Актуально на:
25 сентября 2020 г.

Решение Верховного суда: Определение N 48-КГ15-4 от 29.06.2015 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№48-КП5-4

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 29 июня 2015 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Пчелинцевой Л.М.,

судей Гуляевой Г.А. и Фролкиной С В .

рассмотрела в открытом судебном заседании 29 июня 2015 г гражданское дело по иску Нелюбова И А к Главному управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по Челябинской области, Управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по г. Челябинску о включении в выслугу лет периодов службы по призыву

по кассационной жалобе представителя Главного управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Челябинской области Ильиных Л.С. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 5 августа 2014 г которым отменено решение Центрального районного суда г. Челябинска от 5 мая 2014 г. об отказе в удовлетворении иска. По делу постановлено новое решение об удовлетворении заявленных исковых требований.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гуляевой Г.А., выслушав объяснения представителей Главного управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Челябинской области Марьяна Г.В., Курсаева А.В., Старостенко Л.Н., поддержавших доводы кассационной жалобы,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Нелюбов И А обратился в суд с иском к Главному управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по Челябинской области, Управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по г. Челябинску о включении в выслугу лет периодов прохождения службы по призыву с 20 апреля по 4 августа 1995 г. и с 1 декабря 1995 г. по 8 июня 1996 г. из расчета один день военной службы за три дня.

В обоснование исковых требований Нелюбов И.А. указал, что в период с 1994 по 1996 год проходил срочную военную службу по призыву, в том числе в период с 20 апреля по 4 августа 1995 г. и с 1 декабря 1995 г. по 8 июня 1996 г выполнял служебно-боевые задачи по защите конституционных прав граждан на территории Чеченской Республики. По мнению Нелюбова И.А., указанные периоды службы подлежат зачету в выслугу лет для назначения пенсии из расчета один день службы за три дня, однако ответчик не включил спорные периоды службы истца в выслугу лет для назначения пенсии в льготном исчислении.

Представители ответчиков в судебное заседание суда первой инстанции не явились, представили возражения и отзыв на исковое заявление Нелюбова И.А в которых просили в удовлетворении исковых требований отказать.

Решением Центрального районного суда г. Челябинска от 5 мая 2014 г. в удовлетворении исковых требований Нелюбова И.А. отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 5 августа 2014 г. решение суда первой инстанции отменено. По делу постановлено новое решение, которым суд обязал Главное управление Министерства внутренних дел Российской Федерации по Челябинской области зачесть Нелюбову И.А. в выслугу лет в льготном исчислении периоды военной службы с 20 апреля по 4 августа 1995 г. и с 1 декабря 1995 г. по 8 июня 1996 г. из расчета один месяц службы за три месяца.

Представитель Главного управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Челябинской области Ильиных Л.С. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с кассационной жалобой, в которой поставил вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены апелляционной определения судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 5 августа 2014 г. и оставления в силе решения Центрального районного суда г. Челябинска от 5 мая 2014 г.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы судьей Верховного Суда Российской Федерации Гуляевой Г.А. 13 февраля 2015 г. дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и ее же определением от 22 мая 2015 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Истец и представитель Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по г. Челябинску, надлежащим образом извещенные о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке, в судебное заседание не явились и не сообщили о причине неявки, в связи с чем Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации руководствуясь статьей 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие истца и представителя Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по г. Челябинску.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений на нее, заслушав объяснения явившихся в судебное заседание лиц участвующих в деле, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что при рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанций были допущены такого рода существенные нарушения норм права, выразившиеся в следующем.

Судом установлено, что в период с 26 декабря 1994 г. по 2 сентября 1996 г. Нелюбов И.А. проходил действительную военную службу по призыву в составе войсковой части 5426. В период с 20 апреля по 4 августа 1995 г. в составе войсковой части 5426 он выполнял на территории Чеченской Республики задачи по защите конституционных прав граждан в условиях чрезвычайного положения, о чем имеется запись в военном билете. С 20 апреля по 4 августа 1995 г. и с 1 декабря 1995 г. по 8 июня 1996 г. Нелюбов И.А принимал участие в боевых действиях на территории Чеченской Республики, о чем имеется запись в его послужном списке. С 9 июля 1997 г. Нелюбов И.А проходил службу в органах внутренних дел Российской Федерации, в 2004 году Главным управлением внутренних дел Челябинской области Нелюбову И.А выдано удостоверение участника боевых действий.

Судом также установлено, что приказом начальника Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по г. Челябинску от

15 апреля 2014 г. Нелюбов И.А. уволен со службы по пункту 1 части 2 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (по соглашению сторон). Выслуга лет Нелюбова И.А. для назначения пенсии на 17 апреля 2014 г. составила 18 лет 5 месяцев 12 дней в календарном исчислении, в льготном исчислении - 18 лет 5 месяцев 12 дней. При этом период прохождения действительной военной службы по призыву с 26 декабря 1994 г. по 2 сентября 1996 г. засчитан Нелюбову И.А. в выслугу лет для назначения пенсии в календарном исчислении.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований Нелюбова И.А. о включении в выслугу лет периодов прохождения службы по призыву в льготном исчислении, суд первой инстанции со ссылкой на положения Закона Российской Федерации от 21 января 1993 г. № 4328-1 «О дополнительных гарантиях и компенсациях военнослужащим, проходящим военную службу на территории Закавказья, Прибалтики и Республики Таджикистан, а также выполняющим задачи в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах» и постановления Правительства Российской Федерации от 31 марта 1994 г. № 280 «О порядке установления факта выполнения военнослужащими и иными лицами задач в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах и предоставления им дополнительных гарантий и компенсаций» исходил из того, что фактическое участие Нелюбова И.А. в выполнении задач в условиях чрезвычайного положения и при вооруженном конфликте не подтверждено соответствующими приказами командира войсковой части.

С указанным выводом суда первой инстанции не согласилась судебная коллегия по гражданским делам Челябинского областного суда.

Отменяя решение суда первой инстанции и удовлетворяя исковые требования Нелюбова И.А. об обязании зачесть периоды службы по призыву в выслугу лет на льготных условиях, суд апелляционной инстанции исходил из того, что в соответствии с требованиями части 2 статьи 2 Закона Российской Федерации от 21 января 1993 г. № 4328-1 «О дополнительных гарантиях и компенсациях военнослужащим, проходящим военную службу на территориях государств Закавказья, Прибалтики и Республики Таджикистан, а также выполняющим задачи в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах» военнослужащим, выполняющим задачи в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах, для назначения пенсии засчитывается в выслугу лет и трудовой стаж один месяц военной службы за три месяца, в связи с чем включил оспариваемый период в выслугу лет истца в льготном исчислении, поскольку Нелюбов И.А. в период прохождения военной службы по призыву на территории Чеченской Республики принимал участие в выполнении специальных задач непосредственно в условиях вооруженного конфликта, что подтверждено наличием удостоверения ветерана боевых действий и записью в его военном билете.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает, что данные выводы суда апелляционной инстанции основаны на неправильном применении и толковании норм материального и процессуального права, регулирующих спорные отношения.

Статьей 2 Закона Российской Федерации от 21 января 1993 г. № 4328-1 «О дополнительных гарантиях и компенсациях военнослужащим, проходящим военную службу на территории Закавказья, Прибалтики и Республики Таджикистан, а также выполняющим задачи в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах» предусмотрено, что военнослужащим, выполняющим задачи в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах, для назначения пенсии засчитывается в выслугу лет и трудовой стаж один месяц военной службы за три месяца.

Порядок установления факта выполнения военнослужащими задач в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах определен постановлением Правительства Российской Федерации от 31 марта 1994 г. № 280 «О порядке установления факта выполнения военнослужащими и иными лицами задач в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах и предоставления им дополнительных гарантий и компенсаций», в соответствии с пунктом 2 которого военнослужащим и сотрудникам дополнительные гарантии и компенсации предоставляются только за время фактического выполнения ими задач на территории, где введено чрезвычайное положение, либо в местности, которая отнесена к зоне вооруженного конфликта (но не ранее дня введения на соответствующей территории чрезвычайного положения или отнесения местности к зоне вооруженного конфликта и не позднее дня отмены чрезвычайного положения или решения об отнесении к зоне вооруженного конфликта, определенных Правительством Российской Федерации).

Периоды выполнения военнослужащими и сотрудниками задач в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах оформляются приказами командиров воинских частей, начальников штабов оперативных и иных групп.

Из содержания приведенных нормативных положений следует, что предоставление соответствующих дополнительных гарантий и компенсаций производится не всем военнослужащим и сотрудникам, проходившим службу на данных территориях, а только тем из них, кто проходил службу в подразделениях, которые в установленном порядке компетентным должностным лицом были привлечены к выполнению задач на территории, где введено чрезвычайное положение, либо в местности, которая отнесена к зоне вооруженного конфликта.

Следовательно, фактическое привлечение военнослужащего к выполнению задач на территории, где введено чрезвычайное положение, либо в местности, которая отнесена к зоне вооруженного конфликта должно быть доказано по делу в соответствии с требованиями гражданского процессуального закона.

Согласно части 1 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами (ст.60 ГПК РФ).

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что факт выполнения Нелюбовым И.А. специальных задач на территории Чеченской Республики в зоне вооруженного конфликта подтвержден его послужным списком и удостоверением ветерана боевых действий.

Между тем само по себе прохождение Нелюбовым И.А. в спорные периоды службы на территории Чеченской Республики не может расцениваться как факт выполнения им специальных задач в зоне вооруженного конфликта если указанный факт не был оформлен в установленном порядке приказами командиров воинских частей, начальников штабов, оперативных и иных групп.

В связи с изложенным Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации признает правомерными выводы суда первой инстанции о том, что фактическое участие Нелюбова И.А. в выполнении задач в зоне вооруженного конфликта не подтверждено соответствующими приказами командира войсковой части.

Кроме того, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции допущено неправильное толкование и применение норм материального права, регулирующих спорные отношения, в связи со следующим.

Закон Российской Федерации от 21 января 1993 г. № 4328-1 «О дополнительных гарантиях и компенсациях военнослужащим, проходящим военную службу на территориях государств Закавказья, Прибалтики и Республики Таджикистан, а также выполняющим задачи в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах» не регламентирует вопросы пенсионного обеспечения военнослужащих, а устанавливает лишь общие условия единой системы их правовой и социальной защиты, которые конкретизированы в иных нормативных правовых актах.

Пенсионное обеспечение сотрудников органов внутренних дел и военнослужащих, в том числе и исчисление выслуги лет для назначения пенсии, регламентируется Законом Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. № 4468-1 «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей» (далее - Закон Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. №4468-1).

Законом Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. № 4468-1 и Федеральным законом от 17 декабря 2001 г. № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», действовавшим на момент возникновения спорных отношений, установлен дифференцированный порядок льготного исчисления выслуги лет и трудового стажа военнослужащих, выполняющих задачи в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах.

В статье 1 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. № 4468-1 перечислены лица, на которых распространяется действие данного закона, в частности на лиц, проходивших военную службу в качестве офицеров прапорщиков и мичманов или военную службу по контракту в качестве солдат матросов, сержантов и старшин в Вооруженных Силах Российской Федерации других воинских формированиях Российской Федерации, созданных в соответствии с законодательством Российской Федерации, и семьи этих лиц.

В силу статьи 2 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. № 4468-1 пенсионное обеспечение лиц, проходивших военную службу по призыву в качестве солдат, матросов, сержантов и старшин (ранее действительную срочную военную службу) в вооруженных силах и воинских формированиях, указанных в пункте «а» статьи 1 настоящего Закона, и семей этих лиц осуществляется в соответствии с Федеральным законом от 15 декабря 2001 г. № 166-ФЗ «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации».

Согласно части 3 статьи 18 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. № 4468-1 порядок исчисления выслуги лет для назначения пенсии лицам, указанным в статье 1 настоящего Закона, определяется Правительством Российской Федерации.

Абзацем первым пункта 5 постановления Совета Министров Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1993 г. № 941 «О порядке исчисления выслуги лет, назначения и выплаты пенсий, компенсаций и пособий лицам, проходившим военную службу в качестве офицеров прапорщиков, мичманов и военнослужащих сверхсрочной службы или по контракту в качестве солдат, матросов, сержантов и старшин либо службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семьям в Российской Федерации» (далее - постановление Совета Министров Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1993 г. № 941), изданного во исполнение требований Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. № 4468-1, установлено, что военная служба по призыву в качестве солдат матросов, сержантов и старшин (ранее - срочная военная служба), кроме периодов, подлежащих зачету в выслугу лет на льготных условиях предусмотренных для военнослужащих воинских частей, штабов и учреждений действующей армии, военнослужащих, проходивших службу или находившихся в плену в период Великой Отечественной войны, принимавших участие в работах по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС либо необоснованно привлеченных к уголовной ответственности или репрессированных, засчитывается в выслугу лет для назначения пенсий в календарном исчислении.

В соответствии с частью 4 статьи 30 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» (далее Федеральный закон «О трудовых пенсиях в Российской Федерации военнослужащим и приравненным к ним по пенсионному обеспечению лицам периоды службы в воинских частях, штабах и учреждениях, входящих в состав действующей армии, в партизанских отрядах и соединениях в период боевых действий, а также время нахождения на излечении в лечебных учреждениях вследствие военной травмы, периоды военной службы в зоне отчуждения определяемой в соответствии с Законом Российской Федерации от 15 мая 1991 г. № 1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС», включаются в общий трудовой стаж в тройном размере.

Пунктом 2 постановления Верховного Совета Российской Федерации от 21 июля 1993 г. № 5481/1-1 «О порядке введения в действие Закона Российской Федерации «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О дополнительных гарантиях и компенсациях военнослужащим, проходящим военную службу на территориях государств Закавказья, Прибалтики и Республики Таджикистан, а также выполняющим задачи по защите конституционных прав граждан в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах» указано на то, что при применении части второй статьи 2 Закона Российской Федерации от 21 января 1993 г. № 4328-1 в целях исчисления трудового стажа для назначения пенсий в соответствии со статьей 94 Закона РСФСР от 20 ноября 1990 г. № 340-1 «О государственных пенсиях в РСФСР» военнослужащие, выполняющие задачи в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах, считаются проходящими военную службу в действующей армии.

Из содержания приведенных нормативных положений следует, что военнослужащим, проходящим военную службу по контракту и выполняющим задачи в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах срок службы засчитывается в выслугу лет в соответствии с Законом Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. № 4468-1. Военнослужащим, выполняющим аналогичные задачи по призыву в период выполнения задач в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах, срок службы засчитывается в льготном (в тройном размере) исчислении в трудовой стаж в соответствии с Федеральным законом «О трудовых пенсиях в Российской Федерации».

Принимая во внимание, что предусмотренных законом оснований для включения в выслугу лет Нелюбову И.А. периодов прохождения им службы по призыву с 20 апреля по 4 августа 1995 г. и с 1 декабря 1995 г. по 8 июня 1996 г. в льготном исчислении не имелось, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признает незаконным вывод суда апелляционной инстанции об обязании ответчика зачесть периоды службы Нелюбова И.А. по призыву в выслугу лет из расчета один месяц службы за три месяца.

Учитывая изложенное, апелляционное определение нельзя признать законным, оно принято с существенным нарушением норм материального права и в силу статьи 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации подлежит отмене с оставлением в силе решения суда первой инстанции, которым исковые требования Нелюбова И.А. оставлены без удовлетворения.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 387, 388, 390 ГПК РФ,

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 5 августа 2014 г. отменить.

Оставить в силе решение Центрального районного суда г. Челябинска от 5 мая 2014 г Председательствующий

Судьи

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...