Актуально на:
24 сентября 2020 г.

Решение Верховного суда: Определение N 77-КГ15-10 от 07.12.2015 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№77-КГ15-10

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 7 декабря 2015 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Пчелинцевой Л.М.,

судей Кириллова ВС. и Фролкиной СВ.

рассмотрела в открытом судебном заседании 7 декабря 2015 г гражданское дело по иску Чесноковой Ю Н к государственному учреждению - Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации в г. Липецке об индексации недополученной пенсии, взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, компенсации морального вреда

по кассационной жалобе начальника государственного учреждения Управления Пенсионного фонда Российской Федерации в г. Липецке Панарина СИ. на решение Советского районного суда г. Липецка от 24 февраля 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Липецкого областного суда от 13 мая 2015 г., которыми исковые требования удовлетворены частично.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Кириллова В С ,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Чеснокова ЮН. обратилась в суд с иском к государственному учреждению - Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации в г. Липецке (далее - ГУ - УПФ РФ в г. Липецке) об индексации недополученной пенсии, взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами компенсации морального вреда.

В обоснование требований Чеснокова ЮН. ссылалась на то, что она является инвалидом с детства II группы и имеет право на пенсию по инвалидности. С октября 2005 года (по достижении ею совершеннолетнего возраста) по сентябрь 2014 года включительно ГУ - УПФ РФ в г. Липецке ей неправильно начислялась и выплачивалась пенсия, а именно: вместо пенсии установленной законодателем для «инвалидов с детства II группы» ей выплачивалась пенсия как «инвалиду II группы вследствие общего заболевания». В сентябре 2014 года она обратилась в ГУ - УПФ РФ в г. Липецке с заявлением о перерасчете суммы пенсии с учетом индексации Пенсионный орган признал допущенную ошибку и произвел доплату недополученной пенсии в размере руб.

По мнению Чесноковой ЮН., недоплаченная пенсия подлежала выплате с применением всех коэффициентов индексации пенсии за период с 1 октября 2005 г. по 30 августа 2014 г. Кроме этого, пенсия подлежала индексации в связи с ее недоплатой длительное время (начиная с 2005 года поскольку произошло обесценивание денежной массы в связи с инфляционными процессами, значительно снизилась покупательская способность невыплаченных своевременно денежных средств.

Уточнив исковые требования, Чеснокова ЮН. просила взыскать с ГУ УПФ РФ в г. Липецке недоплаченную пенсию с учетом индексации в размере

руб., компенсацию морального вреда в размере руб., ссылаясь на недостаточность семейного бюджета, вызванного недоплатой пенсии, что лишало ее возможности своевременно получать восстановительное лечение проходить послеоперационные медицинские обследования, посещать врачей в клинике, где она была оперирована. От требований о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами Чеснокова ЮН. отказалась.

Решением Советского районного суда г. Липецка от 24 февраля 2015 г исковые требования Чесноковой ЮН. удовлетворены частично. С ГУ - УПФ РФ в г. Липецке в пользу Чесноковой ЮН. взысканы в качестве индексации недополученной части пенсии денежные средства в сумме руб В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Липецкого областного суда от 13 мая 2015 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В поданной в Верховный Суд Российской Федерации кассационной жалобе начальника ГУ - УПФ РФ в г. Липецке Панарина СИ. ставится вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены судебных постановлений, как незаконных, и принятия по делу нового решения об отказе в удовлетворении требований.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы начальника ГУ УПФ РФ в г. Липецке судьей Верховного Суда Российской Федерации Кирилловым В.С. 17 сентября 2014 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации. Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Пчелинцевой Л.М. от 27 октября 2015 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

В судебное заседание Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации стороны, надлежаще извещенные о времени и месте рассмотрения дела в суде кассационной инстанции, не явились, о причинах неявки не сообщили. На основании ст. 385 ГПК РФ Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает возможным рассмотреть дело в их отсутствие.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению, поскольку имеются основания для отмены в кассационном порядке судебных постановлений.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (ст. 387 ГПК РФ).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что при рассмотрении настоящего дела имеются такого характера существенные нарушения норм права, допущенные судом первой и апелляционной инстанций, и они выразились в следующем.

Судом установлено и усматривается из материалов дела, что Чеснокова ЮН., г. рождения, является инвалидом с детства II группы со второй степенью ограничения способности к трудовой деятельности, инвалидность установлена бессрочно, в связи с чем истец является получателем пенсии по инвалидности. С 1 октября 2005 г Чесноковой Ю Н . назначена также социальная пенсия.

Чесноковой ЮН., как инвалиду с детства, имеющему ограничение способности к трудовой деятельности второй степени, должна быть назначена пенсия в соответствии с положениями ст. 18 Федерального закона от 15 декабря 2001 г. № 166-ФЗ «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» и ст. 15 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» - в размере 100 процентов размера базовой части трудовой пенсии по инвалидности.

Судом также установлено, что за период с 1 октября 2005 г. по 30 сентября 2014 г. пенсия по инвалидности Чесноковой Ю Н . выплачивалась в размере, установленном для инвалидов II группы вследствие общего заболевания, что ниже пенсии, установленной для инвалидов с детства имеющих ограничение способности к трудовой деятельности второй степени.

3 сентября 2014 г. ГУ - УПФ РФ в г. Липецке после обращения Чесноковой Ю Н . с соответствующим заявлением признало, что с 1 октября 2005 г. размер пенсии Чесноковой Ю Н . определен неправильно пенсия назначена в меньшем размере. ГУ - УПФ РФ в г. Липецке произведен перерасчет размера пенсии, подлежащей выплате Чесноковой Ю.Н. с даты ее назначения, то есть за период с 1 октября 2005 г. по 30 сентября 2014 г. включительно. Согласно расчету ответчика доплата составила руб которая была перечислена Чесноковой Ю.Н. 18 сентября 2014 г.

Частично удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции руководствуясь п. 6 ст. 17 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», исходил из того что, хотя при перерасчете ежемесячных сумм пенсии, подлежащих выплате Чесноковой Ю.Н. за период с 1 октября 2005 г. по 30 июля 2014 г., ответчик учел и применил все коэффициенты индексации, имевшие место за период недоплаты, право истца на своевременное получение пенсионных выплат нарушено, выплаченные суммы пенсии обесценены в связи с инфляционными процессами в стране и утратили покупательскую способность, поэтому Чесноковой Ю.Н. были причинены убытки, которые, в соответствии со ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации, должны быть полностью возмещены путем индексации недополученных сумм пенсии на коэффициенты роста потребительских цен.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит выводы судов первой и апелляционной инстанций ошибочными, основанными на неправильном применении и толковании норм материального права, регулирующих спорные отношения и нарушение норм процессуального права.

В силу подп. 2 п. 1 ст. 18 Федерального закона от 15 декабря 2001 г. № 166-ФЗ «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» (в редакции, действовавшей на момент назначения Чесноковой Ю.Н. пенсии) (далее - Федеральный закон «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации») социальная пенсия нетрудоспособным гражданам, в частности инвалидам с детства, имеющим ограничение способности к трудовой деятельности III и II степени, инвалидам имеющим ограничение способности к трудовой деятельности III степени детям-инвалидам, детям в возрасте до 18 лет, потерявшим обоих родителей, и детям умершей одинокой матери, назначается в размере - 100 процентов размера базовой части трудовой пенсии по инвалидности, предусмотренной подп. 1 п. 1 ст. 15 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации».

Подпунктом 1 п. 1 ст. 15 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» (в редакции действовавшей на момент назначения Чесноковой Ю.Н. пенсии) (далее Федеральный закон от 17 декабря 2001 г. № 173-ФЗ) было предусмотрено, что размер базовой части трудовой пенсии по инвалидности в зависимости от степени ограничения способности к трудовой деятельности устанавливается для инвалидов с ограничением III степени в размере 1800 руб. в месяц.

Судом установлено, что за период с 1 октября 2005 г. по 30 сентября 2014 г пенсия по инвалидности Чесноковой Ю.Н. выплачивалась в размере установленном для инвалидов II группы вследствие общего заболевания, что ниже пенсии, установленной для инвалидов с детства, имеющих ограничение способности к трудовой деятельности второй степени, в связи с чем 3 сентября 2014 г. ГУ - УПФ РФ в г. Липецке произведен перерасчет размера пенсии, подлежащей выплате Чесноковой Ю.Н. с даты ее назначения, то есть за период с 1 октября 2005 г. по 30 сентября 2014 г. включительно.

Федеральный закон «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» устанавливает пенсионное обеспечение отдельных категорий граждан, осуществляемое за счет средств федерального бюджета (п. 1 ст. 1).

Согласно п. 6 ст. 5 Федерального закона «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» социальная пенсия (по старости, по инвалидности, по случаю потери кормильца) назначается нетрудоспособным гражданам.

Право на социальную пенсию в соответствии с подп. 1 п. 1 ст. 11 названного федерального закона имеют инвалиды I, II, III группы, в том числе инвалиды с детства.

Размер социальной пенсии для нетрудоспособных граждан установлен в ст. 18 Федерального закона «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации».

В силу ст. 25 Федерального закона «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» пенсии, предусмотренные данным законом, индексируются в порядке, определенном этой статьей.

Так, названной статьей установлено, что социальные пенсии индексируются ежегодно с 1 апреля с учетом темпов роста прожиточного минимума пенсионера в Российской Федерации за прошедший год Коэффициент индексации социальных пенсий определяется Правительством Российской Федерации.

Прожиточный минимум - стоимостная оценка потребительской корзины, а также обязательные платежи и сборы (ст. 1 Федерального закона от 24 октября 1997 г. № 134-ФЗ «О прожиточном минимуме в Российской Федерации» (далее - Федеральный закон «О прожиточном минимуме в Российской Федерации»).

На основании п. 1 ст. 4 Федерального закона «О прожиточном минимуме в Российской Федерации» (в ред. Федерального закона от 3 декабря 2012 г. № 233-ФЗ, действующей на момент рассмотрения спора) величина прожиточного минимума на душу населения и по основным социально демографическим группам населения в целом по Российской Федерации и в субъектах Российской Федерации (за исключением случаев, предусмотренных пунктами 3 и 4 данной статьи) определяется ежеквартально на основании потребительской корзины и данных федерального органа исполнительной власти по статистике об уровне потребительских цен на продукты питания и индексах потребительских цен на продукты питания, непродовольственные товары и услуги и расходов по обязательным платежам и сборам.

Основные социально-демографические группы населения трудоспособное население, пенсионеры, дети (ст. 1 Федерального закона «О прожиточном минимуме в Российской Федерации»).

В соответствии с Федеральным законом «О прожиточном минимуме в Российской Федерации» постановлением Правительства Российской Федерации от 29 января 2013 г. № 56 утверждены Правила исчисления величины прожиточного минимума на душу населения и по основным социально-демографическим группам населения в целом по Российской Федерации.

Пунктом 2 ст. 4 Федерального закона «О прожиточном минимуме в Российской Федерации» определено, что величина прожиточного минимума на душу населения и по основным социально-демографическим группам населения в целом по Российской Федерации (за исключением случаев предусмотренных п. 3 этой статьи) устанавливается Правительством Российской Федерации, в субъектах Российской Федерации (за исключением случаев, предусмотренных п. 4 этой статьи) - в порядке, установленном законами субъектов Российской Федерации.

Во исполнение данной нормы Правительство Российской Федерации ежегодно устанавливает величину прожиточного минимума пенсионера в Российской Федерации.

С учетом темпов роста прожиточного минимума пенсионера в Российской Федерации за прошедший год Правительство Российской Федерации, реализуя в соответствии со ст. 25 Федерального закона «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» предоставленное ему полномочие ежегодно утверждает постановлениями коэффициент индексации социальных пенсий и поручает Пенсионному фонду Российской Федерации проинформировать свои территориальные органы о размере коэффициента для увеличения соответствующих пенсий.

Из приведенных нормативных положений следует, что законом установлен механизм индексации социальных пенсий, то есть их увеличение в связи с ростом стоимости потребительской корзины, а также обязательных платежей и сборов. Посредством индексации социальных пенсий обеспечивается жизнедеятельность пенсионера, поддерживается покупательная способность его доходов, а также возможность нести расходы по обязательным платежам и сборам, оплачивать услуги.

Коэффициент индексации социальных пенсий устанавливается исходя из удорожания стоимости потребительской корзины, при определении которой уполномоченным органом учитываются инфляционные процессы.

Как установлено судом, Чеснокова Ю.Н. является инвалидом с детства II группы со второй степенью ограничения способности к трудовой деятельности, инвалидность установлена бессрочно, ей назначена социальная пенсия по ст. 18 Федерального закона «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации».

ГУ - УПФ РФ в г. Липецке при перерасчете размера пенсии, подлежащей выплате Чесноковой Ю.Н. с даты ее назначения, то есть за период с 1 октября 2005 г. по 30 сентября 2014 г. включительно, ответчик произвел выплату социальной пенсии по инвалидности в размере руб. с применением установленного Правительством Российской Федерации коэффициента индексации социальных пенсий за каждый год. Тем самым в рамках действующего правового регулирования была восстановлена покупательная способность выплаченной пенсионным органом Чесноковой Ю.Н. социальной пенсии за указанный период.

Судебными инстанциями положения приведенных норм во внимание не приняты, а также не учтено, что иного механизма увеличения размера социальной пенсии в связи с инфляционными процессами Федеральным законом «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» не предусмотрено.

Применение судебными инстанциями к спорным отношениям норм ст. 15 ГК РФ о возмещении убытков также не основано на законе.

ГУ - УПФ РФ в г. Липецке и Чеснокова Ю.Н. не являются субъектами гражданских правоотношений. Пенсионный орган в спорных правоотношениях является лицом, уполномоченным законом на осуществление из средств федерального бюджета государственного пенсионного обеспечения нетрудоспособного гражданина в целях, как указано в абзаце втором ст. 2 Федерального закона «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации», предоставления ему средств к существованию.

Судебными инстанциями не принято во внимание, что спорные отношения являются по своему содержанию пенсионными, они регулируются специальными нормативными правовыми актами в сфере социального обеспечения, в том числе Федеральным законом «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации», следовательно, к требованиям Чесноковой Ю.Н. о возмещении убытков не могут быть применены положения ст. 15 ГК РФ.

Таким образом, выводы судов первой и апелляционной инстанций о правомерности требований истца об индексации сумм задолженности в целях полного возмещения убытков на основании ст. 15 ГК РФ, причиненных выплатой пенсии в меньшем размере, чем предусмотрено законом, являются незаконными, нарушающими нормы материального права, подлежащие применению к спорным отношениям сторон.

Частью 1 ст. 56 ГПК РФ установлено, что каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Между тем вывод суда первой инстанции о причинении Чесноковой Ю.Н имущественного вреда (убытков) выплатой не того вида пенсии и, как следствие, в меньшем размере, чем определено законом сделан с нарушением требований ч. 1 ст. 56 ГПК РФ, а также положений ч. 1 ст. 196, пп. 5, 6 ч. 2 ст. 329 ГПК РФ, так как не подтвержден какими-либо доказательствами.

Удовлетворяя исковые требования о взыскании с пенсионного органа убытков в связи с неправильной выплатой Чесноковой Ю.Н. пенсии, суд первой инстанции не учел, что по общему правилу возмещения убытков (ст. 15 ГК РФ) должен устанавливаться не только факт наличия убытков у лица, заявившего требования об их возмещении, но и размер убытков должен быть подтвержден заявителем соответствующими доказательствами.

В нарушение названных выше процессуальных норм судом первой инстанции не устанавливались такие юридически значимые обстоятельства, как размер понесенных истцом убытков, обоснованность представленного истцом расчета заявленных ко взысканию сумм, причинно-следственная связь между действиями ответчика и понесенными истцом убытками.

Суд апелляционной инстанции не обратил внимания на допущенные нарушения норм процессуального права судом первой инстанции.

Неправильное применение судами первой и апелляционной инстанций норм материального права и нарушение норм процессуального права привели к неправомерному возложению на пенсионный орган обязанности произвести фактически повторную индексацию суммы задолженности по выплате социальной пенсии Чесноковой Ю.Н. за период с 1 октября 2005 г. по 30 сентября 2014 г., что повлекло нарушение прав ГУ - УПФ РФ в г. Липецке.

С учетом изложенного обжалуемые судебные постановления нельзя признать законными, поскольку они приняты с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов ГУ - УПФ РФ в г. Липецке, что согласно ст. 387 ГПК РФ является основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений.

Принимая во внимание, что обстоятельства, имеющие значение для дела судом первой инстанции установлены, Судебная коллегия находит возможным отменяя судебные постановления, принять новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований, не передавая дело для нового рассмотрения, поскольку судебными инстанциями допущена ошибка в применении норм материального права.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь ст. 387, 388, 390 ГПК РФ,

определила:

решение Советского районного суда г. Липецка от 24 февраля 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Липецкого областного суда от 13 мая 2015 г. отменить в части удовлетворения исковых требований Чесноковой Ю Н об индексации недополученной пенсии.

Принять по делу в этой части новое решение, которым отказать в удовлетворении исковых требований Чесноковой Ю Н к Государственному учреждению - Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации в г. Липецке об индексации недополученной пенсии Председательствующий

Судьи

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...