Актуально на:
26 ноября 2020 г.
Кодекс об административных правонарушениях, N 195-ФЗ | ст. 27.5 КоАП РФ

Статья 27.5 КоАП РФ. Сроки административного задержания (действующая редакция)

1. Срок административного задержания не должен превышать три часа, за исключением случаев, предусмотренных частями 2 и 3 настоящей статьи.

2. Лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, посягающем на установленный режим Государственной границы Российской Федерации и порядок пребывания на территории Российской Федерации, об административном правонарушении, совершенном во внутренних морских водах, в территориальном море, на континентальном шельфе, в исключительной экономической зоне Российской Федерации, или о нарушении таможенных правил, в случае необходимости для установления личности или для выяснения обстоятельств административного правонарушения может быть подвергнуто административному задержанию на срок не более 48 часов.

3. Лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, влекущем в качестве одной из мер административного наказания административный арест или административное выдворение за пределы Российской Федерации, может быть подвергнуто административному задержанию на срок не более 48 часов.

4. Срок административного задержания лица исчисляется с момента его доставления в соответствии со статьей 27.2 настоящего Кодекса. Срок административного задержания лица, находящегося в состоянии опьянения, исчисляется с момента его вытрезвления. При этом общий срок времени вытрезвления лица, находящегося в состоянии опьянения, с момента его доставления в соответствии со статьей 27.2 настоящего Кодекса и административного задержания такого лица на основании части 2 или 3 настоящей статьи не может превышать 48 часов.

Комментарий к ст. 27.5 КоАП РФ

Комментируемой ст. 27.5 КоАП РФ установлены сроки административного задержания.

1 - 3. Комментируемая статья определяет общий (3 часа) и специальный (48 часов) срок административного задержания. Максимальный срок задержания основывается на ст. 22 Конституции РФ, согласно которой до судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов. В Постановлении Конституционного Суда РФ от 17 февраля 1998 г. "По делу о проверке конституционности положения части второй статьи 31 Закона СССР от 24 июня 1981 года "О правовом положении иностранных граждан в СССР" в связи с жалобой Яхья Дашти Гафура" отмечено, что по смыслу упомянутой статьи Конституции РФ установленный ею порядок применения соответствующих мер принуждения распространяется и на административное задержание.

Специальный срок административного задержания применяется в следующих случаях:

- в случае необходимости для установления личности или для выяснения обстоятельств административного правонарушения;

- в случае возбуждения производства по делу:

1) об административном правонарушении, посягающем на установленный режим Государственной границы Российской Федерации и порядок пребывания на территории Российской Федерации;

2) административном правонарушении, совершенном во внутренних морских водах, в территориальном море, на континентальном шельфе, в исключительной экономической зоне Российской Федерации;

3) нарушении таможенных правил;

4) административном правонарушении, влекущем в качестве одной из мер административного наказания административный арест или административное выдворение за пределы Российской Федерации.

Применительно к последнему основанию имеет место правовая неопределенность. В соответствии с ч. 2 ст. 3.9 КоАП РФ административный арест не может применяться к определенным категориям лиц (беременные женщины; женщины, имеющие детей в возрасте до четырнадцати лет; лица, не достигшие возраста восемнадцати лет, и др.). Административное выдворение за пределы Российской Федерации применяется только к иностранным гражданам и лицам без гражданства. Возникает вопрос: если, например, возбуждено производство по делу об административном правонарушении, влекущем в качестве одной из мер административного наказания административный арест в отношении лица, к которому этот арест не может быть применен, может ли такое лицо быть задержано на срок до 48 часов? То же можно сказать и о возбуждении дела об административном правонарушении, влекущем в качестве одной из мер административного наказания административное выдворение за пределы Российской Федерации в отношении гражданина Российской Федерации.

Надо сказать, что этот вопрос был предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации.

ПРИМЕР.

В своем заявлении гражданка С.В. Ветлицкая оспаривала конституционность ч. 3 ст. 27.5 КоАП РФ, согласно которой лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, влекущем в качестве одной из мер административного наказания административный арест, может быть подвергнуто административному задержанию на срок не более 48 часов.

Как следует из представленных материалов, 26 февраля 2014 года в отношении С.В. Ветлицкой, имеющей ребенка 2008 года рождения, должностным лицом Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по городу Курску с целью пресечения административного правонарушения и рассмотрения соответствующего дела была применена мера обеспечения производства по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 7.27 "Мелкое хищение" КоАП РФ, в виде административного задержания на срок до 48 часов.

Определением мирового судьи судебного участка N 8 судебного района Центрального округа города Курска от 27 февраля 2014 года протокол об административном правонарушении, составленный по факту указанного деяния, возвращен должностному лицу Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по городу Курску, а 27 мая 2014 года данным должностным лицом производство по делу было прекращено в связи с истечением срока привлечения С.В. Ветлицкой к административной ответственности.

Решением Ленинского районного суда города Курска от 27 июня 2014 года требование С.В. Ветлицкой о признании ее административного задержания незаконным было удовлетворено, однако Апелляционным определением судебной коллегии по административным делам Курского областного суда от 24 сентября 2014 года это судебное решение отменено и в удовлетворении требований заявительницы отказано. Как указал суд, неоднократное составление в отношении С.В. Ветлицкой протоколов об административном правонарушении (шесть протоколов), предусмотренном ст. 7.27 КоАП РФ, и наличие в санкции данной нормы наказания в виде административного ареста указывают на законность ее задержания для обеспечения правильного и своевременного рассмотрения дела об административном правонарушении и исполнения постановления по делу об административном правонарушении. Суд также отметил, что вопрос об определении конкретного вида наказания заявительницы подлежит разрешению мировым судьей, а не должностным лицом на стадии составления протокола и применения мер обеспечения производства по делу. В передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации ей также было отказано.

По мнению заявительницы, оспариваемое законоположение ввиду своей неопределенности не исключает возможность административного задержания на срок до 48 часов женщин, имеющих детей в возрасте до 14 лет, что противоречит ч. 1 ст. 22 Конституции Российской Федерации.

В данном случае Конституционный Суд Российской Федерации указал, что сама по себе возможность назначения административного ареста еще не является достаточным основанием для применения административного задержания на срок свыше трех часов. При этом, по мнению суда, должностные лица, уполномоченные осуществлять административное задержание, должны учитывать, что КоАП РФ запрещает применять административный арест к беременным женщинам, женщинам, имеющим детей в возрасте до четырнадцати лет, лицам, не достигшим возраста восемнадцати лет, инвалидам I и II группы, военнослужащим, гражданам, призванным на военные сборы, а также к имеющим специальные звания сотрудникам Следственного комитета Российской Федерации, органов внутренних дел, органов и учреждений уголовно-исполнительной системы, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ и таможенных органов (ч. 2 ст. 3.9 КоАП РФ в редакции, действовавшей в рассматриваемый период).

Соответственно, при наличии достоверных сведений о том, что лицо, в отношении которого осуществляется производство по делу об административном правонарушении, влекущем административный арест, относится к той или иной из указанных категорий граждан, уполномоченные должностные лица должны исходить из того, что в случае применения к этому лицу административного задержания его срок не должен превышать трех часов.

На этой основе Конституционный Суд определил, что оспариваемая заявительницей ч. 3 ст. 27.5 КоАП РФ, рассматриваемая в системе действующего правового регулирования и с учетом приведенных правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, не может расцениваться как нарушающая конституционные права заявительницы в указанном в жалобе аспекте (Определение Конституционного Суда РФ от 08.12.2015 N 2738-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Ветлицкой Светланы Васильевны на нарушение ее конституционных прав ч. 3 ст. 27.5 КоАП РФ").

Таким образом, Конституционный Суд Российской Федерации фактически позволил законодателю сохранить в комментируемой части имеющую место неопределенность, в то же время косвенно рекомендовав правоприменителям не допускать административного задержания лиц, указанных в ч. 2 ст. 3.9 КоАП РФ, на срок более 3 часов.

Согласно позиции того же Конституционного Суда Российской Федерации административное задержание на срок не более 48 часов может применяться лишь в случае, если имеются достаточные основания считать его необходимым и соразмерным для обеспечения производства по конкретному делу об административном правонарушении, за совершение которого может быть назначено наказание в виде административного ареста, а последующее прекращение производства по делу об административном правонарушении в связи с отсутствием события административного правонарушения или отсутствием состава административного правонарушения не может служить основанием для отказа в обжаловании незаконного применения административного задержания как принудительной меры обеспечения производства по данному делу (п. 1 резолютивной части Постановления Конституционного Суда РФ от 16.06.2009 N 9-П "По делу о проверке конституционности ряда положений статей 24.5, 27.1, 27.3, 27.5 и 30.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, пункта 1 статьи 1070 и абзаца третьего статьи 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьи 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан М.Ю. Карелина, В.К. Рогожкина и М.В. Филандрова").

4. В отличие от уголовно-процессуального законодательства, которое оперирует понятием "момент фактического задержания", срок административного задержания лица исчисляется по общему правилу с момента его доставления. Таким образом, общие сроки фактического ограничения свободы лица, задержанного в административном порядке, могут превышать установленные ч. 1 комментируемой статьи.

Для лица, находящегося в состоянии опьянения, сроки административного задержания исчисляются со времени его вытрезвления. С учетом того что понятие "вытрезвление" является не юридической, а медицинской категорией и к тому же основанной на усмотрении должностных лиц, осуществляющих задержание, такая формулировка закона до принятия Федерального закона от 29.12.2017 N 456-ФЗ создавала почву для злоупотреблений при определении момента вытрезвления.

В связи с этим комментируемая часть в редакции, действовавшей до 09.01.2018, была Постановлением Конституционного Суда РФ от 17.11.2016 N 25-П "По делу о проверке конституционности части 4 статьи 27.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с жалобой гражданина Е.С. Сизикова" признана не соответствующей Конституции Российской Федерации, ее статьям 17 (часть 1), 19 (части 1 и 2) и 22 (часть 2), в той мере, в какой в системе действующего правового регулирования производства по делам об административных правонарушениях, влекущих в качестве одной из мер административного наказания административный арест, оно допускает ограничение свободы такого лица до судебного решения на срок более 48 часов. Поскольку с момента принятия данного Постановления изменения в нее внесены не были, в правоприменительной практике следует исходить из того, что срок административного задержания, исчисляемый с момента вытрезвления, не должен без судебного решения превышать 48 часов.

Вместе с тем надо отметить, что Верховный Суд РФ, пересматривая дело того же гражданина Е.С. Сизикова с учетом вышеупомянутого Постановления Конституционного Суда Российской Федерации, в своем Постановлении от 07.07.2017 N 5-АД17-25 указал, что, с одной стороны, "срок административного задержания Сизикова Е.С. со времени его доставления в орган внутренних дел до принятия решения суда о назначении ему административного наказания в виде административного ареста составил более 48 часов, что не соответствует требованиям части 2 статьи 22 Конституции Российской Федерации и части 3 статьи 27.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях", а с другой - "данное нарушение, допущенное при применении к Сизикову Е.С. соответствующей меры обеспечения производства по делу, фактически не повлекло необоснованного и произвольного ограничения свободы указанного лица. Срок административного задержания зачтен в срок административного ареста не с момента вытрезвления указанного лица, а с момента его доставления в орган внутренних дел и не превысил 12 суток - размер назначенного Сизикову Е.С. постановлением судьи районного суда административного наказания".

На этой основе Верховный Суд Российской Федерации сделал вывод, что "указанное нарушение не влияет на правильные выводы судебных инстанций о виновности Сизикова Е.С. в совершении вмененного административного правонарушения и квалификацию его действий, не служит безусловным основанием для отмены по существу правильно принятых по делу судебных актов, а является основанием для обращения Сизикова Е.С. за защитой и восстановлением своих прав в ином порядке".

Таким образом, Верховным Судом Российской Федерации, по сути, было дано свое понимание Постановления Конституционного Суда РФ от 17.11.2016 N 25-П, в рамках которого он обозначил, что превышение срока административного задержания без судебного решения 48 часов, безусловно, является нарушением и не соответствует Конституции Российской Федерации, однако такое нарушение не влияет на общую оценку действий правоприменительных органов при условии, что не нарушены сроки административного ареста.

Данный подход видится достаточно спорным, и он в очередной раз подтвердил необходимость закрепления в КоАП РФ максимального срока задержания лица, находящегося в состоянии опьянения, в соответствии со ст. 22 Конституции Российской Федерации. Это было сделано Федеральным законом от 29.12.2017 N 456-ФЗ "О внесении изменения в статью 27.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях".

Источник комментария:
Под общ. Л.В. Чистяковой "ПОСТАТЕЙНЫЙ КОММЕНТАРИЙ К КОДЕКСУ РФ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ. ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ГЛАВА 21-32. ТОМ 2"
ЧИСТЯКОВА Л.В. АМЕЛИН Р.В. ДОБРОБАБА М.Б. КАПИТАНЕЦ Ю.В. КАПИТАНЕЦ М.Э. МИЛЬШИНА И.В. МОШКИНА Н.А. ПЛЕЩЕВА М.В. ЧЕЛПАЧЕНКО О.А., 2019. Издательство "РосБух"


Судебная практика по статье 27.5 КоАП РФ:

Изменения документа
Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...