Актуально на:
08 августа 2020 г.

Решение Верховного суда: Определение N 5-КГ17-34 от 25.04.2017 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№ 5-КГ17-34

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 25 апреля 2017 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Гетман Е С . и Киселева А.П.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Худенко Т А к Вавилкиной С В о признании добросовестным приобретателем автомобиля, по встречному иску Вавилкиной С В к Худенко Т А о признании недействительными агентского договора и договора купли-продажи автомобиля и применении последствий недействительности сделки,

по кассационной жалобе Худенко Т.А. на решение Кунцевского районного суда г. Москвы от 20 ноября 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 4 мая 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Киселева А.П., объяснения представителей Худенко Т.А. - Савченко О.С Скрипки ИВ., поддержавших доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Худенко Т.А. обратилась в суд с иском к Вавилкиной С В . о признании добросовестным приобретателем автомобиля марки , сославшись на то, что по договору купли-продажи от 19 декабря 2013 г. приобрела указанный автомобиль у Вавилкиной СВ., от имени которой на основании агентского договора от той же даты действовал ИП Астапов А.А Каких-либо нарушений требований закона истцом при этом не допущено она является добросовестным приобретателем данного автотранспортного средства.

Вавилкина СВ., не согласившись с иском, предъявила встречные требования к Худенко Т.А. о признании недействительными агентского договора и договора купли-продажи автомобиля от 19 декабря 2013 г применении последствий недействительности сделки, истребовании имущества указав, что агентский договор она не подписывала, а договор купли-продажи от ее имени заключен неуполномоченным лицом действующим обманным путем. Она признана потерпевшей по уголовному делу, возбужденному 7 июля 2014 г. в отношении неустановленных лиц по факту мошенничества, совершенного путем заключения договоров комиссии от имени ИП Снегирева М.А. с последующим завладением на основании этих договоров автомашинами граждан, в том числе, и автомашиной Вавилкиной С В . Также указала, что Худенко Т.А. не приняла необходимых мер по установлению полномочий ИП Астапова А.А. на продажу принадлежащего Вавилкиной С В . автомобиля и не может быть признана добросовестным приобретателем по договору купли-продажи от 19 декабря 2013 г.

Решением Кунцевского районного суда г. Москвы от 20 ноября 2015 г. в удовлетворении исковых требований Худенко Т.А. к Вавилкиной С В . о признании добросовестным приобретателем автомобиля отказано. Встречные исковые требования Вавилкиной С В . к Худенко Т.А., ИП Астапову А.А. о признании агентского договора недействительным, признании договора купли-продажи автотранспортного средства недействительным, о применении последствий недействительности сделки удовлетворены Агентский договор и договор купли-продажи автотранспортного средства от 19 декабря 2013 г. признаны недействительными. Применены последствия недействительности сделки: на Худенко Т.А. возложена обязанность возвратить Вавилкиной С В . автомобиль марки прекращены регистрационные действия, совершенные 21 декабря 2013 г.; восстановлен регистрационный учет и выданы новые регистрационные документы Вавилкиной С В .

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 4 мая 2016 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Худенко Т.А. ставится вопрос об отмене решения Кунцевского районного суда г. Москвы от 20 ноября 2015 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 4 мая 2016 г., как незаконных.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Киселева А.П. от 20 марта 2017 г. кассационная жалоба с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения были допущены судебными инстанциями при рассмотрении настоящего дела.

Судом установлено, что 14 декабря 2013 г. между Вавилкиной С В . и ИП Снегирев М.А. заключен договор комиссии по продаже принадлежавшего Вавилкиной С В . автомобиля марки идентификационный номер (УПМ) .

Согласно агентскому договору от 19 декабря 2013 г., заключенному от имени Вавилкиной С В . и ИП Астаповым А.А., последний (агент) принял на себя обязательство совершить от имени Вавилкиной С В . (принципала сделку купли-продажи указанного транспортного средства.

В тот же день ИП Астапов А.А., действующий от имени Вавилкиной С В . на основании указанного агентского договора, продал автомобиль Худенко Т.А. за 740 000 руб.

О том, что вышеуказанный автомобиль продан 19 декабря 2013 г., как указывала Вавилкина СВ., она узнала 6 апреля 2014 г. и поскольку денежные средства ей не были переданы обратилась в отделение полиции по району Орехово-Борисово Северное г. Москвы с заявлением о совершении преступления.

7 июля 2014 г. СО отдела России по району Орехово-Борисово Северное г. Москвы вынесено постановление о возбуждении уголовного дела Вавилкина С В . признана потерпевшей.

Удовлетворяя исковые требования Вавилкиной СВ., суд первой инстанции, с которым согласилась судебная коллегия, исходил из того, что агентский договор от 19 декабря 2013 г. с ИП Астаповым А.А Вавилкина С В . не заключала, ее подпись в договоре подделана, автомобиль выбыл из ее владения помимо воли, в связи с чем на основании статьи 301 Гражданского кодекса Российской Федерации подлежит возврату.

Отказывая в удовлетворении иска Худенко Т.А. судебные инстанции указали, что при заключении данного договора Худенко Т.А. не приняла необходимых мер по установлению полномочий ИП Астапова А.А. на продажу принадлежащего Вавилкиной С В . автомобиля и не может быть признана добросовестным приобретателем.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что выводы суда сделаны с существенным нарушением норм материального и процессуального права.

Согласно части 1 статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение суда должно быть законным и обоснованным.

В пункте 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении» разъяснено что решением является постановление суда первой инстанции, которым дело разрешается по существу.

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании, а также тогда когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов (пункт 3 постановления Пленума о судебном решении).

Названным требованиям закона и разъяснениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации вынесенные судебные постановления не соответствуют.

Согласно статье 301 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

В соответствии с пунктом 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации, если имущество возмездно приобретено у лица которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

Абзацем первым пункта 39 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 22 от 29 апреля 2010 г. «О некоторых вопросах возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» разъяснено, что по смыслу пункта 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения независимо от возражения ответчика о том, что он является добросовестным приобретателем, если докажет факт выбытия имущества из его владения или владения лица, которому оно было передано собственником, помимо их воли.

Из содержания указанных норм и акта их разъяснения следует, что одним из юридически значимых обстоятельств, подлежащих доказыванию при обращении в суд с иском об истребовании имущества из чужого незаконного владения, является выбытие имущества из владения собственника по воле либо помимо его воли.

Между тем такое обстоятельство фактически судами установлено не было.

Согласно статье 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом (часть 1).

Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение даже если стороны на какие-либо из них не ссылались (часть 2).

Статьей 67 этого же кодекса предусмотрено, что суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств (часть 1).

Как установлено судом и не оспаривалось Вавилкиной СВ., между ней и ИП Снегиревым М.А. заключен договор комиссии по продаже принадлежащего Вавилкиной С В . автомобиля марки , автомобиль передан ИП Снегиреву М.А. для реализации вместе с необходимыми для этого документами (паспорт транспортного средства, свидетельство о регистрации транспортного средства) и комплектом ключей.

Указанные обстоятельства, на которые ссылалась Худенко Т.А., в том числе на выраженную волю собственника на отчуждение имущества автомобиля, в нарушение требований части 4 статьи 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации надлежащей оценки судов не получили.

Юридически значимым обстоятельством при рассмотрении настоящего дела также являлось установление принадлежности подписи, сделанной от имени Вавилкиной С В . в агентском договоре от 19 декабря 2013 г.

В соответствии с частью 1 статьи 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу.

В этой связи суду надлежало поставить на обсуждение сторон вопрос о назначении по делу почерковедческой экспертизы для решения вопроса о том кому, Вавилкиной С В . или иному лицу принадлежит подпись, сделанная от ее имени в агентском договоре от 19 декабря 2013 г.

Однако в нарушение положений статьи 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд вопрос о проведении экспертизы на обсуждение сторон не поставил, сославшись в обоснование вывода о поддельности подписи на материалы уголовного дела (протокол допроса).

Между тем экспертизы в рамках уголовного дела также не проводилось доказательств, подтверждающих обратное, представлено не было.

Таким образом, вывод суда о том, что агентский договор Вавилкина СВ не подписывала, основан только на утверждениях самого ответчика по первоначальному иску, что является нарушением требований статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Кроме того, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает необходимым отметить следующее.

Согласно пункту 1 статьи 1005 Гражданского кодекса Российской Федерации по агентскому договору одна сторона (агент) обязуется за вознаграждение совершать по поручению другой стороны (принципала юридические и иные действия от своего имени, но за счет принципала либо от имени и за счет принципала.

В соответствии с пунктом 2 статьи 1005 Гражданского кодекса Российской Федерации в случаях, когда в агентском договоре, заключенном в письменной форме, предусмотрены общие полномочия агента от имени принципала, последний в отношениях с третьими лицами не вправе ссылаться на отсутствие у агента надлежащих полномочий, если не докажет что третье лицо знало или должно было знать об ограничении полномочий агента.

Из вышеуказанного следует, что для совершения действий от имени принципала Вавилкиной С В . агенту ИП Астапову А.А. достаточно иметь заключенный в письменной форме агентский договор, в котором предусмотрено, что агент вправе действовать от имени принципала.

Согласно пункту 1 статьи 432 Гражданского кодекса Российской Федерации договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Существенными являются условия о предмете договора, условия которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

В мотивировочной части решения суда должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом; доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах; доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства; законы, которыми руководствовался суд (часть 4 статьи 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Согласно пункту 6 части 2 статьи 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в апелляционном определении должны быть указаны мотивы, по которым суд пришел к своим выводам, и ссылка на законы, которыми суд руководствовался.

При рассмотрении дела судами первой и апелляционной инстанций сделан вывод о том, что Худенко Т.А. не были совершены действия по выяснению правомочий продавца на отчуждение спорного автомобиля, в связи с чем она не может являться добросовестным приобретателем.

Однако в нарушение приведенных выше норм процессуального права суд не указал норму закона, которой, по его мнению, следовало руководствоваться Худенко Т.А. при выяснении правомочий продавца действовавшего на основании агентского договора, который соответствовал требованиям закона и содержал подпись принципала Вавилкиной С В . и агента ИП Астапова А.А., т.е. считался заключенным, на отчуждение автомобиля.

Каких-либо доказательств, подтверждающих, что третье лицо Худенко Т.А. знала или должна была знать об ограничении полномочий агента, Вавилкиной С В . представлено не было и в материалах дела такие доказательства также отсутствуют.

С учетом изложенного, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что решение суда принято с нарушением приведенных выше положений норм материального и процессуального права.

Судом апелляционной инстанции данные нарушения устранены не были.

Согласно части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных главой 39 данного кодекса. Повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июля 2012 г. № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»).

Принимая во внимание необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья 6.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 4 мая 2016 г. подлежащим отмене с направлением дела на новое апелляционное рассмотрение.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 4 мая 2016 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Председательствующий

Судьи

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...