Актуально на:
07 декабря 2019 г.

Решение Верховного суда: Определение N 5-КГ16-251 от 27.03.2017 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№5-КГ16-251

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 27 марта 2017 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Пчелинцевой Л.М.,

судей Вавилычевой Т.Ю. и Жубрина М.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании 27 марта 2017 г гражданское дело по иску Симкиной В В к Государственному учреждению - Главному управлению Пенсионного фонда Российской Федерации № 9 по г. Москве и Московской области о признании незаконным протокола об отказе в назначении досрочной страховой пенсии по старости, обязании включить в специальный стаж периоды работы, назначить досрочную страховую пенсию по старости, взыскании судебных расходов

по кассационной жалобе Симкиной В.В. на решение Хорошевского районного суда г. Москвы от 27 ноября 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 8 июня 2016 г., которыми исковые требования удовлетворены частично.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Вавилычевой Т.Ю., выслушав объяснения Симкиной В.В. и ее представителя адвоката Паникаровой М.В., поддержавших доводы кассационной жалобы Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Симкина В.В. обратилась в суд с иском к Государственному учреждению - Главному управлению Пенсионного фонда Российской Федерации № 9 по г. Москве и Московской области (далее - ГУ - ГУ ПФР № 9 по г. Москве и Московской области, пенсионный орган) и с учетом уточнения предмета иска просила назначить ей с 23 июня 2015 г. досрочную страховую пенсию по старости, включив в специальный стаж периоды работы в строительно-монтажном управлении № 15 Мосметростроя (далее - СМУ Мосметростроя): с 26 июля по 30 ноября 1982 г., 18 января 1984 г., с 3 ноября по 14 декабря 1986 г. в должности плиточника; с 1 декабря 1982 г. по 17 апреля 1983 г. в должности рабочей шахтной поверхности; с 18 апреля 1983 г. по 17 января 1984 г. в должности техника участка; с 19 января по 10 июня 1984 г. - период нахождения на курсах повышения квалификации с 11 июня 1984 г. по 2 ноября 1986 г. и с 28 мая 1987 г. по 7 сентября 1993 г в должности машиниста козлового крана на открытом способе работ с 15 декабря 1986 г. по 27 мая 1987 г. в должности машиниста крана на открытом способе работ. Просила также взыскать в ее пользу с ответчика расходы на оплату юридических услуг в размере 5000 руб. и расходы на уплату государственной пошлины.

В обоснование заявленных требований Симкина В.В. указала на то, что 23 июня 2015 г. она обратилась к ответчику с заявлением о назначении ей досрочной страховой пенсии по старости в соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ «О страховых пенсиях». Согласно протоколу заседания комиссии пенсионного органа от 7 июля 2015 г. № 2727 ей было отказано в назначении досрочной страховой пенсии по старости по пунктам 2, 3 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ «О страховых пенсиях» в связи с отсутствием специального стажа. Отказ в назначении досрочной страховой пенсии по старости Симкина В В . считает незаконным, поскольку в спорные периоды времени в течение полного рабочего дня выполняла работу в тяжелых условиях труда.

Решением Хорошевского районного суда г. Москвы от 27 ноября 2015 г исковые требования Симкиной В.В. удовлетворены частично.

Суд обязал ГУ - ГУ ПФР № 9 по г. Москве и Московской области включить в специальный трудовой стаж Симкиной В.В. по Списку № 2 периоды работы с тяжелыми условиями труда в СМУ № Мосметростроя с 11 июня 1984 г. по 2 ноября 1986 г., с 28 мая 1987 г. по 7 сентября 1993 г. в должности машиниста козлового крана на открытом способе работ с 15 декабря 1986 г. по 27 мая 1987 г. в должности машиниста крана на открытом способе работ, с 19 января 1984 г. по 10 июня 1984 г. - курсы повышения квалификации.

С ГУ - ГУ ПФР №9 по г. Москве и Московской области в пользу Симкиной В.В. взыскана госпошлина в размере 300 руб.

В удовлетворении остальной части иска отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 8 июня 2016 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Симкина В.В. обратилась в Верховый Суд Российской Федерации с

кассационной жалобой, в которой поставила вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для изменения указанных судебных постановлений в части отказа в удовлетворении исковых требований как незаконных.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы судьей Верховного Суда Российской Федерации Фролкиной С В . 15 декабря 2016 г дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и ее же определением от 22 февраля 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

В судебное заседание суда кассационной инстанции не явился надлежаще извещенный о времени и месте рассмотрения дела представитель ответчика ГУ - ГУ ПФР №9 по г. Москве и Московской области, не сообщивший о причинах неявки. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившегося ответчика.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению, поскольку имеются основания для отмены в кассационном порядке обжалуемых судебных постановлений в части отказа Симкиной В.В. в удовлетворении исковых требований о признании незаконным протокола пенсионного органа от 7 июля 2015 г. № 2727, о возложении на ответчика обязанности назначить ей досрочную страховую пенсию по старости с 23 июня 2015 г., возмещении судебных расходов.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что при рассмотрении настоящего дела имеются такого характера существенные нарушения норм материального и процессуального права, допущенные судами первой и апелляционной инстанций, и они выразились в следующем.

Судом установлено и следует из материалов дела, что Симкина ВВ.,

года рождения, работала в СМУ № Мосметростроя в должности плиточника с 26 июля по 30 ноября 1982 г., 18 января 1984 г с 3 ноября по 14 декабря 1986 г., в должности рабочей шахтной поверхности с 1 декабря 1982 г. по 17 апреля 1983 г., в должности техника участка с 18 апреля 1983 г. по 17 января 1984 г., в должности машиниста козлового крана на открытом способе работ с 11 июня 1984 г. по 2 ноября 1986 г. и с 28 мая 1987 г. по 7 сентября 1993 г., в должности машиниста крана на открытом способе работ с 15 декабря 1986 г. по 27 мая 1987 г., а также в период с 19 января по 10 июня 1984 г. находилась на курсах повышения квалификации.

23 июня 2015 г. Симкина ВВ. обратилась к ответчику с заявлением о назначении ей досрочной страховой пенсии по старости в соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ «О страховых пенсиях».

Согласно протоколу заседания комиссии по рассмотрению вопросов реализации пенсионных прав граждан ГУ - ГУ ПФР № 9 по г. Москве и Московской области от 7 июля 2015 г. № 2727 Симкиной В.В. было отказано в назначении досрочной страховой пенсии по старости по пунктам 2, 3 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ «О страховых пенсиях» в связи с отсутствием требуемого для назначения пенсии специального стажа.

В специальный стаж работы с тяжелыми условиями труда, дающей право на назначение досрочной страховой пенсии по старости по пункту 2 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ «О страховых пенсиях», пенсионным органом не включены периоды работы Симкиной В.В. в СМУ № Мосметростроя в должности плиточника с 26 июля по 30 ноября 1982 г. (4 месяца 5 дней), 18 января 1984 г. (1 день), с 3 ноября по 14 декабря 1986 г. (1 месяц 12 дней), в должности рабочей шахтной поверхности с 1 декабря 1982 г. по 17 апреля 1983 г. (4 месяца 17 дней) и в должности техника участка с 18 апреля 1983 г. по 17 января 1984 г. (9 месяцев) со ссылкой на то, что наименование указанных должностей не соответствует Списку № 2 производств, работ, профессий, должностей и показателей с вредными и тяжелыми условиями труда, занятость в которых дает право на пенсию по возрасту (по старости) на льготных условиях, утвержденного постановлением Кабинета Министров СССР от 26 января 1991 г. № 10.

Периоды работы Симкиной В.В. в должности машиниста козлового крана на открытом способе работ с 11 июня 1984 г. по 2 ноября 1986 г. (2 года 4 месяца 22 дня), с 28 мая 1987 г. по 7 сентября 1993 г. (6 лет 3 месяца 10 дней) и в должности машиниста крана на открытом способе работ с 15 декабря 1986 г по 27 мая 1987 г. (5 месяцев 13 дней) включены ответчиком в специальный стаж для назначения досрочной страховой пенсии по старости по пункту 3 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ «О страховых пенсиях».

В специальный стаж работы, дающей право на досрочное назначение страховой пенсии по старости по пункту 3 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ «О страховых пенсиях», пенсионный орган не засчитал период нахождения Симкиной В.В. на курсах машинистов козлового крана с отрывом от производства с 19 января по 10 июня 1984 г.

(4 месяца 21 день), указывая на то, что курсы повышения квалификации в

пункте 4 Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное

назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со статьями 27 и 28

Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 11 июля 2002 г. № 516, не поименованы.

Разрешая спор и удовлетворяя частично исковые требования Симкиной В.В., суд первой инстанции пришел к выводу о том, что периоды ее работы в СМУ № Мосметростроя: с 11 июня 1984 г. по 2 ноября 1986 г. и с 28 мая 1987 г. по 7 сентября 1993 г. в должности машиниста козлового крана на открытом способе работ, с 15 декабря 1986 г. по 27 мая 1987 г. в должности машиниста крана на открытом способе работ, а также период нахождения истца на курсах повышения квалификации в связи с выполняемой работой с 19 января по 10 июня 1984 г., подлежат включению в специальный стаж для назначения досрочной страховой пенсии по старости по пункту 2 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ «О страховых пенсиях», поскольку профессия машинист крана (крановщик) предусмотрена Списком № 2 производств, работ, профессий, должностей и показателей на подземных работах, на работах с особо вредными и особо тяжелыми условиями труда, занятость в которых дает право на пенсию по возрасту (по старости) на льготных условиях, утвержденных постановлением Кабинета Министров СССР от 26 января 1991 г. № 10.

Вместе с тем, отказывая Симкиной В.В. в удовлетворении исковых требований о признании незаконными протокола заседания комиссии пенсионного органа от 7 июля 2015 г. № 2727 и отказа в назначении ей досрочной страховой пенсии по старости с момента обращения (23 июня 2015 г.), суд исходил из того, что у Симкиной ВВ. отсутствовал специальный стаж для досрочного назначения страховой пенсии по старости по пунктам 2 и 3 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ «О страховых пенсиях».

Распределяя между сторонами спора судебные расходы, понесенные Симкиной В.В. в связи с рассмотрением дела, суд взыскал с ответчика в пользу истца расходы на уплату государственной пошлины пропорционально размеру удовлетворенных требований.

С данными выводами суда первой инстанции и их правовым обоснованием согласился суд апелляционной инстанции, дополнительно указав на правомерность отказа Симкиной В.В. в удовлетворении требований о возмещении расходов на оплату юридических услуг, поскольку она требований 06 их возмещении в письменной форме не заявляла, что не лишает ее права обратиться в суд первой инстанции с соответствующим заявлением в порядке статьи 100 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и с представлением доказательств, подтверждающих данные расходы.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что выводы судов первой и апелляционной инстанций в части отказа Симкиной ВВ. в удовлетворении исковых требований о признании незаконными протокола заседания комиссии пенсионного органа от

7 июля 2015 г. № 2727 и отказа в назначении досрочной страховой пенсии по

старости с 23 июня 2015 г. (момента обращения Симкиной В.В. за назначением

досрочной страховой пенсии по старости), а также о возмещении судебных расходов основаны на неправильном толковании и применении норм материального права, а также сделаны с нарушением норм процессуального права.

Основания возникновения и порядок реализации права граждан Российской Федерации на страховые пенсии установлены Федеральным законом от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ «О страховых пенсиях» (далее Федеральный закон от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ), вступившим в силу с 1 января 2015 г.

По общему правилу право на страховую пенсию по старости имеют мужчины, достигшие возраста 60 лет, и женщины, достигшие возраста 55 лет (часть 1 статьи 8 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ).

Порядок и условия сохранения права на досрочное назначение страховой пенсии определены статьей 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ.

Согласно пунктам 2 и 3 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ страховая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного статьей 8 названного закона, при наличии величины индивидуального пенсионного коэффициента в размере не менее 30:

мужчинам по достижении возраста 55 лет и женщинам по достижении возраста 50 лет, если они проработали на работах с тяжелыми условиями труда соответственно не менее 12 лет и 6 месяцев и 10 лет и имеют страховой стаж соответственно не менее 25 лет и 20 лет. В случае, если указанные лица проработали на перечисленных работах не менее половины установленного срока и имеют требуемую продолжительность страхового стажа, страховая пенсия им назначается с уменьшением возраста, предусмотренного статьей 8 названного закона, на один год за каждые 2 года и 6 месяцев такой работы мужчинам и за каждые 2 года такой работы женщинам (пункт 2);

женщинам по достижении возраста 50 лет, если они проработали в качестве трактористов-машинистов в сельском хозяйстве, других отраслях экономики, а также в качестве машинистов строительных, дорожных и погрузочно-разгрузочных машин не менее 15 лет и имеют страховой стаж не менее 20 лет (пункт 3).

Частью 2 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ установлено, что списки соответствующих работ, производств, профессий должностей, специальностей и учреждений (организаций), с учетом которых назначается страховая пенсия по старости в соответствии с частью 1 данной статьи, правила исчисления периодов работы (деятельности) и назначения указанной пенсии при необходимости утверждаются Правительством Российской Федерации.

Периоды работы (деятельности), имевшие место до дня вступления в

силу этого федерального закона, засчитываются в стаж на соответствующих

видах работ, дающий право на досрочное назначение страховой пенсии по

старости, при условии признания указанных периодов в соответствии с

законодательством, действовавшим в период выполнения данной работы (деятельности), дающей право на досрочное назначение пенсии (часть 3 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ).

Периоды работы (деятельности), имевшие место до дня вступления в силу названного федерального закона, могут исчисляться с применением правил, предусмотренных законодательством, действовавшим при назначении пенсии в период выполнения данной работы (деятельности) (часть 4 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ).

В целях реализации положений статьи 30 указанного закона Правительством Российской Федерации принято постановление от 16 июля 2014 г. № 665 «О списках работ, производств, профессий, должностей специальностей и учреждений (организаций), с учетом которых досрочно назначается страховая пенсия по старости, и правилах исчисления периодов работы (деятельности), дающей право на досрочной пенсионное обеспечение».

В соответствии с подпунктом «б» пункта 1 данного постановления при определении стажа в целях досрочного назначения страховой пенсии по старости лицам, работавшим на работах с тяжелыми условиями труда применяются:

- Список № 2 производств, работ, профессий и показателей с вредными и тяжелыми условиями труда, занятость в которых дает право на пенсию по возрасту (по старости) на льготных условиях, утвержденный постановлением Кабинета Министров СССР от 26 января 1991 г. № 10 «Об утверждении списков производств, работ, профессий, должностей и показателей, дающих право на льготное пенсионное обеспечение»;

- Список № 2 производств, цехов, профессий и должностей с тяжелыми условиями труда, работа в которых дает право на государственную пенсию на льготных условиях и в льготных размерах, утвержденный постановлением Совета Министров СССР от 22 августа 1956 г. № 1173 «Об утверждении списков производств, цехов, профессий и должностей, работа в которых дает право на государственную пенсию на льготных условиях и в льготных размерах», - для учета периодов выполнения соответствующих работ, имевших место до 1 января 1992 г.

Из приведенных нормативных положений следует, что досрочная страховая пенсия по старости по пункту 2 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ назначается в том числе женщинам проработавшим не менее 10 лет на работах с тяжелыми условиями труда предусмотренных соответствующими списками работ, профессий и показателей с вредными и тяжелыми условиями труда, при наличии величины индивидуального пенсионного коэффициента в размере не менее 30 и страхового стажа не менее 20 лет. Вместе с тем законом предусмотрена возможность назначения таким лицам досрочной страховой пенсии с уменьшением общего пенсионного возраста на один год за каждые 2 года такой работы, если указанные лица проработали на перечисленных работах не менее

половины установленного срока.

Однако суды первой и апелляционной инстанций при рассмотрении

настоящего дела по требованию Симкиной В.В. о проверке законности решения ответчика об отказе в назначении ей досрочной страховой пенсии по старости по пункту 2 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ «О страховых пенсиях» положения указанной нормы закона устанавливающей возможность назначения такой пенсии с уменьшением общего пенсионного возраста, не учли, не применили к спорным отношениям закон, подлежащий применению, и вследствие этого не установили обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора, а именно: общий стаж работы Симкиной В.В. на работах с тяжелыми условиями труда с учетом включенных судом периодов ее работы в СМУ Мосметростроя и наличие оснований для назначения досрочной страховой пенсии с учетом возраста Симкиной В.В. на момент обращения в пенсионный орган с заявлением о назначении досрочной страховой пенсии по старости.

Вывод судов первой и апелляционной инстанций о правомерности отказа пенсионного органа в назначении Симкиной В.В. досрочной страховой пенсии как по пункту 2, так и по пункту 3 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ ввиду отсутствия у нее специального стажа сделан также с существенным нарушением норм процессуального права.

Как следует из материалов дела, обращаясь в суд с иском, Симкина В.В просила суд проверить законность решения ответчика об отказе ей в назначении досрочной страховой пенсии по старости как по пункту 2, так и по пункту 3 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ.

Статьей 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что решение суда должно быть законным и обоснованным.

В соответствии с частью 3 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд принимает решение по заявленным истцом требованиям.

Пленумом Верховного Суда Российской Федерации в пунктах 2 и 3 постановления от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении» разъяснено что решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59-61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных

фактов.

Согласно статье 56 Гражданского процессуального кодекса Российской

Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пунктах 5 и 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 июня 2008 г. № 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству под уточнением обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, следует понимать действия судьи и лиц, участвующих в деле по определению юридических фактов, лежащих в основании требований и возражений сторон, с учетом характера спорного правоотношения и норм материального права, подлежащих применению. В случае заблуждения сторон относительно фактов, имеющих юридическое значение, судья на основании норм материального права, подлежащих применению, разъясняет им, какие факты имеют значение для дела и на ком лежит обязанность их доказывания (статья 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). При определении закона и иного нормативного правового акта, которым следует руководствоваться при разрешении дела, и установлении правоотношений сторон следует иметь в виду, что они должны определяться исходя из совокупности данных: предмета и основания иска, возражений ответчика относительно иска, иных обстоятельств, имеющих юридическое значение для правильного разрешения дела.

Из изложенных норм процессуального закона и разъяснений по их применению следует, что суд обязан установить применительно к каждому из заявленных требований с учетом предмета и основания иска, имеются ли основания для их удовлетворения. При этом бремя доказывания юридически значимых обстоятельств между сторонами спора подлежит распределению судом на основании норм материального права, регулирующих спорные отношения, а также требований и возражений сторон.

Эти требования закона судами первой и апелляционной инстанций выполнены не были, юридически значимые обстоятельства в связи с неприменением судами первой и апелляционной инстанций норм материального права, регулирующих спорные отношения, не вошли в предмет доказывания, не были вынесены на обсуждение сторон спора и соответственно, не получили правовой оценки, а исковые требования Симкиной В.В. о незаконности решения пенсионного органа об отказе ей в назначении досрочной страховой пенсии по старости по пункту 2 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ фактически судом не разрешены.

При таких обстоятельствах вывод судов первой и апелляционной инстанций об отсутствии правовых оснований для назначения Симкиной В.В досрочной страховой пенсии по старости по пункту 2 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ нельзя признать законным.

Кроме того, оставляя без изменения решение суда первой инстанции об отказе Симкиной В.В. в возмещении расходов на оплату юридических услуг суд апелляционной инстанции указал на то, что с таким требованием в письменной форме истец к суду не обращалась, что не соответствует материалам дела, в том числе исковому заявлению Симкиной ВВ., которое содержит ее просьбу о взыскании с ответчика расходов на оплату юридических услуг в размере 5000 рублей.

С учетом изложенного обжалуемые судебные постановления в части отказа Симкиной В.В. в удовлетворении исковых требований о признании незаконным протокола ГУ - ГУ ПФР № 9 по г. Москве и Московской области от 7 июля 2015 г. № 2727, возложении на ответчика обязанности назначить досрочную страховую пенсию по старости с 23 июня 2015 г., возмещении судебных расходов нельзя признать законными, поскольку они приняты в этой части с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя что согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений в названной части.

Поскольку судами при рассмотрении настоящего дела обстоятельства имеющие значение для дела, не установлены, решение суда первой инстанции и апелляционное определение суда апелляционной инстанции в части отказа Симкиной В.В. в удовлетворении исковых требований подлежат отмене с направлением дела в этой части на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное применить к спорным отношениям нормы права, их регулирующие, и разрешить спор в соответствии с установленными обстоятельствами и требованиями закона.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,

определила:

решение Хорошевского районного суда г. Москвы от 27 ноября 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 8 июня 2016 г. в части отказа Симкиной В В в удовлетворении исковых требований о признании незаконным протокола Государственного учреждения - Главного управления Пенсионного фонда Российской Федерации № 9 по г. Москве и Московской области от 7 июля 2015 г. № 2727, возложении на ответчика обязанности назначить досрочную страховую пенсию по старости с 23 июня 2015 г возмещении судебных расходов отменить.

Дело в отмененной части направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции - Хорошевский районный суд г. Москвы.

В остальной части решение Хорошевского районного суда г. Москвы от 27 ноября 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 8 июня 2016 г. оставить в силе.

Председательствующий Судьи

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...