Актуально на:
14 декабря 2018 г.
Закон РФ "О средствах массовой информации" ( о СМИ ), N 2124-1 | ст. 49

Статья 49. Обязанности журналиста

Журналист обязан:

1) соблюдать устав редакции, с которой он состоит в трудовых отношениях;

2) проверять достоверность сообщаемой им информации;

3) удовлетворять просьбы лиц, предоставивших информацию, об указании на ее источник, а также об авторизации цитируемого высказывания, если оно оглашается впервые;

4) сохранять конфиденциальность информации и (или) ее источника;

5) получать согласие (за исключением случаев, когда это необходимо для защиты общественных интересов) на распространение в средстве массовой информации сведений о личной жизни гражданина от самого гражданина или его законных представителей;

6) при получении информации от граждан и должностных лиц ставить их в известность о проведении аудио- и видеозаписи, кино - и фотосъемки;

7) ставить в известность главного редактора о возможных исках и предъявлении иных предусмотренных законом требований в связи с распространением подготовленного им сообщения или материала;

8) отказаться от данного ему главным редактором или редакцией задания, если оно либо его выполнение связано с нарушением закона;

9) предъявлять при осуществлении профессиональной деятельности по первому требованию редакционное удостоверение или иной документ, удостоверяющий личность и полномочия журналиста;

10) соблюдать запрет на проведение им предвыборной агитации, агитации по вопросам референдума при осуществлении профессиональной деятельности.

Журналист несет также иные обязанности, установленные законодательством Российской Федерации о средствах массовой информации.

При осуществлении профессиональной деятельности журналист обязан уважать права, законные интересы, честь и достоинство граждан и организаций.

Государство гарантирует журналисту в связи с осуществлением им профессиональной деятельности защиту его чести, достоинства, здоровья, жизни и имущества как лицу, выполняющему общественный долг.

Комментарий к ст. 49 Закона о СМИ

1. Комментируемая статья закрепляет основы должного поведения журналиста средств массовой информации.

2. Пункт 1 ч. 1 комментируемой статьи закрепляет обязанность журналиста соблюдать устав редакции, однако исходя из буквального толкования статьи данное требование распространяется только на штатных сотрудников редакции - лиц, состоящих с ней в трудовых отношениях, заключивших трудовой договор (контракт) и замещающих определенную должность в штатном расписании.

Выполняя свои обязанности, журналист отвечает за качество передаваемой им информации и поэтому обязан удостовериться в подлинности сообщаемой им информации. Данное положение представляет собой оборотную сторону аналогичного права, предусмотренного п. 8 ст. 47 комментируемого нормативного акта.

Конвенция о защите прав человека и основных свобод в ст. 10 защищает право журналистов обнародовать информацию по вопросам, представляющим всеобщий интерес, при условии, что они действуют добросовестно и на точной фактической основе, предоставляя "надежную и точную" информацию в соответствии с журналистской этикой. При этом свобода выражения мнения связана с "обязанностями и ответственностью", которые также применяются к средствам массовой информации в отношении вопросов, представляющих серьезный всеобщий интерес. Значение этих "обязанностей и ответственности" возрастает, если имеет место вопрос посягательства на репутацию конкретного гражданина и нарушения "прав других лиц".

В качестве примера см. Постановление ЕСПЧ от 16 декабря 2010 г. "Дело "Алексей Овчинников (Aleksey Ovchinnikov) против Российской Федерации" (жалоба N 24061/04).

Так, необходимы особые причины для освобождения средства массовой информации от его обычной обязанности проверки утверждений о фактах, умаляющих репутацию частных лиц. Наличие таких причин зависит, в частности, от характера и степени диффамации и от того, насколько средство массовой информации может разумно считать свои источники надежными в отношении данных утверждений (см. Постановление Большой Палаты по делу "Лендон, Очаковски-Лоран и Жюли против Франции" (Lindon, Otchakovsky-Laurens and July v. France), жалобы N 21279/02 и 36448/02, § 67, ECHR 2007 -..., и Постановление Большой Палаты по делу "Педерсен и Бодсгор против Дании" (Pedersen and Baadsgaard v. Denmark), жалоба N 49017/99, § 78, ECHR 2004-XI).

Так, оценив представленные сторонами доказательства, принимая во внимание общую смысловую направленность текста высказываний, суд пришел к выводу, что в оспариваемых фрагментах содержатся сведения о фактических обстоятельствах, порочащих честь и достоинство истца. Каких-либо доказательств, подтверждающих соответствие действительности указанных распространенных сведений о М.Н., ответчиком (журналистом) не представлено.

Доводы о том, что журналистом принимались меры к проверке достоверности информации, не подтверждаются материалами дела. Доводы о том, что оспариваемые сведения являются мнением, оценочным суждением автора, которые не могут опровергаться в порядке ст. 152 ГК РФ, обоснованно не приняты судом в качестве основания для отказа в иске (см. Апелляционное определение Московского городского суда от 10 сентября 2014 г. N 33-34248).

Как мы видим из примера, принятие мер к проверке достоверности информации могло бы являться доказательством невиновности журналиста в распространении порочащих сведений.

Часть 3 Кодекса профессиональной этики российского журналиста указывает, что "журналист распространяет и комментирует только ту информацию, в достоверности которой он убежден и источник которой ему хорошо известен. Он прилагает все силы к тому, чтобы избежать нанесения ущерба кому бы то ни было ее неполнотой или неточностью, намеренным сокрытием общественно значимой информации или распространением заведомо ложных сведений". Кодекс этических норм (принят Обществом профессиональных журналистов в 1996 г.) несколько конкретизирует требование принципа достоверности информации:

- обеспечить, чтобы заголовки, информация, имеющая броский характер и способная породить соответствующую реакцию, фото-, видео- и аудиоматериалы, графика, звуковые фрагменты и цитаты были достоверными. Они не должны приводить к упрощенному восприятию материала или его освещению вне контекста;

- не искажать ни при каких обстоятельствах содержание фото- и видеоматериалов. Усиление образа возможно в качестве технического приема, обеспечивающего его более полное раскрытие. Смонтированные материалы и фотоиллюстрации должны быть помечены;

- избегать показа произошедших ранее событий, способных ввести в заблуждение. Если такой показ необходим, непременно уведомить об этом зрителя.

Публикация непроверенной информации может нанести гражданам и организациям большой вред. В этой связи Судебная палата отмечает, что ссылка на проект документа, каким бы образом он ни был получен, не является основанием для освобождения журналистов и редакции от ответственности в смысле ст. 57 Закона РФ "О средствах массовой информации". Такую позицию журналистов и должностных лиц редакций следует считать безответственной, не отвечающей общественным интересам и нормам профессиональной этики журналистов, по существу, представляющей злоупотребление правами журналистов в смысле ст. 51 Закона о средствах массовой информации. Использование в публикациях и передачах непроверенной информации, содержащей утверждения, порочащие честь, достоинство и деловую репутацию лиц и организаций, нарушение требований законодательства об обязанности журналиста сначала проверить информацию, а потом уже ее обнародовать, перекладывание этой обязанности на других лиц и организации, к сожалению, является недобросовестным стилем работы некоторых журналистов и редакций.

3. В целях защиты авторских прав лиц, предоставивших информацию, журналисту вменено в обязанность удовлетворять просьбы лиц, предоставивших информацию, об указании на ее источник, а также об авторизации цитируемого высказывания, если оно оглашается впервые.

4. Пункт 4 ч. 1 комментируемой статьи, наоборот, требует сохранять конфиденциальность источника информации или самой информации. Данная часть корреспондирует со ст. 41 комментируемого Закона, закрепляющей режим конфиденциальной информации. В Перечень сведений конфиденциального характера, утвержденный Указом Президента РФ от 6 марта 1997 г. N 188, входят сведения о фактах, событиях и обстоятельствах частной жизни гражданина, позволяющие идентифицировать его личность (персональные данные).

Статьи 23, 24 Конституции определяют право граждан на неприкосновенность частной жизни. Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени. Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения. Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются. Органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом.

Федеральный закон от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" также в качестве одного из важнейших принципов правового регулирования отношений в сфере информации, информационных технологий и защиты информации закрепляет неприкосновенность частной жизни, недопустимость сбора, хранения, использования и распространения информации о частной жизни лица без его согласия.

Пример. Судебная коллегия приходит к выводу о том, что ответчиком были нарушены личные неимущественные права истца на неприкосновенность частной жизни, в связи с чем с ответчика в пользу истца подлежит взысканию компенсация морального вреда. Из материалов дела усматривается, что ответчиком в журнале StarHit N 33 (300) от 19 августа 2013 г. были опубликованы статья и фотография, которые содержат сведения о личной жизни истца. Указанная статья содержит не общедоступные и достоверные факты из жизни публичного лица, непосредственно влияющие на его профессиональную деятельность, а пересказ "слухов о романе и близких отношениях Е.В. и В.Л." в сочетании с рассуждениями: "Чуть больше недели назад исполнился год сыну Е.В. - В. Увы, его мама все еще не нашла достойного спутника жизни, который заменил бы мальчику отца. Не так давно певице стали приписывать близкие отношения с 35-летним В. Они были неразлучны на "Славянском базаре" в Витебске...". Из содержания статьи следует, что целью ее опубликования было привлечение внимания читателей именно к новости об отношениях Е. и В., о чем свидетельствует заголовок статьи "...Е.В. нашла сыну нового папу?".

Доказательств того, что истец давала согласие ответчику на распространение указанных сведений, суду ответчиком не представлено, как и не были установлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что сведения были распространены для защиты общественных интересов (см. Апелляционное определение Московского городского суда от 4 марта 2014 г. по делу N 33-6780/2014).

Как видно из примера, по аналогичным делам суды обязаны проверять цель распространения сведений, точнее, были ли сведения распространены для защиты общественных интересов.

Кроме того, ч. 8 ст. 9 этого Закона запрещается требовать от гражданина (физического лица) предоставления информации о его частной жизни, в том числе информации, составляющей личную или семейную тайну, и получать такую информацию помимо воли гражданина (физического лица), если иное не предусмотрено федеральными законами.

Таким образом, лишь при наличии согласия лица возможна публикация сведений о его личной жизни. Согласие за гражданина, являющегося несовершеннолетним, признанного судом недееспособным или ограниченного в дееспособности, может дать один из его родителей, опекун, попечитель или иной законный представитель. На практике же требование об обязательном получении согласия на публикацию сведений о частной жизни лица не всегда соблюдается, особенно в отношении популярных лиц (спортсменов, артистов, шоуменов и т.д.).

В качестве примера см. Определение Московского городского суда от 19 сентября 2013 г. N 4г/2-9288/13, Апелляционное определение Московского городского суда от 30 января 2014 г. по делу N 33-157.

5. Допустимым случаем распространения сведений о личной жизни лица без его согласия являются общественные интересы. К общественным интересам следует относить не любой интерес, а к примеру, потребность общества в обнаружении и раскрытии угрозы общественной безопасности, окружающей среде, демократическому правовому государству и гражданскому обществу и потребности в иных общественных ценностях. Хартия телерадиовещателей понимает под общественным интересом: необходимость защиты основ конституционного строя; предотвращение угрозы безопасности государства; обнаружение преступления; защиту общественного здоровья и безопасности населения; предупреждение общества от введения в заблуждение какими-либо действиями или сообщениями лица или организации.

Гарантируемое ч. 1 ст. 23 Конституции РФ право на неприкосновенность частной жизни распространяется на ту сферу жизни, которая относится к отдельному лицу, касается только этого лица и охватывает охрану тайны всех тех сторон личной жизни лица, оглашение которых лицо по тем или иным причинам считает нежелательным. Право на неприкосновенность частной жизни означает предоставленную человеку и гарантированную государством возможность контролировать информацию о самом себе, препятствовать разглашению сведений личного, интимного характера.

В соответствии с п. 1 ст. 3 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 152-ФЗ "О персональных данных" под персональными данными понимается любая информация, относящаяся к определенному или определяемому на основании такой информации физическому лицу как субъекту персональных данных. Под распространением персональных данных понимаются действия, направленные на раскрытие персональных данных неопределенному кругу лиц.

В ст. 2 Конвенции о защите физических лиц в отношении автоматизированной обработки данных личного характера (ETS N 108) (заключенной в г. Страсбурге 28 января 1981 г.) персональные данные определяются как информация, касающаяся конкретного или могущего быть идентифицированным лица.

С учетом ст. 19 ГК РФ к персональным данным лица следует относить, прежде всего, его фамилию, имя, отчество, год, месяц, дату и место рождения, адрес, семейное, социальное, имущественное положение, образование, профессию, доходы, а также другую информацию, по которой возможно идентифицировать конкретное лицо.

За нарушение частной жизни лица виновный может быть привлечен к уголовной ответственности. Потерпевший может также взыскать с него компенсацию морального вреда.

Поскольку записи, сделанные скрытой камерой, можно использовать только в ограниченных законом случаях, то о проведении аудио- и видеозаписи, кино- и фотосъемки при получении информации от граждан необходимо этих граждан ставить в известность. Распространение скрытой записи, т.е. сделанной, когда человек не знает, что его фиксируют, возможно, если:

1) это не нарушает конституционных прав и свобод человека и гражданина;

2) это необходимо для защиты общественных интересов и приняты меры против возможной идентификации посторонних лиц; если демонстрация записи производится по решению суда.

Статья 152.1 ГК РФ указывает, что обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина (в том числе его фотографии, а также видеозаписи или произведения изобразительного искусства, в которых он изображен) допускается только с согласия этого гражданина. После смерти гражданина его изображение может использоваться только с согласия детей и пережившего супруга, а при их отсутствии - с согласия родителей.

Так, газетой "Курский вестник" была опубликована статья "Сыр и масло некуда девать, поэтому коров пускают под нож", посвященная проблеме нереализации молочной продукции в области. На первой полосе газеты редакция разместила анонс статьи, который сопровождала фотография сырного цеха на одном из молочных производств области. В кадр попала Н.А. Чурилова - главный технолог этого производства. В иске Чурилова предъявила к изданию две претензии - о нарушении ее права на изображение, т.к. редакция опубликовала фото без ее согласия. Кроме того, Н.А. Чурилова полагала, что, проиллюстрировав этой фотографией критическую статью, издание тем самым распространило в отношении нее и ее деловой репутации недостоверные и порочащие сведения.

Решением Ленинского районного суда г. Курска 11 августа 2009 г. суд взыскал в пользу Н.А. Чуриловой денежную компенсацию морального вреда, причиненного незаконным использованием ее изображения, с ООО "Редакция газеты "Курский вестник" в размере 10000 рублей. Нам также представляется, что использование фотоизображения человека без его согласия, особенно для сопровождения критической, негативной статьи в отношении организации, в которой человек работает, недопустимо.

6. Согласно п. 9 ч. 1 ст. 2 комментируемого Закона главный редактор является лицом, возглавляющим редакцию (независимо от наименования должности) и принимающим окончательные решения в отношении производства и выпуска средства массовой информации. Поэтому журналист должен поставить редактора в известность обо всех возможных проблемах, связанных с распространением подготовленного материала или сообщения: исках и предъявлении иных предусмотренных законом требований.

7. Пункт 8 ч. 1 ст. 49 закрепляет, применительно к журналистам, общее требование соблюдения закона. Если редакционное поручение или его выполнение связано с нарушением закона, журналист обязан отказаться выполнять поручение.

Предъявляя удостоверение, журналист идентифицирует себя в качестве носителя определенного специального статуса. Поэтому предъявление удостоверения по первому требованию вменено в обязанности журналиста. Если журналист не предъявляет удостоверение, общающееся с ним лицо не может точно знать и, соответственно, не обязано воспринимать собеседника как обладателя значительных прав по сбору информации и свободно может отказаться предоставлять информацию.

Журналист обязан соблюдать установленные законодательством о выборах и референдуме запреты на проведение предвыборной агитации или агитации по вопросам референдума при осуществлении своей профессиональной деятельности. Конституционный Суд отметил, что поскольку как агитация, так и информирование любого характера могут побудить избирателей сделать тот или иной выбор, при том что достоверные и объективные сведения о кандидате в большей мере помогают избирателю сформировать свои предпочтения, чем просто призывы голосовать "за" или "против", то очевидно, что критерием, позволяющим различить предвыборную агитацию и информирование, может служить лишь наличие в агитационной деятельности специальной цели - склонить избирателей в определенную сторону, обеспечить поддержку или, напротив, противодействие конкретному кандидату, избирательному объединению. В противном случае граница между информированием и предвыборной агитацией стиралась бы, так что любые действия по информированию избирателей можно было бы подвести под понятие агитации, что в силу действующего для представителей организаций, осуществляющих выпуск средств массовой информации, запрета неправомерно ограничивало бы конституционные гарантии свободы слова и информации, а также нарушало бы принципы свободных и гласных выборов. Действия, не имеющие целью побудить избирателей голосовать за кандидатов или против них, т.е. не обусловленные объективно подтвержденным умыслом добиться конкретного результата на выборах, не могут рассматриваться в качестве предвыборной агитации.

8. Часть 2 комментируемой статьи закрепляет, что предусмотренный данной статьей перечень обязанностей не является исчерпывающим и журналист обязан соблюдать и иные обязанности, закрепленные законодательством о средствах массовой информации.

Перечни дополнительных обязанностей аккредитованных журналистов, как правило, содержатся в правилах об аккредитации государственных органов, организаций, учреждений, органов общественных объединений.

Среди этих обязанностей могут быть названы следующие:

- соблюдать требования Правил об аккредитации;

- обеспечивать сохранность аккредитационной карты;

- при использовании в публикациях (работе в эфире) пресс-релизов, информационно-справочных, статистических, аналитических и иных материалов, предоставленных пресс-службой государственных органов, организаций, учреждений, органов общественных объединений, ссылаться на источник информации;

- при осуществлении своей профессиональной деятельности не распространять не соответствующие действительности сведения о государственных органах, организациях, учреждениях, органах общественных объединений, а также сведения, порочащие деловую репутацию и (или) честь и достоинство лиц, замещающих государственные должности или должности государственной гражданской службы, должности муниципальной службы;

- соблюдать регламент мероприятий, установленный организаторами;

- при выполнении профессиональных обязанностей на мероприятиях, проводимых государственными органами, организациями, учреждениями, органами общественных объединений, иметь деловой стиль одежды;

- отключать во время проведения официальных мероприятий мобильные телефоны;

- при осуществлении профессиональной деятельности в зданиях государственных органов, организаций, учреждений, органов общественных объединений предъявлять по требованию работников пресс-службы и других должностных лиц, ответственных за проведение мероприятия, аккредитационную карту, служебное удостоверение журналиста;

- соблюдать правила пропускного режима, общественного порядка в зданиях государственных органов, организаций, учреждений, органов общественных объединений и др.

9. Часть 3 комментируемой статьи требует от журналиста соблюдения всеобщего принципа уважения прав, законных интересов, чести и достоинства других лиц и организаций. Любое распространение сведений, наносящих вред чести, достоинству либо деловой репутации гражданина или организации, объединяется термином "диффамация". Термин происходит от латинского diffamo - порочить, лишать доброго имени. А.М. Эрделевский в зависимости от соответствия распространяемых сведений действительности и субъективного отношения распространителя к своим действиям выделяет следующие виды диффамации:

- распространение заведомо ложных порочащих сведений - умышленная, недостоверная диффамация, или клевета;

- неумышленное распространение ложных порочащих сведений - неумышленная недостоверная диффамация;

- распространение правдивых порочащих сведений - достоверная диффамация.

Первый вид может повлечь за собой уголовную ответственность по ст. 128.1 УК РФ (клевета), а также весь гражданско-правовой комплекс мер, направленных на возмещение вреда, причиненного чести, достоинству и деловой репутации. Однако данная статья в качестве субъективной стороны деяния подразумевает только прямой умысел. Поэтому второй вид диффамации порождает только право на опровержение и возмещение в гражданском порядке морального вреда и вреда, причиненного чести и достоинству, деловой репутации. Согласно ст. 62 комментируемого Закона под моральным вредом для целей Закона понимается вред, причиненный гражданину в результате распространения средством массовой информации именно не соответствующих действительности сведений, порочащих честь и достоинство гражданина либо причинивших ему иной неимущественный вред. Следовательно, последний вид диффамации оставляет потерпевшему только право на ответ, предусмотренное ст. 46 комментируемого Закона.

С особой осторожностью необходимо подходить к публикации информации, связанной с судопроизводством. В частности, журналист всегда должен принимать во внимание принцип презумпции невиновности. Так, например, при публикации статьи по материалам, представленным правоохранительными органами о расследовании дела по ст. 159 УК РФ, журналист не имеет права назвать обвиняемого мошенником. Согласно ч. 1 ст. 49 Конституции РФ, каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. При этом следует учитывать, что журналист не несет ответственности за дословную публикацию материалов, представленных пресс-службами правоохранительных органов или публикацию выдержек из протокола судебного заседания, даже если лицо и не было в дальнейшем признано виновным. Так, публикуя обвинительные показания свидетелей или подсудимых в отношении лица, не подвергшегося уголовному преследованию, журналист не посягает на его честь и достоинство, а распространяет сведения об обстоятельствах судебного процесса. Журналист не имеет возможности проверить правдивость показаний подсудимых или свидетелей. Однако изложение материала должно быть объективно. Журналист должен дать понять читателям, на какой стадии рассмотрения находится уголовное дело.

10. Последняя часть комментируемой статьи требует аналогичных действий и от государства в отношении самого журналиста. Причем государство обязано не просто уважать права, законные интересы, честь и достоинство журналистов, но и защищать их всеми мерами государственного воздействия. Кроме того, указанные положения означают, что журналист не должен подвергаться государственному преследованию за законные действия, совершенные им при осуществлении своей профессиональной деятельности, высказанные мнения, суждения и т.д. Комментируемая часть распространяет на журналиста статус лица, выполняющего общественный долг. Исходя из содержания данной части, совершение преступления в отношении журналиста в связи с осуществлением им профессиональной деятельности будет расцениваться судом как обстоятельство, отягчающее наказание или даже являющееся признаком квалифицированного состава преступления. Журналист пользуется и отстаивает свое право пользоваться всеми предусмотренными гражданским и уголовным законодательством гарантиями защиты в судебном и ином порядке от насилия или угрозы насилием, оскорблений, морального ущерба, диффамации (ч. 10 Кодекса профессиональной этики российского журналиста). Согласно ч. 10 Хартии свободы печати (Лондон, 1987 г.) журналисты, подобно остальным гражданам, должны пользоваться гарантией неприкосновенности личности и полной защитой со стороны закона. Журналисты, работающие в зонах военных действий, считаются гражданскими лицами и пользуются всеми правами и гарантиями, предоставленными остальному гражданскому населению.

Декларация об основных принципах, касающихся вклада СМИ в укрепление мира и международного взаимопонимания, в развитие прав человека и в борьбу против расизма, апартеида и подстрекательства к войне (28 ноября 1978 года), отмечает, что для того, чтобы средства массовой информации могли осуществлять в своей деятельности принципы настоящей Декларации, является существенным, чтобы журналисты и другие работники средств массовой информации пользовались у себя в стране или за границей защитой, которая обеспечивала бы им наилучшие условия для осуществления профессиональной деятельности.

11. Комитет министров Совета Европы в Рекомендации N (96) 4 по защите журналистов в ситуациях конфликта и напряженности отметил, что в ситуации конфликта и напряженности свобода печати, а также свободное и беспрепятственное осуществление журналистской профессии могут оказаться под серьезной угрозой и что журналисты часто рискуют своей жизнью и здоровьем, а равно сталкиваются с ограничениями права на свободный и независимый репортаж; покушение на физическую безопасность журналистов и ограничение на репортаж могут принимать самые разнообразные формы, начиная от изъятия средств коммуникации вплоть до запугивания, задержания и убийства. В связи с этим необходимо подтверждение уже существующих гарантий, с тем чтобы о них стало лучше известно и чтобы они полностью соблюдались, с тем чтобы усилить защиту журналистов в ситуациях конфликта и напряженности. Любое вмешательство в работу журналистов в таких ситуациях должно носить исключительный характер, быть минимальным и строго соответствовать условиям, устанавливаемым соответствующими международно-правовыми актами о правах человека. При этом для целей Рекомендации термин "журналист" следует понимать как распространяющийся на всех представителей средств информации, а именно всех тех, кто занят сбором, обработкой и распространением новостей и информации, включая телеоператоров и фотографов, а также персонал поддержки, как то: водителей и переводчиков.

В связи с этим были разработаны Основные принципы, касающиеся защиты журналистов в ситуациях конфликта и напряженности. Одним из наиболее важных положений этих Принципов является предложение об обязательном страховании журналистов, работающих в данных условиях. Государства-члены и организации средств информации должны рассмотреть способы обеспечения страховкой всех журналистов, направляющихся на опасные задания, как стандартным условием их профессионального контракта и коллективных договоров. Организации средств информации и профессиональные организации государств-членов должны рассмотреть вопрос о создании фонда солидарности, который мог бы компенсировать журналистам или членам их семей ущерб в случаях, когда страховка оказывается недостаточной или ее нет. Важные элементы защиты журналистов закрепляет также и глава "C" данных Принципов "Расследование". В условиях конфликта и напряженности государства-члены должны расследовать все случаи покушения на физическую безопасность журналиста, которые произошли в пределах их юрисдикции. Они должны придавать должное значение сообщениям журналистов, профессиональных организаций и организаций средств информации, которые привлекают внимание к таким действиям, и осуществлять там, где это необходимо, соответствующие мероприятия по расследованию. Государства-члены должны использовать все соответствующие меры, чтобы те, кто несет ответственность за такие покушения, предстали перед судом независимо от того, были ли они подготовлены, инспирированы или совершены лицами, принадлежащими к террористическим или другим организациям, лицами, работающими на правительство или другие органы власти, или лицами, действующими в личном качестве. Государства-члены должны предоставить необходимую взаимную помощь при расследовании уголовных дел в соответствии с международными соглашениями, принятыми в Совете Европы, и другими европейскими и общими международными актами.

В заключение нельзя не сказать о довольно известном проекте Федерального закона N 330304-6 "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "О средствах массовой информации", который был отклонен Государственной Думой. Проектом предлагалось установление неприкосновенности (иммунитета) лиц, занимающихся служебной и профессиональной деятельностью журналиста.

Законопроект предусматривал внесение изменений в ст. ст. 51 и 52 комментируемого Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации", направленные на установление неприкосновенности журналистов.

Однако в своем заключении на проект от 4 апреля 2014 г. N 3.27-6/151 Комитет по информационной политике, информационным технологиям и связи отметил, что законодательством РФ уже предусмотрены меры защиты журналистов в связи с их профессиональной деятельностью, при этом сославшись на комментируемую статью (точнее, на положения ч. 3), а также на ст. 144 УК РФ и на распространение на журналистов в связи с их профессиональной деятельностью действия ст. 105 УК РФ, устанавливающей наказание за убийство лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности, предусматривающее лишение свободы на срок от восьми до двадцати лет, либо пожизненное лишение свободы, либо смертную казнь.


Судебная практика по статье 49 Закона о СМИ:

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...