Актуально на:
15 июня 2021 г.

Решение Верховного суда: Определение N АПЛ16-233 от 21.07.2016 Апелляционная коллегия, апелляция

А/

ВЕРХОВНЫЙ С У Д

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № АЛЛ 16-233

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 21 июля 2016 г.

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Манохиной Г.В.,

членов коллегии Зайцева В.Ю.,

Шамова А.В.

при секретаре Жигалове Д.Ю.

с участием прокурора Масаловой Л.Ф.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению Валеевой Н Г о признании недействующим постановления Совета Министров РСФСР от 2 сентября 1977 г. № 465 «Об утверждении зоны санитарной охраны водопроводных сооружений и источника водоснабжения г. Челябинска»

по апелляционной жалобе Валеевой Н.Г., поданной ее представителем адвокатом Мининым К.В., на решение Верховного Суда Российской Федерации от 13 апреля 2016 г., которым в удовлетворении заявленного требования отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Манохиной Г.В., объяснения представителей Правительства Российской Федерации Симакиной Н.П., Пучкова В.А., возражавших против доводов апелляционной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей апелляционную жалобу необоснованной,

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Совет Министров РСФСР 2 сентября 1977 г. издал постановление № 465 «Об утверждении зоны санитарной охраны водопроводных сооружений и источника водоснабжения г. Челябинска» (далее - Постановление).

Валеева Н.Г. обратилась в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением о признании недействующим данного Постановления. В обоснование заявленного требования указала, что Постановление в нарушение требований части 3 статьи 15 Конституции Российской Федерации официально не было опубликовано, противоречит части 2 статьи 43 Водного кодекса Российской Федерации, статье 18 Федерального закона от 30 марта 1999 г. № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения». Нарушение своих прав административный истец усматривает в том, что Управление Росреестра по Челябинской области отказало ей в государственной регистрации права собственности на земельный участок, приобретенный ею ранее на основании договора купли-продажи с администраций Сосновского муниципального района Челябинской области, со ссылкой на то, что этот земельный участок входит в зону «второй пояс санитарной охраны Шершневского водохранилища». Решением Советского районного суда г. Челябинска от 8 февраля 2016. Валеевой Н.Г. было отказано в удовлетворении административного иска о признании незаконным данного решения Управления Росреестра.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 13 апреля 2016 г административное исковое заявление Валеевой Н.Г. оставлено без удовлетворения.

В апелляционной жалобе административный истец указывает на несогласие с данным решением суда, просит его отменить и принять по делу новое решение об удовлетворении заявленного требования. Считает, что Постановление не может считаться законным и подлежащим применению поскольку не содержит указания на координаты характерных точек местности на основании которых орган кадастрового учета может внести сведения в государственный кадастр недвижимости, решение суда не отвечает требованиям части 1 статьи 176 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.

Проверив материалы административного дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для ее удовлетворения.

Постановлением утверждена зона санитарной охраны водопроводных сооружений и источника водоснабжения г. Челябинска. Шершневское водохранилище входит во второй пояс зоны санитарной охраны. В приложении к Постановлению определены границы второго пояса зоны санитарной охраны.

Зоны санитарной охраны водопроводных сооружений и источника водоснабжения г. Челябинска установлены Советом Министров РСФСР в соответствии с имеющимися полномочиями, предоставленными ему постановлением Центрального исполнительного комитета СССР № 96 и Совета Народных Комиссаров СССР № 834 от 17 мая 1937 г. «О санитарной охране водопроводов и источников водоснабжения», которым было предусмотрено что зона санитарной охраны источников водоснабжения и ее подразделение на пояса устанавливается в каждом населенном пункте решением соответствующего местного Совета с утверждения Советов народных комиссаров союзных республик - для столиц союзных республик и для населенных пунктов, расположенных в важнейших курортных районах (Южный берег Крыма, Кавказские Минеральные Воды, Сочи-Мацестинский район и др.), а также для краевых и областных центров и всех городов с населением свыше 200 тысяч человек (пункт 6).

Доводы Валеевой Н.Г. о несоответствии оспариваемого Постановления пункту 2 статьи 43 Водного кодекса Российской Федерации и статье 18 Федерального закона от 30 марта 1999 г. № 52-ФЗ «О санитарно эпидемиологическом благополучии населения» судом первой инстанции проверялись и правильно были признаны несостоятельными, поскольку эти законы, были приняты позже оспариваемого Постановления, предусматривая порядок установления санитарных зон, они не содержат положений о признании утратившими силу изданных актов, регулирующих установление границ таких зон ранее.

Регулируя вопросы водопользования, Водный кодекс Российской Федерации предусматривает для водных объектов, используемых для целей питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения, установление зоны санитарной охраны в соответствии с законодательством о санитарно эпидемиологическом благополучии населения. В зонах санитарной охраны источников питьевого водоснабжения осуществление деятельности и отведение территории для жилищного строительства, строительства промышленных объектов и объектов сельскохозяйственного назначения запрещаются или ограничиваются в случаях и в порядке, которые установлены санитарными правилами и нормами в соответствии с законодательством о санитарно эпидемиологическом благополучии населения (пункт 2 статьи 43).Санитарно эпидемиологические требования к водным объектам установлены статьей 18 Федерального закона «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», в соответствии с которой границы и режим зон санитарной охраны источников питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения устанавливаются органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации при наличии санитарно-эпидемиологического заключения о соответствии их санитарным правилам (пункт 5).

Отказывая в удовлетворении заявленного требования, суд первой инстанции правильно исходил из того, что установление Советом Министров РСФСР зоны санитарной охраны водопроводных сооружений и источника водоснабжения г. Челябинска не противоречит приведенным выше законоположениям, которые не содержат ограничений действия во времени и пространстве нормативных правовых актов Союза ССР по вопросам границ зон санитарной охраны.

Поскольку оспариваемые положения нормативного правового акта не регулируют кадастровые отношения, ссылки административного истца на их несоответствие нормам Федерального закона от 24 июля 2007 г. № 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости» также правильно были признаны судом несостоятельными.

Довод Валеевой Н.Г. о том, что Постановление не было официально опубликовано, не может свидетельствовать о его незаконности, поскольку сведения о границах зоны санитарной охраны водопроводных сооружений и источника водоснабжения г. Челябинска и о режиме, действующем в пределах этой зоны, подлежали доведению до сведении населения Челябинским облисполком (пункт 2 Постановления), то есть в порядке, действующем в то время.

В настоящее время текст оспариваемого Постановления имеется в правовых информационных системах «Консультант Плюс» и «Гарант».

Согласно пункту 2 раздела второго Конституции Российской Федерации законы и другие правовые акты, действовавшие на территории Российской Федерации до вступления в силу названной Конституции, применяются в части, ей не противоречащей. Также Конституция Российской Федерации не устанавливает требования официального опубликования нормативных правовых актов бывшего Союза ССР и РСФСР.

Указание в апелляционной жалобе на то, что Постановление не может применяться, так как не содержит данных координат характерных точек местности, не может свидетельствовать о незаконности обжалованного решения суда, поскольку обязательность указания таких характеристик на время издания Постановления законодательно не предусматривалась.

Принимая обжалованное решение, суд первой инстанции правильно исходил из того, что оспариваемый нормативный правовой акт не противоречит федеральным законам и иным нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, был издан компетентным органом государственной власти в установленной форме, опубликован для всеобщего сведения, а следовательно, не нарушает права, свободы и законные интересы административного истца.

Предусмотренных законом оснований для отмены решения суда осуществившего проверку в порядке абстрактного нормоконтроля оспоренных правовых положений на соответствие законодательству, имеющему большую юридическую силу, в апелляционном порядке не имеется.

Руководствуясь статьями 308-311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 13 апреля 2016 г оставить без изменения, апелляционную жалобу Валеевой Н Г - без удовлетворения.

Председательствующий Г.В. Манохина

Члены коллегии В.Ю. Зайцев

А.В. Шамов

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...