Актуально на:
19 июня 2019 г.
Закон РФ "О защите прав потребителей", N 2300-1 | ст. 2 ЗоЗПП

Статья 2. Международные договоры Российской Федерации

Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила о защите прав потребителей, чем те, которые предусмотрены настоящим Законом, применяются правила международного договора.

Комментарий к ст. 2 ЗоЗПП

1. В комментируемой статье закреплено правило о приоритетном применении норм международного договора перед нормами национального законодательства при их взаимном несоответствии.

В соответствии с положениями ч. 4 ст. 15 Конституции РФ ратифицированные Российской Федерацией международные договоры имеют приоритет (верховенство) во внутренней правовой системе: "Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора".

Аналогичные по конструкции нормы содержатся в ст. 5 Федерального закона от 15.07.1995 N 101-ФЗ "О международных договорах Российской Федерации" и иных правовых актах, принятых по вопросам защиты прав потребителей, к примеру, в п. 2 ст. 7 ГК РФ, ст. 3 ВК РФ, п. 3 ст. 2 Федерального закона от 02.01.2000 N 29-ФЗ "О качестве и безопасности пищевых продуктов", п. 3 ст. 4 Федерального закона от 07.07.2003 N 126-ФЗ "О связи".

Как мы видим, используемая при формулировке приведенных норм отсылка типа "если, то" указывает на приоритетное применение норм международного договора вместо норм национального законодательства при их взаимном несоответствии.

Разъяснения по вопросу приоритета в применении правил международного договора содержатся в п. 5 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 31.10.1995 N 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия": учитывая ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, суд при рассмотрении дела не вправе применять нормы закона, регулирующего возникшие правоотношения, если вступившим в силу для Российской Федерации международным договором, решение о согласии на обязательность которого для Российской Федерации было принято в форме федерального закона, установлены иные правила, чем предусмотренные законом. В этих случаях применяются правила международного договора Российской Федерации.

Таким образом, существенное значение при решении вопроса о приоритете применения имеет форма выражения согласия государства на обязательность договора.

В том случае, если согласие на обязательность международного договора было принято не в форме федерального закона (речь идет о межправительственных и межведомственных соглашениях), правила таких договоров будут иметь приоритет в применении в отношении подзаконных нормативных актов, изданных органом государственной власти, заключившим данный договор. Данная позиция получила закрепление в п. 8 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 10.10.2003 N 5 "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации".

Отметим также, что общие правила соблюдения международных договоров были определены в 1969 г. в Венской конвенции о праве международных договоров (заключена в г. Вене 23.05.1969). Согласно положениям ст. ст. 26 и 27 Конвенции международный договор как источник международного права обязателен для его участников и должен ими добросовестно выполняться. Участник договора не может ссылаться на положения своего внутреннего права в качестве оправдания для невыполнения им договора.

2. Все межгосударственные соглашения, регулирующие различные аспекты защиты прав потребителей, целесообразно подразделить на две группы:

- международные соглашения, закрепляющие организационно-правовые основы межгосударственного сотрудничества в определенной сфере (в нашем случае в сфере обеспечения защиты прав потребителей от некачественных товаров, работ и услуг);

- международные соглашения, содержащие унифицированные нормы материального права, определяющие, в частности, общие условия и правила международных перевозок пассажиров и их багажа, ответственность перевозчиков и порядок предъявления к ним претензий и исков в связи с вредом, причиненным здоровью пассажира, или ущербом его багажу.

Положения межгосударственных соглашений первой группы основываются на Руководящих принципах ООН для защиты интересов потребителей, согласно которым "потребитель зачастую находится в неравном положении с точки зрения экономических условий, уровня образования и покупательской способности", а следовательно, правительства должны разрабатывать, укреплять или продолжать активную политику защиты интересов потребителей с учетом этих Руководящих принципов, как то:

- защищать потребителей от ущерба их здоровью и безопасности;

- содействовать экономическим интересам потребителей и защите их прав;

- обеспечивать доступ потребителей к соответствующей информации, необходимой для компетентного выбора в соответствии с индивидуальными запросами потребителя;

- осуществлять просвещение потребителей;

- предусматривать в законодательстве эффективные процедуры рассмотрения жалоб потребителей;

- гарантировать свободу создавать потребительские группы и организации и предоставлять таким организациям возможность высказывать свою точку зрения в процессе принятия решений, затрагивающих интересы потребителей.

Признавая и учитывая Руководящие принципы ООН для защиты интересов потребителей и действующие нормы международного права, государства - участники СНГ заключили Соглашение об основных направлениях сотрудничества государств - участников Содружества Независимых Государств в области защиты прав потребителей от 25.01.2000. Статья 3 Соглашения закрепляет правило о совместном действии норм национального права и настоящего Соглашения, а также принцип равной правовой защиты граждан Договаривающихся государств в отношении своих потребительских прав на территориях других государств, участвующих в Соглашении. Так, ст. 3 Соглашения закрепляет, что граждане каждого государства - участника СНГ, а также иные лица, проживающие на его территории, имеют право обращаться в государственные и общественные организации по защите прав потребителей, другие организации, предъявлять иски в суды и осуществлять иные процессуальные действия на тех же условиях, что и граждане этих государств.

Международные договоры перевозок, именуемые международными транспортными конвенциями, распространяют свое действие на перевозчиков Сторон (государств, участвующих в Конвенции) и имеют для них обязательную силу. При этом сами конвенции предусматривают, что общие условия международных перевозок пассажиров и их багажа, включающие организацию перевозок и получение права на их осуществление, порядок страхования, пограничного, таможенного, санитарного и других видов контроля, ответственность перевозчиков, порядок предъявления претензий и исков, регламентируются также двусторонними межправительственными соглашениями и национальным законодательством государств-участников. Таким образом, в самих международных конвенциях закреплен принцип дополнительного национально-правового регулирования. Кроме того, из содержания международных договоров следует, что отдельные вопросы могут быть урегулированы только национальным законодательством. К примеру, в ст. 9 Конвенции о международных автомобильных перевозках пассажиров и багажа от 09.10.1997 закреплено правило, согласно которому общая сумма возмещения ущерба, которая должна быть выплачена перевозчиком в связи с одним и тем же событием, определяется судами Сторон в соответствии с их национальным законодательством.

Вывод о том, что международные нормы права устанавливают лишь некоторые правила и не регулируют все без исключения отношения между перевозчиком и потребителем транспортных услуг, подтверждается судебной практикой.

Так, например, по делу о взыскании ущерба, причиненного нарушением обязательств по договору авиаперевозки пассажира, суд, приняв во внимание положения Варшавской конвенции об унификации некоторых правил, касающихся международных воздушных перевозок от 12 октября 1929 г., пришел к выводу о возможности применения к правоотношениям сторон норм ст. 7, п. 4. ст. 15 Конституции РФ, ст. ст. 15, 393, 1186, 1210, 1211 ГК РФ, п. 1 ст. 103 Воздушного кодекса РФ, в том числе положений ст. 15 комментируемого Закона при разрешении спора сторон о компенсации морального вреда (см. подробнее: Апелляционное определение Московского городского суда от 18.02.2013 по делу N 11-214).

Вместе с тем в определении Свердловского областного суда отмечено, что ответственность авиаперевозчика за просрочку доставки пассажира определяется правилами, закрепленными в национальном законодательстве, однако с учетом нормативных положений Варшавской конвенции об унификации некоторых правил, касающихся международных воздушных перевозок. При этом в решении суда подчеркнуто, что последняя (Варшавская конвенция) не только распространяется на правоотношения по перевозке пассажиров, но и имеет приоритет перед национальным законодательством (см.: Определение Свердловского областного суда от 26.04.2005 по делу N 33-3010/2005).


Изменения документа
Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...