Актуально на:
25 марта 2019 г.
Кодекс административного судопроизводства, N 21-ФЗ | ст. 250 КАС РФ

Статья 250 КАС РФ. Право на обращение в суд с административным исковым заявлением о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок (действующая редакция)

1. Лицо, полагающее, что государственным органом, органом местного самоуправления, иным органом, организацией, должностным лицом нарушено его право на судопроизводство в разумный срок, включая досудебное производство по уголовному делу и применение меры процессуального принуждения в виде наложения ареста на имущество, или право на исполнение судебного акта в разумный срок, может обратиться в суд с административным исковым заявлением о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок (далее также - административное исковое заявление о присуждении компенсации).

2. Административное исковое заявление о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок может быть подано в суд в шестимесячный срок со дня вступления в законную силу последнего судебного акта, принятого по делу, по которому допущено нарушение.

3. Административное исковое заявление о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок может быть подано до окончания производства по делу в случае, если продолжительность рассмотрения дела превысила три года и лицо, указанное в части 1 настоящей статьи, ранее в установленном порядке обращалось с заявлением об ускорении рассмотрения дела.

4. Административное исковое заявление о присуждении компенсации за нарушение права на исполнение судебного акта в разумный срок может быть подано в суд в период исполнения судебного акта, но не ранее чем через шесть месяцев со дня истечения срока, установленного федеральным законом для исполнения судебного акта, и не позднее чем через шесть месяцев со дня окончания производства по исполнению судебного акта.

5. Административное исковое заявление о присуждении компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок может быть подано в суд в шестимесячный срок со дня вступления в законную силу приговора суда, вынесенного по данному делу, либо других принятых дознавателем, начальником подразделения дознания, начальником органа дознания, органом дознания, следователем, прокурором, руководителем следственного органа, судом решения, определения, акта, которыми прекращено уголовное судопроизводство. При условии, что лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, установлено, административное исковое заявление о присуждении компенсации может быть подано также до окончания производства по уголовному делу в случае, если продолжительность производства по уголовному делу превысила четыре года и заинтересованное лицо ранее обращалось с заявлением об ускорении рассмотрения уголовного дела в порядке, установленном уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации.

6. Административное исковое заявление о присуждении компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок может быть подано в суд также до окончания производства по уголовному делу потерпевшим или иным заинтересованным лицом, которому деянием, запрещенным уголовным законом, причинен вред, в шестимесячный срок со дня принятия дознавателем, начальником подразделения дознания, начальником органа дознания, органом дознания, следователем, руководителем следственного органа постановления о приостановлении предварительного расследования по уголовному делу в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, если продолжительность досудебного производства по уголовному делу со дня подачи заявления, сообщения о преступлении до дня принятия решения о приостановлении предварительного расследования по уголовному делу по указанному основанию превысила четыре года и имеются данные, свидетельствующие о непринятии прокурором, руководителем следственного органа, следователем, органом дознания, начальником органа дознания, начальником подразделения дознания, дознавателем мер, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации и необходимых в целях своевременного возбуждения уголовного дела, осуществления предварительного расследования по уголовному делу и установления лица, подлежащего привлечению в качестве подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления.

7. Административное исковое заявление о присуждении компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок в части длительности применения меры процессуального принуждения в виде наложения ареста на имущество лица, не являющегося подозреваемым, обвиняемым или лицом, несущим по закону материальную ответственность за их действия, может быть подано в суд указанным лицом в шестимесячный срок со дня вступления в законную силу приговора либо постановления или определения суда о прекращении уголовного судопроизводства по делу либо со дня принятия дознавателем, начальником подразделения дознания, начальником органа дознания, органом дознания, следователем, руководителем следственного органа, прокурором постановления о прекращении уголовного судопроизводства, а также до прекращения уголовного преследования или до вступления в законную силу приговора суда, если продолжительность срока ареста, наложенного на имущество по уголовному делу, превысила четыре года.

8. Административное исковое заявление о присуждении компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок может быть подано в суд потерпевшим или иным заинтересованным лицом, которому деянием, запрещенным уголовным законом, причинен вред, в шестимесячный срок со дня принятия дознавателем, начальником подразделения дознания, начальником органа дознания, органом дознания, следователем, руководителем следственного органа постановления о прекращении уголовного дела или об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, если продолжительность досудебного производства со дня подачи заявления, сообщения о преступлении до дня принятия по указанному основанию решения об отказе в возбуждении уголовного дела превысила шесть месяцев, а до дня принятия решения о прекращении уголовного дела - один год и одиннадцать месяцев и имеются данные, свидетельствующие о своевременности обращения с заявлением о преступлении, а также о непринятии дознавателем, начальником подразделения дознания, начальником органа дознания, органом дознания, следователем, руководителем следственного органа, прокурором мер, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации и необходимых в целях своевременного возбуждения уголовного дела, установления лица, подлежащего привлечению в качестве подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления, и (или) о неоднократной отмене прокурором, руководителем следственного органа или судом незаконных решений об отказе в возбуждении уголовного дела, о приостановлении производства по уголовному делу, о прекращении уголовного дела в порядке, установленном федеральным законом.

Комментарий к ст. 250 КАС РФ

1. В гл. 26 КАС установлены правила, регламентирующие правоотношения, возникающие в связи с рассмотрением компетентными судами дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок. Данные положения являются логичным продолжением совершенствования процессуального законодательства России, поскольку соответствующие главы, регламентирующие подобные вопросы, установлены и в ГПК (гл. 22.1), и в АПК (гл. 27.1). Указанные главы процессуальных Кодексов, в свою очередь, были приняты во исполнение идеи законодателя, зафиксированной в Законе о компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок, которая заключается в необходимости неукоснительного соблюдения сроков рассмотрения дел судами общей юрисдикции и арбитражными судами и сроков исполнения решений судов, в которых устанавливается необходимость выплаты денежных сумм из бюджета соответствующего уровня. КАС продолжает вектор, заданный законодателем в 2010 г. С учетом специфики комментируемого Закона в предмет регулирования гл. 26 также вошли и вопросы присуждения компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство, причем ст. 250 определяет как субъектов, так и соответствующие сроки обращения с административным исковым заявлением в конкретной ситуации, составляющие шесть месяцев со дня, определяемого в соответствии с ч. ч. 5 - 7 комментируемой статьи.

Соответствующие изменения в ГПК, АПК и КАС ознаменовали собой признание российским законодателем необходимости защиты прав участников гражданского, арбитражного, административного и уголовного процессов, исполнительного производства вследствие повсеместного системного нарушения их права на судопроизводство в разумный срок и права на исполнение соответствующего судебного акта в разумный срок, о чем прежде речи на уровне законодательных актов не велось.

2. Первый аспект защиты прав, указанный в комментируемой главе КАС, - рассмотрение дела судом в разумный срок - можно рассматривать как составную часть права на справедливое судебное разбирательство, являющегося многозначным и включающим в себя значительное число элементов (ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод). Кроме того, можно говорить о тесной связи права на рассмотрение дела судом в разумный срок с правом на доступ к правосудию, которое означает необходимость для государств - участников Конвенции о защите прав человека и основных свобод обеспечить в национальном законодательстве соответствующие условия для справедливого судебного разбирательства. В связи с этим представляет интерес Рекомендация Комитета министров Совета Европы от 14 мая 1981 г. N R(81)7 "Комитет министров государствам-членам относительно путей облегчения доступа к правосудию", где среди группы мер для принятия или усиления с целью постепенной реализации принципов, указанных в приложении к данной Рекомендации, выделяются в том числе меры, направленные на ускорение разбирательства.

Включение в текст КАС положений о необходимости соблюдения права на рассмотрение дела судом в разумные сроки обусловлено тем обстоятельством, что признание юрисдикции ЕСПЧ вынуждает Россию обеспечивать определенные правовые стандарты, в том числе и эффективную реализацию права на справедливое судебное разбирательство. Это тем более значимо в свете критики ЕСПЧ российской правовой модели разбирательства судебных споров.

Согласно Постановлению КС РФ от 17 марта 2010 г. N 6-П "По делу о проверке конституционности положений статьи 117, части 4 статьи 292, статей 295, 296, 299 и части 2 статьи 310 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой ЗАО "Довод" в практике Совета Европы выработаны стандарты, которые применительно к производству в суде третьей инстанции, учитывая, что проблемы, связанные с увеличением числа жалоб и продолжительностью производства по ним, могут ущемить право лица на разбирательство в разумный срок и что неэффективные или ненадлежащие процедуры и злоупотребление сторонами правом на жалобу служат причиной неоправданных задержек и могут подорвать доверие к системе правосудия, ориентируют государства на принятие мер, направленных в том числе на предотвращение любых злоупотреблений системой или процедурой обжалования окончательных судебных актов (преамбула, ст. ст. 4 и 7 Рекомендации Комитета министров Совета Европы от 7 февраля 1995 г. N R(95)5 "Относительно введения в действие и улучшения функционирования систем и процедур обжалования по гражданским и торговым делам"). В связи с этим комментируемая глава КАС является как раз одной из мер, которая в том числе направлена на реализацию указанных целей.

Для Российской Федерации как участницы Европейской конвенции особое значение приобрело приведение процессуального законодательства в соответствие с положениями п. 1 ст. 6 и п. 1 ст. 35 Европейской конвенции, а также с их толкованием ЕСПЧ:

"каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на справедливое... разбирательство дела в разумный срок..." (п. 1 ст. 6);

"Суд (ЕСПЧ) может принимать дело к рассмотрению только после того, как были исчерпаны все внутренние средства правовой защиты, как это предусмотрено нормами международного права, и в течение шести месяцев с даты вынесения национальными органами окончательного решения по делу" (п. 1 ст. 35).

В связи с этим в российском процессуальном законодательстве необходимо, помимо прочего, четко определить, какие положения процессуального закона и какая правоприменительная практика будут удовлетворять требованию о судебном разбирательстве в разумный срок.

Вопрос, который требует толкования в свете положений Европейской конвенции, - это определение соотношения правила о "судебном разбирательстве в течение разумного срока" (п. 3 ст. 5 Европейской конвенции) с закрепленными в действующем российском процессуальном законодательстве задачами. В КАС эта задача сформулирована как "правильное и своевременное рассмотрение и разрешение административных дел" (п. 3 ст. 3 КАС), а также подкреплена установлением возможности требовать компенсацию за нарушение права на судопроизводство в разумный срок на основании гл. 26 КАС.

Само понятие "разбирательство дела в разумный срок" исходит из практики ЕСПЧ. Одним из самых распространенных оснований для установления факта нарушения ст. 6 является то, что продолжительность судебного разбирательства выходит за пределы разумного срока, причем согласно выработанной ЕСПЧ позиции начальным моментом течения срока считается момент возбуждения гражданского дела в суде, а конечный момент связывается с исполнением принятого по делу окончательного решения. Как указал ЕСПЧ, "право на обращение в суд, закрепленное в п. 1 ст. 6 Конвенции, было бы иллюзорным, если бы внутринациональная система права Договаривающегося Государства допускала, чтобы окончательное обязательное решение суда оставалось бездействующим, нанося ущерб одной из сторон. Исполнение решения, вынесенного судом, должно, таким образом, рассматриваться как неотъемлемая часть "судебного разбирательства" по смыслу ст. 6 Конвенции..." (решение ЕСПЧ от 18 июня 2002 г. "Окончательное решение по вопросу о приемлемости жалобы N 48757/99 "Валерий Филиппович Шестаков (Shestakov) против России"; п. 40 решения ЕСПЧ от 19 марта 1997 г. по делу "Хорнсби (Hornsby) против Греции"). В решении по делу "Бурдов против России" ЕСПЧ указывает, что "немыслимо, что пункт 1 статьи 6 Конвенции, детально описывая процессуальные гарантии сторон - справедливое, публичное и проводимое в разумный срок разбирательство, не предусматривал бы защиты процесса исполнения судебных решений; толкование ст. 6 Конвенции исключительно в рамках обеспечения лишь права на обращение в суд и порядка судебного разбирательства, вероятнее всего, привело бы к ситуациям, несовместимым с принципом верховенства права..." (п. 34 Постановления ЕСПЧ от 7 мая 2002 г. по существу и в отношении справедливой компенсации по делу "Бурдов (Burdov) против России" (жалоба N 59498/00)).

При толковании понятия "разумный срок" ЕСПЧ использует следующие критерии:

- сложность дела;

- последствия несоблюдения разумного срока для заявителя;

- оперативность работы внутригосударственных органов;

- собственное поведение заявителя.

Безусловно, данные критерии нашли свое отражение в содержании гл. 26 КАС (ч. ч. 2 и 3 ст. 258 КАС, см. далее комментарий к соответствующим нормам).

Позиция ЕСПЧ относительно понятия "разумный срок" была сформирована в ряде решений данного Суда: от 10 февраля 1995 г. по делу "Аллене Де Рибемон (AllenetDe Ribemont) против Франции", от 19 марта 1997 г. по делу "Хорнсби (Hornsby) против Греции", от 18 июня 2002 г. Окончательное решение по вопросу о приемлемости жалобы N 48757/99 "Валерий Филиппович Шестаков (Shestakov) против России" и в Постановлении ЕСПЧ от 7 мая 2002 г. по существу и в отношении справедливой компенсации по делу "Бурдов (Burdov) против России". Анализ данных решений показывает, что под разумным сроком разбирательства дела понимается общая продолжительность времени совершения процессуальных и иных действий с момента возбуждения судебного дела до момента исполнения принятого по нему окончательного решения. Определяемая таким образом продолжительность времени включает все существующие в конкретном государстве формы обжалования судебных актов, в том числе производство в высших судах, а также стадию их исполнения. Наличие во внутреннем процессуальном законодательстве государства - участника Европейской конвенции процессуальных сроков, определяющих временные пределы судебных разбирательств, дает однозначный ответ на вопрос, когда именно этот спор следует считать исчерпанным, а судебный акт, вынесенный по делу, окончательным и не подлежащим обжалованию.

15 января 2009 г. ЕСПЧ вынес пилотное Постановление по делу "Бурдов против России (N 2)" (Burdov v. Russia (N 2)), вступившее в силу 4 мая 2009 г. В частности, ЕСПЧ:

"...6) постановил, что власти государства-ответчика обязаны в течение шести месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции о защите прав человека и основных свобод создать эффективное внутреннее средство правовой защиты или комбинацию таких средств правовой защиты, которые обеспечат адекватное и достаточное возмещение в связи с неисполнением или несвоевременным исполнением решений национальных судов с учетом конвенционных принципов, установленных в прецедентной практике Европейского суда по правам человека;

7) постановил, что власти государства-ответчика обязаны предоставить такое возмещение в течение одного года со дня вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции о защите прав человека и основных свобод всем жертвам невыплаты или необоснованно просроченной выплаты государственными органами сумм, присужденных решениями судов, вынесенных в их пользу, которые подали жалобы в Европейский суд по правам человека до вынесения настоящего Постановления и чьи жалобы коммуницированы властям Российской Федерации в соответствии с подпунктом "b" пункта 2 правила 54 Регламента Европейского суда по правам человека;

8) постановил, что до принятия вышеупомянутых мер Европейский суд по правам человека отложит на один год со дня вступления настоящего Постановления в силу разбирательства по всем делам, затрагивающим исключительно неисполнение и (или) несвоевременное исполнение решений национальных судов о взыскании денежных средств с государственных органов, что не лишает Европейский суд по правам человека права в любое время признать неприемлемой любую такую жалобу или исключить ее из списка дел, подлежащих рассмотрению, после заключения мирового соглашения между сторонами или урегулирования вопроса иными средствами в соответствии со статьями 37 или 39 Конвенции о защите прав человека и основных свобод...".

Из содержания п. 133 пилотного Постановления следует, что в очереди на рассмотрение дел в ЕСПЧ к моменту его принятия находилось порядка 700 жалоб, подпадающих под действие п. п. 7 и 8 его резолютивной части: "133. <...> Государство весьма часто признавалось допустившим значительные задержки исполнения судебных решений, обязывающих к выплате социальных пособий, таких как пенсии или детские пособия, компенсации за вред, причиненный при прохождении военной службы, или компенсации за незаконное привлечение к уголовной ответственности. Европейский суд по правам человека не может пренебречь тем обстоятельством, что примерно 700 жалоб в настоящее время поданы против Российской Федерации, и некоторые из этих дел... вынуждают Европейский суд по правам человека повторно устанавливать нарушения прав тех же заявителей...".

Особенность формулировки п. 7 резолютивной части пилотного Постановления позволила Секретариату ЕСПЧ распространить действие п. п. 7 и 8 не только на соответствующие жалобы, которые к 15 января 2009 г. были одновременно и поданы в ЕСПЧ, и коммуницированы властям Российской Федерации, но и на те, о которых государству-ответчику было сообщено уже после даты вынесения пилотного Постановления (конечно, при условии, что заявители обратились со своими жалобами до даты его вынесения). В результате, по информации Уполномоченного Российской Федерации при Европейском суде по правам человека, к 4 мая 2010 г. Секретариат ЕСПЧ сообщил властям государства-ответчика о 1773 жалобах, подпадающих под действие пилотного Постановления. В целях исполнения пилотного Постановления ЕСПЧ властями Российской Федерации был принят целый ряд мер, которые были указаны в письме Уполномоченного Российской Федерации при Европейском суде по правам человека от 4 мая 2010 г., направленном Секретарю Первой секции (палаты) ЕСПЧ и перенаправленном последним в Комитет министров Совета Европы. Однако Российской Федерации не удалось выполнить все рекомендации до 4 мая 2010 г., т.е. в рамках отведенного пилотным Постановлением ЕСПЧ срока. Поэтому власти государства-ответчика обратились в Первую секцию (палату) ЕСПЧ с просьбой предоставить дополнительное время до 15 сентября 2010 г. Решением от 11 мая 2010 г. эта просьба была удовлетворена. Вследствие этого рассмотрение всех жалоб, подпадающих под действие пилотного Постановления ЕСПЧ, было приостановлено до 15 сентября 2010 г. Самой известной мерой общего характера, направленной на исполнение пилотного Постановления ЕСПЧ, стало принятие Закона о компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок, который вступил в силу 4 мая 2010 г. Это был последний день срока, определенного в п. 7 резолютивной части пилотного Постановления ЕСПЧ.

3. Применительно к уголовному процессу комментируемая статья определяет, что лицо, полагающее, что государственным органом, органом местного самоуправления, иным органом, организацией, должностным лицом нарушено его право на судопроизводство в разумный срок, включая досудебное производство по уголовному делу и применение меры процессуального принуждения в виде наложения ареста на имущество, может обратиться в компетентный суд с соответствующим административным исковым заявлением. Из данной нормы следует, что законодатель в силу специфики уголовно-процессуального законодательства расширяет в данном случае границы права на судопроизводство в разумный срок, включая в него и досудебное производство по уголовному делу, чего в принципе не может быть по гражданским, арбитражным и административным делам, и применение меры процессуального принуждения в виде наложения ареста на имущество (п. 4 ч. 1 ст. 111 и ст. 115 УПК).

4. Другим важным аспектом защиты прав, бесспорно, является право на исполнение судебного акта в разумный срок по гражданским, арбитражным и административным делам. Данное право также рассматривается как составная часть права на справедливое судебное разбирательство, поскольку без эффективно действующего механизма исполнения судебных актов и актов иных юрисдикционных органов не приходится говорить об эффективности системы судопроизводства в целом.

В рамках комментируемой главы речь идет только о праве на исполнение судебного акта в разумный срок, следовательно, она не касается возможности заявления требования о компенсации за нарушение права на исполнение иных юрисдикционных актов, помимо судебных (ст. 12 Закона об исполнительном производстве). Представляется, что такое узкое понимание вопросов исполнимости сужает действие права на судебную защиту, поскольку вне сферы действия рассматриваемого вида производства в суде остается значительная часть актов иных юрисдикционных органов и, следовательно, задержка исполнения по таким исполнительным документам не может рассматриваться как основание для компенсации в рамках действия права на исполнение в разумный срок.

Кроме того, в п. 1 ст. 1 Закона о компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок указывается, что речь должна идти о нарушении права на исполнение, но не любого судебного акта, а лишь такого, в котором предусматривается обращение взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации, что еще сильнее сужает сферу применения комментируемой главы КАС. Здесь необходимо учитывать положения ч. 5 ст. 1 КАС, согласно которым КАС не распространяется на производство по делам об административных правонарушениях, а также на производство по делам об обращении взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации. Следовательно, в рамках комментируемой главы предметом рассмотрения дела является вопрос о взыскании денежной компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок и права на исполнение судебного акта в разумный срок (которая в случае удовлетворения административного искового заявления выплачивается за счет средств соответствующего бюджета), а не об обращении взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации.

5. Часть 1 комментируемой статьи указывает на основания для обращения в суд за компенсацией в связи с нарушением права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок. К таковым относятся, в частности, нарушение соответствующих прав заявителя в рамках административного процесса или исполнительного производства по административному делу. Закон о компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок, как и КАС, не разъясняет, что понимать под нарушением права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок. Так, п. 1 ст. 1 Закона о компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок предусматривает, что соответствующие субъекты при нарушении их права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта, предусматривающего обращение взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации, в разумный срок могут обратиться в суд, арбитражный суд с заявлением о присуждении компенсации за такое нарушение в порядке, установленном данным Законом и процессуальным законодательством Российской Федерации.

Часть 1 ст. 10 КАС определяет, что административное судопроизводство и исполнение судебных актов по административным делам осуществляются в разумный срок. Разбирательство дел в судах по административным делам осуществляется в сроки, установленные КАС. Продление этих сроков допустимо в случаях и в порядке, которые установлены опять же КАС. В любом случае административное судопроизводство в судах должно осуществляться в разумный срок.

Законодатель не указал, что понимать под разумным сроком, однако дал указание в ч. 2 ст. 10 КАС на некоторые критерии, которыми следует ориентироваться при рассмотрении судом дела о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок. Так, при определении разумного срока судопроизводства, который включает в себя период со дня поступления административного искового заявления в суд первой инстанции до дня принятия последнего судебного акта по административному делу, учитываются такие обстоятельства, как правовая и фактическая сложность административного дела, поведение участников судебного процесса, достаточность и эффективность действий суда, осуществляемых в целях своевременного рассмотрения административного дела, а также общая продолжительность судопроизводства по административному делу.

Обстоятельства, связанные с организацией работы суда, в том числе предусмотренные п. 2 ч. 3 ст. 28 КАС и требующие замены судьи, а также рассмотрение административного дела различными инстанциями не могут приниматься во внимание в качестве оснований для превышения разумного срока административного судопроизводства.

В ч. 5 ст. 10 КАС указано, что правила определения разумного срока административного судопроизводства, упомянутые выше, применяются также при определении разумного срока исполнения судебных актов по административным делам.

6. По сути гл. 26 представляет собой такой вид административного судопроизводства, который фактически означает предъявление требования о денежной компенсации, направленного против компетентных государственных органов и должностных лиц данных органов, которое, будучи удовлетворенным, потребует выплат из соответствующего бюджета. В условиях построения правового государства и демократического общества, неустанной борьбы с коррупцией данная категория дел носит исключительное значение, обусловливая важность выполнения представителями двух ветвей власти - судебной и исполнительной - своих функций в установленном порядке.

7. Закон указывает, что нарушение, по мнению заявителя, права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок должно исходить от государственного органа, органа местного самоуправления, иного органа, организации или должностного лица. В силу специфики рассматриваемой категории дел очевидно, что при нарушении права на судопроизводство в разумный срок речь может идти прежде всего о действиях или бездействии представителей судебной власти, а при нарушении права на исполнение в разумный срок - о действиях или бездействии прежде всего должностных лиц ФССП России и лишь затем - органов, организаций, в том числе государственных органов, органов местного самоуправления, банков и иных кредитных организаций, эмитентов и профессиональных участников рынка ценных бумаг, должностных лиц и граждан - в случаях, предусмотренных федеральными законами (ст. ст. 7 - 9 Закона об исполнительном производстве).

Безусловно, при наличии нарушения указанных прав заявителя (административного истца) со стороны иных государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, организаций или должностных лиц, помимо должностных лиц органов судебной власти или органов принудительного исполнения, заявитель вправе рассчитывать на соответствующую компенсацию в рамках комментируемой главы. Однако, как представляется, данные иные органы, организации и должностные лица не имеют существенных полномочий в рамках судопроизводства или исполнения судебных актов, за редкими исключениями, и соответствующие требования о присуждении компенсации в рамках административного судопроизводства должны анализироваться судом исходя из того, могли ли соответствующий орган, организация или должностное лицо оказать влияние или непосредственно нарушить право заявителя на судопроизводство в разумный срок или право на исполнение судебного акта в разумный срок.

8. С учетом специфики административного судопроизводства, заключающейся в том, что участники процесса неравны в материальных правоотношениях, из которых возник спор, очевидно, что Российская Федерация, субъекты РФ, муниципальные образования, их органы, государственные и муниципальные служащие, должностные лица, когда они выступают в качестве участников материальных публично-правовых отношений, не могут инициировать в суде производство по делу о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок в рамках процедуры, предусмотренной КАС, поскольку являются административными ответчиками. Требование о компенсации за нарушение соответствующих прав по административным делам адресовано к государству, его финансовым органам, и при удовлетворении заявленного требования компенсация будет выплачиваться из средств соответствующего бюджета. Соответственно, органы, организации и должностные лица, защищающие, по сути, государственный (муниципальный) интерес, не могут обращаться с требованием о компенсации за нарушение рассматриваемых прав к государству же. Их участие в административном процессе обусловлено целями, определенными в соответствующих статьях КАС (ст. ст. 5, 38 и др.), прежде всего защитой публичных интересов.

Исключением является ситуация, когда в качестве административного истца выступает должностное лицо, обратившееся в суд для реализации возложенных на него контрольных или иных публичных функций (ч. 2 ст. 38 КАС). Согласно ч. 3 ст. 38 КАС в случаях, предусмотренных КАС, административными истцами могут быть органы государственной власти, иные государственные органы, органы местного самоуправления, избирательные комиссии, комиссии референдума, иные органы и организации, наделенные отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностные лица. Под административным ответчиком понимается лицо, к которому предъявлено требование по спору, возникающему из административных или иных публичных правоотношений, либо в отношении которого административный истец, осуществляющий контрольные или иные публичные функции, обратился в суд.

С учетом того что компенсация в рамках комментируемой главы присуждается за счет бюджетных средств, тем не менее сомнительно, что административный истец - должностное лицо, обратившееся в суд для реализации возложенных на него контрольных или иных публичных функций, обратится в суд за соответствующей компенсацией. Исходя из данного обстоятельства очевидно, что рассматриваемый институт компенсации рассчитан и предназначен для такой стороны административного дела, которая не обладает властными полномочиями.

9. Заинтересованные лица по данной категории дел определены в п. 9 ст. 3 Закона о компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок.

Так, в случае поступления в суд заявления о нарушении права на судопроизводство в разумный срок интересы Российской Федерации представляет Минфин России. В случае подачи заявления о нарушении права на исполнение в разумный срок судебного акта, вынесенного по иску к Российской Федерации, субъекту РФ, муниципальному образованию о возмещении вреда, причиненного физическому или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо их должностных лиц, интересы Российской Федерации, субъекта РФ, муниципального образования представляет соответствующий финансовый орган. В случае обращения заявителя в суд с заявлением о нарушении права на исполнение в разумный срок судебного акта, предусматривающего обращение взыскания на средства федерального бюджета, бюджета субъекта РФ, местного бюджета по денежным обязательствам бюджетных учреждений, интересы Российской Федерации, субъекта РФ, муниципального образования представляют соответствующий финансовый орган и главный распорядитель средств соответствующего бюджета. В отношении же уголовного судопроизводства установлено, что при подаче заявления о нарушении права на уголовное судопроизводство в разумный срок в досудебном производстве интересы Российской Федерации представляют Минфин России и главный распорядитель средств федерального бюджета.

10. Применительно к сущности требований заявителя ст. 2 Закона о компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок определяет, что судом в денежной форме, причем размер компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок определяется судом исходя из требований заявителя, обстоятельств дела, по которому было допущено нарушение, продолжительности нарушения и значимости его последствий для заявителя, а также с учетом принципов разумности, справедливости и практики ЕСПЧ. Данные критерии должны позволить суду определить, действительно ли нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок имело место и значимы ли такие нарушения для заявителя.

Показательно, что в данной статье законодательно выделяются принципы разумности и справедливости.

Исходя из п. 2 ст. 1 Закона о компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок соответствующая компенсация за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок присуждается в случае, если такое нарушение имело место по причинам, не зависящим от заявителя, за исключением чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств (непреодолимой силы). При этом нарушение установленных законодательством Российской Федерации сроков рассмотрения дела или исполнения судебного акта само по себе не означает нарушения права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок.

Кроме того, присуждение компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок не зависит от наличия либо отсутствия вины суда, органов уголовного преследования, органов, на которые возложены обязанности по исполнению судебных актов, иных государственных органов, органов местного самоуправления и их должностных лиц (п. 3 ст. 1 Закона о компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок).

Согласно п. 4 ст. 1 Закона о компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок присуждение компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок не препятствует возмещению вреда в соответствии со ст. ст. 1069, 1070 ГК РФ. При этом присуждение компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок лишает заинтересованное лицо права на компенсацию морального вреда за указанные нарушения.

11. Также важным является положение, согласно которому суд, рассматривая дело и принимая по нему решение, должен учитывать практику ЕСПЧ. В связи с этим судья должен обладать необходимой информацией, следить за решениями ЕСПЧ, принимаемыми как против Российской Федерации, так и против других стран. Источники получения данной информации разнообразны: от интернет-ресурсов и существующих в Российской Федерации электронных справочно-информационных систем до информации, получаемой от участников административного процесса. Вызывает сожаление, что в настоящее время отсутствует официальное указание для судей, где можно получить информацию о решениях ЕСПЧ, на которые можно было бы ссылаться в решении суда по конкретному делу.

В п. 49 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ "О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок" лишь указано, что при определении размера присуждаемой компенсации суду следует также учитывать практику ЕСПЧ, размер сумм компенсаций вреда, присуждаемых этим Судом за аналогичные нарушения.

По данному вопросу также можно по аналогии применять информационное письмо ВАС РФ от 20 декабря 1999 г. N С1-7/СМП-1341 "Об основных положениях, применяемых Европейским судом по правам человека при защите имущественных прав и права на правосудие", которое в п. 8 указывает на такое требование к разбирательству имущественных споров в арбитражных судах, как разумность сроков судебного разбирательства. В частности, в срок разбирательства имущественного спора входит весь срок рассмотрения претензий лица, защищающего свои права как в административных, так и в судебных органах государства - члена Совета Европы, а также срок фактического исполнения решения. При этом ЕСПЧ, как правило, исключает из этого срока периоды, когда затягивание разбирательства происходило по инициативе частного лица (изучаются ходатайства, заявлявшиеся частным лицом, причины смены его адвоката, причины немотивированного отсутствия сторон в судебном процессе и т.д.). Неоправданные действия государственных органов (по затягиванию рассмотрения жалоб), а также судов (по отказу в приеме исковых заявлений, необъективному распределению дел, неоправданному объединению дел, смене судей, отложению и приостановлению рассмотрения и т.д.) расцениваются как факты, свидетельствующие о нарушении принципа разумности срока разбирательства имущественного спора. Европейский суд, как правило, признает, что для рассмотрения спора, вытекающего из административных правоотношений, требуется значительно меньше времени, чем для разбирательства спора гражданско-правового характера.

Представляется, что в случае владения арбитражным судьей английским, французским или немецким языками он может получать информацию о решениях ЕСПЧ непосредственно с официального сайта Суда (http://www.echr.coe.int/echr/Homepage_en), где, помимо прочего, возможен просмотр видеозаписей с проведенных судебных заседаний и онлайн-трансляций судебных процессов. Данное предложение следует рассматривать безотносительно к проблеме загруженности судей.

Следует иметь в виду, что одной из целей введения в законодательство Российской Федерации возможностей получения денежной компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок является сокращение количества дел, направленных против Российской Федерации в ЕСПЧ (см. п. 2 ст. 6 Закона о компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок). В связи с этим необходимо учитывать практику ЕСПЧ, чтобы на уровне внутригосударственного регулирования и правоприменения эффективно решать вопросы защиты прав различных субъектов. Следовательно, в случае результативного действия рассматриваемого института защиты возможно сокращение обращений в ЕСПЧ с соответствующими жалобами на задержки в рассмотрении судами Российской Федерации дел и на неэффективную систему исполнения судебных актов и актов иных органов.


Судебная практика по статье 250 КАС РФ:

Изменения документа
Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...