Актуально на:
22 октября 2019 г.

Решение Верховного суда: Определение N 45-АПУ15-35 от 16.07.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №45-АПУ 15-35"

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 16 июля 2015 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Истоминой Г.Н судей Таратуты И В . и Кочиной И Г при секретаре Барченковой М.А с участием государственного обвинителя - старшего прокурора апелляционного управления Генеральной прокуратуры РФ Прониной Е.Н защитника оправданного - адвоката Артеменко Л.Н., представителей потерпевшей Г иБ рассмотрела в судебном заседании апелляционное представление государственного обвинителя Новосельцевой Т.Н. и апелляционную жалобу потерпевшей Н на приговор Свердловского областного суда от 12 мая 2015 года, которым

Рыжов А П , родившийся года в

д. района области, гражданин,

не судимый оправдан по предъявленному ему обвинению в совершении преступлений предусмотренных ч.1 ст.116, п. «к» ч. 2 ст. 105, ч. 1 ст.244, п. «в» ч. 2 ст. 158 УК

1

РФ, на основании п.2 ч.2 ст.302 УПК РФ, в связи с его непричастностью к совершению преступлений с признанием за ним права на реабилитацию.

В удовлетворении гражданского иска потерпевшей Н отказано.

Органами предварительного расследования Рыжову А.П. было предъявлено обвинение в том, что он 11 ноября 2006 года, в период времени с 20 до 24 часов будучи в состоянии алкогольного опьянения, в помещении недостроенного бассейна школы № , расположенной на ул. в г.

области, из личной неприязни, руками нанес Н побои, причинившие физическую боль.

После сообщения Н о своем намерении обратиться в правоохранительные органы с заявлением о привлечении его к уголовной ответственности, Рыжов А.П., с целью сокрытия совершенного преступления решил убить Н для чего повалил ее на землю, подобрал камень весом не менее 25 кг и умышленно, с высоты собственного роста, бросил его на голову Н в результате чего причинил потерпевшей опасную и несовместимую с жизнью открытую черепно-мозговую травму, повлекшую ее смерть на месте преступления.

Убедившись, что Н мертва, Рыжов А.П., намереваясь инсценировать изнасилование, обнажил труп потерпевшей и совершил половой акт, тем самым надругался над телом умершей.

После этого Рыжов А.П. тайно похитил принадлежащие Н два золотых кольца, общей стоимостью рублей, и сотовый телефон «»,

стоимостью рубль, причинив значительный материальный ущерб на общую сумму рубль.

Суд пришел к выводу о непричастности Рыжова А.П. к совершению данных преступлений, в связи с чем постановил оправдательный приговор.

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., изложившей содержание обжалуемого приговора, доводы апелляционного представления, доводы апелляционной жалобы. Выступление государственного обвинителя Прониной Е.Н., не поддержавшей доводы представления об отмене приговора, выступление потерпевшей Н и ее представителей Г иБ поддержавших доводы апелляционной жалобы об отмене оправдательного приговора, возражения защитника оправданного Рыжова А.П. - адвоката Артеменко Л.Н полагавшей необходимым приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

В апелляционном представлении государственный обвинитель Новосельцева Т.Н. ставит вопрос об отмене приговора и направлении уголовного дела на новое судебное рассмотрение в связи с несоответствием

2

выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела. По доводам представления вина Рыжова А.П. в инкриминируемых ему деяниях, по которым он был оправдан, нашла свое подтверждение исследованными в судебном заседании доказательствами, представленными стороной обвинения.

Так, суд, оправдывая Рыжова А.П., необоснованно не принял во внимание следующие доказательства его виновности: показания свидетелей К Н С Г Ч видеозапись беседы подсудимого с оперативным сотрудником Т при написании явки с повинной.

Кроме того, суд в приговоре по своему усмотрению интерпретировал показания потерпевшей и свидетелей обвинения, сделав явно надуманные выводы, не соответствующие фактическим обстоятельствам дела.

Приводя показаниям Н о звонке 11.11.2006 г. вечером жены подсудимого Р на сотовый телефон мужу, которому она сообщила о встрече с Н в 10 ч показания свидетеля Г о том, что в вечернее время он видел Н и Рыжова А.П., которые вместе шли по направлению к школе, а на следующий день ему стало известно об убийстве девушки, о чем рассказал своим знакомым, считает неправильным вывод суда о том, что раз свидетель Г явился в суд по просьбе потерпевшей, то подразумевается, что он дал ложные показания. Фактически же данный свидетель не имеет каких-либо близких отношений ни с семьей Р ни с семьей Н , оснований для оговора подсудимого у него также нет.

Сопоставляя показания свидетеля Ч об обстоятельствах при которых она 11.11.2006 г. около 22 ч. около школы, увидела девушку и мужчину, о приметах мужчины с видеозаписью вывода Рыжова А.П. из камеры ИБС, обращает внимание на то, что тот действительно имеет описанные свидетелем Ч особенности походки.

Как следует из представленной потерпевшей фотографии, на которой запечатлен подсудимый, в интересуемый период времени у него была куртка похожая на описанную Ч При этом изначально, до приобщения указанной фотографии к материалам дела, подсудимый категорически отрицал наличие у него короткой куртки.

Все допрошенные по делу свидетели, близко знавшие Рыжова А.П., в том числе и его бывшая супруга, указывают на его привычку обнимать девушек за шею, делая удушающий захват локтем. Именно данный жест увидела свидетель Ч которая не заинтересована в исходе дела, в связи с чем, не доверять ее показаниям, оснований нет. То, что при первоначальном допросе следователь не выяснял вопрос об особенностях походки встреченного ей мужчины, является упущением следствия, а не желанием свидетеля утаить или придумать информацию, имеющую значение для дела.

3

Анализируя показания свидетелей К Р считает необоснованным указание суда о том, что выводы свидетелей обвинения о виновности Рыжова А.П. строятся исключительно на сюжете телепередачи « », вышедшей в году, поскольку как следует из показаний указанных свидетелей и потерпевшей Н.,

еще до съемок данной передачи, в году К рассказала всем, кроме матери убитой, о том, что подсудимый признался в преступлении. Во время съемок данной передачи, после того, как экстрасенсы описали вероятного преступника, подруги убитой посоветовали Н переговорить с К которой был известен убийца, что потерпевшая и сделала, после чего написала заявление в полицию с просьбой проверить на причастность к убийству дочери Рыжова А.П. Полагает, что содержание указанной телепередачи для уголовного дела не имеет ни малейшего значения, она никоим образом не повлияла на убежденность свидетелей по делу в виновности подсудимого, поскольку уже тогда им было известно о признаниях Рыжова А.П.

Неубедительны и не основаны на материалах дела выводы суда о неправдивости показаний свидетеля С согласно которым 17.07.2014 г., в обеденное время, в отделе полиции, он встретил Рыжова А.П который сообщил о намерении написать явку с повинной. Подсудимый рассказал, что в ходе ссоры убил Н ударив ее камнем по голове, имитируя действия маньяка, снял с потерпевшей вещи и инсценировал ее изнасилование.

Данные показания С согласуются и с показаниями самого Рыжова А.П., данными в суде, о нахождении его в отделе полиции 17.07.2014 г., где после обеда сотрудники полиции стали с ним работать задавать вопросы об убийстве, проверили на полиграфе.

В связи с изложенным, возникает вопрос, почему С не мог увидеть Рыжова А.П., сообщившего ему о намерении написать явку с повинной? Считает, что показания данного свидетеля правдивы и не противоречат материалам дела.

Как установлено, Рыжов А.П. действительно 17.07.2014 г. признался в убийстве и написал явку с повинной. Выводами почерковедческои экспертизы установлено, что данный документ выполнен рукой подсудимого, симптомов, характерных для психологического состояния и признаков давления со стороны других лиц не выявлено.

Добровольность написания явки с повинной Рыжовым А.П подтверждает и запись его беседы с оперативным работником Т

Как правильно суд отметил в приговоре, явка с повинной не является следственным действием, в связи с чем, присутствие защитника не является необходимым. Беседу оперативного работника с Рыжовым перед принятием явки с повинной, которая по своей форме и содержанию не является допросом считает не противоречащей закону.

4

Диск с видеозаписью указанной беседы, в установленном уголовно процессуальным законом порядке, изъят у свидетеля Т осмотрен, признан вещественным доказательством и приобщен к материалам дела.

Экспертами при исследовании видеозаписи выявлены слабо выраженные признаки оказываемых на подсудимого внушаемых психологических воздействий, которые не достигли уровня, способного вызвать дезорганизацию его психической деятельности, и не ограничивали возможности в полной мере свободно и осознанно принимать решения реализовывать их своими речевыми действиями. То есть эксперты подтвердили добровольность и самостоятельность волеизъявления Рыжова А.П. признаться в убийстве.

Свидетели Т С С также утверждают, что подсудимый писал явку с повинной по собственному желанию.

Согласно явке Рыжова А.П. он, инсценируя изнасилование, приспустил штаны с тела (точно не помнит), похитил с тела убитой им девушки серьги золотую цепочку с кулоном и сотовый телефон из кармана ее плаща. После чего пошел в сторону дома, где выкинул сережки и цепочку, сотовый телефон - подальше в кусты.

Согласно протоколу осмотра места происшествия и трупа джинсы были полностью сняты с тела, цепочка на шее Н осталась пропали ее телефон и 2 кольца, серьги обнаружены рядом с трупом Свидетель Д утверждает, что нашел телефон Н

на территории школы в цветочной клумбе. Однако Рыжов А.П. и не утверждал, что похищенное выкинул возле своего дома. По его словам он пошел в сторону дома и выкинул в различных местах телефон и ювелирные украшения.

В явке с повинной Рыжов А.П. указал, что не помнит обстоятельства инсценировки изнасилования и кражи. В беседе с Т подробно описывая действия по убийству Н он практически ни слова не говорит о своих последующих манипуляциях с трупом.

Как следует из обстановки места преступления, первоначальных доводов подсудимого, убийство было спонтанным, им не планировалось орудие приискано на месте. Очевидно, что совершив преступление, Рыжов А.П. находился в состоянии острого стресса. На данное состояние также наложилось и алкогольное состояние подсудимого, именно поэтому Рыжов А.П. не смог дать последовательных объяснений относительно своих действий после совершения убийства.

Считает, что нарушение судом положений правил оценки доказательств после их проверки, предусмотренных ст. ст. 87 и 88 УПК РФ повлекло необоснованное оправдание Рыжова, вина которого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 116, п. «к» ч. 2 ст. 105, ч. 1 ст. 244,

5

п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ подтверждается совокупностью собранных по делу доказательств.

Потерпевшая Н в своей апелляционной жалобе и дополнении к ней также просит приговор отменить, признать Рыжова А.П виновными в совершении всех преступлений и назначить ему максимальный срок наказания. Считает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, имеются существенные нарушения уголовно-процессуального закона и Конституции российской Федерации.

Суд необоснованно оправдал подсудимого со ссылкой на ст.46 Конституции РФ ст. 14 УПК РФ, поскольку при рассмотрении уголовного дела в отношении Рыжова А.П. каких-либо неустранимых сомнений в его виновности не имелось. Были любовные взаимоотношения между женатым Рыжовым А. и подругой детства его жены - Н возникшая ссора в связи с этим явилась мотивом преступления. Других конфликтов у Н не было.

Непосредственно перед убийством, недалеко от места убийства Н и Рыжова свидетели видели вместе. Убийство было спонтанным применялось орудие, находящееся на месте преступления, - камень Поврежденное лицо потерпевшей указывает на близость человека к потерпевшей и ненависть к ее внешности, а также желание отдалить время установления личности потерпевшей, инсценировка других преступлений также указывает на знакомство потерпевшей со своим убийцей. Изменение Рыжовым своих обычных привычек в тот вечер, нежелание встречаться и общаться с женой, своими друзьями, приход к теще ночью в испачканной грязью одежде, стирка одежды, повреждения на казанках рук у Рыжова, его рассказ о драке, которой не было, не соответствующее обстановке поведение супругов Р после смерти лучшей подруги детства Н облегчение души в пьяном виде Рыжова, говорившего, что он убил Н . сокрытие от следствия в начальный период расследования уголовного дела Р этого факта и факта поиска в тот же вечер Рыжова особенности походка Рыжова как у преступника, привычка хватать людей за шею в пьяном виде, явка с повинной Рыжова, рассказ о преступлении Рыжовым своему другу полицейскому С , чтобы смягчить свою участь, подтверждение причастности Рыжова к убийству на полиграфе отсутствие у Рыжова алиби и постоянное придумывание его - все это, по мнению потерпевшей, указывает на совершение преступления именно Рыжовым.

Приводя реконструкцию события преступления, указывает на то, что эти обстоятельства подтверждаются ее показаниями, показаниями свидетелей Н Н Н Р С , Т , К , К , П Г , Ч , С , протоколом осмотра места

6

происшествия, заключением судебно-медицинской экспертизы, явкой с повинной Рыжова.

Поведение Рыжова после убийства, на похоронах ее , после передачи « » также указывают на причастность Рыжова к преступлениям в отношении ее .

Доказательством невиновности Рыжова являются лишь его слова в суде: «Это не я».

Полагает, что сомнение у суда относительно виновности Рыжова были вызваны неприязнью к программе « », с которой почему то суд необоснованно увязал все доказательства виновности Рыжова. Судом нарушены ее права, предусмотренные ст. 52 Конституции РФ, так в ходе судебного заседания установлено, что никто другой кроме Рыжова не мог совершить убийство ее дочери. На причастность к совершению преступления проверялись и иные лица, но их причастность к преступлению не подтвердилась, нет никаких доказательств того, что преступление могло совершить иное лицо, а не Рыжов, поэтому направление дела следователю для поиска преступника является необоснованным.

Судом нарушены требования ст.45 Конституции РФ, принцип состязательности сторон, что выразилось, по мнению автора жалобы в разрешении защитнику Рыжова задать вопрос свидетелю К «об интрижке» между К и Р , однако ей до этого суд не разрешил задать подобный вопрос Р .

Более того, суд фактически лишил ее права предоставлять в доказательства, указав в приговоре, что свидетель Г дал ложные показания, обосновав это тем, что я о нем не говорила следователю, а позвала его только в судебное заседание. О фактах, которые сообщил суду Г , ей стало известно уже после завершения следствия, а судом в приговоре это представлено так, что она собирает ложные доказательства.

В то же время суд, нарушая принцип состязательности сторон позволяет Рыжову предоставлять дополнительные доказательства в ходе судебного следствия (допросы К ,Д и т.д.), но ни одно из представленных им доказательств, так и не свидетельствовало в его пользу, а наоборот подтверждало его причастность к преступлению.

Неправильную оценку суд дал исследованным доказательствам. Суд критически оценил показания свидетеля С , потому, что он представлен стороной обвинения и является сотрудником полиции, однако непонятно, как взаимосвязаны факты вызова Рыжова в отдел полиции сотрудниками уголовного розыска и общение С и Рыжова в отделе полиции. Выводы суда явно не соответствуют обстоятельствам дела. Рыжов пришел в полицию по вызову полицейских, продолжительное время ожидал в коридоре, видел там же С , они являются друзьями, поэтому отрицание Рыжовым факта общения с С неправдоподобно.

Факт явки Рыжова с повинной судом установлен, есть видеосъемка Физическая сила к Рыжову не применялась. Законодатель не связывает

7

обращение с явкой с повинной только с самостоятельным приходом человека в правоохранительные органы. Ожидание Рыжовым своей очереди в коридоре полиции, душевные муки, угрызения совести от совершенного преступления, необходимость найти понимание среди других людей смягчить свою участь, вполне могли его привести к самостоятельному волеизъявлению к написанию явки с повинной, что он и сделал.

Явка с повинной написана Рыжовым добровольно, без какого-либо давления, что подтверждается заключениями почерковедческои, психолого лингвистической экспертиз, показаниями Т , С С . Незначительное несовпадение деталей по явке с повинной с обстоятельствами дела может быть вызвано прошествием длительного времени, особенностями памяти человека, нахождением Рыжова в состоянии опьянения в момент совершения преступления.

Кроме того Рыжов знал, что, отказавшись от явки с повинной, его как и И , не привлекут к ответственности, поэтому он мог специально создавать противоречия, чтобы приуменьшить свою вину.

При этом суд, не доверяя доказательствам обвинения, нарушая принцип состязательности сторон, не дал надлежащую оценку явно ложным показаниям жены Рыжова - Р которая поддерживает брачные отношения с Рыжовым и понимает, что Рыжов во время отбывания наказания не будет содержать детей.

Суд необоснованно указал, что отсутствие алиби у Рыжова не является доказательством виновности.

Какие-либо незначительные расхождения в показаниях свидетелей явке с повинной Рыжова, указывают лишь на правдивость этих показаний и вызвано это особенностями памяти и тем, что прошло 9 лет после события преступления.

Противоречия с местом, куда Рыжов выбросил телефон, вполне объяснимы тем, что Рыжов находился в состоянии опьянения, шока, в темное время суток не видел конкретное место падения телефона, а также не исключен факт переноса телефона в пределах территории школы иным лицом.

Противоречие с наличием цепочки на трупе подтверждает лишь то, что Рыжов видел Н перед убийством, видел, что на ней цепочка, но в силу опьянения мог посчитать, что снял ее, однако забыл это сделать в шоковом состоянии.

Поведение Рыжова в суде характеризует его как человека эгоистичного, не имеющего моральных устоев, способного убить человека.

В нарушении п.4 ч.1 ст.305 УПК РФ суд не указал мотивы, по которым суд отверг доказательства, представленные стороной обвинения, по фактам нанесения побоев, хищения имущества и надругательства над трупом.

Судебное заседание в нарушение норм уголовно-процессуального закона проведено открыто, хотя должно было быть закрытое судебное

8

заседание, так как преступление связано с половыми отношениями людей тайнами семейной и личной жизни.

Полагает, что допущенные нарушения закона являются основанием отмены оправдательного приговора.

Оправданный Рыжов А.П. в возражениях на апелляционное представление государственного обвинителя и апелляционную жалобу потерпевшей Н считает, что суд обоснованно оправдал его по всем статьям предъявленного обвинения, просит приговор суда оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных представления и жалобы, Судебная коллегия находит оправдательный приговор в отношении Рыжова законным и обоснованным.

Как следует из материалов дела, в судебном заседании с достаточной полнотой были исследованы все представленные сторонами доказательства оценив которые, суд признал их недостаточными для вывода о виновности Рыжова в убийстве Н надругательстве над ее трупом и хищении ее имущества.

При этом суд дал оценку всем рассмотренным доказательствам и при вынесении приговора принял во внимание все обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. Мотивы, в силу которых суд признал ряд доказательств недопустимыми, некоторые доказательства отверг в связи с их недостоверностью подробно приведены в приговоре.

В апелляционном представлении и апелляционной жалобе не содержится доводов о том, что стороне обвинения было отказано в исследовании каких-либо доказательств, либо судом не дана оценка каким либо доказательствам, не приведены такие доказательства и в апелляционных представлении и жалобе. Доводы представления и жалобы сводятся к иной оценке исследованных судом доказательств, которые, по мнению государственного обвинителя и потерпевшей в достаточной степени подтверждают причастность Рыжова к совершению преступлений в отношений Н

Однако с таким доводом стороны обвинения Судебная коллегия согласиться не может.

В судебном заседании подсудимый Рыжов не признал себя виновным и пояснил, что 11 ноября 2006 года до 17 часов 30 минут он был на работе в

заводе. После смены с коллегами Т и С распивал спиртное в доме знакомой Т по имени А проживающей на ул. . Неоднократно вечером с 20 до 21 часа ему

9

звонила жена - Р , интересовалась его местонахождением не желая разговаривать с ней, он вначале сбрасывал звонки, а затем отключил телефон. В квартиру на ул. к теще - М , где в то время проживал с женой, вернулся после 2 часов ночи. Утром к 8 часам ушел на работу, а когда пришел со смены, от дяди - Г узнал об убийстве Н

Кроме того утверждал, что не имел мотива совершать убийство потерпевшей, поскольку на протяжении длительного времени он был знаком с ней, находился в дружеских отношениях, общался с ее братом Н его женой . Совместно они проводили свободное время, в том числе в компании супругов К .

После убийства Н он совместно с Н ездил на территорию школы № к недостроенному зданию. Там М показывал ему место обнаружения трупа сестры, говорил, что рядом лежал камень, который вероятно и использовался для нанесения ей удара по голове говорил о похищении сотового телефона, золотых сережек и кольца. Вместе с М они получали детализацию телефонных соединений Н , но входящих и исходящих вызовов между ним и Н в день ее смерти и за несколько дней до этого в детализации не значилось.

Представленными стороной обвинения доказательствами эти показания Рыжова не опровергнуты.

Напротив, свидетель Н подтвердил показания Рыжова о том, что тот был осведомлен об обстоятельствах убийства его сестры Н знал точное место обнаружения трупа потерпевшей характер выявленных на ней телесных повреждений и орудие (камень которым могли быть нанесены эти повреждения, пояснив, что на территории школы он показывал Рыжову место обнаружения трупа сестры, указывал, где находился камень, говорил о хищении телефона и золотых изделий, совестно с Рыжовым они получали и детализацию телефонных соединений сестры в день ее смерти.

Согласно табелю учета рабочего времени 11 и 12 ноября 2006 года подсудимый с 8 до 16 часов 30 минут находился на смене в прессо формовочном цехе ОАО « » (т. 3 л.д. 68, 69).

Свидетели Т и С в судебном заседании не смогли ни подтвердить, ни опровергнуть утверждения Рыжова, поскольку не смогли вспомнить события, происходившие 11 ноября 2006 года, однако не исключали возможность совместного употребления спиртного с Рыжовым по окончании рабочей смены.

10

В судебном заседании свидетель К не подтвердила алиби Рыжова о том, что 11 ноября 2006 года после 20 часов и до 2 часов ночи 12 ноября 2006 года он совместно с Т иС находился у нее в квартире на ул. в г. .

Оценивая показания Рыжова о наличии у него алиби, суд правильно указал на то, что отсутствие доказательств, подтверждающих надлежащим образом алиби Рыжова, не имеет юридического значения, поскольку Рыжов не обязан доказывать свою невиновность.

Как следует из обвинительного заключения и протокола судебного заседания, основным доказательством, положенным в основу обвинения Рыжова является его явка с повинной.

Исследовав и оценив в судебном заседании данное доказательство с точки зрения допустимости, суд признал его допустимым, полученным в соответствии с требованиями ст. 142 УПК РФ.

Этот вывод суда не противоречит доводам представления и жалобы о том, что явка с повинной дана Рыжовым добровольно, что в ходе проведенных экспертных исследований написанного им текста протокола явки с повинной и видеозаписи беседы с ним признаков давления на него со стороны других лиц не выявлено.

Однако, оценив явку с повинной с точки зрения достоверности сопоставив приведенные Рыжовым в явке с повинной сведения об обстоятельствах совершения им преступлений в отношении Н с другими доказательствами, суд обоснованно пришел к выводу о том, что наличие существенных противоречий исследованных доказательств с данными, сообщенными Рыжовым в явке с повинной ставит под сомнение достоверность и правдивость изложенных им в протоколе явки с повинной сведений.

Так, заявление Рыжова о том, что совершив убийство Н он лишь приспустил с трупа потерпевшей штаны, снял серьги, цепочку забрал сотовый телефон, а при возвращении домой цепочку и серьги выбросил, телефон забросил в кустарник подальше от места преступления, не соответствует объективным данным, полученным в результате осмотра места происшествия, согласно которым нижняя часть трупа Н была обнажена, ноги раскинуты, видны половые органы, ее одежда: черные колготки, вывернутые наизнанку с плавками, джинсовые брюки находились неподалеку от трупа, после перевертывания трупа на живот под трупом обнаружены кружевные плавки, цепочка не была похищена, находилась на шее, а серьги обнаружены рядом с трупом.

11

Показания свидетеля Д который пояснил в судебном заседании, что 12 или 13 ноября 2006 года на территории школы вблизи от центрального входа со стороны торгового центра « » в цветочной клумбе он нашел сотовый телефон , то есть в непосредственной близости от места преступления, опровергают заявление Рыжова о том, что телефон потерпевшей он выбросил при возвращении домой, подальше от места преступления.

Кроме того, заявляя о похищении ювелирных украшений и телефона у потерпевшей, Рыжов не назвал их приметы, пояснив, что не знает, был ли кулон на цепочке, что за модель телефона, он также не знает.

Не сообщал в заявлении Рыжов и о совершении с потерпевшей полового акта, либо каких-либо иных действий сексуального характера.

Между тем, согласно заключению судебно-медицинского эксперта по результатам исследования трупа Н на слизистой оболочке по задней поверхности выявлена ярко-красная ссадина /или поверхностная рана/ размерами 0,5x0,4 см., данное повреждение могло быть причинено тупым твердым предметом, (т. 1 л.д. 204-208).

Кроме того в протоколе осмотра места происшествия отмечено, что стопа правой ноги трупа потерпевшей чистая, а стопа левой ноги испачкана грязью, что в совокупности с выводами эксперта не соответствует заявлению Рыжова о характере его действий, направленных на инсценировку изнасилования.

Не указывал в явке с повинной Рыжов и о том, что снимал с потерпевшей сапоги, шапку, а согласно протоколу осмотра места происшествия зимние сапоги, вязаная шапка были обнаружены неподалеку от трупа.

На трупе потерпевшей не зафиксировано наличие колец, которые, как установлено в судебном заседании, были похищены, о чем Рыжов не упоминал в своем заявлении.

Отражено в протоколе осмотра и наличие следов волочения от места обнаружения трупа до пятна бурого цвета, похожего на кровь, рядом с которым лежит вязаная шапка.

Объяснений данным фактам явка с повинной Рыжова не содержит.

В соответствии с заключением судебно-медицинского эксперта смерть Н наступила от открытой черепно-мозговой травмы: с многооскольчатыми переломами костей лицевого черепа, костей свода и основания черепа, с разрушением вещества головного мозга, с кровоизлияниями под мозговыми оболочками.

12

Приведенные опасные для жизни телесные повреждения образовались незадолго до смерти, являются прижизненными и могли быть причинены твердыми предметами (либо предметом), каковым мог быть огромный камень, обильно опачканный кровью и веществом головного мозга обнаруженный у головы трупа на месте происшествия.

Подобной информации о размерах камня, о характере причиненных потерпевшей повреждений, связанных с разрушением костей лицевого черепа с разрушением вещества головного мозга в явке с повинной Рыжова не имеется.

О способе причинения смерти потерпевшей, Рыжов указал в явке с повинной следующее: «...я взял камень и ударил ее, от чего она умерла, ...я помню удар камнем я нанес по голове, отчего пошла кровь, лежала на земле и не двигалась, я понял, что убил ее».

С учетом размеров обнаруженного рядом с трупом камня объяснение Рыжова о том, что он «взял камень и ударил» вызывает сомнение.

Сообщенные Рыжовым в явке с повинной сведения носят общий характер, они не выходят за рамки тех, о которых он мог быть осведомлен в связи с тем, что был с братом потерпевшей на месте преступления разговаривал с ним об обстоятельствах убийства, похищенных украшениях им не приведены никакие факты, которые могли быть известны только ему в связи с совершением преступления.

В этой связи вывод суда о существенном значении для правильного разрешения дела конкретных деталей преступления является правильным Выявленные судом в результате сопоставления явки с повинной Рыжова с другими доказательствами несоответствия обоснованно положены в основу вывода о недостоверности явки с повинной Рыжова.

Доводы жалобы о том, несоответствие заявления Рыжова другими доказательствам объясняется давностью событий, шоковым состоянием, в котором он находился, а также тем, что он находился в состоянии алкогольного опьянения, носят предположительный характер и не могут поставить под сомнение вывод суда о недостоверности признания Рыжова в совершении преступлений в отношении Н .

Приобщенная к материалам дела видеозапись беседы оперуполномоченного Т с Рыжовым, в ходе которой Рыжову задавались вопросы, правильно признана судом недопустимым доказательством, поскольку ее содержание свидетельствует о том, что имел место допрос Рыжова в связи с подозрением его в совершении убийства,

13

который произведен с нарушением закона в отсутствие защитника, без разъяснения Рыжову процессуального права не свидетельствовать против себя.

Другие представленные стороной обвинения доказательства подтверждают лишь событие преступления, но не участие в нем Рыжова.

Очевидцы преступления не установлены. В результате проведенных экспертных исследований одежды с трупа Н и окурка сигареты обнаруженного рядом с трупом потерпевшей, не выявлено биологических следов, которые могли бы происходить от Рыжова. Обнаруженные на окурке следы слюны не могли произойти от Рыжова, (т. 1 л.д. 215-222, 229-230).

Показаниям свидетелей Ч и Ч на которые имеются ссылки в представлении и жалобе, которые 11 ноября 2006 года около 22 часов вблизи школы № видели мужчину и девушку, описали их приметы, суд дал в приговоре надлежащую оценку и обоснованно указал на то, что на основании этих показаний невозможно сделать вывод о том что незадолго до убийства Н они встречали именно ее совместно с Рыжовым.

Доводы представления о том, что описанные Ч особенности походки мужчины соответствуют походке Рыжова, что она видела жест мужчины, характерный именно для Рыжова, который имеет привычку обнимать девушек за шею, делая удушающий захват локтем, что у Рыжова была такая одежда, в которую был одет мужчина являются достаточными для утверждения о том, что свидетель видела именно Рыжова нельзя признать убедительными.

Описанные свидетелем приметы не носят строго индивидуального характера, что следует из материалов настоящего дела.

Так, из приобщенного к материалам дела приговора городского суда от 17 января 2008 года в отношении И осужденного за убийство Т который этим же приговором оправдан по обвинению в совершении преступлений в отношении Н следует, что И в процессе убийства Т применил такой же прием, об индивидуальности которого утверждается в представлении, а именно «с целью причинения смерти схватил потерпевшую за шею локтевым сгибом правой руки .. и стал руками сдавливать шею потерпевшей... ».

Наличие у Рыжова куртки, которую описала Ч , отрицание Рыжовым наличия у него такой куртки, и схожесть походки также недостаточны для вывода о том, что свидетели видели именно Рыжова.

14

Показания свидетеля Г допрошенного судом по ходатайству потерпевшей Н о том, что в день убийства Н он видел потерпевшую в обнимку с Рыжовым в период с 20 до 21 часа вблизи школы № ., а на следующий день, узнав о преступлении совершенном в отношении Н , в присутствии знакомых Ш и Г говорил, что накануне вечером встречал и Рыжова, и об этом же несколько раз рассказывал и отцу - Н вопреки доводам жалобы поставлены судом под сомнение не в связи с тем, что допрошен он по ходатайству потерпевшей, а в связи с тем, что его показания не подтвердили свидетели Ш Г иН на которых он ссылался, указанные свидетели пояснили что Г не рассказывал им, что встречал потерпевшую в день ее убийства с Рыжовым.

Показаниям потерпевшей Н свидетелей Н,

К Р К Н Н М ,П , суд дал в приговоре надлежащую оценку.

Подробный анализ этих показаний и выводы суда приведены в приговоре, которые Судебная коллегия считает правильными.

Совокупность указанных доказательств, не позволяет сделать бесспорный вывод ни о причастности Рыжова к убийству Н надругательстве над ее трупом и краже ее имущества, ни о наличии у Рыжова мотива для совершения таких действий в отношении потерпевшей.

Знавшие Рыжова и Н и общавшиеся с ними свидетели по существу подтвердили показания Рыжова о наличии между ним и потерпевшей дружеских отношений. При этом никто из допрошенных лиц не дал показаний о том, что они состояли в близких интимных отношениях, что по версии следствия явилось причиной их ссоры и последующего убийства.

Показания К о том, что Р высказывала подозрения об интимных отношениях своего мужа Рыжова и Н сама Р не подтвердила.

Свидетель М , в квартиру которой в ночь убийства Н

пришел Рыжов, которая видела его, пояснила лишь о том что Рыжов находился в состоянии опьянения, о том, что его одежда была в грязи свидетель не дала показаний.

В этой связи показания свидетелей К о том, что Рыжов ночью пришел к М в грязной одежде и плакал, не могут быть приняты во внимание.

Суд обоснованно пришел к выводу о том, что на убежденность свидетелей в причастности именно Рыжова к совершению преступлений в отношении Н повлияла телепередача « », в ходе которой экстрасенсы сказали, что потерпевшая была знакома с лицом,

15

совершившим преступления, описали его приметы, под которые подходил Рыжов.

Анализ показаний указанных выше свидетелей свидетельствует о том что свои суждения о виновности Рыжова они делают не на основании фактов а на поведении Рыжова после гибели потерпевшей, на ее похоронах и в других ситуациях. Свидетель К , по показаниям которой Рыжов еще в 2008 году рассказал ей, что это он совершил убийство Н , не сообщила об этом в правоохранительные органы, она обсудила это с мужем, а также с Н и его подругой, и они убедили ее в том, что Рыжов не мог совершить убийство. После указанной выше телепередачи мнение К изменилось, и в 2014 году она сообщила о разговоре с Рыжовым в полицию.

Свидетель К также заявил, что мнение о причастности Рыжова к убийству сложилось у него после телепередачи.

Принимая во внимание эти обстоятельства, Судебная коллегия находит необоснованными доводы представления и жалобы о том, что телепередача не повлияла на показания потерпевшей и свидетелей.

Вопреки доводам преставления и жалобы, суд дал правильную оценку показаниям свидетеля С поставив под сомнении их правдивость с учетом того, что его показания о том, что Рыжов добровольно явился в полицию с целью сознаться в убийстве Н,

о чем сообщил ему и поинтересовался, как правильно написать явку с повинной, чтобы данное обстоятельство было учтено при назначении наказания, рассказал подробности совершенного преступления, в связи с чем он показал Рыжову кабинет оперативного сотрудника С , явно не соответствуют установленным судом фактическим обстоятельствам, из которых усматривается, что подсудимый явился в отдел полиции по инициативе сотрудников уголовного розыска, обозначивших ему время явки и назвавших номер служебного кабинета.

Кроме того, последующее поведение Рыжова, который на следующий день 18 июля 2014 года на допросе в качестве подозреваемого отказался от своего заявления, дал показания о непричастности к преступлениям в отношении Н , явно не соответствующее поведению человека который спустя 9 лет после преступления, осознав содеянное, решил явиться с повинной, рассказать о совершенном преступлении, ставит под сомнение показания С о содержании разговора с Рыжовым.

Показания оперативных сотрудников Т и С

о содержании разговора с Рыжовым, как не отвечающие установленным ст. 75 УПК РФ признакам доказательств, правильно не признаны судом доказательствами и не приняты во внимание при вынесении приговора.

16

При таких обстоятельствах суд на основе полного и подробного анализа всех представленных доказательств обоснованно пришел к выводу о том, что само по себе изначальное признание подсудимым своей вины в причинении побоев Н , в умышленном убийстве потерпевшей и в хищении принадлежащего ей имущества, отраженное в явке с повинной, но не подтвержденное совокупностью иных неопровержимых доказательств недостаточно для обоснования причастности Рыжова к инкриминируемым деяниям и не может служить основанием для постановления обвинительного приговора.

Наличие неустранимых противоречий и сомнений в исследованных доказательствах, суд, исходя из принципа презумпции невиновности закрепленного в ст. 49 Конституции Российской Федерации и в ст. 14 УПК РФ, правильно истолковал в пользу подсудимого.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, повлиявших на законность и обоснованность приговора, судом не допущено.

Все представленные сторонами доказательства исследованы судом с соблюдением принципа состязательности сторон, которым были предоставлены равные права и возможность участия в судебном следствии.

Сделанные судом на основании анализа доказательств выводы в пользу стороны защиты, удовлетворение ходатайств подсудимого не могут рассматриваться, вопреки доводам жалобы, нарушением принципа состязательности сторон.

Предусмотренных ч. 2 ст. 241 УПК РФ оснований для проведения закрытого судебного заседания суд не имел. Обстоятельства, на которые ссылается в жалобе потерпевшая, также не влекут рассмотрение дела в закрытом судебном заседании.

Описательно-мотивировочная часть приговора соответствует требованиям ст. 305 УПК РФ. На основании исследованных доказательств судом сделан вывод о недоказанности предъявленного Рыжову обвинения не только в убийстве, но и в причинении Н побоев надругательстве над трупом потерпевшей и в краже имущества.

По указанным мотивам Судебная коллегия не находит оснований для отмены приговора по доводам представления и жалобы.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389 , 389 ,

28 389 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

17

приговор Свердловского областного суда от 12 мая 2015 года в отношении Рыжова А П оставить без изменения апелляционное представление государственного обвинителя Новосельцевой Т.Н. и апелляционную жалобу потерпевшей Н - без удовлетворения.

Председательствующий Судьи:

18

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...