Уголовно-процессуальный кодекс, N 174-ФЗ | ст 97 УПК РФ

Статья 97. Основания для избрания меры пресечения

1. Дознаватель, следователь, а также суд в пределах предоставленных им полномочий вправе избрать обвиняемому, подозреваемому одну из мер пресечения, предусмотренных настоящим Кодексом, при наличии достаточных оснований полагать, что обвиняемый, подозреваемый:

1) скроется от дознания, предварительного следствия или суда;

2) может продолжать заниматься преступной деятельностью;

3) может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.

2. Мера пресечения может избираться также для обеспечения исполнения приговора или возможной выдачи лица в порядке, предусмотренном статьей 466 настоящего Кодекса.

Правовой комментарий к статье 97 "УПК РФ"

1. Меры пресечения - это процессуальные средства ограничения личной свободы обвиняемого, а в исключительных случаях подозреваемого, применяемые для предотвращения возможных процессуальных нарушений с их стороны, а также для обеспечения исполнения приговора (в том числе за пределами РФ). В общем виде меры пресечения обеспечивают надлежащее поведение обвиняемого или подозреваемого (о понятии надлежащего поведения см. ком. к ст. 102).

2. Закон различает избрание и применение меры пресечения. Избрание понимается как принятие решения о мере пресечения (п. 13 ст. 5). Применение меры пресечения - это процессуальные действия, осуществляемые с момента принятия решения об избрании меры пресечения до ее отмены или изменения (п. 29 ст. 5). Кроме того, в УПК используется термин "исполнение меры пресечения" (ч. 3 ст. 104, ч. 8 ст. 108), означающий непроцессуальные действия (командования воинской части, должностных лиц СИЗО) по реализации ее требований.

3. Общими условиями избрания и применения меры пресечения являются: 1) наличие возбужденного уголовного дела; 2) надлежащий субъект применения (состоящий на соответствующей должности, принявший дело к своему производству, не подлежащий отводу) и 3) отсутствие служебного иммунитета у подследственного лица (надлежащий "объект" применения меры пресечения).

Возбужденное уголовное дело служит юридическим условием для применения как мер пресечения в частности, так и процессуального принуждения в целом, означая установленность общественно-опасного деяния. Меры принуждения не могут применяться: а) до возбуждения уголовного дела; б) после прекращения дела (ст. ст. 213, 239 УПК); в) после приостановления дела. По приостановленному делу мера пресечения избирается в отношении скрывшегося обвиняемого, но не применяется (см. ком. к ст. ст. 108, 210). На недопустимость применения мер пресечения по приостановленному делу указывает и КС РФ в Определениях от 19.10.2010 N 1364-О-О, от 29.09.2011 N 1306-О-О).

Мера пресечения может применяться до вступления приговора в законную силу. Однако реально она действует еще 3 суток до обращения приговора к исполнению (ст. 390).

Специальным условием мер пресечения является наличие доказательств виновности лица в совершении преступления. Об этом см. ком. к ст. 108.

4. Избирается только одна мера пресечения. Избрание меры пресечения необязательно. При отсутствии оснований к избранию меры пресечения от обвиняемого или подозреваемого отбирается обязательство о явке (ст. 112).

5. Меры пресечения имеют превентивно-обеспечительный характер. Основанием их применения является обоснованное предположение о возможном процессуальном нарушении со стороны обвиняемого. Вероятный вывод о возможном нарушении должен быть основан на конкретных фактах, установленных путем доказывания, о том, что:

- обвиняемый может скрыться от дознания, предварительного расследования или суда (сведения о прошлых фактах аналогичного поведения: покушении на побег, оказании сопротивления при задержании, нарушении ранее избранной меры пресечения, неявках по вызову без уважительных причин, длительном нахождении в розыске по другим делам, отсутствие постоянного места жительства, неустановленность личности и т.д.). Неявка обвиняемого по единичному вызову в практике ВС РФ признается недостаточным основанием для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу (Определение от 19.01.2004 N 88-о03-55).

Европейский суд по правам человека по поводу опасности сокрытия обвиняемого от правосудия указывал, что такая опасность не может быть оценена на основании одной лишь тяжести предъявленных обвинений. Она должна оцениваться с учетом ряда других важных факторов, которые могут как подтвердить наличие такой опасности, так и представить ее настолько незначительной, что она не могла бы оправдать содержание под стражей во время рассмотрения дела в суде;

- обвиняемый может продолжать заниматься преступной деятельностью (сведения о наличии неснятой и непогашенной судимости, обвинение в совершении нескольких преступлений или в совершении преступления группой лиц, захват его при совершении преступления). Формулировка этого основания не согласуется с презумпцией невиновности (ст. 49 Конституции РФ, ст. 14 УПК), согласно которой обвиняемый предполагается невиновным даже в прошлых преступлениях, тем более в будущих;

- обвиняемый может воспрепятствовать производству по делу путем угроз участникам процесса, уничтожения следов преступления. Такие действия обвиняемого могут быть даже преступлениями, предусмотренными ст. ст. 294, 295, 296, 304, 291, 309 УК, и повлечь дополнительное уголовное преследование. Реальная будущая возможность обвиняемого воспрепятствовать производству по делу может быть установлена с помощью сведений о служебной или личной зависимости свидетеля или потерпевшего от обвиняемого, его высоком должностном положении.

Отказ обвиняемого от дачи показаний или дача ложных показаний не могут быть основанием для применения или ужесточения меры пресечения. Обвиняемый как сторона вправе использовать любые не запрещенные законом средства и способы для защиты от обвинения (п. 21 ч. 4 ст. 47 УПК), например получать данные о личности свидетеля обвинения (потерпевшего), которые ставят под сомнение достоверность его показаний.

Вероятность незаконного противодействия выяснению истины уменьшается вместе с движением уголовного дела (закреплением следов), поэтому с завершением длительного предварительного расследования надобность меры пресечения по этому основанию может отпасть.

6. Необходимость исполнения приговора является основанием применения меры пресечения в целях обеспечения исполнения наказания, назначенного по не вступившему в законную силу и не обращенному к исполнению приговору (см. п. 17 ч. 1 ст. 299 УПК). До постановления приговора необходимость его исполнения не может служить единственным основанием избрания меры пресечения или продления ее срока. Однако реальная возможность назначения и отбывания уголовного наказания по будущему приговору (в том числе и приговору, который будет вынесен в иностранном государстве в случае возможной выдачи лица в порядке, предусмотренном ст. 466 УПК) уже в стадиях предварительного расследования, подготовки дела к судебному заседанию должна рассматриваться как необходимое условие применения меры пресечения, поскольку по смыслу принципа презумпции невиновности (ст. 49 Конституции РФ, ст. 14 УПК) до вступления в законную силу обвинительного приговора на обвиняемого не могут быть наложены ограничения, сопоставимые по совокупности степени их тяжести и срока применения с уголовно-правовыми мерами принуждения. При этом следует учитывать, что до вступления приговора в законную силу и сам приговор, и наказание являются предметом спора сторон, они вероятны и вызывают сомнения, которые должны толковаться в пользу обвиняемого. Из такого толкования следуют три вывода:

1) мера пресечения должна быть сопоставима с минимально возможным наказанием и не может быть больше или равна максимальному наказанию. Так, Европейский суд указал, что предварительное заключение не должно предвосхищать наказание в виде лишения свободы (см. решение от 27.11.1991 по делу Кеммаша. Серия А. Т. 218. С. 25. П. 52). Поэтому в российской судебной практике осужденный освобождается из-под стражи, если он фактически отбыл назначенное ему наказание по приговору, не вступившему в законную силу.

Данная взаимосвязь возможной меры наказания с мерой пресечения должна, на наш взгляд, влиять и на характер (вид) меры пресечения. Так, естественной мерой пресечения при грозящем наказании в виде штрафа является залог, а при лишении свободы - заключение под стражу;

2) по мере продвижения уголовного дела сомнения по поводу будущего приговора и наказания все более устраняются, поэтому может усиливаться необходимость применения меры пресечения для обеспечения исполнения приговора;

3) при невозможности назначения и отбывания наказания невозможно избрание и применение меры пресечения. При высокой вероятности постановления оправдательного приговора или приговора без назначения с освобождением от отбывания наказания мера пресечения применению не подлежит (тем более когда такой приговор уже вынесен, хотя и не вступил в силу - ст. 311 УПК). Возможность назначения наказания может исключаться слабостью обвинения, наличием акта амнистии или помилования, истечением сроков давности так, что деяние или личность обвиняемого потеряли общественную опасность (ст. 302).

Если обвиняемый возражает против прекращения дела по нереабилитирующим основаниям, то при продолжении расследования и разбирательства никакая мера пресечения не может быть применена. Такое толкование норм УПК подтверждено Определением КС РФ от 21.12.2000 N 296-О.


Судебная практика по статье 97 УПК РФ:

Правовые нормы, связанные со статьёй 97 УПК РФ:

Частотные связи с другими правовыми нормами:

Гистограмма частототных связей статьи 97 УПК РФ

Примечание*: Сила связи между правовыми нормами зависит от частоты их совместного использования в юридической практике.