Актуально на:
24 июля 2019 г.

Решение Верховного суда: Определение N 5-АПУ17-76СП от 05.10.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

дело№5-АПУ17-76СП

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 5 октября 2017 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Колышницына А.С.

судей Земскова Е.Ю., Шмотиковой С.А.

при секретаре Воронине М.А.

рассмотрела в судебном заседании дело по апелляционному представлению государственных обвинителей Т.А. Минаковой, Е.Н Купленской, апелляционным жалобам потерпевших И И М на приговор Московского городского суда с участием присяжных заседателей от 16 февраля 2017 г., по которому

Горошников А.И.,

несудимый,

оправдан по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных п. «а» ч.2 ст. 105, п.«з» ч.2 ст. 112 УК РФ, за непричастностью к преступлениям.

Заслушав доклад судьи Земскова Е.Ю., мнение представителя Генеральной прокуратуры РФ Самойлова ИВ., потерпевших И,

М поддержавших доводы апелляционных представления и жалоб, выступления оправданного Горошникова А.И., адвокатов Михайличенко К.А., Игнатова О.Л. с возражениями против доводов апелляционных представления и жалоб, Судебная коллегия

установила:

органами предварительного следствия Горошников обвинялся в убийстве И ,Д , И , причинении вреда здоровью средней тяжести М .

На основании оправдательного вердикта присяжных заседателей признавших недоказанной причастность Горошникова к совершению преступлений, судом постановлен оправдательный приговор.

В апелляционном представлении государственные обвинители Минакова Т.А. и Купленская Е.Н. ссылаются на нарушения уголовно процессуального закона, которые повлияли на содержание ответов присяжных заседателей. Авторы представления указывают, что во вступительном слове и в прениях оправданный Горошников и его защитники Игнатов, Михайличенко ссылались на доказательства (показания на следствии Горошникова, М , одно из заключений судебно медицинской экспертизы (т. 12 л.д.219), которые не были исследованы в судебном заседании, Горошников сообщил о добровольной выдаче телефона, которой в действительности не было, тем самым создавая впечатление о наличии в распоряжении стороны обвинения доказательства которое утаивается от присяжных заседателей; в присутствии присяжных заседателей порочились доказательства, которые были представлены присяжным заседателям; в форме вопроса оспаривался факт прохождения М судебно-медицинского освидетельствования в Новогодние праздники, необходимость повторного освидетельствования; адвокат Михайличенко довел недостоверную информацию о том, что следователь указал в протоколе осмотра на отсутствие следов крови на шнуре, в то время как в протоколе это обстоятельство не отражено;

в представлении также указывается на нарушение ч.б ст.335 УПК РФ поскольку оправданный и защитники оспаривали допустимость доказательств, представленных коллегии присяжных заседателей Горошников говорил о неполноте предварительного следствия, адвокат Михайличенко о сомнительных обстоятельствах обнаружения пяти мобильных телефонов, адвокат Игнатов о непостановке следствием вопроса о возможности для М нанести себе самому повреждения; вопреки требованиям ст.252 УПК РФ адвокат Игнатов указывал о наличии мотива преступления у М , которому обвинение не предъявлялось; он же в прениях высказал предположение, что за решеткой мог бы находиться М ; Горошников, продолжая ту же линию в прениях, ссылался на заинтересованность М , а председательствующий не во всех случаях реагировал на указанные нарушения; председательствующий также не остановил Горошникова, когда тот задал М вопрос о наличии оснований жаловаться на отношение к нему со стороны его сожителей;

в нарушение ч.8 ст.335 УПК РФ при допросе свидетеля А бывшей жены Горошникова, та неоднократно сообщала сведения о наличии у него малолетнего ребенка, но ни разу не была прервана судом;

государственные обвинители также указывают, что в ходе судебного следствия сторона обвинения была ограничена судом в представлении доказательств, в частности был снят вопрос прокурора к М о длительности нахождения последнего на балконе, что дало стороне защиты возможность ставить под сомнение показания М ввиду отсутствия его жалоб на обморожение, в то время как председательствующий оставил этот факт без внимания;

в представлении также указывается на нарушение требований закона при произнесении председательствующим напутственного слова, в связи с тем, что им не были упомянуты важные доказательства, перечень которых приводится в представлении;

совокупность указанных нарушений по мнению авторов представления в своей совокупности повлияла на формирование мнения присяжных заседателей и содержание ответов на поставленные перед ними вопросы просят оправдательный приговор отменить, уголовное дело направить в тот же суд в ином составе;

в апелляционных жалобах потерпевшие И И.,

М ссылаются на нарушения норм уголовно процессуального закона, выразившиеся в доведении оправданным и его защитниками до присяжных заседателей сведений, которые не подлежали исследованию в их присутствии - о наличии у подсудимого Горошникова малолетнего ребенка, что должно было вызвать к нему жалость и сочувствие; стороной защиты доводились не соответствующие действительности сведения о содержании доказательств (об отсутствии следов крови на шнуре, о принадлежности следов на полу М ), о неизменности показаний Горошникова на предварительном следствии которые не исследовались; оправданный и его защитники ссылались на факты, порочащие личность потерпевшего М формировали негативное к нему отношение присяжных заседателей, называли его заинтересованным лицом; обращение председательствующего к присяжным заседателям было необоснованно кратким, не содержало перечисления большой части значимых доказательств; судья указал, что сторонами оглашались и другие документы, необходимости изложения которых он не усматривает; потерпевшему М не дали возможности выступить в прениях, а в протоколе судебного заседания указано, что М отказался от участия в процессе, чего на самом деле не было; с письменным заявлением на этот счет М не обращался, этим были нарушены права потерпевшего; потерпевшая И была ограничена в возможности изложить присяжным заседателям сведения о поведении ее сына в состоянии алкогольного опьянения.

По делу поступили возражения на апелляционные представление и жалобы потерпевших от оправданного Горошникова А.И., в которых он просит оправдательный приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных представления и жалоб, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Согласно ч. 1 ст. 389 25 УПК РФ оправдательный приговор постановленный на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего или его законного представителя и (или представителя лишь при наличии таких существенных нарушений уголовно процессуального закона, которые ограничили право прокурора потерпевшего или его законного представителя и (или) представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов или на содержание данных присяжными заседателями ответов.

Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей определены ст. 335 УПК РФ, в соответствии с требованиями которой в присутствии присяжных заседателей подлежат исследованию только те фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, предусмотренными ст. 334 УПК РФ.

Сторонам в ходе судебного следствия с участием присяжных заседателей запрещается исследовать данные, способные вызвать предубеждение присяжных заседателей, обсуждать вопросы, связанные с применением права, либо вопросы процессуального характера, в том числе о недопустимости доказательств, нарушении УПК РФ при получении доказательств, их истребовании, вызове дополнительных свидетелей, о якобы оказанном давлении во время предварительного следствия и т.п., задавать наводящие вопросы, в какой-либо форме оценивать доказательства во время судебного следствия, выяснять вопросы о возможной причастности к преступлению иных лиц, не являющихся подсудимыми по рассматриваемому делу, ссылаться в обоснование своей позиции на не исследованные в присутствии присяжных заседателей или недопустимые доказательства и др.

С учетом данных требований закона, а также положений ст. 73, 243 и 252 УПК РФ председательствующий должен обеспечить проведение судебного разбирательства только в пределах предъявленного подсудимому обвинения, принимать необходимые меры, исключающие возможность ознакомления присяжных заседателей с недопустимыми доказательствами, а также возможность исследования вопросов, не входящих в их компетенцию и своевременно реагировать на нарушения порядка в судебном заседании участниками процесса, принимать к ним меры воздействия предусмотренные ст. 258 УПК РФ.

Прения сторон в суде с участием присяжных заседателей проводятся в соответствии со ст. 292 и 336 УПК РФ с учетом особенностей рассмотрения дела по данной форме судопроизводства и лишь в пределах вопросов подлежащих разрешению присяжными заседателями. Стороны не вправе касаться обстоятельств, которые рассматриваются после вынесения вердикта без участия присяжных заседателей.

Обеспечение соблюдения процедуры прений сторон возложено на председательствующего судью.

Ввиду этого в случае, если сторона в обоснование своей позиции ссылается на обстоятельства, которые в силу ст.252, 334 УПК РФ не подлежат исследованию в присутствии присяжных заседателей, либо на доказательства, признанные недопустимыми или не исследованные в судебном заседании, судья, в соответствии с ч. 5 ст. 292 УПК РФ, должен остановить такого участника процесса и разъяснить присяжным заседателям что они не должны принимать во внимание данные обстоятельства при вынесении вердикта.

Такое же разъяснение председательствующий судья должен сделать и при произнесении напутственного слова, излагая позиции сторон.

Между тем эти требования закона при рассмотрении данного уголовного дела не были соблюдены.

Из протокола судебного заседания усматривается, что в ходе судебного разбирательства, прений сторон, подсудимым Горошниковым и его защитниками систематически допускались нарушения требований ст. 252, 335, 336 УПК РФ, на что председательствующий не всегда реагировал, а в некоторых случаях позволял стороне защиты выходить за рамки закона.

Так, в ходе судебного разбирательства Горошников и его защитники в присутствии присяжных заседателей неоднократно ставили под сомнение законность получения некоторых доказательств, собранных в ходе предварительного расследования, в то время как недопустимыми доказательствами они не признавались.

К числу таких заявлений относится высказывание адвоката Михайличенко, поставившего под сомнение сам факт прохождения М медицинского освидетельствования и работы медицинского учреждения в Новогодние праздники (т. 12 л.д.219), критическая оценка адвокатом Михайличенко процессуальной деятельности следователей которые при осмотре месте происшествия 29 декабря 2014 года не обнаружили ни драгоценностей, ни мобильных телефонов, а после этого, «чудесным образом», 17 февраля 2015 года нашли в квартире 5 мобильных телефонов, которые лежали на журнальном столе. В продолжение своей критики органа расследования, адвокат заявил, что ранее при осмотре места не заметить их (телефоны) было нельзя, но возможно, что следствие их не заметило. При этом, поднимая под столом пустые бутылки, следствие не заметило драгоценностей, в большом количестве, что вызывает какие-то определенные сомнения (т. 12 л.д.219). Аналогичная критика в адрес органа расследования, а также представителей государственного обвинения в суде прозвучала в утверждении защитника Игнатова о том, что в числе вопросов эксперту не был поставлен вопрос о возможности для М нанести самому себе телесные повреждения (т. 12 л.д.221), в выступлении Горошникова, заявившего, что можно было бы запросить переписку содержащую сведения о смс - сообщениях, но этого, к сожалению, не сделано (т. 12 л.д.225), в реплике Горошникова, заявившего, что в его адрес сторона обвинения не раз высказывалась, пытаясь унизить его перед присяжными заседателями, так как ничего иного сделать не могут, подобным способом они всегда «решают» вопросы (т. 12 л.д.229).

В нарушение ст.252 УПК РФ Горошников и его защитники неоднократно высказывали суждения о причастности к преступлению потерпевшего М

Так адвокат Игнатов в своем выступлении в прениях недвусмысленно высказал свое мнение о причастности к преступлению потерпевшего М Согласно протоколу судебного заседания им было сказано, что в квартире выжило два человека и есть основания говорить о том, что преступления совершенны другим лицом. Если к показаниям М отнеслись серьезно, то он бы оказался за решеткой.

Оправданный Горошников в ходе прений также делал заявления о возможной причастности М , утверждая, что тот является заинтересованным лицом (т. 12 л.д.224). В дальнейшем заявив, что якобы не обвиняет М Горошников высказал предположение о его причастности, сказав, что он (Горошников) не обвиняет М и никогда не обвинял, но, когда он (Горошников) утром 29 декабря 2014 года уходил из квартиры И все были живы. Указанные слова Горошникова являлись намеком на совершение преступления М Далее во время произнесения реплик адвокат Игнатов указал на наличие у потерпевшего М мотива (т. 12 л.д.229), а оправданный Горошников в унисон ему заявил в последнем слове, что сторона обвинения опирается на показания заинтересованного лица (т. 12 л.д.23!).

В большинстве указанных случаев председательствующий не реагировал на нарушение закона со стороны оправданного и представителей

защиты.

Таким образом, несмотря на неоднократные нарушения требований

закона, допущенные подсудимым и его защитниками,

председательствующий не принял к ним всех предусмотренных ст. 258 УПК РФ мер воздействия, исключающих возможность ознакомления присяжных заседателей с обстоятельствами, не подлежащими обсуждению в их присутствии. Тем самым на присяжных заседателей было оказано незаконное воздействие, которое, как справедливо утверждается в апелляционных представлении и жалобах, повлияло на формирование мнения присяжных заседателей, их беспристрастность и отразилось на содержании ответов на поставленные перед ними вопросы при вынесении вердикта, который не может быть признан законным, объективным и справедливым.

Обоснованным является утверждение авторов апелляционного представления и о несоответствии напутственного слова председательствующего требованиям ст.340 УПК РФ. В нарушение данной нормы председательствующий не упомянул в напутственном слове часть доказательств, которые были исследованы в ходе судебного разбирательства (т. 12 л.д.246). Между тем, согласно ст.340 УПК РФ напоминание об исследованных доказательствах в напутственном слове является прямой обязанностью председательствующего, который не вправе при произнесении напутственного слова по своему усмотрению оставлять без внимание какое либо из доказательств, которое было исследовано в судебном разбирательстве с участием присяжных заседателей.

Такой подход способен создать у присяжных заседателей ложное впечатление, что одни доказательства являются менее важными, чем другие что противоречит закону, поскольку в соответствии с ч.2 ст. 17 УПК РФ доказательства не имеют заранее установленной силы и их оценка относится к компетенции присяжных заседателей (ч.1 ст. 17 УПК РФ). В связи с изложенным Судебная коллегия считает, что нарушение председательствующим требований ст. 340 УПК РФ также повлияло на вердикт присяжных заседателей.

При этом Судебная коллегия считает необходимым отметить, что поскольку к компетенции суда апелляционной инстанции по делам с участием присяжных заседателей не относится оценка достоверности доказательств и их доказательственного значения для выводов по вопросам указанным в ст.334 УПК РФ, то есть доказательств, на основании которых вынесен вердикт, возражения стороны защиты против доводов

апелляционных представления и жалоб на том основании, что не упомянутые

председательствующим доказательства являются менее значимыми, чем упомянутые им, являются несостоятельными.

По изложенным основаниям в связи с допущенными существенными

нарушениями уголовно-процессуального закона оправдательный приговор

подлежит отмене, а дело - направлению на новое судебное разбирательство в

тот же суд в ином составе судей со стадии судебного разбирательства, в

ходе которого необходимо выполнить требования процессуального закона и

создать надлежащие условия для объективного и справедливого разрешения

дела.

г

Руководствуясь ст.38915,38918,38920,38925,38928,38933 УПК РФ, Судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Московского городского суда с участием присяжных заседателей от 16 февраля 2017 года в отношении Горошникова А.И. отменить, уголовное дело направить на новое судебное разбирательство в тот же суд иным составом со стадии судебного разбирательства.

Председательствующий:

Судьи:

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...