Актуально на:
21 августа 2019 г.

Решение Верховного суда: Определение N 5-КГ17-30 от 30.05.2017 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№5-КГ 17-30

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 3 0 мая 2017 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Кликушина А.А.,

судей Назаренко Т.Н. и Рыженкова А.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Милованова П С к Шабровой Л Р Червяковой С Г , Кривошеину О Б , Харину А С о признании договора дарения незаключенным признании договоров купли-продажи недействительными, прекращении права собственности, восстановлении срока для принятия наследства и признании права собственности,

по кассационной жалобе Харина АС. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 августа 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Кликушина А.А., выслушав объяснения представителя Харина А.С Прусовой-Лазуриной М.Е., поддержавшей доводы кассационной жалобы представителя Милованова П.С. - Корсунской О.Ю., возражавшей против доводов кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Милованов П.С. обратился в суд с иском к Шабровой Л.Р Червяковой С.Г., Кривошеину ОБ., Харину А.С. о признании договора дарения незаключенным, признании договоров купли-продажи недействительными, прекращении права собственности, восстановлении срока для принятия наследства и признании права собственности В обоснование иска Милованов П.С. указал, что он является сыном Милованова С.Н., умершего 18 июля 2013 г. Милованов С.Н. являлся собственником квартиры, находящейся по адресу: г.,

которую он 8 июля 2013 г. подарил Шабровой Л.Ф. При жизни Милованова С.Н. переход права собственности на спорную квартиру на имя Шабровой Л.Ф. оформлен не был. Право собственности на спорную квартиру зарегистрировано за Шабровой Л.Ф. уже после смерти Милованова С.Н. по выданной им доверенности, которая после его смерти прекратила свое действие. В дальнейшем, спорная квартира продана Червяковой Л.Р., затем Кривошеину О Б . Последним собственником квартиры по договору купли-продажи от 28 июня 2014 г. стал Харин А.С Истец является единственным наследником Милованова С.Н., в связи с чем просил суд восстановить ему срок для принятия наследства, поскольку он пропущен по уважительной причине, истец не знал о месте жительства и смерти отца.

Решением Перовского районного суда г. Москвы от 27 января 2016 г. в удовлетворении иска отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 августа 2016 г. решение суда первой инстанции отменено с принятием по делу нового решения об удовлетворении иска Милованова П.С.

В кассационной жалобе Харин А.С. ставит вопрос об отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 августа 2016 г., как незаконного.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Кликушина А.А. от 21 апреля 2017 г. кассационная жалоба заявителя с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в жалобе возражения на нее, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 августа 2016 г.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм материального права были допущены судом апелляционной инстанции по настоящему делу.

Судом установлено, что Милованов С.Н. являлся собственником двухкомнатной квартиры, находящейся по адресу: ,.

8 июля 2013 г. Милованов С.Н. по договору дарения произвел отчуждение спорной квартиры Шабровой Л.Р. (л.д. 57).

18 июля 2013 г. Милованов С.Н. умер (л.д. 129), единственным наследником после его смерти являлся истец Милованов П.С, который с заявлением к нотариусу о принятии наследства не обращался (л.д. 164).

9 сентября 2013 г. Шаброва Л.Р., действуя по доверенности от 9 июля 2013 г. (л.д. 58), выданной при жизни Миловановым С.Н., обратилась в регистрирующий орган с заявлением о регистрации перехода права собственности спорного объекта недвижимости (л.д. 61).

Право собственности Шабровой Л.Р. на спорную квартиру зарегистрировано в Управлении Росреестра по г. Москве 19 сентября 2013 г. (л. д. 12).

31 октября 2013 г. между Шабровой Л.Р. (продавец) и Червяковой С.Г. (покупатель) заключен договор купли-продажи спорной квартиры (л.д. 88).

Впоследствии 29 января 2014 г. Червякова С.Г. заключила договор купли-продажи с Кривошеиным О.Б. (л.д. 38), который, в свою очередь, по договору купли-продажи от 28 июня 2014 г. произвел ее отчуждение Харину А.С. (л.д. 31).

9 июля 2014 г. Харину А.С. выдано свидетельство о государственной регистрации права собственности на спорную квартиру (л.д. 68).

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что истцом не представлено доказательств, подтверждающих, что договор дарения квартиры от 8 июля 2013 г. является незаключенным, поскольку письменная форма договора соблюдена, соглашение по всем существенным условиям договора достигнуто. Отвергая доводы истца о регистрации перехода права собственности в соответствии с данным договором после смерти дарителя по прекратившей действие доверенности, суд исходил из того, что вышеуказанный договор дарения в силу закона не требовал обязательной государственной регистрации, таким образом, оснований для признания незаконными последующих сделок с квартирой не имеется. Кроме того, не имеется оснований, по мнению суда первой инстанции, для восстановления срока дл принятия наследства.

Отменяя решение суда первой инстанции об отказе в удовлетворении иска и принимая по делу новое решение об удовлетворении иска Милованова П.С, суд апелляционной инстанции исходил из того, что Милованов С.Н. при жизни заявление о регистрации перехода права собственности на спорную квартиру на Шаброву Л.Р. в регистрирующий орган не подавал, соответствующее заявление подано Шабровой Л.Р. после его смерти по доверенности, которая в силу ст. 188 ГК РФ прекратила свое действие, что являлось безусловным основанием для отказа в государственной регистрации перехода права собственности на квартиру Каких-либо доказательств, свидетельствующих о волеизъявлении Милованова С.Н., направленном на государственную регистрацию перехода права собственности на названный объект недвижимости к Шабровой Л.Р судом не добыто, а сам по себе факт подписания Миловановым С.Н договора дарения, совершенного в простой письменной форме, по мнению суда апелляционной инстанции, не свидетельствует о таком волеизъявлении При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что у Шабровой Л.Р. не возникло в отношении спорной квартиры права собственности, и как следствие, права распоряжения данным имуществом Также суд апелляционной инстанции отказал в признании последнего покупателя спорной квартиры Харина А.С. добросовестным приобретателем в связи с непроявлением им, по мнению суда, при покупке квартиры должной осмотрительности. Восстанавливая Милованову П.С. срок для принятия наследства после смерти Милованова С.Н., суд апелляционной инстанции посчитал причины его пропуска уважительными.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что постановление суда апелляционной инстанции принято с нарушением норм материального права и согласиться с ним нельзя по следующим основаниям.

В соответствии с частью 1 статья 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение должно быть законным и обоснованным.

Согласно части 4 статьи 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в мотивировочной части решения суда должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом, доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах, доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства, законы, которыми руководствовался суд.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении», решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов (пункт 3 постановления Пленума).

При принятии решения суд оценивает доказательства, определяет какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению (статья 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В соответствии с частью 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных настоящей главой.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции», по смыслу статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию в пределах доводов апелляционных жалобы, представления и в рамках тех требований, которые уже были предметом рассмотрения в суде первой инстанции.

Таким образом, апелляционное определение также должно соответствовать общим требованиям, предъявляемым к решению суда статьей 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации то есть должно быть законным и обоснованным.

Однако при вынесении определения судом апелляционной инстанции указанные выше требования закона соблюдены не были.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1114 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) временем открытия наследства является момент смерти гражданина. При объявлении гражданина умершим днем открытия наследства является день вступления в законную силу решения суда об объявлении гражданина умершим, а в случае, когда в соответствии с пунктом 3 статьи 45 данного Кодекса днем смерти гражданина признан день его предполагаемой гибели, - день и момент смерти, указанные в решении суда.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1152 ГК РФ для приобретения наследства наследник должен его принять.

Наследство может быть принято в течение шести месяцев со дня открытия наследства (пункт 1 статьи 1154 ГК РФ).

Согласно первому абзацу пункта 1 статьи 1155 ГК РФ по заявлению наследника, пропустившего срок, установленный для принятия наследства (статья 1154 кодекса), суд может восстановить этот срок и признать наследника принявшим наследство, если наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил этот срок по другим уважительным причинам и при условии, что наследник, пропустивший срок установленный для принятия наследства, обратился в суд в течение шести месяцев после того, как причины пропуска этого срока отпали.

В пункте 40 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 9 от 29 мая 2012 г. «О судебной практике по делам о наследовании» даны разъяснения, в соответствии с которыми требования о восстановлении срока принятия наследства и признании наследника принявшим наследство могут быть удовлетворены лишь при доказанности совокупности следующих обстоятельств: а) наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил указанный срок по другим уважительным причинам. К числу таких причин следует относить обстоятельства, связанные с личностью истца, которые позволяют признать уважительными причины пропуска срока исковой давности: тяжелая болезнь беспомощное состояние, неграмотность и т.п. (статья 205 ГК РФ), если они препятствовали принятию наследником наследства в течение всего срока установленного для этого законом. Не являются уважительными такие обстоятельства, как кратковременное расстройство здоровья, незнание гражданско-правовых норм о сроках и порядке принятия наследства отсутствие сведений о составе наследственного имущества и т.п.; б обращение в суд наследника, пропустившего срок принятия наследства, с требованием о его восстановлении последовало в течение шести месяцев после отпадения причин пропуска этого срока. Указанный шестимесячный срок, установленный для обращения в суд с данным требованием, не подлежит восстановлению, и наследник, пропустивший его, лишается права на восстановление срока принятия наследства.

Обращаясь 18 февраля 2015 г. в суд с иском, Милованов П.С. ссылался на то, что пропустил срок для принятия наследства, оставшегося после смерти его отца Милованова С.Н., наступившей 18 июля 2013 г., поскольку не знал о его смерти и об открытии наследства, разыскивал его.

Вместе с тем, в материалах дела имеются сведения, что Милованов С.Н. в связи со смертью в декабре 2013 года снят с регистрационного учета по месту жительства (л.д. 96).

В соответствии с письмом ОМВД России по району Ивановское г. Москвы от 11 августа 2015 г., розыскное дело, заведенное 12 декабря 2013 г. по заявлению истца Милованова П.С. в отношении Милованова С.Н как без вести пропавшего, прекращено 14 апреля 2014 г. (л.д. 116).

Возражая против иска, представитель ответчика Харина А.С. в судебном заседании ссылался на то, что о смерти своего отца Милованова П.С истцу должно было быть известно еще декабре 2013 года когда появились сведения о снятии умершего Милованова С.Н. с учета по месту жительства (л.д. 213).

Удовлетворяя требования Милованова П.С о восстановлении срока для принятия наследства и признавая причины пропуска такого срока уважительными, суд апелляционной инстанции не определил момент, когда истцу стало известно о смерти своего отца, а так же был ли соблюден истцом шестимесячный срок для обращения в суд с заявлением о восстановлении срока для принятия наследства.

Данные юридически значимые обстоятельства, подлежащие установлению для правильного разрешения настоящего спора, оставлены судом апелляционной инстанции без исследования и правовой оценки, тогда как установленный п. 1 ст. 1155 ГК РФ срок для принятия наследства является пресекательным и восстановлению не подлежит.

Вывод суда апелляционной инстанции о возможности восстановления истцу срока для принятия наследства сделан без учета положений пункта 1 статьи 1155 ГК РФ и вышеприведенных разъяснений постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 9 от 29 мая 2012 г о порядке применения данной правовой нормы, что привело к неправильному разрешению заявленного спора.

Допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, в связи с чем могут быть устранены только посредством отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 августа 2016 г. с направлением дела на новое апелляционное рассмотрение.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 августа 2016 г. отменить, направить дело на новое апелляционное рассмотрение Председательствующий

Судьи

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...