информацию о деятельности государственных органов и организаций, общественных объединений, их должностных лиц. При этом предусмотрен строго ограниченный перечень оснований, при наличии которых в предоставлении информации может быть отказано. Журналист имеет право доступа к документам и материалам, может искать, запрашивать получать и распространять информацию. Таким образом, сбор журналистом информации в пользу иных лиц и организаций (не являющихся средствами массовой информации) будет являться злоупотреблением правами журналиста. Журналист не должен иметь никаких обязательств перед частным интересом, а только перед правом общества быть информированным. Однако в подобных случаях могут возникнуть некоторые проблемы. Будут ли считаться сбором информации в пользу постороннего лица только целенаправленные действия, направленные на получение по заданию этого лица определенной новой информации или предоставление такому лицу тематической подборки уже опубликованной информации? Будет ли считаться сбором информации предоставление постороннему лицу уже известных журналисту сведений по определенным вопросам? Кроме того, любой сбор информации без задания редактора можно будет "заклеймить" сбором информации для любого потенциального "покупателя". К сожалению, комментируемый Закон не содержит четкого механизма решения указанных проблем.

Кодекс профессиональной этики российского журналиста прямо говорит, что журналист вообще не должен принимать, ни прямо, ни косвенно, никаких вознаграждений или гонораров от третьих лиц за публикации материалов и мнений любого характера. Зачастую показателем наемной работы журналиста может служить ярковыраженная кампания по дискредитации какой-либо организации.

6. Положения комментируемой статьи логически связаны с положениями ст. ст. 47, 49 Закона о том, что журналист имеет право и обязан проверять достоверность сообщаемой ему информации.

При отборе фактов, их интерпретации и оценке, обработке и распространении информации журналист исходит из интересов общества. Журналист не должен становиться проводником эгоистического частного или группового интереса. Он призван содействовать тому, чтобы средства массовой информации объективно отражали плюрализм мнений. Недопустимы утаивание общественно значимой информации, искажение фактов и их ложная интерпретация. Общественная роль требует от журналиста высокой профессиональной честности, которая предполагает его право воздерживаться от работы, противоречащей его убеждениям, отказ раскрыть источники информации, а также прекратить участие в принятии решений в тех органах массовой информации, где он работает. Профессиональная честность не позволяет журналисту принимать частные интересы, противоречащие всеобщему благу (принцип профессиональной честности журналиста, закрепленный в Международных принципах профессиональной этики журналиста).

Добросовестность журналиста предполагает скрупулезную проверку фактов, точное воспроизведение сведений, почерпнутых из документальных и иных источников и предназначенных для публикации; она исключает подтасовку фактов, бездоказательные суждения, вымысел и фабрикацию материалов. В случае ошибки журналист обязан немедленно принять необходимые меры для устранения ее последствий, публикации опровержения, принесения извинений и возмещения морального ущерба потерпевшему.

Недобросовестным является преподнесение журналистом своих оценочных суждений в форме утверждений об определенных фактах, так чтобы при ознакомлении с информацией складывалось определенное мнение о том, что она не является выражением субъективного взгляда. В противном случае информация определяется судами как порочащая.

Как указали суды по одному из дел, определив спорную информацию как порочащую, общий контекст утверждений, характер их изложения и смысловая нагрузка являются утверждениями о нарушениях истцом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в общественной жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности. Подобные утверждения формируют негативное общественное отношение к деловой (хозяйственной) деятельности истца и наносят ему репутационный вред (см. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 12 ноября 2014 г. по делу N А40-81354/13-12-414).

Также см. Апелляционное определение Верховного суда Республики Дагестан от 24 апреля 2014 г. по делу N 33-1418, Апелляционное определение Челябинского областного суда от 12 мая 2014 г. по делу N 11-4693/2014.

Журналист должен всегда помнить, что бремя доказывания достоверности распространяемых сведений лежит на ответчике, т.е. на нем самом. Истец должен доказать факт распространения сведений и их порочащий характер (см. Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 2 августа 2012 г. N 18АП-7096/2012).

При этом наличие общественного интереса не освобождает журналиста от обязанности проверить достоверность публикуемой им информации в отношении конкретного лица (см. Апелляционное определение Свердловского областного суда от 8 октября 2014 г. по делу N 33-13122/2014).

Так, например, по одному из дел журналист не смог представить доказательств, подтверждающих соответствие действительности указанных распространенных сведений об истце (депутате). Принимая во внимание экспертное заключение, суд пришел к обоснованному выводу о том, что исходя из буквального толкования оспариваемой статьи изложенные сведения не содержат критики и общественной политической дискуссии, связанной с непосредственным исполнением должностных обязанностей истца как депутата, с целью обеспечения гласного и ответственного исполнения им своих полномочий, поскольку распространены ложные сведения, непосредственно связанные с личностью истца прежде всего как гражданина РФ. Суд признал нарушенными требования п. 2 ч. 1 ст. 49 и ст. 51 комментируемого Закона (см. Апелляционное определение Брянского областного суда от 20 января 2015 г. по делу N 33-80/15, 33-4400/14).

7. Конституция Российской Федерации гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности. Кроме того, в соответствии с ч. 2 ст. 29 Конституции РФ не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства. В целях воспрепятствования отдельным формам нарушения равенства граждан принята и Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации. Согласно ч. 2 ст. 20 Международного пакта о гражданских и политических правах всякое выступление в пользу национальной, расовой или религиозной ненависти, представляющее собой подстрекательство к дискриминации, вражде или насилию, должно быть запрещено законом.

8. Уголовный кодекс РФ предусматривает уголовную ответственность за возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды, унижение национального достоинства (ст. 282). КоАП РФ предусматривает административную ответственность за оскорбление религиозных чувств граждан либо осквернение почитаемых ими предметов, знаков и эмблем мировоззренческой символики (ст. 5.26) и др. В одном ряду с указанными нормами находятся и положения ч. 2 ст. 51 комментируемого Закона. Журналисту предоставлены все права для распространения информации, однако использование этих прав в указанных в комментируемой части статьи целях будет не только злоупотреблением правами журналиста, но во многих случаях и гражданским деликтом, административным правонарушением или даже преступлением. Причем, согласно комментируемой статье, для закона не имеет значения, направлены ли журналистские материалы на опорочивание группы граждан или одного-единственного гражданина.

Кодекс этических норм, разработанный Обществом профессиональных журналистов, требует не только пресечения умышленных подобных действий, но и вообще избегать стереотипов в отношении к людям на основе их расы, пола, возраста, вероисповедания, национальности, сексуальной ориентации, физических недостатков и социальной принадлежности.

9. Хартия телерадиовещателей закрепляет еще одну норму, запрещающую действия, которые можно квалифицировать как злоупотребление правами журналиста: преднамеренное распространение информации в форме, провоцирующей панику, массовые волнения и беспорядки, сбои в функционировании транспортных средств и иных систем жизнеобеспечения. На практике же любовь журналистов к сенсациям зачастую приводит к неадекватной подаче материала, раздуванию из мухи слона. Достаточно вспомнить недавние истории со скачком цен на гречку, соль и другие серии репортажей, создавшие панику и ажиотаж.



Судебная практика по статье 51 Закона о СМИ:

Изменения документа
Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...